Библиографическое описание:

Крюкова Ю. Я. Субсидиарные обязательства родителей (усыновителей), попечителя несовершеннолетних детей в возрасте от 14 до 18 лет // Молодой ученый. — 2012. — №9. — С. 208-210.

Уровень знаний и представлений о праве, отношение к его нормам, а также к закрепленным в них правам и обязанностям, являются важнейшим показателем правовой культуры каждого человека. Только в той мере, в какой лицо осознает невозможность, недопустимость, нежелательность нарушения прав и законных интересов другого гражданина, можно говорить о его правовой культуре. Именно поэтому вторжение в сферу личных и имущественных интересов другого лица всегда влечет за собой возникновение ответственности виновного лица перед лицом потерпевшим, а в некоторых случаях является еще и причиной возложения на лиц, непосредственно не совершавших правонарушение, определенных обязательств. Примером этого феномена могут служить отношения родителей (усыновителей), попечителя по возмещению вреда, причиненного несовершеннолетним в возрасте от 14 до 18 лет.

В настоящее время к данным отношениям законодателем и многими учеными-цивилистами применяется термин «ответственность». Однако, как только мы начинаем сопоставлять отношения родителей (усыновителей), попечителя по возмещению вреда, причиненного действиями несовершеннолетнего от 14 до 18 лет, с чертами, присущими любой иной юридической ответственности, и гражданско-правовой ответственности в частности, отчетливо просматриваются весьма любопытные детали.

Если субсидиарные обязанности указанных лиц по сути своей являются мерами гражданско-правовой ответственностью, то их появление должно быть обусловлено наличием четырех условий, так называемым «генеральным деликтом»: действительное причинение вреда; противоправные действия или бездействие лица; его вина; причинная связь между противоправным действием и причинением вреда. И здесь начинаются вопросы. На лицо вред, причиненный несовершеннолетним, его противоправные действия, причинно-следственная связь, не представляется затруднительным даже доказать его вину, а вред все равно возмещают родители (усыновители, попечитель). Какие противоправные действия они совершили? Можно ли отчетливо увидеть причинную связь между их поведением и причиненным вредом? А самое главное - в чем состоит вина обязанных лиц?

Противоправность как свойство действия означает «объективный факт противоречия акта поведения требованиям закона, правилам, установленным иными нормативными актами или договором» [1,c.423], «нарушение чужого субъективного права без должного на то управомочия» [2,c.65-67]. Бездействие может быть признано противоправным, только если лицо было обязано совершить определенное действие, возложенное на него законом или условиями договора, но не сделало этого. С данных позиций противоправность поведения родителей (усыновителей, попечителя) по сложившейся в науке традиции рассматривают как невыполнение или ненадлежащее выполнение обязанностей по осуществлению надзора за детьми и их воспитанию, то есть как неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей, предусмотренных статьями 63, 150 Семейного кодекса. Но по поводу доказательств ненадлежащего исполнения или неисполнения данных обязанностей, предусмотренных статьями 63, 150 Семейного кодекса РФ, ни законодатель, ни ученые ничего не упоминают. В сложившейся практике, сам по себе факт причинения вреда несовершеннолетним свидетельствует о противоправном поведении его родителей (усыновителей, попечителя), и в доказательстве не нуждается.

О наличии причинной связи между двумя явлениями можно говорить, если одно из них опережает второе по времени и обуславливает его появление. Прямую причинную связь между поведением родителей (усыновителей, попечителя) и нанесением вреда несовершеннолетним увидеть очень сложно. Интересна по этому поводу точка зрения, изложенная в работах Ю.К.Толстого и А.П.Сергеева. «Причинная связь может считаться юридически значимой, если поведение причинителя превратило возможность наступления вредоносного результата в действительность, либо во всяком случае обусловило конкретную возможность его наступления. Поведение родителей обусловливает лишь конкретную возможность причинения вреда, а ребенок, своими действиями превращает эту возможность в действительность»[3,с.15-16]. Однако не следует забывать, что возможность причинения вреда ребенком может быть обусловлена и иными факторами, например, влиянием уговоров, угроз, провокаций третьих лиц, криминальных элементов, девиантным поведением компании, в которой находится несовершеннолетний и т.д. Психика ребенка в возрасте от 14 до 18 лет крайне неустойчива к воздействию извне, со стороны, поэтому поведение родителей (усыновителей, попечителя) не является тем единственным фактором, который предоставляет возможность несовершеннолетнему для причинения вреда. Прямой причинной связи между поведением указанных лиц и причинением вреда несовершеннолетним, причинной связи, которая без сомнения укладывалась бы в рамки теории о « генеральном деликте», на наш взгляд, не существует.

Если говорить о последнем условии - вине, то здесь действует общее положение презумпции вины правонарушителя: согласно пункту 2 статьи 1074 Гражданского кодекса РФ, вред возмещается полностью или в недостающей части родителями (усыновителями, попечителем), если они не докажут, что вред возник не по их вине.

Но если поведение родителей (усыновителей, попечителя) действительно виновно и противоправно, влечет за собой вредоносные последствия, почему указанные субъекты не привлекаются к ответственности изначально, наравне с непосредственными причинителями? Почему их «ответственность» дополнительна (субсидиарна) и факультативна?

Согласно п.1 статьи 1074 Гражданского кодекса РФ, несовершеннолетние от 14 до 18 лет полностью деликтоспособны и самостоятельно несут ответственность за причиненный ими вред на общих основаниях. Их поведение также признается противоправным и виновным, вызвавшим неблагоприятные последствия и являющимся основанием для возложения мер гражданско-правовой ответственности. Получается, законодатель, вводит общее правило о первоочередной, полной и самостоятельной ответственности последних, исходя из того, что признает несовершеннолетних «в большей степени виноватыми», ранжирует вину детей и их родителей (усыновителей, попечителя). Таким образом, утверждая, что обязанности родителей (усыновителей, попечителя) по возмещению вреда по сути своей являются ответственностью, мы соглашаемся с тем, что их вина второстепенна, они в «меньшей степени являются виноватыми».

В соответствии с пунктом 2 статьи 1074 Гражданского кодекса РФ, ответственность возлагается на родителей (усыновителей, попечителя) лишь в случае, когда у непосредственного причинителя нет доходов или иного имущества, достаточного для возмещения вреда. Выходит, ответственность за собственное виновное противоправное поведение факультативна, поставлена в зависимость от некоторых объективных факторов, что по меньшей мере кажется странным. Любая юридическая ответственность отвечает принципу неотвратимости наказания (применения санкций); остается непонятным, как можно не нести ответственность за свое виновное, противоправное поведение, если ты полностью дееспособен и в состоянии за него отвечать? Наступление гражданско-правовой ответственности не может быть поставлено в зависимость от несостоятельности иного лица, она возникает всегда при существовании одновременно всех четырех оснований, о которых было упомянуто выше.

И еще одна интересная деталь. Если субсидиарные обязанности родителей по сути своей являются ответственностью, как объяснить их возможное прекращение в связи с появлением обстоятельств, предусмотренных пунктом 3 статьи 1074 Гражданского кодекса? По достижении лицом, непосредственно причинившим вред, совершеннолетия или появлении у него доходов или иного имущества, достаточных для возмещения вреда, или в случае приобретения дееспособности до совершеннолетия, его родители (усыновители, попечитель) от возложенных на них мер ответственности освобождаются. Выходит, можно привлечь к ответственности, заставлять виновное лицо некоторое время претерпевать неблагоприятные воздействия за его собственные противоправные действия, а потом переложить бремя последней на иное лицо. Ответственность родителей (усыновителей, попечителя) действительно ими «заслуженная», по такой логике, является обратимой, что противоречит общим представлениям о юридической ответственности.

Все изложенное выше позволяет нам высказать предположение, что отнесение обязанностей родителей (усыновителей, попечителя) по возмещению вреда, причиненного несовершеннолетним, к мерам ответственности представляется не совсем обоснованным. Противоправность поведения и вина указанных лиц презюмируется; прямой и четкой причинной связи между их действиями (бездействием) и причинением вреда не прослеживается; идея ранжирования их вины и вины детей, а также идея факультативности и обратимости такой ответственности противоречит общим принципам гражданско-правовой ответственности и юридической ответственности в целом. На наш взгляд, по отношению к обязанности родителей (усыновителей, попечителя) возместить причиненный несовершеннолетним вред более применим термин «обязательство». Такое обязательство является субсидиарным, факультативным, его суть - перераспределение обязанностей по возмещению вреда, которое вызвано материальным положением действительного и единственного виновного правонарушителя.

Основанием для возникновения данного обязательства является совокупность сразу шести юридических фактов: 1) действительное причинение вреда; 2) противоправность действий или бездействия несовершеннолетнего; 3) его вина; 4)причинная связь между противоправным действием ребенка и причинением вреда; 5) невозможность возмещения вреда несовершеннолетним (отсутствие у него доходов или иного достаточного для этих целей имущества); 6) факт состояния несовершеннолетнего в соответствующих отношениях с обязанными лицами (родственные, отношения попечительства, отношения по усыновлению).

В завершение хотелось бы отметить, что о разделении понятий «обязанность возмещения вреда как мера ответственности» и «обязательство по возмещению вреда» ранее уже упоминалось в научной литературе, однако при рассмотрении отношений по возмещению вреда родителями (усыновителями, попечителем) несовершеннолетнего от 14 до 18 лет это разделение не принималось во внимание.


Литература:

  1. Илларионова Т.И., Гонгало Б.М., Плетнев В.А. Гражданское право. Учебник для вузов. Часть первая. М.,2001.

  2. Кофман В. И. Соотношение вины и противоправности в гражданском праве // Правоведение. 1957. № 1.

  3. Толстой Ю.К, Сергеев А.П. Гражданское право. Том третий. М.,1999.


Обсуждение

Социальные комментарии Cackle