Библиографическое описание:

Сизова Ю. О. Проблема номинации фразеологических концептов и их особенности (на материале произведений Р. Л. Стивенсона) // Молодой ученый. — 2012. — №6. — С. 270-272.

В процессе анализа художественных концептов, содержание которых передается фразеологическими единицами, возможно столкновение исследователя с проблемой их номинации (здесь и далее под термином «номинация» понимается «называние» концепта, т.е. наделение его именным обозначением). Эта проблема становится более очевидной в том случае, когда сначала обнаруживаются фразеологизмы и лишь затем обозначаются объективируемые ими концепты. Любопытно, что при всей нынешней популярности концепта как объекта исследования вопрос его именования практически не интересует представителей когнитивной лингвистики.

Отметим, что в данной статье не предлагается однозначного решения указанной проблемы; наша задача состоит, скорее, в ее кратком освещении.

Проблема номинации фразеологически репрезентируемых концептов возникает, как нам кажется, в силу известных свойств и функций фразеологизмов. Действительно, исходя из убеждения в необходимости хотя бы частичного соответствия названия концепта его содержанию (в противном случае именование концептов приходится признать чистой формальностью, альтернативой которой может быть их нумерация), следует зафиксировать в этом названии целый ряд особенностей средств, передающих это содержание. В отношении фразеологически репрезентируемых концептов сделать это весьма непросто: в их названии должны быть выражены оценка, образность, смысловая неразложимость и прочие свойства фразеологизмов.

В нашем представлении единственный возможный при таких обстоятельствах способ адекватной концептуальной номинации заключается в использовании для этих целей самого фразеологизма, однако, рациональность этого подхода сомнительна по причине возможной запутанности в том, что именно – фразеологизм и его значение или концепт и его содержание – подвергается рассмотрению.

Другим основным фактором, обусловившим существование проблемы концептуальной номинации, служит наличие нескольких потенциальных вариантов названия концепта (например, можно сказать, что фразеологизм «to beat smb. within an inch of life» [3] вербализует концепт «Физическое насилие» / «Причинение физического вреда») или же абсолютное отсутствие каких-либо вариантов (к примеру, не совсем ясно, как можно назвать концепт, репрезентируемый фразеологической единицей «to be the very pink of smth[4]). Если первое ненадолго повергает исследователя в растерянность, то второе подчас приводит его в тупик.

Во избежание неопределенности, сопровождающей отсутствие у концепта названия, и с целью устранить проблему номинации можно, конечно, дать тому или иному фразеологически репрезентируемому концепту вполне конкретное название, ориентируясь на уже устоявшуюся тенденцию выбора характерных для человеческой культуры понятий и синонимизации их обозначений с именами концептов. Иначе говоря, теоретически можно утверждать, что устойчивое выражение «to hazard a guess» [1] репрезентирует концепт «Предположение» / «Догадка». На первый взгляд, проблема номинации концепта с фразеологической репрезентацией решена; ее, как может показаться, вообще не существует, ведь нужный концепт обозначен, хотя сделано это при условии игнорирования фразеологической составляющей его репрезентации, с учетом лишь лексической ее составляющей, не такой образной, оценочной или неделимой в смысловом плане, как фразеологическая. Однако здесь напрашивается следующее замечание: поскольку фразеологизмы и лексические единицы существенно отличаются друг от друга, вербализуемые ими концепты тоже должны разграничиваться исследователем как концепты с разным содержанием.

Поясним последнее высказывание. В приведенном ранее примере персонаж не просто «предполагает», он именно «рискует предположить», и хотя ни о каком существенном риске, равно как о репрезентации данной идиомой концепта «Риск», здесь не может быть речи, предположение или догадка персонажа не случайно выражены этой идиомой: сказываются склонность писателя к изящным выражениям, составляющая одну из особенностей его стиля, и предрасположенность к риску ведущего преступный образ жизни Маркхейма, в уста которого вложены эти слова. Ни то, ни другое не закреплено в названиях «Предположение» и «Догадка». Таким образом, эти названия являются подходящими, скорее, для концептов с лексической, а не фразеологической репрезентацией.

Принимая во внимание все вышесказанное, мы вынуждены констатировать тот факт, что предлагаемые нами в дальнейшем названия концептов являются условными и субъективными. На сегодняшний день в науке нет и, пожалуй, не может быть единого решения по поводу правил обозначения концептов, в связи с чем ученые зачастую анализируют либо один и тот же концепт, закрепив за ним разные (синонимичные) названия, либо, наоборот, разные концепты (фразеологический и лексический), объединяя их под общим названием, свойственным, как правило, лексическому концепту. В последнем случае целесообразно помечать название каким-либо специальным знаком, указывающим на условность единой номинации двух неэквивалентных, на наш взгляд, концептов.

Далее приводятся некоторые наблюдения, сделанные при сопоставлении фразеологических концептов с той частью авторской концептосферы, которая репрезентируется лексическими средствами языка, и при обобщающей характеристике этих концептов.

Поскольку в числе используемых Р.Л. Стивенсоном языковых средств встречается множество фразеологизмов, фразеологические концепты по своему количеству отнюдь не уступают лексическим, если сравнивать их в контексте одного и того же произведения. Кроме того, содержание рассматриваемых концептов представляется нам выраженным значительно «ярче» (в силу смысловой неразложимости, образности, оценочности и прочих особенностей средств их репрезентации), и, в то же время, менее развернутым, чем содержание концептов, объективируемых лексическими единицами.

Проанализировав ряд произведений писателя, мы обнаруживаем, что содержание фразеологических художественных концептов раскрывается, в основном, через реплики персонажей, так как именно в них, а не в словах автора, чаще всего присутствуют фразеологические единицы. В результате обогащения ими речи героев последние выгодным образом выделяются на фоне повествования, а роль автора становится второстепенной, что делает его произведения интереснее, побуждая читателей следить не столько за авторской мыслью, сколько за развитием личности персонажа и его взаимоотношений с другими персонажами.

Очевидно, что в отличие от художественных концептов с лексической репрезентацией содержание концептов, вербализуемых фразеологизмами, связано с усилением выраженности авторской оценки жизни и людей, вкладываемой в уста героев произведений. Здесь уместно сказать об отсутствии однозначного распределения стивенсонских персонажей на положительных и отрицательных. Как ни противопоставляет их писатель, сколь ни резок контраст между ними, они все в чем-то похожи друг на друга. Таким образом, в качестве узловых компонентов структуры концепта «Человек», заложенного в авторском сознании, можно одновременно выделить «порочность и склонность к ошибкам» («to trip up ones heels» [3], «to be at the beck of temptation» [1]) и «способность творить добро» («to be open-handed»[5], «a man of honour» [2]), где первый компонент является преобладающим, но и второй не отходит в сравнении с ним на задний план.

Некоторые фразеологические концепты оказываются лейтмотивными, т.е. неоднократно репрезентируются в одном или нескольких художественных произведениях Р.Л. Стивенсона. К таковым относятся, например, концепты «Эмоции» («a clouded brow», «to be low» [4]), «Поведение» («a shower of curses» [3], «to make no bones about smth.»[5]), «Проблема» («to stick in one’s throat» [2], «at a cliff’s edge» [1]), и ряд других. Любопытно, что одноименные лексические концепты при этом далеко не всегда обнаруживают частотность репрезентации, например, по сравнению с уже указанным фразеологическим концептом «Проблема» концепт с аналогичным названием, вербализуемый словами и словосочетаниями, «дает знать о себе» гораздо реже.

В то же время, при активной репрезентации лексических концептов вовсе не обязательна аналогичная репрезентация фразеологических концептов с одноименным названием. Так, можно заметить, что фразеологический концепт «Любовь» («lost love» [3], «a love match» [1]) характеризуется минимальной репрезентацией во всех рассматриваемых произведениях, хотя тема любви присутствует в большинстве из них.

Еще одной особенностью анализируемых фразеологических концептов служит то, что каждый из них репрезентируется с большей или меньшей интенсивностью (здесь имеется в виду «степень лейтмотивности» концептов) в зависимости от объема художественного произведения. Это объясняется различием количества фразеологических единиц в рассказе, повести и романе. Более того, фразеологических концептов в концептосфере рассказа гораздо меньше, чем в концептосфере повести или романа, а значит, для проведения исследования фразеологических концептов как солидной части авторской концептосферы следует выбирать, по меньшей мере, одно произведение крупного жанра.

Неодинаковая репрезентированность разных фразеологических концептов (иначе говоря, наличие лейтмотивных и контекстуальных концептов) обусловливается, как нам кажется, не только авторскими интенциями, но и количественной ограниченностью каждой группы фразеологических единиц, способной передавать содержание «своего» концепта. Иначе говоря, контекстуальным может оказаться любой фразеологический концепт, для репрезентации которого существует малое количество фразеологических единиц, и наоборот, лейтмотивным, вероятнее всего, станет тот концепт, который может быть вербализован большим количеством фразеологизмов. При этом нельзя утверждать, что именно авторская интенция или, наоборот, количественная ограниченность оказывает решающее влияние на формирование лейтмотивности / контекстуальности концепта.

Присутствие фразеологических концептов в концептосфере произведений позволяет исследователю судить о стиле повествования и месте образности в мышлении автора. Тем самым мы хотим сказать, что чем большее количество художественных концептов репрезентируется в произведениях фразеологическими единицами, тем более образным является авторское мышление, которое, в свою очередь, накладывает определенный отпечаток на авторский стиль. В этом отношении фразеологические художественные концепты можно сравнить с концептами, репрезентируемыми изобразительно-выразительными средствами языка.

Содержание фразеологического концепта «Время» передается не так часто, как содержание лексического концепта с таким же названием, однако главное здесь не это. Дело в том, что время, в котором происходит действие произведений Р. Л. Стивенсона, то измеряется одним лишь мгновением («before one could wink», «in a twinkle of an eye» [5]), то проходит медленно, постепенно залечивая обиды прошлого («time cures smth[5]), то служит серьезной помехой на пути героя («time flies», «time was on the wing» [1]). Иными словами, время у писателя не просто служит для отсчета часов, дней, месяцев и лет; оно является полноценным, хотя и безликим, персонажем. Интересно, что фразеологическая репрезентация концепта помогает автору в полной мере передать эту идею, а исследователю уловить ее.

Проанализировав фразеологические концепты как часть концептосферы произведений Р.Л. Стивенсона, мы убеждаемся в том, что этот вид концептов заслуживает отдельного изучения по причине уникальности его свойств и функций, а также потому, что анализ фразеологических художественных концептов позволяет косвенным образом раскрыть некоторые интенции автора, способствуя, в определенной степени, интерпретации его произведений.


Литература:

  1. Stevenson R.L. Markheim [Электронный ресурс] / R. L. Stevenson. – Режим доступа: http://www.eastoftheweb.com/short-stories/UBooks/Mark.shtml.

  2. Stevenson R.L. The Black Arrow [Электронный ресурс] / R.L. Stevenson. – Режим доступа: http://www.gutenberg.org/files/848/848-h/848-h.htm.

  3. Stevenson R.L. The Master of Ballantrae [Электронный ресурс] / R. L. Stevenson. – Режим доступа: http://www.gutenberg.org/dirs/etext97/blntr10.txt.

  4. Stevenson R.L. The Strange Case of Dr. Jekyll and Mr. Hyde [Электронный ресурс] / R. L. Stevenson. – Режим доступа: http://www.gutenberg.org/files/43/43-h/43-h.htm.

  5. Stevenson R. L. Treasure Island [Электронный ресурс] / R. L. Stevenson. – Режим доступа: http://www.gutenberg.org/files/120/120-h/120-h.htm.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle