Библиографическое описание:

Егоров М. И., Андронов И. С. Культура эпохи развитого информационного общества: проблемы, противоречия и конфликты. Подходы к формированию толерантного и неэкстремального сознания в условиях культуры информационного общества // Молодой ученый. — 2012. — №7. — С. 224-227.

Ни для кого не является секретом тот факт, что процессы формирования единого глобального социокультурного пространства стали результатом скачка в области развития информационных технологий в 50-60 гг. XX в., который был закреплен технологическим прорывом 80-90-х гг. Создание и внедрение в быт хотя бы только устройств, способных принимать и передавать аудиовизуальные сведения об окружающем мире и протекающих в нем процессах, перевернули сознание людей и дали возможность – с одной стороны, раздвинув, а с другой, сжав пространственно-временные границы, – не выходя за пределы жилого помещения, заглянуть в различные уголки вселенной, побывать в прошлом и устремить взгляд в будущее. С увеличивающейся скоростью воедино сливаются разнообразные национальные культуры и эпохи, отдельные этносы и социальные группы объединяются под влиянием наднациональных идей/идеологий, сформулированных новым веяньем постиндустриального общества, т.н. массовой культурой.

Говоря сейчас о культуре как о понятии, мы подразумеваем некий исторический анахронизм, которого придерживаются отдельные социальные группы. Культура сегодня – это почти забытое представление о том, каким является или должен быть внутренний мир человека. Действительно, зачем обладать собственным душевным космосом, полным чувств, эмоций и переживаний, когда имеется возможность удовлетворения почти всех потребностей (как духовных, так и материальных) без каких бы то ни было особо ощутимых усилий – посредством мышления и осуществления поступков по упрощенной и ставшей уже унифицированной схеме, пропагандируемой большинством средств массовой информации.

Человек нашего времени по большей части не старается задумываться над понятиями добра и зла, периодически осознавая лишь правовую ответственность за свои действия и зачастую не испытывая никакой моральной нагрузки при их совершении, он не стремится к постижению истины, поскольку «истина» преподносится СМИ в полуприготовленном состоянии, примитивизированно, в форме некоего яркого зрелища; таким образом, можно обозначить, человек лишен возможности самореализации в индивидуальном и социальном плане, его энергия направлена не на осмысление своих места и роли в обществе, но на экстенсивную консумацию благ, которые производит само общество, во многом создавая тем самым мировоззренческие позиции, с коих данный человек взирает на окружающую действительность. (Кстати, немало сказано и написано слов об образовании культуры потребления: с восходящей скоростью труд перемещается все ниже и ниже по шкале ценностей современной молодежи, он как важная составляющая социализации и формирования личности теряет значение смыслообразующего звена в жизни человека).

Культура сегодня обратилась, прежде всего, в бизнес, где по умолчанию подразумевается недостаток эмоций, отсутствие которых постепенно превращает человека в машину, что ведет к экзогенности и автоматизации процесса формирования собственного мнения (существует своего рода клиповость сознания, основанная на выхватывании отдельных элементов без особого углубления в понимание сути вещей). Несвобода человека постиндустриального общества заключается в том, что он менее ответственен, привык в выборе полагаться на представляемое/предоставляемое массовой культурой, часто не желая давать критические оценки явлениям.

Считается, в XXI в. общество базируется на индивидуализме, являющемся основой капитализма, который, в свою очередь, есть фундамент демократии, а демократия же – благоприятная среда для развития индивидуализма. Если исходить из данной замкнутой на самой себе логической цепочке, назревают два вопроса: возможно ли существование демократии в обществе, где каждый человек – индивидуал, пекущийся о насущном; осуществимо ли развитие капитализма в обществе, где каждый самостоятельно принимает решение, какие у него первоочередные потребности и каким образом он будет их удовлетворять? Концепция «золотого миллиарда», или «сытого миллиарда», еще раз говорит о том, что на современном этапе развития всемирного общества людей делят на первый и второй сорт.

Всем прекрасно известна общепринятая иерархическая модель Маслоу, на которой четко отображены основные группы человеческих потребностей, начиная с самых низменных – физиологических и заканчивая потребностями наивысшего порядка – в самовыражении. По мнению автора данной пирамиды страстей, человеку необходимо полностью пресыщать потребности более низкого уровня для возможности перехода на следующую ступень. Дабы выстроить обозначенную иерархию, требуется обладать представлением о том, что надо сделать для подъема по вертикали, но сегодня, в принципе, почти отсутствует нужда задумываться над тем, что несет в себе «движение» в рамках сей модели: попытка самореализации в той или иной мере обречена на успех, поскольку для этого практически не требуется затрачивать усилий. В этом и кроется основная проблема человека эпохи постмодернити – очень многое легкодоступно, не требуется прикладывать никаких стараний для получения необходимых впечатлений и эмоций, не надо задумываться над тем, как удовлетворить в течение даже одних суток все группы потребностей, которые представлены в выше обозначенной геометрической фигуре. Культура же, в свою очередь, изначально подразумевает постоянное стремление к самосовершенствованию, попыткам осознать и обрести свое место в мире, найти смысл существования, несмотря на все трудности двигаться к намеченной цели.

Говоря о приобщении современного человека хотя бы на краткое время к культуре, подразумеваем, прежде всего, его ознакомление с традициями прошлого, с великими достижениями в областях точных, естественных и гуманитарных наук. Современные искусство и творчество позиционируются в двух направлениях: «массовое» и «маргинальное». Массовая культура подразумевает приобщение современного человека в зависимости от его возраста, социального статуса и уровня достатка к тем потребительским ценностям, которые доступны для его социальной группы; маргинальная – специфические отклонения в мировосприятии членов тех социальных групп, которые выражают крайнюю степень восприятия ими существующей действительности (здесь можно отдельно углубиться в тему экстремальности и экстремизма).

Рассуждая о причастии человека к культуре, для начала необходимо все же сформулировать хотя бы те ценности, которые несет в себе данная культура. Для общества потребления основная ценность – возможность в сжатые сроки удовлетворить все возникающие потребности доступными и (конечно, желательно) незапрещенными способами, а в условиях развитых информационных технологий это еще и желание получения как можно большего объема информации без прикладывания особых усилий. Собственно возможность и желание – именно в такой последовательности – диктуют сейчас те требования, которые предъявляет современный человек окружающему миру вообще и себе в частности, в то время как попытка обретения культурных ценностей безоговорочно подразумевает, во-первых, наличие желания познания окружающего мира и себя самого, а во-вторых, постоянный поиск возможности для удовлетворения этого желания.

С развитием высоких технологий зачастую нет необходимости даже выходить за пределы своего дома для – правда, все равно фрагментарного – приобщения к культуре, достаточно лишь нажатием нескольких клавиш открыть виртуальное пространство и погрузиться в него, чтобы стать участником действа, которое преподносится как окультуривание, но, по сути своей, является лишь частью потребления тех ценностей, что сформированы обществом, не прибегшим при этом к попытке осознания действительности, для удовлетворения им собственных исходящих из сиюминутных веяний моды потребностей. В этом заключается сложная социально-философская проблема современного мира: насколько общество оказалось готовым к техническим инновациям (ко всем без исключения или некоторой их части)? Например, помимо тех удобств, которые подарил нам Интернет, он принес и ряд проблем, начиная от распространения экстремистских/террористических идей и заканчивая максимальным ограничением непосредственного общения людей, которое ныне локализуется в социальных сетях, замыкаясь на виртуальных объединениях (сообществах) по интересам.

Безусловно, стремление к инновациям – т.е. качественно новым методам, средствам, технологиям, – характерное для всего мира, приносит пользу. Любой человек, имеющий доступ к сети Интернет, может в любой момент получить необходимую информацию в требующемся объеме, установить личное/деловое взаимодействие, поддерживать коммуникацию с людьми по всему миру. Но не стоит забывать, любой технической инновации, а особенно такой глобальной как мировая паутина, должна соответствовать и социальная технология.

Сейчас перед человечеством стоит серьезный вопрос: насколько изменили жизнь новые средства коммуникации, получения и хранения информации? Никто не будет возражать, что у этого явления есть свои «плюсы» и «минусы». Появление Интернета и компьютеризация способствуют быстрому принятию решений, в т.ч. и в сфере социального управления, уменьшает документооборот организаций на бумажных носителях и т.д., но имеются и свои побочные эффекты, которые на сегодняшний день проявляются все более отчетливо.

Впервые интернет-зависимость как расстройство было описано доктором Иваном Голдбергом. Несмотря на то, что в цели Голдберга не входило включение этого расстройства в официальные психиатрические стандарты, предложенное им базируется на исследовании расстройств, связанных со злоупотреблением психоактивными веществами. Голдберг выделил следующие симптомы этого расстройства: 1) использование Интернета вызывает болезненное негативное стрессовое состояние, или дистресс; 2) использование Интернета причиняет ущерб физическому, психологическому, межличностному, экономическому, социальному статусу. Официальная медицина пока не признала Интернет-зависимость психическим расстройством, и многие эксперты в области психиатрии вообще сомневаются в ее существовании или отрицают вред от этого явления [1].

Однако психиатр Кимберли Янг в ходе своего исследования смогла даже выделить пять типов Интернет-зависимости:

  • киберсексуальная зависимость – непреодолимое влечение к посещению сайтов, контент которых обладает эротическим или порнографическим характером, и занятию киберсексом;

  • пристрастие к виртуальным знакомствам – избыточность знакомых и (мнимых) друзей в сети;

  • навязчивая потребность в сети – тяга к онлайновым (азартным) играм, постоянные покупки или участие в различного рода акциях;

  • информационная перегрузка (навязчивый вэб-серфинг) – бесконечные путешествия по сети, поиск информации посредством баз данных и поисковых систем;

  • компьютерная зависимость – навязчивое желание играть в компьютерные игры или проводить время за компьютером [2].

Не обошла Интернет и проблема толерантности (от лат. tolerantia), что в переводе с латыни – терпение. Данное понятие пришло в общественные и гуманитарные науки из медицины, где оно обозначало или неспособность синтезировать антитела в ответ на введение определенного антигена (иммунологическая толерантность) или снижение реакции на повторяющееся введение вещества, привыкание организма и, в итоге, способность организма без потерь переносить негативные влияния внешней среды (например, толерантность к психоактивным веществам) и т.п. [3]. Но чаще всего в современном мире под лексическим значением толерантности понимается терпимость к чужому образу жизни, поведению, обычаям, чувствам, мнениям, идеям, верованиям и способность относиться к ним без раздражения.

Проблема заключается не только в том, что в Интернете нашли свое «пристанище» экстремистские группировки, лица, заинтересованные в распространении преступных идей и взглядов. Современная массовая культура вообще и ее подклассы в частности, с одной стороны, позиционируют себя как открытые, в тоже время, создают определенные ограничения для (взаимо) проникновения. В качестве примера можно привести некоторые молодежные субкультуры, предъявляющие определенные требования к участникам, не отвечая которым вы не можете быть включены в них.

Сама окружающая человека социальная среда искусственна, поскольку конструируется историческими, политическими и иными обстоятельствами. Тайна культуры – это тайна порядка, который, возникнув однажды, вовлекает в себя человека, формирует его и включает в практику воспроизводства культуры. Вне культуры нет человека. Только в ней он обретает свой специфический способ существования: навыки общения, деятельной активности, знания и умения, определяющие родовую сущность человека. Тайна культуры – это тайна, поскольку момент ее возникновения отделен от нас тысячелетиями, не зафиксированными ни в письменных источниках, ни в памяти рода человеческого. Не имеющее же начала всегда таинственно, притягивает испытующий взор и рождает самые фантастические предположения. Мифические сказания, повествующие о культуре как о даре богов, и фантастические картины «происхождения человека из обезьяны посредством труда» в равной степени скрывают подлинные события, предопределившие человеческую самобытность [4, с. 97-98].

На сегодняшний момент очевидно одно: классифицируя и подразделяя культуру по национальным и этническим (русская, славянская, германская, китайская и др.), социально-стратификационным признакам (буржуазная культура, культура «социального дна» и пр.), признакам разделения в рамках исторического процесса (культура Древнего Мира, Нового Времени и т.д.), не стоит забывать важный аспект – часть не может быть больше целого. Культура этнической общности, нации, государства, социальной, профессиональной группы, организации не существует сама по себе – она является долей всеобщей культуры человечества. Поэтому нельзя говорить о превосходстве одной культуры над другой – ничто не является большей величиной по отношению к другому, для всего определены свои роль и место в постоянном процессе развития. Обладание целым вполне закономерно делает человека богаче, нежели обладание частью. По этой причине знакомство с культурами других народов и взаимопроникновение культур благоприятно сказываются на обществе, духовно обогащают человека.

«Жизнь в Интернете» не способствует интеллектуальному и духовному развитию в полной мере. Привычная система социальных отношений претерпевает серьезные изменения, и на сегодняшний день сложно дать оценку этому процессу или прогнозировать его дальнейшее развитие, но очевидно одно – в сложившейся ситуации отсутствуют четкие ориентиры, которые помогут человеку воспринимать культурное разнообразие, формировать социально одобряемые этические и эстетические взгляды.

Анализируя вышесказанное, становится понятно, информационное общество, влияя на культуру, привносят противоречия в культурную сферу жизни. Вполне закономерно возникает вопрос: как регулировать новые культурные отношения, сохраняя толерантность, плюрализм, предотвращая разрушительные конфликты?

Эта задача не является простой, т.к. для ее решения недостаточно принять очередной законопроект, разработать методические рекомендации для образовательных учреждений, подростково-молодежных клубов и т.п. Применительно к толерантности часто употребляется термин воспитание – «воспитание толерантности». Процесс воспитания, особенно в данном контексте, очень сложный и принимать в нем участие должны разные субъекты, включая государство и общество.

Проиллюстрировать существующую тенденцию можно на примере наркомании и наркобизнеса. Человек, покупающий наркотические средства, покупает их сам, ему никто их не навязывает и не заставляет приобретать. Это его выбор, его ответственность. Как и в любых экономических отношениях (а их можно рассматривать в таком ключе) спрос определяет предложение; если в среде российской молодежи не будет спроса на наркотические средства, то это и будет самый мощный удар по наркобизнесу. Проблема состоит в том, что на сегодняшний день нет эффективных технологий, методик, способов профилактики, т.к. профилактика в данном случае является широкой общественной деятельностью, затрагивающей все сферы жизни общества.

Проблема ответственности, на взгляд авторов, одна из самых актуальных в современном российском обществе. Существует явное стремление перенести ответственность на кого-то другого: «государство во всем виновато, оно должно нам…», «мигранты мешают – понаехали…» и т.д. В тоже время, налицо отсутствие гражданской позиции и ответственности перед другими людьми, низкая социальная активность, необдуманность собственных поступков.

Возможно, это является причиной достаточно долго существовавшей в нашей стране самодержавной, абсолютной власти, которая способствовала формированию патерналистского, иждивенческого мировоззрения, но очевидно одно – сегодня перед российским обществом стоит задача преодоления сложившихся стереотипов поведения. Эти изменения должны быть постепенными, эволюционными, с соблюдением интересов личности, общества и государства, с сохранением при этом традиций, культур и истории народов нашей страны.

Складывается достаточно сложная ситуация, обусловленная несколькими аспектами: во-первых, это явное разнообразие, существующее в религиях, культурах и как следствие в искусстве, образовании и т.д.; во-вторых, это возможность чрезмерно быстрого доступа к информации, объемы которой зачастую не поддаются даже измерению; в-третьих, невозможность контролирования данных процессов.

Какой же есть выход? Трудно дать какие-либо конкретные рекомендации, но основные направления наметить можно уже сейчас. Главное, на что стоит обратить внимание – это содействие воспитанию общей культуры человека, правилам поведения, традиционным ценностям, изложенным во всех монотеистических мировых религиях. Это объясняется тем, что данные ценности остаются неизменными, т.к. были нравственными ориентирами в течение двух тысячелетий. Основными проводниками культурно-этических норм являются семья и образование. Представляется просто необходимым сохранить воспитательную функцию и за первым, и за вторым из названных социальных институтов. Помимо этого, само общество – через все его проявления и каналы: общественные организации, СМИ и пр. – должно поддерживать и культивировать идею нравственного здоровья.


Литература:
  1. Интернет-зависимость (или Интернет-аддикция). // Википедия [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://ru.wikipedia.org/wiki/Интернет-зависимость.

  2. Кимберли, С. Янг. Диагноз – интернет-зависимость. // NarCom.ru [Электронный ресурс]. – Режим доступа: www.narcom.ru/ideas/common/15.html.
  3. Что такое толерантность // Что такое? [Электронный ресурс]. – Режим доступа: www.chtotakoe.info/articles/tolerantnost_49.html.

  4. Щербаков, В.П. Социокультурные механизмы становления человека: антропотехники и антропотехнологии. [Текст] / В.П. Щербаков. – СПб: Издательство СПбГУ, 2007. – 227 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle