Библиографическое описание:

Савосин М. В. Российско-американские отношения в постсоветский период // Молодой ученый. — 2012. — №8. — С. 241-243.

Изучение российско-американских отношений в постсоветский период важно как для оценки их дальнейших перспектив, так и для анализа того, как реализовывалась американская стратегия, направленная на доминирование в мире.

Отношения России и США в первой половине 90-х можно охарактеризовать как дружественные, причем США выступали в роли наставника в проведении российских реформ; во внешней политике российское руководство (прежде всего, министр иностранных дел А.В.Козырев) следовало принципу «демократической солидарности» с Западом. В данной ситуации администрация Клинтона стремилась укрепить свое влияние на постсоветском пространстве, не допустить усиления российских позиций. Запад во главе с Америкой должен был быть уверен, что распад Советского Союза становится мирным концом единого геополитического пространства Российской империи [1, с.49].

Прежде всего, это выявилось при решении о расширении НАТО на востоке, с приближением к границам России. Расширение проводилось при одновременном соглашении относительно союза и сотрудничества между НАТО и Россией в то же время, по утверждению видного американского политолога Зб.Бжезинского: «В целом маловероятно, чтобы Россия могла ассимилироваться в НАТО как простой член, не расшатывая особого союзного единства – и это конечно не в интересах Америки» [2, с.81].

В период президентства Клинтона был взят курс на закрепление доминирующей роли США в мире, осуществляемой посредством лидерства в важнейших региональных военных (прежде всего – НАТО) блоках и союзах, постепенно снижая роль ООН в урегулировании кризисных ситуаций в мире. Демонтаж политических систем и общественного строя на территории бывшего СССР, его союзников в Восточной Европе исключил возможность возрождения двухполярной мировой политической системы, а планы расширения НАТО на восток закрепляли этот успех и блокировали появление самостоятельного мирового политического полюса в Западной Европе.

В связи с этим важно рассмотреть взгляды авторов нового документа Стратегии национальной безопасности США – «Стратегии национальной безопасности США для нового столетия» (1998 г.) на место и роль в ней России: «Соединенные Штаты преследуют в странах СНГ целый ряд целей, имеющих отношение к нашей национальной безопасности. Мы стремимся включить Россию, Украину и другие государства СНГ в новую систему европейской безопасности, что предполагает активизацию их участия в программе НАТО «Партнерство ради мира» и выстраивание эффективных отношений партнерства НАТО – Россия и НАТО – Украина. Мы добиваемся уменьшения угрозы ядерной войны и распространения – особенно в непризнанных государствах – ядерного оружия и делящихся материалов, равно как и других видов оружия массового поражения и систем его доставки» [3].

Первая цель отражает осознание системы европейской безопасности, как имеющей непосредственное отношение к безопасности США, вторая – опасения, явные или вымышленные, что страны СНГ и, в первую очередь Россия, не в состоянии обеспечить сохранность своих запасов оружия массового поражения, в первую очередь ядерного, и его компонентов. Исходя из этого, можно сделать вывод о необходимости увеличить контроль за этими запасами, с привлечением представителей США.

Далее изложена третья цель: «С точки зрения своей безопасности, Соединенные Штаты жизненно заинтересованы в эволюции России, Украины и других стран СНГ в мирные и процветающие демократические государства с рыночной экономикой, интегрированные в мировое сообщество» [3]. Под «мирным», очевидно, имеется в виду государство, сократившее свои вооружения (хотя в самих США в это время набирала темп обратная тенденция), а что касается интеграции в международное сообщество, то под ним, прежде всего, подразумевается ВТО, а также следование в фарватере политики США, ведь СССР была активным членом международного сообщества.

Наряду с этим США поддерживают процесс интеграции стран ЕС и его расширение на восток. Получая самую большую часть доходов глобальной системы, которую во многом создавали после Второй Мировой войны, понимая что равновесие сил в мире зависит во многом от бывших коммунистических стран [4, с.80], стремятся направлять их развитие. В странах Центральной и Восточной Европы и в СНГ поддержкой рыночных реформ они укрепляют свою экономику и помогают укрепиться дружественным правительствам. Среди стран СНГ особо выделены Россия и Украина, с которыми Соединенные Штаты сотрудничают в важнейших областях, в том числе в конверсии оборонной промышленности, в защите окружающей среды, в торговле и инвестициях, в науке и технике. США поощряют инвестиции американских компаний в энергетические ресурсы стран СНГ и экспорт их на мировые рынки [3]. Таким образом, из вышеизложенного видно, что американское руководство заинтересовано не в развитии обрабатывающей промышленности этих стран, а в беспрепятственном доступе к их энергоресурсам.

Особый интерес для США представляет каспийский регион, нефть и газ из которого экспортируются через Россию, но при их поддержке прокладываются новые маршруты экспорта с востока на запад через Каспийское море и через Закавказье и Турцию, лишая отчасти Россию преимуществ в поставке энергоресурсов в Европу.

В отношении России сохраняются старые подходы: «На саммите в Хельсинки президенты Клинтон и Ельцин выработали широкомасштабный план, включающий основные налоговые, энергетические и торговые законы, которые необходимы России, чтобы реализовать ее потенциал по привлечению иностранных инвестиций. Президенты также наметили шаги, которые следует предпринять, чтобы ускорить вступление России в такие ключевые экономические организации, как ВТО» [3]. Роль наставника в проведении российских реформ дает США возможность всесторонне обеспечивать свои интересы в доступе к энергоресурсам стран СНГ. В «Стратегии национальной безопасности» заявлено: «… Факторы, влияющие на развитие сравнительно небольших государств, существенно зависят от судьбы реформ в самом большом и сильном государстве этой группы – России. Соединенные Штаты будут и впредь энергично поддерживать российские реформы и интеграцию страны в мировое сообщество, а также выступать против любого отступления от достигнутого на этом пути. Наша экономическая и политическая поддержка российского правительства зависит от его верности реформам внутри страны и ответственной внешней политики» [3]. Налицо стремление диктовать России курс внешней и внутренней политики.

Суть тезиса такова: будете следовать во всех отношениях в фарватере американской политики – будем сотрудничать, нет – пеняйте на себя. Так рассматривается роль России как часть стратегии национальной безопасности США.

Отношения с Россией являются частью общей линии на обеспечение лидерства Соединённых Штатов, в данном случае в Евразии и будут зависеть от проведения политических и экономических реформ, соответствующих американским наставлениям. Одновременно проводится твёрдый курс на увеличение своего влияния на постсоветском пространстве, с целью не допустить усиления здесь России.

В «Стратегии национальной безопасности XXI века» (2002 г.) среди великих держав проблемными в плане единства «на базе общих ценностей» названы Россия, которая «находится посреди обнадёживающего переходного периода», на пути построения демократического будущего», и Китай, лидеры которого должны понять, «что социальные и политические свободы являются единственным источником национального величия» [5, с.426]. Со своей стороны, «Америка будет приветствовать достижения в демократических преобразованиях и открытости экономик в этих двух странах, поскольку они составляют наилучшую основу для внутренней стабильности и международного порядка» [5, с.426]. То есть не только демократические и экономические свободы внутри страны, но и открытость её экономики (а значит – свобода движения капиталов и отсутствие протекционистских мер) чрезвычайно важны для международного порядка, выстраиваемого США. Поэтому Соединённые Штаты будут «активно работать в делах повсеместного распространения демократии, экономического развития, свободных выборов и свободной торговли» [5, с.427]. В этом и заключается третья задача «Стратегии».

Соединенные Штаты стараются не допустить «восстановления старых образцов соревнования великих держав» поэтому «несколько новых, потенциально великих держав» – Россия, Индия и Китай привлекают сейчас их внимание. С Россией и Индией США выстраивают отношения на основе общих стратегических интересов параллельно с настойчивым стремлением продвижения ценностей «свободно-рыночной демократии». Вместе с тем в отношении России отмечается: «Нечётко соблюдаемые обязательства России по отношению к основным ценностям свободно-рыночной демократии и сомнительная отчётность в борьбе с распространением оружия массового поражения вызывают по прежнему большое беспокойство» [5, с.452-453].

Расходы на противоракетную оборону выросли почти в два раза, а в 2002 г. США в одностороннем порядке вышли из договора по ограничению ПРО. Однако пока часть испытаний наземных ракет-перехватчиков окончились неудачей. Всё же возможно, что система ПРО, создаваемая сейчас в Америке, создаётся не для обороны, а для прикрытия «превентивного удара» – именно такую точку зрения высказывает американский аналитик Кир Либер. Отмечая резкое снижение ядерного арсенала России и медленную модернизацию ядерных сил Китая он заявляет о способности США уничтожить ядерный арсенал России первым ударом [6, с.42-54]. По мнению ряда российских аналитиков, такие планы вполне реалистичны и в случае продолжения ослабления военной мощи способствуют подчинению России диктату соперника [7].

Если в начале 90-х гг. российско-американские отношения переживали подъем и рассматривались российской стороной как партнёрство двух равных в перспективе стран, то в конце 90-х произошел поворот во внешней политике, вызванный разочарованием российского руководства итогами односторонних уступок, обеспокоенностью планами расширения НАТО на восток и натовской агрессией против Югославии. В «Концепции национальной безопасности Российской Федерации» (10 января 2000 г.), утверждалось: «Основные угрозы в международной сфере обусловлены следующими факторами:

  • стремление отдельных государств и межгосударственных объединений принизить роль существующих механизмов обеспечения международной безопасности, прежде всего ООН и ОБСЕ;

  • опасность ослабления политического, экономического и военного влияния России в мире;

  • укрепление военно-политических блоков и союзов, прежде всего расширение НАТО на восток;

  • возможность появления в непосредственной близости от российских границ иностранных военных баз и крупных воинских контингентов;

  • распространение оружия массового уничтожения и средств его доставки;

  • ослабление интеграционных процессов в Содружестве Независимых Государств;

  • возникновение и эскалация конфликтов вблизи государственной границы Российской Федерации и внешних границ государств - участников Содружества Независимых Государств;

  • притязания на территорию Российской Федерации.

Угрозы национальной безопасности Российской Федерации в международной сфере проявляются в попытках других государств противодействовать укреплению России как одного из центров влияния в многополярном мире, помешать реализации национальных интересов и ослабить ее позиции в Европе, на Ближнем Востоке, в Закавказье, Центральной Азии и Азиатско-Тихоокеанском регионе»[8].

В этом же документе заявлялось: «Важнейшей задачей Российской Федерации является осуществление сдерживания в интересах предотвращения агрессии любого масштаба, в том числе с применением ядерного оружия, против России и ее союзников.

Российская Федерация должна обладать ядерными силами, способными гарантированно обеспечить нанесение заданного ущерба любому государству-агрессору или коалиции государств в любых условиях обстановки»[8].

Таким образом, главной военной угрозой российское руководство признало США и их союзников по НАТО, декларируя готовность для противодействия агрессии применить ядерное оружие.

Новое сближение России и США в 2001 г., подкреплённое борьбой с международным терроризмом, сопровождалось военным проникновением США в Центральную Азию, выходом из договора по ПРО, поддержкой в бывших союзных республиках антироссийских сил и, наконец, подготовкой Грузии к войне с Южной Осетией в августе 2008 г. Закономерные и успешные действия России в этом конфликте, вызвали критику со стороны США, не решившихся, впрочем, вмешаться, и новое (после югославского конфликта 1999 г.) охлаждение отношений.

В дальнейшем США продолжат политику расширения своего влияния на постсоветском пространстве и неизбежно продолжение конфликта интересов с Россией, что во многом и будет определять российско-американские отношения.


Литература:

  1. Zb. Brzezinski. The Cold War and its Aftermath//Foreign Affairs.1992. №4. P. 49.

  2. Zb. Brzezinski. The Premature Partnership//Foreign Affairs. 1994. №2. P.81.

  3. СНБ – 1998.

  4. Cutter B., Spero J., Tyson L. New World, New Deal. A Democratic Approach to Globalization///Foreign Affairs. 2000. №2. P.80.

  5. Буш Дж. У.Стратегия национальной безопасности США в XXI веке. Предисловие//Королёв В.И. «Император всея Земли» или За кулисами «нового мирового порядка». М., 2004. С. 426.

  6. См.: Lieber K., Press D. The Rise of U.S. Nuclear Primacy//Foreign Affairs.2006.№2. P. 42 – 54.

  7. Тетекин В. Ядерная немощь//Советская Россия. 6.04.2006.

  8. http://www.scrf.gov.ru/documents/1.html

  9. Концепция национальной безопасности Российской Федерации. 10.01.2000.


Обсуждение

Социальные комментарии Cackle