Библиографическое описание:

Бреев А. В. Проблемы нормативно-правового регулирования воздушного терроризма в России // Молодой ученый. — 2012. — №9. — С. 202-204.

Терроризм относится к числу самых опасных и труднопрогнозируемых явлений современности, которое приобретает все более разнообразные формы и угрожающие масштабы. Террористические акты чаще всего приносят массовые человеческие жертвы, влекут разрушение материальных и духовных ценностей, не поддающихся порой восстановлению, сеют вражду между государствами, провоцируют войны, недоверие и ненависть между социальными и национальными группами, которые иногда невозможно преодолеть в течение жизни целого поколения.

Терроризм постепенно приобретает характер одной из глобальных проблем человечества, так как посягает на наиболее значимые государственные и общечеловеческие ценности. Поэтому современная политика борьбы с терроризмом заставляют по новому оценивать вопросы национальной безопасности и международного сотрудничества в этой сфере.

Одним из самых опасных видов терроризма является воздушный терроризм. Его опасность заключается в том, что закрытое пространство воздушного судна не позволяет проводить немедленные операции по освобождению заложников.

Понятие «воздушный терроризм» до сих пор в российской правовой науке не разработано. В связи с этим можно предложить свою трактовку «воздушного терроризма»: противоправные действия (захват или угон, взрыв воздушного судна, вывод из строя аэронавигационного оборудования, средств обеспечения воздушных сообщений), повлекшие за собой несчастные случаи с людьми, материальный ущерб либо создавшие угрозу наступления таких последствий в области гражданской или военной авиации с целью принуждения власти к выполнению требований об освобождении из заключения и свободном выезде из страны своих единомышленников, а также демонстрация несогласия или осуждения тех или иных политических оппонентов, получение выкупа и с др. целями.

Рассматривая проблему возникновения воздушного терроризма, мы остановились на двух ключевых моментах:

Во-первых, угон самолетов с пассажирами на борту и последующим выдвижением политических или иных требований в обмен на жизнь заложников может быть основан на идеологических мотивах террористов.

Во-вторых, использование самолетов как оружия, когда угрозе уничтожения подвергаются важные объекты государства – это отличная разрушительная ударная сила.

Целью угона воздушного транспорта и захвата заложников на его борту является паника у органов власти и населения, а использование самолетов как оружия – это, прежде всего, причинение крупного материального ущерба. Не исключаются и версия терактов рекламного характера со стороны «начинающих» террористических или экстремистских организаций, демонстрирующих свое существование и состоятельность.

Рассматривая историю проявления данного вида терроризма можно остановиться на том, что первая попытка захвата воздушного транспорта произошла 25 октября 1958 года в период существования СССР. Это была попытка захвата двумя преступниками самолета Ан-2 в аэропорту Новые Кресты (в Якутии).

В дальнейшем масштабы воздушного терроризма росли. В еще период существования СССР произошло 283 случая актов терроризма с воздушным транспортом: 15 попыток захвата, 5 случаев угона воздушного судна за границу и 263 случая угроз в адрес гражданской авиации.

После распада СССР ситуация стала еще острее, число террористических актов удвоилось по сравнению с советским периодом. С 2000-х годов тенденция к росту терроризма в воздухе пошла на убыль.

Рассмотрев терминологию и историю такого противоправного деяния как воздушный терроризм, обратимся к нормативному регулированию борьбы с ним и проблемам в этой области.

В Конституции РФ нет прямого регулирования борьбы с воздушным терроризмом. Зато она ставит по свою охрану следующие объекты террористической активности, которые могут стать таковыми при захвате воздушного судна:

  1. жизнь человека и гражданина (статья 20);

  2. здоровье человека и гражданина (часть 2 статья 21): никто не должен подвергаться насилию[1,ст.21];

  3. свободу человека и гражданина (статья 22).

Уголовный кодекс РФ уже более четко регулирует данную проблему. На нее в первую очередь направлены сразу 2 статьи:

  1. Ст. 206 (Захват заложника) – при угоне судна обычный метод достижения своих целей террористами.

  2. Ст. 211 (Угон судна воздушного…) – предусматривает и сам угон, и захват в целях судна в целях его угона.

Единственная проблема состоит в том, что ответственность за 2 эти преступления разная (минимум за угон – «лишение свободы на срок от четырех до восьми лет с ограничением свободы на срок до одного года либо без такового» [2,ст.211], а минимум за захват заложника – «лишение свободы на срок от пяти до десяти лет» [2,ст.206]), а порой определить присутствовал или нет захват заложников при угоне воздушного судна – сложно, так как если требования относительно находящихся на борту людей не выдвигались, то значит это простой угон этого вида транспорта и не более того? Вот тут для принятия решения о назначении наказания наступает сложная ситуация. В связи с этим мы считаем, что необходимо внести корректировки в статью 211 и указать, что если при угоне воздушного судна на борту присутствуют люди, то это автоматически считается захватом заложников.

Обращаясь к специализированным нормативно-правовым актам, остановимся на ФЗ от 25 июля 1998 г. N 130-ФЗ « О борьбе с терроризмом» и ФЗ от 6 марта 2006 г. N 35-ФЗ «О противодействии терроризму».

Рассматривая оба эти закона можно сказать, что конкретно к воздушному терроризму более современным и актуальным является все-таки ФЗ «О противодействии терроризму», которым был издан позже, но, тем не менее, ФЗ «О борьбе с терроризмом» остается базовым законом в системе правового обеспечения борьбы с терроризмом для правоохранительных и силовых органов РФ.

Неотъемлемым плюсом ФЗ «О противодействии терроризму» являются два важных аспекта по борьбе с воздушным терроризмом: определение возмещения вреда, причиненного в результате террористического акта и принципы противодействия терроризму.

Первый аспект состоит в том, что для такого специфического вида терроризма особое значение имеет то, как и в каких размерах возмещается вред причиненных при захвате воздушного судна или вред, причиненный использованием воздушного судна. Согласно части 1 ст. 18 ФЗ «О противодействии терроризму» материальный вред возмещается государством в порядке, установленном Правительством Российской Федерации, а компенсация морального вреда, причиненного в результате террористического акта, осуществляется за счет лиц, его совершивших[3,ст.7].

Второй аспект заключается в том, что у террористов при захвате воздушного судна может быть, как мы писали выше, цель принуждения власти к выполнению требований об освобождении из заключения и свободном выезде из страны своих единомышленников, а также демонстрация несогласия или осуждения тех или иных политических оппонентов. В связи с этим особое значение приобретает принцип недопустимости политических уступок террористам, закрепленный в ст. 2 ФЗ «О противодействии терроризму».

Но, несмотря на два этих плюса главный минус все-таки заключается в том, что в ст. 7 ФЗ от 6 марта 2006 г. N 35-ФЗ «О противодействии терроризму» не определены границы применения оружия и боевой техники ВС РФ. Допустим воздушное судно не реагирует на радиокоманды наземных пунктов управления прекратить нарушение правил использования воздушного пространства Российской Федерации и (или) на радиокоманды и визуальные сигналы поднятых на его перехват летательных аппаратов ВС РФ либо отказывается подчиниться радиокомандам и визуальным сигналам без объяснения причин, а также исчерпаны все обусловленные сложившимися обстоятельствами меры, необходимые для его посадки, и существует реальная опасность гибели людей либо наступления экологической катастрофы – это повод уничтожения воздушного судна? В этой связи мы считаем эту норму аморальной и противоречащей принципу, закрепленному в ст. 20 Конституции РФ, согласно которому: «каждый имеет право на жизнь»[1,ст.20]. Так почему это право нарушается у людей, находящихся на борту воздушного судна, которое намереваются сбить? В этом и есть противоречие закона и здравого смысла.

Нормативно-правовыми актами специализированного характера в качестве правовых международных мер по борьбе с терроризмом являются, прежде всего, такие «воздушные» конвенции, как:

  1. Конвенция о преступлениях и некоторых других актах, совершаемых на борту воздушных судов (1963 г.):

«Плюсы»: четко определена юрисдикция договаривающихся государств, права и обязанности государств, полномочия командира воздушного судна.

«Минусы»: нет указания на то, что является необоснованной задержкой воздушного судна, пассажиров, экипажа или груза.

  1. Конвенция о борьбе с незаконным захватом воздушных судов (1970г.) [4,с.10]:

«Плюсы»: есть ясное и точное определение того, что будет являться преступлением с воздушным судном, а, следовательно, какие действия будут иметь террористический характер.

  1. Конвенция о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности гражданской авиации (1971 г.):

«Плюсы»: определение преступления с воздушным судном, которое было дано в Конвенции о борьбе с незаконным захватом воздушных судов (1970г.) здесь имеет более развернутый вариант и учитывает все возможные случаи.

«Минусы»: Конвенция не применяется к воздушным судам, занятым на военной, таможенной и полицейской службах.

Таким образом, дав анализ и отечественному законодательству и международному, можно сделать вывод: пробелы имеются как в отечественном законодательстве, так и в международных актах. Антитеррористическое законодательство, созданное в последние годы, нуждается в дальнейшем совершенствовании. Международные действия против терроризма могут быть эффективными, если они пользуются максимальной поддержкой государств на основе тесного сотрудничества на глобальном, региональном и двустороннем уровнях. Наиболее эффективным способом борьбы с политическим терроризмом является использование международных и государственных правовых институтов. Существующие международные договоры по борьбе с политическим терроризмом являются основой международного сотрудничества по его противодействию. Борьба против воздушного терроризма будет иметь эффективный характер только тогда, когда будут скорректированы проблемы во всех нормативно-правовых, актах, которые мы указали выше.


Литература:

  1. Конституция Российской Федерации (с изм. от 30 декабря 2008 года)// Российская газета. - 2009.- №4831

  2. Уголовный Кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ (с изм. от 1 марта 2012 г. N 18-ФЗ) // Собрание законодательства Российской Федерации.- 1996.- №25

  3. Федеральный закон Российской Федерации от 6 марта 2006 г. N 35-ФЗ «О противодействии терроризму» (с изм. от 8 ноября 2011 г. N 309-ФЗ) // Российская газета. - 2006.- №4014

  4. Афанасьев Н. Н. Международно-правовая база борьбы с терроризмом./Н. Н. Афанасьев//Закон и право. -2001. - № 4. - С. 8 – 13


Обсуждение

Социальные комментарии Cackle