Библиографическое описание:

Басова А. Г. Понятие эмпатии в отечественной и зарубежной психологии // Молодой ученый. — 2012. — №8. — С. 254-256.

В настоящее время в психологии отсутствует общепринятое представление об эмпатии. Среди исследователей наблюдаются значительные расхождения в трактовках и интерпретациях этого понятия. Поэтому возникает необходимость анализа и систематизации существующих подходов к определению эмпатии, описанию ее структуры и механизмов формирования.

В современном толковом словаре русского языка [4] приводится следующее определение эмпатии:

  1. Способность входить в чужое эмоциональное состояние, сопереживать.

  2. Интеллектуальная идентификация собственных чувств с чувствами и мыслями другого человека.

Традиционно проблемы, связанные с понятием эмпатии, были объектом изучения философских дисциплин – этики и эстетики. Термином «эмпатия» Э. Титченер перевел немецкое слово «Einfuhlung» – «вчувствоваться в...», которым в эстетике описывался процесс понимания произведений искусства, объектов природы, склонность наблюдателя к отождествлению себя с наблюдаемым предметом, являющимся причиной переживания прекрасного.

В этике близким к термину эмпатия было понятие симпатии А. Смита, Г. Спенсера, А. Шопенгауэра, М. Шелера, которое трактовалась как понимание, отзывчивость и эмоциональное соучастие.

В психологической литературе понятие «эмпатия» получило распространение в начале 50-х годов XX в. Первоначальный смысл термина был буквальным, он означал процесс вчувствования, т. е. эмоционального проникновения в состояние другого [3].

Концепций сугубо эмоционального понимания эмпатии в настоящее время немного. Эти концепции трактуют эмпатию как опосредованный ответ на воспринятое эмоциональное состояние другого человека. Вместе с тем, некоторые авторы отмечают, что возможны случаи контрастной эмпатии, при которой эмоции наблюдателя и эмоции наблюдаемого имеют разную природу. Например, удовлетворение, причиной которого может быть чужое страдание, также будет классифицироваться как явление эмпатии.

Другие исследователи исходят из когнитивного понимания эмпатии, которое контрастирует с рассмотренным выше эмоциональным подходом. Они определяют эмпатию с точки зрения понимания другого человека, принятия роли, интерпретации поведения.

Современные исследователи чаще всего объединяют в своих определениях эмпатии ее когнитивный и аффективный аспекты. Так, R. Kestenbaum, E. Farber и L. Sroufe рассматривают эмпатию как «эмоциональный и поведенческий ответ на эмоциональное состояние другого человека, который подобен эмоциональному тону этого человека и основан на его обстоятельствах, больше, чем на своих собственных» [11].

Виды эмпатии. R. Dymond исследовала, в основном, способность людей воспринимать друг друга, предсказывать ответы в определенной ситуации. Такая способность принять роль другого и предсказать его мысли, чувства, действия получила название предиктивной эмпатии [8].

Т. П. Гаврилова выделяет два вида эмпатии: сочувствие и сопереживание. Сопереживание – это переживание субъектом тех же чувств, которые испытывает другой, через отождествление с ним, а сочувствие – переживание субъектом по поводу чувств другого, иных, отличных чувств.

Примером сопереживания может служить переживание учеником волнения отвечающего на экзамене товарища во время ожидания своей очереди. Ребенок может сочувствовать старому человеку, испытывать к нему чувство жалости, хотя его переживания непосредственно не являются для него близкими.

При сочувствии субъект переживает без соотнесения с собой, в то время как при сопереживании субъект переживает чувства другого как бы за себя, поскольку они имели место в прошлом опыте субъекта, или если они связаны с предвосхищением им подобной возможности для себя, особенно в ближайшем будущем [2].

М. А. Пономарева предлагает рассматривать кратковременную и долговременную эмпатию. Кратковременная – рассчитана на ограниченный контакт с другими людьми в общении, в процессе которого человек встает на позицию другого. Долговременная эмпатия протекает в течение длительного времени и требует более тесного общения с другим человеком. Возможна дифференцировка на адекватную и неадекватную эмпатию. В этом случае, последняя проявляется как радость при неблагополучии другого, а эмоциональный отклик на эмоциональное состояние другого идет с противоположным знаком [5].

G. Vitaglione вводит понятие эмпатического гнева – эмоционального состояния, опосредованного эмоциональной реакцией жертвы, при котором наблюдатель испытывает гнев по отношению к агрессору [12].

Некоторые исследователи выделяют ситуационную (ее проявление зависит от ситуации) и диспозициональную эмпатию (черта эмпатии, которая проявляется в широком диапазоне ситуаций) [9].

Структура эмпатии. Первоначально эмпатия трактовалась исключительно как эмоциональный процесс и, следовательно, содержала в себе лишь один компонент – аффективный. В этом случае эмпатия – эмоциональное переживание в ответ на эмоциональное состояние другого человека.

Следует отметить, что хотя рассмотрение эмпатии N. Eisenberg фокусируется исключительно на аффективном компоненте, она также отмечает роль когнитивных процессов в эмпатическом реагировании: «иногда эмпатия – это переживание, опосредованное открытым проявлением эмоций другим человеком. Но кроме этого, если наблюдатель видит другого человека в ситуации, которая вероятно должна вызывать печаль (например, смерть любимого человека), он также должен испытывать печаль, даже если другой человек ее открыто не проявляет. В этом случае оценивается поступающая информация о возможном влиянии данной ситуации, или происходит процесс мысленной попытки поставить себя на место другого, и это вызывает эмпатию. Таким образом, эмпатическое переживание может быть относительно автоматическим (хотя обязано включать, по крайней мере, дифференциацию «я-другой») или базирующимся на когнитивных процессах обработки информации, относящейся к эмоциональному состоянию другого человека [9].

Другие исследователи выделяют в эмпатии только когнитивный компонент. Определение этого компонента может включать принятие роли другого, интерпретацию поведения, идентификацию эмоционального состояния.

Одной из первых, кто соединил в своей модели когнитивный и аффективный компоненты, была N. Feshach. По ее мнению, именно когнитивный компонент является предпосылкой возникновения эмпатии. Другими словами, способность распознавать эмоции другого человека и принять точку зрения другого – необходимое, но недостаточное условие для эмпатии. В отличие от большинства теорий других исследователей, ее теория является трехкомпонентной. На когнитивном уровне эмпатия зависит от способности идентифицировать эмоциональные состояния других. Человек должен быть в состоянии различать эти эмоциональные состояния, отделять одно состояние от другого. Второй когнитивный фактор, от которого зависит эмпатия, это способность принять роль другого, что отражает более высокий уровень развития когнитивных способностей. N. Feshach определяет этот фактор как способность видеть ситуацию таким же образом, как ее видит другой человек, который непосредственно находится в этой ситуации. Эмоциональное реагирование – третий компонент, то есть переживание тех же эмоций, что и другой человек. При этом автор считает, что все три компонента обязаны присутствовать в эмпатийном реагировании. Таким образом, N. Feshach как бы разделяет когнитивный аспект эмпатии еще на два компонента, в то время как другие исследователи ограничиваются только принятием роли [10].

Позже и другие авторы стали предлагать свои многокомпонентные подходы к рассмотрению эмпатии. Так, M. Davis определяет эмпатию как конструкт, включающий аффективный и когнитивный компоненты. Когнитивный компонент отражает способность к пониманию перспективы другого человека и к идентификации с ним, тогда как эмоциональный компонент характеризуется тенденцией к переживанию чувств беспокойства и сочувствия к другому человеку [7].

Относительно недавно и преимущественно в постсоветской психологии появилась тенденция рассматривать эмпатию как системное образование, включающее в себя аффективный, когнитивный и конативный (действенный) компонент [1; 5; 6].

Например, Л. П. Стрелкова полагает, что полный эмпатийный процесс представляет собой трехзвеньевую цепочку: сопереживание, сочувствие и внутреннее содействие, которое может привести к реальной помощи.

Сопереживание, основой которого выступает идентификация, является эмоциональным откликом на переживания другого. Проявление сочувствия предполагает когнитивную ориентацию в ситуации, которая, в свою очередь, актуализирует различные формы содействия, сначала внутреннего, а затем, при определенных условиях, и внешнего [6].

Л. П. Выговская предлагает рассматривать эмпатию как целостное явление, в котором можно выделить три взаимодействующих компонента: когнитивный (мыслительные операции, фиктическое знание об объекте или другом лице); аффективный (эмоциональные реакции на некоторый объект или лицо, эмоции, чувства, переживания); конативный (моторные реакции, поведенческое намерение человека по отношению к лицу или объекту отношения, действия, поступки). Она отмечает, что эмпатия может развиваться как в сторону асоциального поведения, так и в сторону просоциального поведения.

Звеньями эмпатийного процесса являются восприятие другого, сопереживание, сочувствие, внутреннее содействие, реальное содействие. В каждом звене процесса происходит автономное функционирование компонентов (когнитивного, аффективного, конативного) или их сочетание при доминировании одного из них. Каждое предыдущее звено обусловливает функционирование последующего [1].

М. А. Пономарева рассматривает эмпатию как системное образование, которое включает в себя когнитивный (понимание эмоционального состояния другого человека), эмоциональный (сопереживание или сочувствие, которые испытывает субъект к другому лицу), конативный (активная помощь объекту эмпатии) компоненты. Таким образом, полный эмпатический процесс включает в себя сопереживание, сочувствие и содействие [5].


Литература:

  1. Выговская, Л.П. Эмпатийные отношения младших школьников, воспитывающихся вне семьи : автореф. дис. … канд. псих. наук : 19.00.07 / Л.П. Выговская ; НИИ психологии. – Киев, 1991. – 20 с.

  2. Гаврилова, Т.П. Экспериментальное изучение эмпатии у детей младшего и среднего школьного возраста / Т.П. Гаврилова // Вопросы психологии. – 1974. – №5. – С. 107–114.

  3. Гиппенрейтер, Ю.Б. Феномен конгруэнтной эмпатии / Ю.Б. Гиппенрейтер [и др.] // Вопросы психологии. – 1993. – №4. – С. 61–73.

  4. Ефремова Т. Ф. Современный толковый словарь русского языка / Т. Ф. Ефремова. – М. : Астрель, 2006. – 973 с.

  5. Пономарева, М.А. Эмпатия: теория, диагностика, развитие: монография / М.А. Пономарева. – Минск : Бестпринт, 2006. – 76 с.

  6. Стрелкова, Л.П. Психологические особенности развития эмпатии у дошкольников: автореф. дис. … канд. психол. наук: 19.00.07 / Л.П. Стрелкова ; АПН СССР, НИИ дошк. воспитания. – М., 1987. – 24 с.

  7. Davis, M. Empathy: a social psychological approach / M. Davis. – Boulder : Westview Press, 1996. – 44 p.

  8. Dymond, R. A scale for measurement of empathic skill / R. Dymond // Journal of Consulting Psychology. – 1949. – Vol. 14. – P. 127–133.

  9. Eisenberg, N. The development of empathy-related responding / N. Eisenberg // Nebraska symposium on motivation. – 1997. – Vol. 45. – P. 73–117.

  10. Feshbach, N. Empathy training: a field study in affective education / N. Feshbach. – New York : Praeger, 1979. – 36 p.

  11. Kestenbaum, R. Individual differences in empathy among preschoolers: relation to attachment history / R. Kestenbaum [et al.] // New Directions for Child Development. – 1989. – Vol. 44. – P. 51–64.

  12. Vitaglione, G. Assessing a new dimension of empathy: empathic anger as a predictor of helping and punishing desires / G. Vitaglione, M. Barnett // Motivation and Emotion. – 2003. – Vol. 27, №4. – P. 301–325.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle