Библиографическое описание:

Глебова М. В. Системно-динамические параметры продуктивной умственной деятельности // Молодой ученый. — 2012. — №9. — С. 274-277.

Конкретная умственная деятельность человека может быть раскрыта в генетическом плане, прежде всего, как продуктивный процесс, способный приводить к новым знаниям.

В процессе продуктивного мышления происходит постепенное усложнение уровней умственной деятельности, которая носит системный характер, а не сводится к отдельным мыслительным операциям в виде анализа, синтеза и их производных.

Многообразные мыслительные операции в своем конкретном проявлении определяются системой сформировавшихся знаний и отношений, характеризующих определенный уровень умственных возможностей человека.

Таким образом, психологический подход к изучению умственной деятельности нельзя осуществить, не вскрывая тех количественно различных между собой систем отношений, которые обеспечивают эту деятельность. Вне анализа ассоциативного строя умственной деятельности психологическая характеристика мышления будет формальной и упрощенной, не позволяющей раскрыть сущность продуктивной умственной деятельности – ее системно-динамический характер.

Раскрывая сущность психологического подхода к пониманию продуктивной умственной деятельности, Ю.А. Самарин впервые в психологии выявил конкретные уровни системности и динамичности умственной деятельности, т.е. ее генеральную упорядоченность, которая определяет характерные особенности проявления отдельных мыслительных операций на каждом из таких уровней [2].

Ю.А.Самарин установил 4 уровня ассоциаций и систем, в которых проявляется системно-динамический характер ассоциированных между собой психических процессов: 1) локальные ассоциации; 2) частносистемные или ограниченно-системные; 3) внутрисистемные или внутрипредметные; 4) межсистемные [3, с.382].

Эти четыре качественно отличные друг от друга ступени системно-динамической характеристики умственной деятельности имеют очень большое значение: на их базе проявляются и прежде всего с них начинаются и накапливаются самые первые мыслительные усилия.

Наиболее важным свойством мыслительной деятельности является то свойство, благодаря которому она может приводить к опосредованному расширению исходных знаний с помощью рассуждений, т.е. к выведению одних знаний из других. В таком интенсивном умножении знаний заключается продуктивный характер умственной деятельности, и именно эти потенциальные возможности мышления недостаточно учитываются в теориях умственного развития.

Попытки построить теорию умственной деятельности, исходя из ассоциативной природы психики, довольно часто вызывали возражения со стороны психологов в связи с возвратом якобы к ассоционизму (А.Н. Леонтьев, П.Я. Гальперин, Н.Ф. Талызина и др.). Среди этих возражений заслуживает внимания следующее: ассоциации возникают в силу пространственной или временной смежности воспринимаемых предметов и явлений (ассоциации по смежности) или же их сходства (ассоциации по сходству); мышление же определяется причинно-следственными и другими логическими связями между предметами и явлениями. На этом основании делается вывод, что принцип ассоциации не применим при объяснении таких высших процессов умственной деятельности, как мышление.

Однако еще в работах К.Д.Ушинского было доказано, что переход от простейших ассоциаций к так называемым связям или сложным ассоциациям не есть переход к принципиально иным связям, надстраивающимся над рефлекторным принципом психической деятельности: «всякая механическая ассоциация может быть превращена в рассудочную, как только я осознал логическую необходимость связи. Так, например, два последовательных явления, появление весенней теплоты и появление травы могут связаться сначала в чисто механическую ассоциацию, по единству времени обоих этих явлений, а потом эту же самую механическую ассоциацию я могу превратить в рассудочную, признав в одном явлении причину, а в другом – следствие этой причины» [6, с.177].

Таким образом, установление причинно-следственных отношений и лежащих в их основе связей является результатом перехода от локальных, изолированных ассоциаций к их системе. Из всего этого следует, что благодаря разносторонней деятельности человека образуются все более сложные ассоциативные системы вплоть до сложнейших форм причинно-следственных связей, т.е. происходит отбор одних ассоциаций, торможение других и соподчинение их между собой, ведущее к системному характеру вновь образующихся ассоциаций.

Образование причинно-следственных связей путем их словесного обозначения не только позволяет избирательно их формировать в учебно-воспитательных целях, но и дает возможность создавать метод отбора ассоциаций, т.е. формировать наиболее рациональный метод умственной деятельности, вырабатывать стратегию продуктивного мышления, проявлять гибкость и динамическую направленность в рассуждениях.

Существенные стороны для понимания умственной деятельности даны исследованиях Н.А. Менчинской, в которых она ставит вопрос о соотношении чувственного и логического в мыслительной деятельности. Н.А. Менчинская показывает, что представления, наглядный опыт ребенка могут вступать в противоречие с теми понятиями, которые он усваивает рационально. Она же еще в 1950г. отметила необходимость пересмотреть сложившееся в советской психологии отношение к проблеме ассоциации. «Грубейшей ошибкой психологов в прошлом было то, что они фактически смешивали учение И.П.Павлова об условных рефлексах с механистическими теориями навыка буржуазных психологов, что, критикуя ассоциативные теории, они уничтожали вместе с ними и понятие ассоциации в трактовке его Павловым» [1, с.5].

Так же как С.Л. Рубинштейном, Н.А. Менчинской ставится вопрос о необходимости изучения аналитико-синтетической деятельности в процессе мышления.

Для понимания природы продуктивной умственной деятельности также важно иметь в виду, что любое дедуктивное или индуктивное умозаключение с психологической точки зрения есть умственный акт сопоставления соответствующих суждений. И.М. Сеченов определил умственное сопоставление как основной и как самый общий «элемент мысли» [4]. В современных же исследованиях мышления этому предмету уделяется мало внимания.

При изучении механизмов умственной деятельности важно рассмотреть вопрос об общих механизмах умственного сопоставления. При помощи актов умственного сопоставления получаются новые знания, несводимые без остатка к сумме знаний, относящихся к каждому из сопоставляемых объектов мысли в отдельности. Данное положение А.Ф. Эсаулов иллюстрирует на следующем примере. При установлении путем сравнения какого-либо сходства между двумя предметами в результате происходит не только выделение тех свойств, в которых сравниваемые объекты сходны друг с другом, но и возникновение знания о том, какое именно свойство является общим для двух (или нескольких) предметов. Такое знание выводит за пределы ощущений и восприятий, надстраивается над ними и представляет собой настоящий интеллектуальный продукт. Сравнение наглядных объектов и приобретение таким способом новых знаний о сравниваемых предметах возможны не только в восприятии, но и в представлении, когда оперируют лишь с воображаемыми объектами. Ни о каком чувственном познании сходств и различий в последнем случае, очевидно, не может быть и речи [5].

Таким образом, акт сравнения, как и всякий акт умственного сопоставления, приводящий к возникновению нового знания, является подлинно продуктивным интеллектуальным актом.

Не меньшее значение в продуктивном мышлении принадлежит также ассоциациям по противоположности, хотя упоминание о них встречается реже и роль им отводится более скромная. По мнению А.Ф. Эсаулова, такое второстепенное отношение к ассоциациям по противоположности совершенно несправедливо. «Ассоциации по противоположности, подобно ассоциациям по сходству, следует рассматривать как производные от ассоциаций по смежности. Но образующиеся на основе контрастно противоположных ассоциациям по сходству ориентиров, все же их соотносительная ценность или значимость несравнимы в пользу ассоциаций по противоположности, которые выполняют особенно важную роль в наиболее продуктивных проявлениях умственной деятельности» [5, с.121].

Рис. 1. Системно-динамические параметры продуктивной умственной деятельности.


Таким образом, системно-динамическую регуляцию высокопродуктивной умственной деятельности правомерно рассматривать как механизм продуктивного мышления. Системность продуктивной умственной деятельности умственной деятельности проявляется в непрерывном единстве с динамичностью, т.е. возможностью разнообразного подхода к явлениям действительности. Однако и сама динамичность ума зависит от многообразных знаний и умений, образующихся в процессе жизненного опыта индивида, что, в свою очередь, обуславливается многообразием его деятельности.

На рисунке 1 схематично представлены источники и системно-динамические параметры продуктивной умственной деятельности.

Данные параметры имеют определяющее значение для развития продуктивного мышления как основной составляющей творческой деятельности и открывают перспективные пути для разработки психолого-педагогических методов умственного воспитания в современной педагогической науке и практике.


Литература:

        1. Менчинская Н.А. Вопросы умственного развития ребенка. – М.: Знание, 1972. – 32 с.

        2. Самарин Ю.А. Психологические основы системности и динамичности умственной деятельности школьников (среднего и старшего школьного возраста): автореф. дис… д-ра пед. наук Украины. – Л., 1955. – 36 с.

        3. Самарин Ю.А. Очерки психологии ума. – М.: АПН РСФСР, 1963. – 382 с.

        4. Сеченов И.М. Элементы мысли // Психология поведения: под ред.М.Г. Ярошевского. – М.: Изд-во «Институт практической психологии», Воронеж: НПО «МОДЭК», 1995. – С. 215 – 286.

        5. Эсаулов А.Ф. Проблемы решения задач в науке и технике. – Л.:ЛГУ, 1979. – 200 с.

        6. Ушинский К.Д. Человек как предмет воспитания. Опыт педагогической антропологии. – М.: ФАИР-ПРЕСС, 2004. – 576 с.





Обсуждение

Социальные комментарии Cackle