Библиографическое описание:

Зайковская А. С. Тенденции развития свободных экономических зон на территории ЕС // Молодой ученый. — 2012. — №8. — С. 102-106.

Развитие свободных экономических зон (СЭЗ) стало одной из основных особенностей функционирования европейской экономики в XX в. Прототипами современных СЭЗ можно назвать и греческий остров Делос, где еще в 166 г. до н.э. приезжие купцы были освобождены от пошлин и выполнения административных формальностей, и итальянский город Ливорно, где в 1587 году купцы добились права вести торговлю, не облагаемую налогами, и портовые города Генуя, Венеция, Марсель, где возникли первые районы порто-франко, и свободный порт Гамбург, и старые Ганзейские города – Любек и Данциг.

С развитием мирохозяйственных связей, международной торговли, движения капиталов, миграции населения и трудовых ресурсов, глобализацией и интеграцией изменялась и роль СЭЗ в функционировании современного общества. Сегодня европейским СЭЗ присущи новые количественные и качественные характеристики: расширилась география их образования, усложнились решаемые ими проблемы и механизмы управления, увеличился спектр вовлеченных в функционирование СЭЗ отраслей и структур, углубилась их специализация, наметились тенденции их дальнейшего развития.

В начале XXI века скорость экономического развития ЕС возросла настолько, что в Докладе о торговле и развитии за 2007 г. Генеральный секретарь ЮНКТАД заявил о возможности занятия ЕС в скором времени места США как лидера глобального роста. Такой вывод был сделан исходя из того, что, начиная с 1999 года, темпы экономического роста ЕС были выше, чем в США и Японии [4].

По мнению экспертов ЮНКТАД, ускорение темпов роста экономики ЕС не в последнюю очередь связано с переходом европейской интеграции в новое качество: трансформацией ЕС в единое экономическое пространство, которое позволило создать единый рынок товаров, услуг, капитала и рабочей силы [5]. Так или иначе, это затронуло все сферы экономической системы: производство и рынок, государство и корпоративные структуры, межгосударственные взаимосвязи. Результатом этих процессов стала возрастающая взаимозависимость стран, которая выражается зависимостью хозяйственной конъюнктуры каждой из стран-членов ЕС от проводимой Сообществом общей экономической политики.

Развитие современных экономических принципов ЕС прошло несколько этапов, в определенной степени соответствующих развитию самой интеграционной группы. Во время первого этапа (1958-1968 гг.) был сформирован таможенный союз, либерализовавший перемещение товаров в его рамках. Центральным событием второго этапа (1969-1992 гг.) стал Единый европейский акт, который провозгласил задачу перехода к единому внутреннему рынку, с едиными стандартами и нормами в сфере хозяйственной деятельности юридических и физических лиц, что и было достигнуто к концу периода. На третьем этапе (1992-2000 гг.) в соответствии с Маастрихтским договором была поставлена задача создания единой европейской валюты – евро, которая действительно превращает Сообщество в реальный единый рынок, поскольку снимает внутренние различия в организации кредита и расчетов, курсовой политике и валютных рынках, налогах и ценах. Именно за этот период была построена база под сложившиеся в ЕС единые рынки товаров и факторов производства.

По мере строительства единого рынка создавался и организационный механизм его развития. Схематично он может быть представлен следующим образом. Основные направления политики стран-членов и Союза определяются для каждого из рынков (товаров, услуг, капитала, труда) в виде совместных решений Совета министров стран-членов и Союза в целом. При несоответствии экономической политики какой-либо из стран основным направлениям ЕС или в случае, если ее проведение препятствует нормальному функционированию сообщества, Совет министров должен принимать необходимые меры, предусмотренные в регламентациях для устранения несоответствий через общеевропейские органы регулирования и, прежде всего, Европейскую комиссию. Большое внимание в работе этих структур уделяется разработке сложных процедур по взаимному признанию и уточнению технических стандартов, согласованию законодательства, норм налогообложения, общих подходов по защите потребителя, созданию равных условий для инвестирования, свободного передвижения рабочей силы, оплаты труда, условий найма и т.д.

Изначально европейская экономическая интеграция строилась на единстве двух элементов: либерализации торговли и либерализации рыночных отношений между странами-членами ЕС. Однако, как показала практика, для создания единого рынка товаров этих двух компонентов недостаточно. Необходима гармонизация национальных внешнеторговых политик в части снятия барьеров во взаимной торговле и выработки единой внешнеторговой политики по отношению к третьим странам. Последнее потребовало устранения защитных оговорок из Римского договора (они были сняты Единым европейским актом в 1993 г.); полного делегирования полномочий по выработке и реализации внешнеторговой политики от национальных правительств наднациональным органам управления. Эффект от принятых мер был впечатляющим: торговля внутри Союза удвоилась, по сравнению с тем, что могло бы быть при отсутствии интеграции [3].

Таким образом, развитие международной торговли как между странами-членами ЕС, так и между третьими странами является приоритетной стратегической задачей, которая прослеживается во всех принимаемых на национальном и наднациональном уровнях решениях. Поэтому не удивительно, что основной формой свободных экономических зон на территории ЕС являются зоны свободной торговли.

Сегодня крупнейшие ЗСТ функционируют на территории Германии (Гамбург, Киль, Куксхафен, Эмден, Бременхафен), Дании (Копенгаген), Австрии (Линц, Грац, Зольбад-Халль, Вена), Греции (Салоники и Пирей), Финляндии (Ханко, Хельсинки и Турку). Меньшие по размеру ЗСТ существуют практически в каждой стране-члене ЕС, что еще раз подтверждает, что развитие торговли является приоритетным направлением развития ЕС, а также свидетельствует о доходах и других выгодах, предоставляемых одной из самых простых форм СЭЗ как для государства, так и для частного капитала.

ЗСТ ЕС основываются на полном или частичном отсутствии таможенных пошлин и налогов, льготном режиме ввоза, вывоза и реэкспорта товаров. На их территории разрешено производить погрузочно-разгрузочные операции, складирование, сортировку, маркировку и хранение товаров, заниматься выставочной деятельностью, ремонтом судов, продажей товаров. Таким образом, во многих из них осуществляется производственная деятельность – в основном обработка импортных товаров для целей реэкспорта. Однако в ряде ЗСТ действуют особые исторические привилегии, позволяющие осуществлять производственную деятельность, ориентированную на внутренний рынок, используя все преимущества ЗСТ [2].

Следует отметить, что большинство ЗСТ, функционирующих на территории ЕС, имеют длинную историю. Исключением является лишь зона свободной торговли на острове Кюрасао (Нидерланды), образованная уже в ХХI веке [6]. Такой парадокс может быть объяснен как географическими особенностями (оптимальные и конкурентоспособные территории под создание СЭЗ таможенного типа исторически сформированы и уже функционируют), так и общими административными барьерами, которые сегодня существуют при создании ЗСТ промышленного типа в Евросоюзе. Однако административные барьеры – не единственная преграда для их создания.

Классическая экономическая модель исповедует принципы свободы торговли и предпринимательства, совершенной конкуренции, известные как "laissez-faire", и выступает против вмешательства государства. Однако определить оптимальные границы вмешательства государства в предпринимательскую деятельность достаточно тяжело даже на национальном уровне, а совместить их с наднациональным уровнем – задача еще более сложная. Неудивительно, что промышленная политика ЕС формировалась достаточно долго. Четкую промышленную политику ЕС приобрел лишь с подписанием в 1992 г. Маастрихтского договора. В Договоре были сформулированы цели промышленной политики ЕС: ускорить структурные преобразования в промышленности, создать благоприятный климат для инициативы, поощрять сотрудничество и взаимодействие между компаниями, повысить эффективность использования в промышленности результатов научно-технического прогресса [1].

Еще в 1989 г. Комиссия предложила принять Статус Европейской Компании. Этот документ должен был поставить все компании стран ЕС в равное правовое и фискальное положение и тем самым устранить многие трудности, которые были обусловлены несогласованностью национальных правовых норм и налоговых правил. И хотя у этого документа есть серьезные противники, что подтверждается и тем фактом, что он до сих пор не подписан, но, тем не менее, работа в этом направлении ведется. Основной уклон в ней сделан на устранение неравнозначной конкуренции. Этот факт оказывает непосредственное влияние на создание и функционирование промышленно-производственных зон на территории ЕС. Основные тенденции этого развития можно обозначить следующим образом:

1) Отказ от выравнивания уровня экономического и социального развития отсталых регионов стран-членов ЕС за счет механизмов СЭЗ. Несмотря на то, что содействие гармоничному и сбалансированному развитию экономической деятельности всех стран-членов является основополагающей целью сообщества, выполнение этого требования наиболее проблематично. Как известно, в настоящее время экономическое развитие этих стран (и особенно регионов) неравноценно, а потому помощь государства или сообщества депрессивным районам крайне необходима. Более того, ее оказание предусматривается соответствующими регламентами ЕС. Но эта помощь строго контролируется: статьей 92 Римского договора провозглашен отказ от использования механизмов СЭЗ, альтернативой им избраны структурные фонды (Европейский структурный фонд, Европейский фонд регионального развития, отдел ориентации Аграрного фонда) [1]. В рамках реализации Единого Европейского Договора финансовые ресурсы структурных фондов были более чем удвоены, а также пересмотрен механизм распределения и использования их средств.

  1. Целенаправленное исключение системы льготного налогообложения из привилегий, предоставляемых промышленно-производственным зонам, поскольку налоговые льготы приводят к неравнозначной конкуренции. Исключение фискальных стимулов, наравне с отказом от прямой финансовой помощи государством при создании промышленно-производственных зон сильно сокращает потенциальные возможности СЭЗ и их актуальность на территории ЕС.

  2. Унификация и стандартизация трудового и экологического законодательств стран-членов ЕС исключают возможность сокращения издержек компаниями-производителями за счет минимизации требований к рабочему месту и заработной плате или уровню охраны окружающей среды и уровню загрязнений, что автоматически делает СЭЗ промышленно-производственного типа на территории ЕС неконкурентоспособными.

Таким образом, функционирование СЭЗ чисто промышленно-производственного типа на территории ЕС является нецелесообразным и редко встречаемым в этом виде. Однако директивы ЕС резко меняются, если речь идет о производстве, расположенном на территории технико-внедренческих зон (ТВЗ). Это так называемое "блоковое исключение" из Римского договора, принимаемое Комиссией ЕС, когда виды деловой практики, расходящиеся с установленными правилами конкуренции, но не сильно им противоречащие, становятся распространенными [1]. Прецедент был создан в 1985 г. Постановлением 418/85 до конца 1997 г. было введено блоковое исключение для межфирменных соглашений о совместном проведении НИОКР и совместном использовании результатов НИОКР в производственной деятельности.

Сегодня многочисленные ТВЗ на территории ЕС различаются по размерам, специализации и основным источникам финансирования. О том, что ЕС уделяет особое место функционированию технополисов, свидетельствует и тот факт, что штаб-квартира Международной ассоциации научных парков, объединившей Европейский, Северо-Американский и Азиатско-Тихоокеанский регионы, расположена в Шенноне (Ирландия).

Один из первых научно-технологических парков (НТП) был создан в Великобритании вокруг всемирно известного Кембриджского университета, где в 50-е гг. фирмы специализировались на выпуске продукции электронной оптики, а в дальнейшем переключились на компьютерные технологии. Сегодня в НТП действует свыше 400 фирм, занятых выпуском малогабаритной и дорогостоящей наукоемкой продукции. Типичная фирма здесь насчитывает не более 30 сотрудников, а всего в кембриджских компаниях занято около 150 тыс. служащих. Среди других научно-технологических парков Великобритании выделяются Силикон Глен в Шотландии и Милтон Кейнс в Англии.

Крупнейший западноевропейский технополис находится в ФРГ под Мюнхеном и специализируется на создании малых наукоемких фирм. Германские технополисы обладают высокой автономностью и коммерциализацией инновационной деятельности.

Удачный опыт внедрения технопарков имеет Ирландия, причем создание технопарка в портовом городе Лимерик, расположенном в 24 км от Шеннона, является примером синергетического эффекта и эволюционной трансформации от функционирования беспошлинной зоны "Шеннон", которая была создана на территории международного аэропорта Шеннон. В 1959 г. парламент Ирландии принял закон о создании экспортно-промышленной зоны (промышленного парка) вблизи аэропорта Шеннон с целью привлечения иностранных инвестиций для экспортного производства, которое смогло бы пользоваться услугами аэропорта для импорта комплектующих и экспорта готовой продукции при льготной 10%-ной вывозной пошлине. Такие меры обеспечили значительное увеличение грузо- и пассажиропотока через аэропорт, создание новых промышленных предприятий и развитие запада Ирландии в целом. В настоящее время "Шеннон" – высокоразвитый промышленный центр, состоящий в основном, из высокотехнологичных предприятий, где действует более 110 иностранных фирм, создано более 6 тыс. рабочих мест, ежегодный экспорт составляет более 1 млрд долл. США.

Управляет проектом государственная компания. В отличие от руководства многих других экспортно-промышленных зон, эта компания осуществляет не только управление свободной зоной, но и является обществом, созданным для развития Шеннонского региона. Принимая во внимание свою ответственность в дальнейшем развитии зоны и региона в целом, еще в 1980 г. компания открыла инновационный центр "Лимерик" как своего рода экспериментальный полигон для организации новых предприятий на основе применения усовершенствованной технологии. Центр расположен на территории технологического парка "Плесси" и выполняет многие вспомогательные функции, свойственные технопарку, дополняя научно-исследовательскую работу Лимерикского технического университета.

Таким образом, в Шенноне представлены в миниатюре основные функциональные типы СЭЗ: беспошлинная торговля, экспортно-промышленная зона, использующая промышленные технологии, и технопарк.

Еще одной формой СЭЗ, которая долгое время была широко распространена на территории стран-членов ЕС и которая сейчас претерпевает трансформацию, являются оффшорные зоны.

Важнейшим критерием классификации оффшоров может быть их имидж (престижность) в глазах международного сообщества. Репутация оффшора определяет отношение торговых и финансовых партнеров к зарегистрированной в оффшоре компании. Исторически так сложилось, что оффшорные юрисдикции, расположенные на территории стран-членов ЕС, относятся к так называемым "респектабельным" (белым) оффшорам.

Налоговые законы на некоторых территориях Великобритании, Ирландии, Люксембурга, Мальты в некоторых случаях предполагают низкое налогообложение для определенных групп инвесторов (как правило, иностранных). Снижение налогообложения доходов предприятий иногда также достигается применением условий международных соглашений об избежании двойного налогообложения (СИДН) или резидентства компаний. Характеристика оффшорных зон ЕС с точки зрения льгот, предоставляемых оффшорным компаниям, представлена в таблице.

Характеристика оффшорных зон ЕС с точки зрения льгот, предоставляемых оффшорным компаниям

Тип оффшора

Особенности

Юрисдикция

Ограниченные офф­шоры, требующие от­четность

Наличие льготных условий налогообложения оффшорных компаний, требование отчетности. Имеются соглашения СИДН

Кипр

Оффшоры, дающие снижение налогов на определенные виды деятельности

Определенные виды деятельности облагаются налогами по пониженным ставкам. Как правило, льготы для банков, холдинговых компаний. Часто существуют СИДН

Гибралтар, Люксембург, Гернси, Мэн, Австрия

Юрисдикции, предоставляющие неко­торые льготы нерези­дентам

Для резидентов стандартные условия нало­гообложения, однако зарегистрированная в стране компания может и не рассматриваться как резидент, некоторые льготы для нерезидентов и отдельных видов компаний

Великобритания, Нидерланды


В целом, несмотря на льготный характер налогообложения, отдельные оффшорные юрисдикции довольно существенно различаются по предоставляемым налоговым льготам. Если для компаний с особым налоговым статусом (освобождение или нулевая ставка налогов применяются, если источник доходов расположен за пределами данных территорий) низкий или нулевой уровень налогообложения существует практически во всех юрисдикциях, то для других видов компаний, в том числе нерезидентов, налоговые ставки достаточно сильно варьируют.

Значение репутации оффшора особенно возросло в настоящее время, когда осуществляется глобальное давление на эту форму организации бизнеса.

Высокая репутация с точки зрения современных требований позволяет добиться более выгодных условий от зарубежных торговых партнеров и от финансовых институтов. Например, зарубежные страховые компании не будут страховать компании из безналоговых зон, так как трудно получить достоверную информацию об их финансовом состоянии в целях оценки финансовых рисков.

В то же время, чем выше репутация, тем дороже обходится обслуживание компании в этой юрисдикции (необходимость ведения бухгалтерского учета по международным стандартам, обязательный аудит, ведение документооборота и т.д.).

Кроме того, следует отметить и новые тенденции в развитии оффшорного законодательства в ЕС:

  1. Ослабление банковской тайны (почти во всех оффшорах принято законодательство, соответствующее требованиям ФАТФ и обеспечивающее большую прозрачность оффшоров).

  2. Усиление прозрачности корпоративных структур (запрет акций на предъявителя, необходимость предоставления информации о конечных владельцах корпораций).

  3. Обмен информацией (оффшоры заключают соглашения об обмене информацией с США и другими странами ОЭСР).

  4. Противодействие "пагубной" деятельности оффшоров (оффшоры, не соответствующие новым требованиям, практически утрачивают конкурентоспособность в связи с жестким противодействием международного сообщества и национальных властей).


Литература

  1. Введение в право Европейского Союза: уч. – 2-е изд., испр. и доп. / под ред. Кашкина С.Ю.- М.: ЭКСМО, 2008.

  2. Приходько С.В., Воловик Н.П. Особые экономические зоны. – М.: Изд-во ИЭПП, 2007.

  3. Сальваторе Доминик. Международная экономика. – М.: Институт внешних экономических связей и управления, РИА "ПК", 1998.

  4. IMF – International Monetary Fund [Электронный ресурс]/ International Financial Statistics – 2012. Режим доступа http://www.imf.org/external/index.htm, свободный.

  5. United Nations Conference on Trade and Development [Электронный ресурс]/ Report of the Trade and Development Board on its fifty-sixth session, Held at the Palais des Nations, Geneva – 2012. Режим доступа http://www.unctad.org, свободный.

  6. European Parliament [Электронный ресурс]/ Закон от 12 февраля 2001 г. №18 – 2012. Режим доступа http: // www.europarl.europa.eu/news/public/ documents_par_theme/902, свободный.

  7. Кафедра права Европейского Союза [Электронный ресурс]/ Маастрихтский договор -2012. Режим доступа http://eulaw.edu.ru/documents/articles/, свободный.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle