Библиографическое описание:

Акбулатов Р. С. Пенсионное обеспечение в СССР в 80-е гг. XX века. Основные причины реформирования // Молодой ученый. — 2012. — №7. — С. 203-208.

Известно, что в СССР пенсионное обеспечение населения гарантировалось стратегией КПСС и Советского государства, высшей целью которого был неуклонный подъем материального и культурного уровня жизни народа, создание лучших условий для всестороннего развития личности на основе дальнейшего повышения эффективности всего общественного производства, увеличения производительности труда, роста социальной и трудовой активности советских людей [1, с. 50]. Поэтому в СССР действовала и развивалась государственная система социального обеспечения. На материальное обеспечение пожилых и нетрудоспособных граждан, помощь семьям, где есть дети, расходовалось около 40% общественных фондов потребления. Государство принимало на себя основные расходы по содержанию и обслуживанию престарелых и нетрудоспособных через систему социального обеспечения влияло на общий уровень жизни народа, выравнивая доходы семей, в состав которых входили престарелые и нетрудоспособные граждане [2, с. 10].

Действовавшая в СССР система пенсионного обеспечения функционировала в рамках общей системы социального обеспечения и социального страхования, которая охватывала не только выплаты пенсий и пособий различных видов, но и различные формы социального, медицинского санаторно-курортного обслуживания трудящихся, содержание и обслуживание престарелых и нетрудоспособных. Данная система обеспечивала абсолютно всем категориям граждан минимально необходимый прожиточный уровень потребления [3, с. 308]. Средства на государственное пенсионное обеспечение, как и другие средства на государственное социальное страхование, аккумулировались в бюджете государственного социального страхования, который входил составной частью в государственный бюджет страны, и был основан на консолидированной программе финансирования выплаты пенсий и полностью зависел от сбалансированности государственного бюджета страны [4, с. 105], в соответствии с установленными видами обеспечения и обслуживания по социальному страхованию. В общем бюджете государственного социального страхования чётко определялись источники доходов и направление средств.

Благоприятный показатель соотношения числа работающих и пенсионеров, а также динамичный послевоенный экономический рост СССР способствовали развитию пенсионной системы и совершенствованию законодательства о пенсионном обеспечении. По мнению Е.И. Астрахана, к характерным чертам социального законодательства (включая пенсионное) в СССР можно отнести: расширение субъектов права; расширение видов обеспечения; гуманизация условий, определяющих право на пенсию.

Вместе с этим, система государственного пенсионного обеспечения не содержала комплекса необходимых экономических признаков, присущих традиционным формам пенсионного страхования. В то же время данная система наряду с многочисленными экономическими особенностями содержала одно важное преимущество – обеспечивала абсолютно всем категориям граждан минимально необходимый прожиточный уровень.

Поэтому советская пенсионная система, начиная с середины 60-х гг. и до 1990 года, получила определение системы государственного пенсионного обеспечения (рис. 1).


Врезка1




Врезка2Врезка5Врезка3Врезка4






Рис. 1. Система пенсионного обеспечения в системе

социального обеспечения СССР [5, с. 123]


На этапе своей экономической и социальной «зрелости» советская система государственной пенсионной политики отличалась от пенсионной политики стран с рыночной экономикой своей многоукладностью, то есть в ней отсутствовали взаимодополняющие пенсионные институты и механизмы обязательного (и добровольного) социального и личного пенсионного страхования. Теоретической платформой, на базе которой развивалось отечественное пенсионное законодательство, служил идеологизированный подход, в соответствии с которым пенсии рассматривались как форма содержания нетрудоспособных граждан обществом и за счет общества – так называемая алиментарная (безвозмездная) сущность пенсии, а финансовым источником выступали общественные фонды потребления [6, с. 37]. Понимание трудовой сущности пенсий, как отложенной формы оплаты труда, имело ограниченный характер и трактовалось весьма упрощенно, прежде всего, с позиции фактора, дополняющего алиментарную сущность пенсии. Например, В.А. Ачаркан в 1970-е годы отмечал, что хотя право на пенсию и ее размер зависят от прошлого труда, тем не менее «она не является и сбереженной частью заработной платы, так как трудящиеся освобождены от взносов на пенсионное обеспечение» [7, с. 58]. В качестве других обоснований алиментарной сущности пенсий выдвигался следующий аргумент: пенсионное обеспечение предоставляется «не в качестве прямого, непосредственного вознаграждения за выполненный труд», ибо этот труд «уже был полностью оплачен в свое время по мере выполнения работы» Автор подчеркивал принципиальную установку на данную трактовку сущности пенсий: «пенсии при всех условиях должны оставаться материальным обеспечением, носящим алиментарный характер, гарантирующим на определенном уровне средства к существованию. Такое обеспечение необходимых средств к существованию – это не «один из принципов» пенсионного обеспечения, а самая суть, цель и смысл пенсионного обеспечения престарелых и трудоспособных» [8, с. 52]. На наш взгляд, данное высказывание, совершенно неправомерно, а уж тем более в связи с последующим переходом на рыночную экономику. Кроме того, необходимо отметить то, что, по сути, данные слова отождествлялись с общим иждивенческим подходом в государственной пенсионной политике в описываемый период.

Пенсионное обеспечение как по численности обеспечиваемых, так и по объему средств занимало доминирующее положение в системе социального обеспечения. В этом можно убедиться, обратившись к данным таблицы 1. Рост расходов на пенсионное обеспечение увеличивался в среднем на 2 млрд. в год (1980 г. – 19,9, 1985 г. – 26,7, 1986 г. – 29,1, 1987 г. – 30,6, 1988 – 32,4, 1989 г. – 33,8). Общий прост за 19 лет составил порядка 13,9 млрд. рублей, или практически в 2 раза. Доля выплат на пенсии в общем распределении в системе общественных фондов потребления по годам составил: 1980 г. – 29,3 %, 1985 г. – 31,3 %, 1986 г. – 32,4 %, 1987 г. – 32,6 %, 1988 г. – 31,8 %, 1989 г. – 30,2 %. Таким образом, необходимо сделать вывод, что доля пенсионных выплат в общей системе фондов потребления занимала крайне высокий процент и являлась большой обузой, имеющей к тому же крайне высокую динамику роста.


Таблица 1

Распределение средств в системе общественных фондов потребления[9, с. 67]


1980 г.

1985 г.

1986 г.

1987 г.

1988 г.

1989 г.

Выплаты и льготы всего,

(млрд. руб.)

67,8

85,2

89,7

93,6

101,7

111,9

Из них: на просвещение

16,5

19,9

20,8

21,1

23,2

25,8

в том числе стипендии

1,4

1,4

1,4

1,5

1,5

1,6

на здравоохранение

10,0

11,7

12,0

12,8

14,9

17,1

на социальное обеспечение и социальное страхование

26,8

35,8

38,4

40,4

43,0

47,8

в том числе: пенсии

19,9

26,7

29,1

30,6

32,4

33,8

пособия

6,1

8,1

8,2

8,4

9,3

11,4

Расходы государства на содержание жилищного фонда

4,7

6,3

6,7

7,2

8,0

8,1


Так же, в таблице 1 представлены данные в системе общественных фондов потребления, более четко отражают доминирующее положение пенсий. Приведенные в таблице 2 данные показывают, что из всех видов пенсионного обеспечения наибольший удельный вес по численности пенсионеров имело пенсионное обеспечение по старости. Основанием для назначения этого вида пенсии являлось достижение пенсионного возраста, который в России определен для мужчин – 60 лет; для женщин – 55 лет. Однако существует целый ряд категорий работников, для которых этот «барьер» был снижен до определенных пределов.


Таблица 2

Структура получателей пенсий по основаниям для назначения [10, с. 15]


1971 г.

1976 г.

1981 г.

1986 г.

1991 г.

1992 г.

Все пенсионеры, в том числе получают пенсии:

22,5

24,7

27,4

30,3

32,8

34,0

по старости

14,2

16,8

19,5

22,5

25,7

27,1

по инвалидности

3,9

3,5

3,5

3,5

3,5

3,4

по случаю потери кормильца

4,0

3,9

3,9

3,7

2,8

2,6

за выслугу лет

0,1

0,1

0,1

0,1

0,1

0,1


По данным М.С. Ланцева, возраст 70 лет можно рассматривать как предельный, при котором мужчины теряют трудоспособность вследствие старости. Период от 60 до 70 лет является переходным, а в возрастной группе 60 - 64 года сосредоточено наибольшее число лиц, сохранивших полную или частичную трудоспособность. На возможность и необходимость перемещения границ трудоспособного возраста указывал еще в начале 70-х годов советский экономист и демограф М.Я. Сонин. Он писал: «Мы отклоняем установки некоторых ученых о том, что увеличение продолжительности жизни должно быть использовано, в основном, для увеличения периода отдыха, и исходим из того, что продолжительность активной жизни должна увеличиваться, также как и продолжительность фактической жизни. Это положение дает основания полагать, что в течение ближайших трех-четырех десятилетий верхняя граница трудоспособности поднимется в СССР на 5 лет (для мужчин и женщин)» [11, с. 25].

Льготное пенсионное обеспечение занимало в системе пенсионного обеспечения значительное место. Система льготных пенсий впервые была введена в 1932 году для отдельных категорий трудящихся. Тогда был утвержден «Временный список вредных профессий, дающих право на понижение стажа и повышение пенсий». Пенсия по старости назначалась на 10 лет раньше как мужчинам, так и женщинам. Дифференциация пенсионного обеспечения производилась по усредненным, характерным для определенной отрасли условиям труда. По мере развития законодательной базы к 1956 году список вредных профессий пополнился и был значительно расширен круг лиц, имеющих право на льготные пенсии.

Наряду с условиями труда стали учитываться опять-таки усредненные, но нефактические отраслевые, медикобиологические и региональные факторы. Эта система пенсионного обеспечения распространялась главным образом на важнейшие ведущие отрасли народного хозяйства. Однако круг отраслей, на которые распространялись эти льготы, не всегда определялся только их значением. Учитывались потребности данного момента – обеспечение квалифицированными кадрами тех производств, в которых наиболее остро ощущался дефицит рабочей силы. Таким образом, проблемы рынка трудовых ресурсов решались за счет льгот и компенсаций в области пенсионного обеспечения, тем самым увеличивая нагрузку на пенсионную систему, при этом не обеспечивая компенсаций из какого-либо бюджета кроме государственного. Закон о государственных пенсиях, принятый в июле 1956 года, ликвидировал множественность списков на льготное пенсионное обеспечение и утвердил два, известных как Списки № 1 и № 2, составленные в зависимости условий труда и медико-биологических факторов.

По масштабам охвата работников, занятых в производстве, наша система льготного пенсионного обеспечения по сравнению с мировой практикой – уникальное явление, порождающее острые социально-экономические и демографические проблемы, которые нарушали естественный ход жизни общества, крайне негативно влияли на процесс воспроизводства населения, вызывают социальную напряженность в трудовых активах. Отметим также, что с применением льготных пенсий уменьшался трудовой потенциал общества и продолжительность активной трудовой жизни работников, усиливалось отрицательное воздействие на их трудовую мотивацию в зрелые годы, когда достигался пик профессиональной квалификации. Перечисленные факторы являются одним из серьезнейших социальных факторов, повлиявших впоследствии на изменение нормативно-правовой базы. Отметим так же, что на финансирование льготного пенсионного обеспечения вместе с другими пенсионными выплатами в 1991 г. пришлось до 17 % национального дохода страны.

С точки зрения социальной функции система льготных пенсий обеспечивала защиту трудящихся, занятых на рабочих местах с вредными условиями труда. Подразумевается, что при отработке определенного времени (10-20 лет) в неблагоприятной производственной среде и достижении возраста 50-55 лет (для мужчин) и 45-50 лет (для женщин), занятые в этих условиях утрачивают трудоспособность. Таким образом, вместо того, чтобы обеспечить защиту человека в процессе труда, акцент защиты переносился на этап, когда человек утратил свое здоровье, тем самым, льготная пенсия лишается профилактической направленности.

Итак, постараемся указать основные причины, объясняющие необходимость изменения законодательства в сторону снижения числа льготных пенсий.

Во-первых, идеологический аспект недавнего прошлого о преимуществах социалистической системы в области условий, охраны и гигиены труда в условиях рыночной экономики где «каждый за себя» становится неактуальным.

Во-вторых, фактическая подмена индивидуального метода определения утраты трудоспособности массовыми списками льготных пенсий позволяла упрощать сложную медико-организационную и правовую процедуру. Это приводило к тому, что предварительные, а также периодические медицинские осмотры осуществлялись в большинстве случаев формально. О неудовлетворительной диагностике профессиональных заболеваний свидетельствует тот факт, что в целом по России в 1991 году третья часть всех профзаболеваний была диагностирована при обращении самих больных в лечебные учреждения, а не при периодических медицинских осмотрах [12, с. 106].

В-третьих, существующая система льготных пенсий оказалась «выгодной» и для предприятий, так как не затрачивались средства на финансирование для проведения дорогостоящих мероприятий, связанных с улучшением условий и охраны труда, на создание сложной системы профилактики профзаболеваний, на организацию медицинской, профессиональной и социальной реабилитации пострадавших на производстве.

В-четвертых, система льготных пенсий стала непомерной ношей для бюджета страны.

В отличие от большинства развитых стран система социального страхования в СССР строилась не на принципах самофинансирования страхователями (работодателями и наемными работниками), ее финансирование в значительной степени (свыше 60 – 70%) покрывалось за счет государственного бюджета. Поскольку предприятия практически не несли никакой экономической нагрузки, связанной с предоставлением льготных пенсий, в их интересах было добиваться от государства права на них для максимально большего числа своих работников [13, с. 25]. Также, государственная политика в области льготного пенсионного обеспечения, привела к тому, что все основные субъекты правоотношений (предприятия – государство – работники) были ориентированы не на улучшение условий труда, а на развитие системы льгот и компенсаций; не на совершенствование механизма социальной защиты трудящихся (в том числе с помощью института определения индивидуальной утраты трудоспособности), а на массовое предоставление льготных пенсий. Очевидные недостатки действующей системы льготного пенсионного обеспечения свидетельствуют о необходимости проведения реформы государственного льготного пенсионного обеспечения с учетом экономической и социальной ситуации в нашей стране, которая неизбежно затронет интересы миллионов работников.

Переход России в новую экономическую систему сопровождался кризисными явлениями в области и политических, и экономических, и социальных отношений. Либерализация цен, проведенная в 1992 году дала спад производства практически во всех отраслях экономики, сокращение бюджетных поступлений на нужды социального комплекса на всех уровнях, падение реальных доходов населения сказались на всех показателях, характеризующих пенсионное обеспечение. За 1992 год (к декабрю 1991 года) потребительские цены на товары народного потребления и услуги выросли в 26 раз, оптовые цены на промышленную продукцию - в 34 раза [14, с. 28]..Положение усугублялось тем, что высокая инфляция обесценила сбережения населения, значительная часть которых предназначалась для поддержания материального положения после ухода на пенсию. Компенсационные меры, призванные смягчить последствия роста цен, ликвидировали всякую дифференциацию в пенсионном обеспечении. Большинство пенсионеров стали получать минимальную пенсию. При этом повышение пенсий постоянно отставало от роста цен. Уровень же минимальной пенсии не превышал официально рассчитанного физиологического прожиточного минимума. Относительное улучшение положения пенсионеров произошло после принятия 3 апреля 1992 г. Закона РФ «О досрочном введении в действие Закона РСФСР «О государственных пенсиях в РСФСР», в котором предусматривался механизм осовременивания заработков, из которых исчислялась пенсия.

Реальное содержание средней пенсии по старости (вместе с компенсацией) в сопоставимых ценах в декабре на конец месяца 1994 г. было почти в два раза ниже, чем до либерализации цен в декабре 1991 г. В 1992 году средний размер пенсии составил 25% средней заработной платы, в 1993 году – 34% и в 1994 – около 35%. При исчислении пенсий заработная плата почти не играла роли, так как действовал ограничитель в три минимальные пенсии при установлении максимальной. Доходы пенсионеров существенно отставали от роста цен. Если в 1992 году минимальный уровень пенсионного обеспечения в среднем составил почти 85% прожиточного минимума пенсионера, то в марте 1995 года упал до 45 – 47 % [15, с. 28]. Традиционной формой, позволяющей пенсионерам улучшить свое материальное положение, являлась занятость в первые годы после достижений пенсионного возраста. Однако в условиях перехода к рыночным отношениям реализовать право пожилых граждан на труд становилось все труднее. Лишь 12,5% пенсионеров из числа обратившихся по вопросу трудоустройства получили положительное решение.

Идеологизированная трактовка в советский период финансового обеспечения пенсионной системы – якобы за счет государства, вступала в противоречие с трудовой сущностью этого института и блокировала развитие пенсионного страхования. Это во многом было связано с проводимой государством политикой оплаты труда. Ограничивая и минимизируя оплату труда, перераспределяя большую часть финансовых ресурсов, созданных трудом, государство при этом декларировало как высшее достижение и преимущество социалистического общественного устройства практически полное освобождение трудящихся от уплаты страховых взносов на их пенсионное обеспечение.

Действительно, расходы на выплату пенсий ввиду низких страховых взносов финансировались в основном за счет дотаций из государственного бюджета. Все это приводило к искажению реальной стоимости расходов на воспроизводство рабочей силы, создавало иллюзию, что пенсионеров содержит государство, а не сами работники (потенциальные пенсионеры). Как отмечают М.Л. Захаров и Э.Г. Тучкова, на протяжении многих десятилетий советское государство фактически «экономило» на старшем поколении, финансируя расходы на пенсионное обеспечение по принципу «разумной достаточности», что позволяло сознательно замораживать уровень пенсионного обеспечения на длительные периоды, не гарантируя пенсионерам непрерывного улучшения жизни по мере роста оплаты труда в стране, повышения уровня жизни, появления у государства дополнительных экономических возможностей [16, с. 9].

Таким образом, исходя из вышеперечисленных недостатков действовавшей системы пенсионного обеспечения, необходимость ее реформирования диктовалась следующим:

  1. Финансирование пенсионного обеспечения осуществлялось из государственного бюджета, через общественные фонды потребления. Бюджетное финансирование государственных пенсий противоречило соблюдению требований, провозглашенных в конвенциях Международной организации труда, в соответствии с которыми управление финансами государственных фондов пенсионного обеспечения осуществляется отдельно от управления государственными средствами.

  2. Отсутствовала заинтересованность работников в формировании фондов пенсионного обеспечения, в связи с тем, что сбор средств на нужды пенсионеров осуществлялся за счет взносов только работодателей.

  3. Ранний возраст выхода на пенсию привел к увеличению иждивенцев, порождал антиобщественные явления. Трудовой потенциал большинства пенсионеров остается невостребованным.

  4. Необоснованное количество льготных пенсий являлось слишком расточительным для действовавшей государственной пенсионной системы.

  5. Отсутствовала тесная связь размеров пенсий с оплатой труда и продолжительностью трудового стажа.

  6. Существовавшая пенсионная система имела ущербное и дискриминационное разделение пенсий на «основную» и «для колхозников».


Литература:
  1. Вайсфельд Л.Д. Пенсионное обеспечение в СССР. Сборник официальных материалов. М.: Государственное издательство юридической литературы, 1957. С 50.

  2. Захаров М.Л. Социальное обеспечение в СССР: Сборник нормативных актов. М.: Юрид. лит.1986. С. 10.

  3. Под общ. ред. Н.А. Волгина – 2-е издание Социальная политика: Учебник. М.: Экзамен, 2004. С. 308.

  4. Пономарева Ю.Е. Социологический анализ отражения модернизационных социальных изменений в региональных СМИ в начале XXI века (на материалах Красноярского края). Красноярск. 2008. С. 105.

  5. Бродский Г.М..Право и экономика пенсионного обеспечения. СПб, 1998. С. 123.

  6. Астрахан Е.И. Принципы пенсионного обеспечения рабочих и служащих в СССР. М.: Изд-во «Юридическая литература», 1967, С. 37,40.

  7. Ачаркан В.А.Государственные пенсии. НИИтруда Госкомтруда СССР. М.: Изд-во «Юридическая литература», 1967. С. 58.

  8. Астрахан Е.И. Принципы пенсионного обеспечения рабочих и служащих в СССР. Госюриздат. М.:, 1961, С. 52-53.

  9. Там же.

  10. Бабич А.М., Егорова Е.Н., Жильцов Е.Н. Экономика социального страхования. М.: Тезис, 1998, С. 67.

  11. Груа Ж. О государственных пенсионных системах в странах СНГ. К реформе социального обеспечения: принципы и прагматизм. М.: Издание бюро МОТ в Москве. 1999. С. 15.

  12. Ланцев М.С. Основы страховой деятельности. М.: Изд-во БЭК, 2001, С. 25.

  13. Сонин М.Я. Актуарные расчеты. М.: Финансинформ,1996. С. 106.

  14. Чернышов С.Д. История и проблемы пенсионного обеспечения в связи с особыми условиями труда. Охрана труда и социальное страхование. М.: Изд-во Арго, 2000. С 25.

  15. Четыркин Е., Кабалкин С. Мировой опыт реформирования пенсионных систем: уроки для России. М.: Изд-во Дело, 2000. С. 28.

  16. Там же.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle