Библиографическое описание:

Григорьев А. П. Религиозный аспект взаимоотношений России и Европы в философском наследии Ф.И. Тютчева и Н.Я. Данилевского // Молодой ученый. — 2012. — №9. — С. 166-169.

Ф.И.Тютчев и Н.Я.Данилевский являются одними из уникальных явлений общественной мысли середины XIX века. В своих философско-публицистических произведениях они попытались представить Россию и Европу как отдельные цивилизации, выявить их особые, характерные черты. Европейская и русская цивилизации, по мнению мыслителей, формируются на совершенно разных основаниях, одним из которых выступает религия, т.к. эта сфера долгое время составляла «преимущественный интерес, который преобладал над всеми прочими». Изучение религиозного аспекта цивилизационного различия Европы и России позволяет в полной мере рассмотреть те противоречия, которые сложились между ними в середине XIX века и имеют место быть в современности.

Ф.И.Тютчев известен, прежде всего, как прекрасный поэт «золотого века», изучению его поэтического творчества посвящено значительное количество научных работ. Однако, до последнего времени малоизученным оставалось философское наследие мыслителя, воплощенное в ряде публицистических произведений, которые, по замыслу автора, должны были войти в так и не завершенный трактат «Россия и Запад». В них Тютчев одним из первых представил Россию и единую Европу как две совершенно различные цивилизации, делая акцент на всестороннем рассмотрении их взаимоотношений. Кроме того «…ему удалось проницательно предвидеть многие отдаленные во времени плоды современного ему развития»[3, с.282]. Выстраивая свою концепцию взаимоотношений России и Европы, Тютчев опирался на обширное философское наследие славянофилов, у него было немало близких им представлений, кроме того он «считал нужным и даже необходимым поддерживать славянофилов и опираться на их деятельность»[3, с.314]. Отправной точкой для Тютчева стала идея мессианской роли России привнесения христианских начал в мир. Она идет своим путем, итогом которого является мировое духовное лидерство. Пред русским народом, по мнению славянофилов, стоят глобальные задачи: внутреннее возрождение России на основе самобытных начал, … актуализацию православной духовности в жизни социума, вселенская реализация чистого христианства во всем мире [5, с.49]. Религиозный аспект различия России и Европы также занимает центральное место в философских построениях Ф.И.Тютчева, однако он рассматривается его через призму внешнеполитических отношений России с Западом в отличие от славянофилов, которые были погружены в проблемы внутренней российской жизни.

Так проблему противостояния между Россией и Европой Тютчев видит прежде всего в отходе последней от истинного христианства, которым является православие. С эпохи средних веков католическая Церковь во главе с Римом узурпировала права Церкви Вселенской, «отпав от Единства, счел себя вправе ради собственного интереса, отождествляемого им с интересом самого христианства, устроить Царство Христово как царство мира сего». С течением времени, католическая церковь перестала «быть обществом верных, свободно соединившихся в духе и истине под Христовым законом» и превратилась в «учреждение», став политической силой – «Государством в Государстве»[8, с.161-163]. Догматические противоречия, по мнению Тютчева, не обосновывают разделения Церквей, но обосновывают пропасть между двумя мирами, «между человечествами, пошедшими под двумя разными знаменами». Установление светской власти Папства, его «секуляризация», безусловно, еще более углубило этот разрыв. Однако, «Папство – столп, худо-бедно подпирающей на Западе ту часть христианского здания, которая … уцелела после великого разрушения шестнадцатого века и последовавших затем крушений…» [8, с.159].

Превращение Папства в политическую силу, а также «идолопоклонство» западноевропейского человека перед «формой, формулой и политическим механизмом», поглощение Папством Церкви в «угоду собственному Я» дало жизнь сначала Реформации и протестантизму, а затем, через брешь, проделанную ей, и Революции, в основе которой лежит антихристианское начало: самовластие человеческого я, возведенное в политическое и общественное право и стремящееся с его помощью овладеть обществом»[10, с.114]. Антагонистом Революции Тютчев представляется Россия как «христианское царство», причем между ними невозможны никакие соглашения и договоры: «жизнь одной означает смерть другой».

Главная опасность, по мнению мыслителя, заключается в том, что Революция пытается присвоить себе христианский лозунг «братства», однако взамен христианского, она предлагает «братство, навязанное страхом перед господином народом». Кроме того, «дух смирения и самоотвержения, составляющий основу христианства, она стремится заменить духом гордости и превозношения, свободное добровольное милосердие – принудительной благотворительностью…» [10, с.145]. Новой истиной Революции является «догмат о верховной власти народа». Именно поэтому и меняется сама роль религии в государстве. Если ранее государство – это религиозное учреждение, обломок вселенского предания, который, воплощаясь в отдельном обществе, образовывал как бы независимый центр, то у Революции «государство как таковое не имеет никакой религии» [8, с.165], т.к. она сама является религией. Никакой сделки и диалога между Революцией и Папством с Россией быть не может, попытка таковая будет являться отступничеством от христианства. Однако, наступлению Революции всегда будут противостоять те элементы общественной жизни народа, которые впитывались им вместе с христианством. Так, во Франции к таковым можно отнести католическую Церковь с ее верованиями и обучением, христианский брак и семью и даже собственность. Однако, состояние внутренней борьбы, органического раздвоения между Церковью и Революцией, может стать надолго естественным условием существования нового французского общества [8, с.174].

Предрекая гибель католичеству и протестантизму, Ф.И.Тютчев видел только одну реальную силу в борьбе с Революцией – Православную Церковь, которая «никогда не теряла надежд на исцеление». Именно ей суждено восторжествовать «над разъединением во времени». Опираясь на остатки истинного христианства, заключенного в Папстве, именно православие должно привести к Единению Вселенской церкви. В противовес католицизму, который сосредоточен на социально-преобразовательной деятельности, именно православие - органическая, по мнению славянофилов и Ф.И.Тютчева, религия русского народа- содержит большее количество эсхатологических позиций, заключенных как раз в Единении и последующим наступлении Царства Божьего. Таким образом, именно законная сестра Европы – православная Россия – может спасти Запад от уготованной им самим себе судьбы, которую он «в своем наивном ослеплении самомнения старался не замечать, при столкновении с ней отвергая ее части и стараясь исказить и подавить их национальный характер. В этом пункте Тютчев одним из первых в русской историософии пришел к идее о смене цивилизаций, став прямым предшественником Н.Я.Данилевского, К.Н.Леонтьева, а впоследствии и евразийцев» [4, с.559].

Мистическое призвание России как единственной законной, освященной Вселенской православной Церковью, империи виделось Тютчеву в ее главенствующей роли в деле духовного возрождения всей Европы. Он считал Россию по природе христианским царством. Так как смысл истории в христианстве, то Россия, как страна по преимуществу христианская, призвана внутренне обновить и внешнем образом объединить все человечество [7,с.189-199]. Она уже православная Держава (сам Тютчев использует французский термин «Empire») и обладает не только значительной духовной, но и материальной силой. Именно поэтому она должна объединить вокруг себя все славянские народы:

Славян родные поколения

Под знамя русское собрать

И весть на подвиг просвещения

Единомысленных, как рать…[9, с.156]

Столицей такого образования должен был стать город Константинополь (Царьград). Однако, мыслитель выступает против идеи панславизма: «Существует совершенно ложная традиция видеть в самом Тютчеве «панслависта», то есть приписывать ему «племенную», «расовую» идею. На деле, Тютчев размышляя о «второй», восточной Европе, «душою и двигательною силой» которой служит, по его мнению, Россия, имел ввиду вовсе не племенную, расовую, но духовно-историческую связь народов этой «второй Европы»[3, с.283]. Для самого Тютчева «вопрос племенной является лишь второстепенным, или, точнее, не является принципом…»

Свое дальнейшее отражение философские идеи Ф.И.Тютчева получили в творчестве другого яркого мыслителя XIX века Н.Я.Данилевского. Он известен прежде всего тем, что одним из первых смог более конкретно сформулировать теорию культурно-исторических типов. Одним из главных положений является отсутствие каких-либо всеобщих законов развития человеческого общества, а существуют лишь отдельные исторические образования, каждый из которых развивается по своим собственным законам .

Центральное место занимает проблема взаимоотношений России и Европы, которые мыслитель выделил в отдельные культурно-исторические типы: Славянский и Романо-германский. Решает ее Данилевский подобно ранним славянофилам, утверждая, что «Европа имеет не географический, а культурно-исторический смысл». Она «есть поприще германо-романской цивилизации …по употребительному метафорическому способу выражения, Европа есть сама романно - германская цивилизация».[2, с.74]

Самобытный мыслитель утверждает, что европейская и славянская цивилизация формируются на совершенно разных основаниях, одним из которых выступает религия.. По смелому утверждению Данилевского, догматические различия между Восточной и Западной «не имеют иного источника, кроме невежества», основой которого выступает насильственность европейского характера в сфере религиозной. Ориентиром для них выступает либо «личный произвол» протестантизма, либо папский авторитаризм католичества. Однако, такая насильственность совершенно не характерна для христианства, которое в чистом виде выступает в православии. Поэтому они могли быть заимствованы протестантизмом и католицизмом только из самого характера исповедующих их народов. Так разделение некогда единой христианской церкви положил Карл Великий, который превращает католицизм в государственную религию империи, отделив ее тем самым от церкви Вселенской.

Кроме того, по мнению Данилевского, в Европе искажено и само понимание Церкви, которое ведет к ниспровержению всего христианского учения, «лишая его всякого основания и всякой опоры». В католицизме она превратилась в «религиозно-политический деспотизм», который в соединении с «деспотизмом феодальным», обратил Европу в тяжкую борьбу, закончившейся троякой анархией: религиозной – то есть протестантизмом, основавший религиозную достоверность на личном авторитете; философской – то есть всеотрицающим материализмом, который начинает принимать характер веры; политико-социальной – то есть противоречием между политическим демократизмом – и экономическим феодализмом.

Данилевский считает, что Запад разочаровался в христианских идеалах, совершенно загрязненных, искаженных и опошленных, именно поэтому там появляется нигилизм – подлинное самобытное явление Запада. Ибо он мог видеть как были окатоличены своей собственной кровью литовцы… огнем и мечом - народы новооткрытой Америки. Запад повидал крестовые походы против еретиков, костры инквизиции …, торговлю благодатями и продажу индульгенций. Все эти факты вполне могут объяснить почему умы и сердца интеллигенции на Западе отвернулись от христианского идеала и почему там появился нигилизм. С русским православным человеком это является неестественным. Все это может происходить с ним только из принципа подражательности.[1, с.40-41].

В противовес «анархии религиозной» и нигилизма Данилевский указывает на роль православия у славянских народов. Религиозная сторона культурной деятельности составляет неотъемлемую часть славянского культурно типа и России в особенности, которое является его достоянием как по психологическому строю, так и потому, что «им досталось хранение религиозной истины» Религия составляет самое существенное содержание древней русской жизни, «и в настоящее время в ней же заключается преобладающий духовный интерес простых русских людей». Поэтому мыслитель полностью исключает «религиозный индифферентизм русского народа»[2, с.483]. Причиной же принятия русским народом православия он видел во внутреннем недовольстве, неудовлетворения язычеством и свободным исканием истины. К тому же, терпимость, которую проповедует христианство, составляла и отличительную особенность России в самые трудные времена. Хотя православие и было первоначально религией Запада, оно исказилось именно под влиянием романо-германского характера. В противовес, автор «России и Европы» олицетворяет христианский идеал с самим русским характером, «чуждым насильственности, исполненный мягкости, покорности, почтительности…»

В современном мыслителю мире Россия являлась единственной независимой православной страной, и именно она должна стать ядром объединения всех славянских народов и создания единой цивилизации. Однако, «без христианства нет истинной цивилизации, т.е. нет спасения и в мирском смысле этого слова»[2, с.229]. В политическом смысле она должна стать всеславянской федерацией. И это для Данилевского единственное разумное решение Восточного вопроса. Все славянские народы должны активизировать свою борьбу с Европой. В полное примирение Европы со славянством он явно не верил, он верил в их борьбу (но не война, так как обвинение в пропаганде войны Данилевский в целом отрицал). В результате, именно эта борьба приближает торжество всеславянской цивилизации.[6, с.148]. Идея мессианской роли России у мыслителя ограничена лишь объединением славянских народов, спасение Европы на основе истинного христианства – православии, и создание общечеловеческой цивилизации Данилевский вряд ли мог себе приставить. В противовес ей есть всечеловеческое, стоящее выше народного, ибо оно состоит из совокупности народного как существовавшего, так и существующего в разные времена и в разных местах, однако и всечеловеческой цивилизации тоже пока не существует.[6, с.125]

Таким образом, у Ф.И.Тютчева и Н.Я.Данилевского религиозный аспект в развитии Европейской и Русской цивилизаций занимает одно из центральных мест. Оба мыслителя критиковали религии западного общества – католицизм и протестантизм – за искажение истинного христианства, которым, по их мнению является православие. Так, превращение Папства в политическую силу в «угоду собственному Я», по мнению Тютчева, дало жизнь сначала Реформации, а затем и Революции, в основе которой лежит антихристианское начало. Это приводит по утверждению Н.Я.Данилевского к «анархии религиозной» и нигилизму. Поэтому единой цивилизации на основе католицизма и протестантизма создать невозможно. Именно для преодоления этих пороков мыслители предлагают другую цивилизацию – Русскую, основанную на православии, она должна объединить все славянские народы. Однако, у Тютчева эта цивилизация должна играть мессианскую роль спасения Европы на основе истинного христианства и создания единой цивилизации. Данилевский же в центре внимания ставить политические противоречия Западной (Романо-Германской) и Русской (Славянской) цивилизации, и поэтому создание общечеловеческой цивилизации для мыслителя невозможно.


Литература:

  1. Балуев Б.П. Споры о судьбах России: Н.Я.Данилевский и его книга «Россия и Европа».-М.: Эдиториал УРСС, 1999

  2. Данилевский Н.Я. Россия и Европа.-М.: Древнее и современное, 2002

  3. Кожинов В.В. Тютчев.-М.: Молодая гвардия, 1988

  4. Общественная мысль России XVIII-XX веков. Энциклопедия/ Отв. ред. А.Журавлев.-М.: Российская политическая энциклопедия, 2005.

  5. Парилов О.В. Русская идея: от Древней Руси к Новому времени.- Нижний Новгород: Нижегородская правовая академия, 2005

  6. Пушкин С.Н. Историософия русского консерватизма XIX века.- Н.Новгород.: Изд-во Волго-Вятской академии гос. службы, 1998

  7. Соловьев В.С. Поэзия Ф.И.Тютчева/ Ф.И.Тютчев: pro et contra/Сост., вступ. Статья и коммент. К.Г.Исупова.-СПб.: РХГИ, 2005

  8. Тютчев Ф.И. Римский Вопрос [Перевод Б.Н.Тарасова]/ Тютчев Ф.И. Полное собрание сочинений и писем в 6т. Том 3.-М.: Издат.цент «Классика», 2003

  9. Тютчев Ф.И. Россия и Запад/ Сост., вступ. статья, перевод и коммент. Б.Н.Тарасова.-М.: Культурная революция; Республика, 2007

  10. Тютчев Ф.И. Россия и Революция [Перевод Б.Н.Тарасова]/ Тютчев Ф.И. Полное собрание сочинений и писем в 6т. Том 3.-М.: Издат.цент «Классика», 2003

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle