Библиографическое описание:

Ковалев А. А. Развитие историко-политической мысли по военной безопасности // Молодой ученый. — 2012. — №8. — С. 216-219.

В статье автор дает историко-политологический анализ развития социально-политической мысли по проблемам военной безопасности. Практическое решение задач обеспечения военной безопасности невозможно без теоретических представлений.

Ключевые слова: военная безопасность, государство, общество, война и мир, теория, мысль, политика.


Человечество мечтает о всеобщем мире. Существует факт, что в исторической памяти человечество хранит в основном военные события, воспевает героев войн, куда менее уделяя внимания истории успешного предупреждения, нейтрализации военных угроз, предотвращения войны, хотя последнее не менее, а, может быть, более полезно для развития человеческого общества.

Многие современные представления о сущности безопасности, механизме ее обеспечения берут свое начало в глубокой истории. В мифах народов Европы, Азии и Америки в той или иной форме имеется возможность найти размышления о золотом веке человечества, когда повсюду царил мир. Принцип непричинения зла в действиях, то есть принцип ахимсы получил огромное значение в буддийской философии. В индийской историко-философской традиции, правитель Магадхи из династии Маурьев Ашока (268-232 гг. до н.э.), приняв буддизм, рассматривал принцип ахимсы как национальную добродетель, отказался от завоеваний с использованием оружия, провозгласил покорение мира любовью [12]. Это был один из первых рецептов приближения к безопасному миру в истории гуманизма.

В далекие времена уходят истоки многих социальных механизмов, институтов, процедур, культуры и искусства обеспечения военной безопасности. Способами, приемами, средствами поддержания и укрепления мира выступали: внушение ответственности и страха сверхъестественных санкций за враждебные действия к кому-либо; привитие людям и их сообществам норм доброжелательного и уважительного отношения к другим; развитие ритуалов и церемоний по укреплению доверия и взаимопонимания; правила избегания конфликтов, ссор, задевания чужих интересов, подчеркивания дружелюбия; компенсаций за причиненный ущерб, наказание зачинщиков столкновений; развитие совместных дел, особенно торговли, других межгрупповых, межплеменных и межрегиональных связей, породнение людей разных общностей и т.п.

Первым мирным договором в истории человечества был заключен в 1280 г. до н.э. после длительного военно-политического противоборства Хеттского государства и Египта мирный договор между хеттским царем Хаттуси и египетским фараоном Рамзесом II. Оба государства договорились об отказе применения силы друг против друга в Восточном Средиземноморье, об установлении прочного мира, решении спорных вопросов мирными средствами, разделения сфер влияния. Договор предусматривал оказание помощи друг другу в случае нападения третьей стороны или восстания покоренных народов. Данное соглашение было скреплено браком Рамзеса II и дочери хеттского царя и взаимными дарами. Договор определил на столетие спокойные отношения между странами и стал важным фактором международных отношений в XIII веке до н.э [11].

У Платона, в эпоху расцвета античной философии, в социально-философских рассуждениях об общественном устройстве, можно обнаружить размышления о системе безопасности, направлениях деятельности по обеспечению военной безопасности, о социально-политическом механизме создаваемом для этой цели. Государство, отождествляемое обществом, и человек, Платон рассматривает как две симметричные и взаимодействующие системы, поэтому безопасность государства подразумевает у него и безопасность общества. В человеке выделяются три его главные части (тело, душа, ум), в человеческой душе три начала (вожделение, пыл, рассудительность), общество подразделяется на три социальные группы: работников (производителей), воинов (стражей) и правителей (философов). «Мы, - писал Платон, - уподобили благоустроенное государство телу, страдание и здоровье которого зависит от состояния его частей» [6].

Особое внимание государство должно уделять воинам, считал Платон, которые обеспечивают его военную безопасность. По мнению Платона, ничто не должно отвлекать воинов от этой задачи: ни собственность, ни семейные и родственные узы, ни тяготы быта. Весь их жизненный уклад должен быть подчинен одной цели – сохранению мощи и целостности государства. Понимая особую роль воинов в достижении этой цели, он видел необходимость воспитания и обеспечения воинов всем необходимым. Кроме всего прочего, система обеспечения и воспитания, по его мнению, нужна и для того, «…чтобы они не разнесли в клочья государство» [6].

Условиями такой устойчивости Платон считал единство общества. Он спрашивал: «Может ли быть…большее зло для государства, чем то, что ведет к потере его единства и распадению на множество частей? И может ли быть большее благо, чем то, что связует государство и способствует его единству?» и сам отвечал на эти вопросы так: «А связует его общность удовольствия и скорби, когда чуть ли не все граждане одинаково радуются либо печалятся, если что-нибудь возникает ли гибнет. А обособленность в таких переживаниях нарушает связь между гражданами, когда одних удручает, а других приводит в восторг состояние государства и его населения» [6].

По Платону, сущность безопасности – это предотвращение вреда. Это понятие у него ассоциируется с такими понятиями, как «помощь», «спасать», что видно из приводимых им определений: «помощь – препятствие для существующего или возможного зла», «спасать – оберегать кого-либо от вреда» [6].

В идеальном государстве, предложенным Платоном, нет военных столкновений, то есть проблема внутренней военной безопасности, в силу отсутствия внутренних военных угроз, не ставится. Платон не отрицал возможности внешних военных угроз, войны с внешними врагами.

Итак, по Платону, деятельность по обеспечению системы военной безопасности включает:

  • формирование нужного общественного сознания в сфере военной безопасности;

  • воспитание граждан в целом и воинов, в частности, в духе необходимости обеспечения военной безопасности, формирование их необходимого морального состояния;

  • соответствующую общественным потребностям социальную стратификацию (то есть, вычленение в ней особой группы людей-стражей, существующих для обеспечения военной безопасности);

  • обеспечение стражей всем необходимым, чтобы не отвлекаться от жизненно важной общественной задачи;

  • создание социальных институтов по обеспечению военной безопасности.

Таким образом, подробное внимание к наследию Платона – свидетельство того, что уже в глубокой древности были обозначены многие современные представления о безопасности.

Не менее известный вклад в развитие представлений о безопасности внес Аристотель. Свои взгляды на безопасность общества он строит через образ политизированной культуры.

Аристотель к важнейшим элементам системы безопасности идеального государства относил разумные размеры территории и конфигурацию ее границ.

Он признавал необходимость специальных социальных институтов для выполнения общезначимой социальной задачи – защиты государства, его граждан, подчеркивая, что они должны быть только средством обеспечения мира [1].

Размышляя о наилучшем государственном устройстве, Аристотель центром своих рассуждений относительно способов управления общественными делами ставит критерий безопасности граждан – личность, ее развития [1].

Впрочем, постепенно идеальные системы Платона, Аристотеля, других их современников вытеснялись более суровыми. Сама же система военной безопасности стала формироваться с акцентом на обеспечение личной безопасности правящих кругов государства, а создаваемая военная организация – для военного захвата новых территорий. К примеру сказать, Полибий в своей «Всеобщей истории» приветствовал агрессивную политику империи, считая ее жизненной потребностью социальных систем и необходимым условием для обеспечения безопасности и жизнедеятельности страны и ее граждан [7].

У Цицерона можно найти обоснование необходимости безопасности. Он утверждал, что с появлением собственности на землю, возникла и необходимость ее охраны, обеспечения безопасности ее владельцев, а в целом – потребность в системе обеспечения безопасности государства. Об этом же высказывался Гай Юлий Цезарь. Он представлял государство, как публично-правовую общность, которой руководят избранные. Их безопасность обязательно должна обеспечиваться системой – вооруженной силой [13].

Религиозно-заостренные представления о безопасности сложились у Фомы Аквинского, средневекового философа. По его утверждению, благо государства – выше блага отдельно взятого человечка и гарантируется Божественной волей. Страдания государства ведут за собой страдания его граждан. Аквинский считал, что тщательное выполнение человеком обязанностей, установленных Богом, выступает гарантией всеобщего и всеобщей безопасности.

Наиболее интересные мысли среди ранних буржуазных гуманистов о достижении безопасности можно найти у Эразма Роттердамского. Он увлеченно требовал, чтобы величайшие почести воздавались тем, кто предотвращает войну, кто мудрым советом восстанавливает согласие и кто всеми силами делает так, что становятся ненужными великие армии и огромные запасы оружия [10]. Э.Роттердамский ясно обозначил проблему соотношения безопасности государства, его институтов, власти и безопасности общества. Он писал: «…государи начинают войны и остаются в безопасности, их военачальники становятся великими людьми, огромная же часть всех бед и потерь падает на плечи землевладельцев и простого народа, который не думал о войне и не давал к ней никакого повода» [10].

Роттендамский считал, что мир – главная ценность, поэтому не следует жалеть средств, потраченных для предотвращения войны, во имя этой цели необходимо предпринимать любые усилия: «Иногда мир должен быть куплен» [10], для государя же «ничего не может быть дороже безопасности и процветания его подданных» [10]. Он взывает, в отличие от своих предшественников, не только к государям, но и к миролюбию простых людей, вменяя в долг каждому человеку защиту мира.

Среди проблем, особое внимание заслуживает идея о невозможности обеспечения безопасности исключительно военными средствами. «Некоторые, - писал он, твердят, что чувствуют себя в безопасности лишь тогда, когда они могут решительно сломить силу того, кто замышляет зло». И далее: «Но почему тогда среди всех бесчисленных римских императоров лишь добрый Антонин да философ Марк Аврелий не подвергались нашествию варваров?».

Создание первого плана обеспечения международной безопасности путем утверждения мира принадлежит Эмерику Крюссе, написавшему книгу «Новый Киней, или Рассуждение о состоянии представляющем возможности и средства для установления всеобщего мира и свободы торговли во всем мире». Крюссе предполагал, что посредством преобразований экономической и социальной жизни, созданием международного трибунала, возможно снятие военных опасностей и угроз, предотвращение военных конфликтов.

Томас Гоббс внес свой вклад в развитие взглядов на проблемы безопасности. Он прямо и недвусмысленно заявлял о роли государства в обеспечении безопасности. Гоббс подчеркивал: «В Компетенцию верховной власти входит право объявления войны и заключения мира с другими народами и государствами, то есть право судить о том, что требуется в данный момент в интересах общего блага и какие силы должны быть для данной цели собраны, вооружены и оплачены… Гарантию защиты доставляют каждому народу его вооруженные силы, а сила армии состоит в объединении ее сил под единым командованием, которое поэтому принадлежит суверену…, целью учреждения верховной власти является осуществление общего мира и защиты..» [3].

То есть, государство учреждается в целях обеспечения всеобщего мира, предотвращения «войны всех против всех» и ограждения безопасности.

Необходимо уточнить, что под обеспечением безопасности Гоббс подразумевал не одно лишь обеспечение безопасности голого существования, но также обеспечение за всяким человеком всех благ жизни, приобретенных «законным трудом, безопасным и безвредным для государства».

Для сегодняшней практики методологически значимыми являются формула безопасности отдельной личности, сформулированная Гоббсом: «Для мира необходимо, чтобы каждый был в такой степени защищен против насилия со стороны других людей, чтобы иметь возможность жить в безопасности, то есть не иметь основательной причины бояться остальных, при условии, что сам он не причинит никакой обиды другим» [3], а также рекомендации правителям: «для обеспечения безопасности граждан следить за замыслами врагов, иметь наготове оружие, оборонительные сооружения и денежные средства» [3].

Обращался к проблеме безопасности и чешский мыслитель-гуманист Ян Амос Коменский. В своей работе «Всеобщий Совет об исправлении человеческих дел» он писал: «..целью человеческого общества является всеобщий мир и безопасность» и далее: «… следует закрепить все, что может каким-либо образом нарушить покой человечества, поставить под угрозу, подорвать или разрушить звенья общественной или личной безопасности» [12]. Другими словами, Ян Коменский обращается к деятельности по обеспечению безопасности. В книге «Вестник мира» он призывал прекратить взаимную вражду и установить среди «христианских народов» прочный мир, поставив вопрос о коренном пересмотре внешней политики ведущих держав: «… нельзя положить конец войнам, продолжая вести их, распрям, разжигая их, преследователям, преследуя людей. Для этого необходимо предпринять полное изменение всех этих дел» [12, с.21].

Известное приращение представлений о военной безопасности сделано теоретиками школы естественного права. Гого Гроций в знаменитом трактате «Три книги о праве войны и мира» осуждал агрессивные, захватнические войны, утверждая, что их зачинщики должны нести ответственность. Гроций призывал «отдавать предпочтение миру» и принимать все меры для предотвращения и избежания войны. По его мнению, применение военной силы может быть осуществлено «ради заключения мира». Фактически Гроций сформулировал задачи государства по обеспечению безопасности общества, ибо последнее «преследует ту цель, чтобы пользование своим достоянием было обеспечено каждому общими силами и с общего согласия». Таким образом, выдвигаемый им принцип незыблемости договоров между государствами можно считать одним из современных принципов обеспечения международной безопасности.

В политической доктрине Ш.Монтескье мы находим интересные соображения по проблеме безопасности. К примеру, идею политической свободы он связывает с идеей гражданской свободы, заключавшейся в безопасности или уверенности в своей безопасности. Достичь этого положения можно лишь при строгом соблюдении законов.

Наиболее интересна проблема безопасности, среди сторонников договорной теории происхождения обозначена в работах Уильяма Пена, предлагавшейся схему коллективной системы безопасности. Он считал, что любая часть общества является частью нас самих и, соответственно, «безопасность общества есть безопасность каждого, кто его составляет». Эту теорию он пытался применить и к отношениям между государствами, предлагая правительствам отказаться от решения спорных вопросов силой оружия и вступить в союз государств, решения которого, оберегая всеобщий мир, защищали бы в то же время интересы каждого из членов союза. Державы же, объединенные в единую силу, должны принудить государства-агрессора, прибегнувшего к оружию, к подчинению и соблюдению решений с возмещением ущерба, нанесенного пострадавшей стороне, и с оплатой издержек тех держав, которые принудили ее подчиниться [5].

Иммануил Кант обогатил подходы к обеспечению безопасности. В своих работах он писал о преодолении человеческих пороков и их негативных последствий, необходимости ограничения отдельной воли людей, подчинении их дисциплине гражданского общества, законам государства, которые призваны защищать безопасность людей и самого государства [4].

Кант считал, что правовое гражданское общество – особая социальная система, включающая в себя социальные подсистемы, где формируются законы и имеются механизмы их реализации. Подобные же подсистемы должны защищать государство и от внешних деструктивных сил, так как природа использует неуживчивость отдельных государств как средство для того, «чтобы в неизбежном антагонизме между ними найти состояние покоя и безопасности…» [4].

Система безопасности, в видении Канта, предполагает необходимость законодательных и исполнительных механизмов, выделение внутренней и внешней безопасности государства и гражданского общества, взаимозависимость национальной безопасности каждой страны с безопасностью международного сообщества, международной безопасностью.

Значительное влияние на развитие представлений о безопасности оказал проект «Вечного мира» И.Канта, где выдвигались возможные пути и системы утверждения нерушимых мирных взаимоотношений между народами, всеобщего правового гражданского состояния, состояния вечного мира между всеми государствами.

Впервые И.Кант высказал догадку об объективной закономерности, ведущей к установлению вечного мира, о необходимости создания на мирных началах союза народов. Государства, независимо от их желания, будут вынуждены вступить в союз, образованный на мирных началах, союз «где каждое, даже самое маленькое государство могло бы ожидать своей безопасности и прав не от своих собственных сил, а исключительно от такого великого союза народов» [12].

Кантианская традиция в понимании безопасности акцентировала значение морали и права, закона: она привлекает внимание к тому вкладу, который делает творческое человеческое существование в созидание безопасности, она признавала способность человеческого влияния и изменения образцов социального действия и поведения и создания новых ценностей и норм.

Максимальное приближение к идеалу – абсолютной безопасности, по мнению другого немецкого философа Иоганна Готфрида Гердера, возможно не в результате соглашений, заключенных в условиях враждебных отношений между государствами, а только как итог нравственного перевоспитания людей. Отвращение к войне, меньшее почтение к военной славе, чувство солидарности и справедливости к другим народам, демократизм – вот основные принципы, с помощью которых можно воспитать людей в духе человечности [12]. Эти принципы актуальны и сегодня.


Литература:

  1. Аристотель. Политика // Соч. В 4 т. – М., 1983. – Т.4.

  2. Гердер И.Г. Письма для поощрения гуманности / Трактаты о вечном мире.

  3. Гоббс Т. Левиафан, или материя, форма и власть государства церковного и гражданского / Соч. в 2 т. Т.2. – М.: мысль, 1991.

  4. Кант И. Сочинения. В 6 т. – М., 1964-1966. Т.6.

  5. Пенн У. Опыт о настоящем и будущем мире в Европе / Трактаты о вечном мире.

  6. Платон. Сочинения. В 3 т. – М., 1971; Т.3. ч. I.

  7. Полибий. Всеобщая история в сорока книгах. В 3 т. – М., 1890. Т.I.

  8. Политика Аристотеля. – М., 1911.

  9. Радиков И.В. Военная безопасность общества и государства: Политологический анализ. Диссертация доктора политических наук, Санкт-Петербург, 2000, 408 С.

  10. Роттердамский Э. Жалоба мира / Трактаты о вечном мире. – М.: Соцэкгиз, 1963. Струве В., Редер Д. Хрестоматия по истории Древнего Востока. – М. – С. 126-130.

  11. Трактаты о вечном мире. – М.: Соцэкгиз, 1963.

  12. Плутарх. Сравнительные жизнеописания: В 3 т. – М., 1968-1972. Т 2.


Врезка1

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle