Библиографическое описание:

Александров И. Н. М.М. Пришвин и В.В. Розанов: диалог о православии // Молодой ученый. — 2012. — №6. — С. 221-224.

Судьбы знаменитых русских писателей В.В.Розанова (1856 – 1919) и М.М. Пришвина (1873 – 1954) пересеклись в Ельце (в Елецкой мужской классической гимназии), а затем в Петербурге (в Религиозно-философском обществе). Известно, что в 1883 году Михаил Пришвин поступает первый класс классической гимназии. «Ни одного предмета <…> я не любил, не понимал, и если в чем-нибудь успевал, то брал это только насилием, зубрил». Учителей Пришвин недолюбливал, он считал их врагами. В автобиографическом романе «Кащеева цепь» автор показал свое отношение к В.В. Розанову, преподававшему историю и географию.

Известный преподаватель историко-филологического факультета Московского университета В.В.Розанов, автор философского сочинения «О понимании» (1886 г.) переезжает в провинциальный Елец из Брянска летом 1887 года, в нём же [Ельце] и обретает свою «духовную родину». В этот период появляются в печати статьи В.В. Розанова, одна из которых «Место христианства в истории» (1888 г.). «Эта статья одна и сразу дала мне имя и положение…» - отмечал автор.

Какой же конфликт произошел между гимназистом Пришвиным и философом Розановым? Известно, что в 1889 году шестнадцатилетний М.Пришвин оскорбил своего учителя истории и географии. «Честь имею доложить Вашему Превосходительству о следующем факте, случившемся на 5 уроке 18-го марта в IV классе вверенной Вам гимназии: ученик сего класса Пришвин Михаил, ответив урок по географии и получив за него неудовлетворительный балл, занял свое место за ученическим столом и обратился ко мне с угрожающими словами, смысл которых был тот, что если из-за географии он не перейдет в следующий класс, то продолжать учение он не станет и выйдя из гимназии расквитается со мною, «меня не будет, и Вас не будет <…>. Преподаватель В. Розанов 20 марта 1889 года» [2] , - пишет В.В.Розанов в докладной записке директору гимназии.

М.М. Пришвин решением педагогического совета был исключен из елецкой гимназии «с волчьим билетом», без права поступления в другое учебное заведение.
Осенью 1891 года В.В. Розанов покидает Елец (связано с тайным венчанием с В.Д.Рудневой), переезжает в г. Белый на Смоленщине, а затем оказывается в Петербурге.

28 ноября в Петербурге состоялась последняя встреча двух писателей В.В. Розанова и М.М. Пришвина. «Встретились два господина, одному 54 года, другому 36, два писателя, один в славе, сходящий, другой робко начинающий. 20 лет тому назад один сидел в кожуре учителя географии, другой стоял возле доски и не хотел отвечать урока…» [1,226].

В Петербурге М.Пришвин сближается с Религиозно-философским обществом, посещает его собрания. «Религиозно-философское общество, – писал Пришвин, – это мастерская, где выделывались крылья поэтов» [1]. Здесь появляются А.Блок, С.Городецкий, В.Розанов, П.Флоренский, Д.Мережковский и З.Гиппиус и другие известные философы, писатели того времени.

На одном из собраний В.В. Розанов рассказывает Пришвину о необходимости его исключения из гимназии, так как стоял выбор между учеником и учителем. «Вас убрали в 24 часа. Это был единственный случай» [1,226]. Философу жилось плохо в гимназии: « место покупалось у попечителя»[1,226]. Из рассказа самого Розанова узнаем о его эгоистичном мировоззрении, в результате «его не любили ни ученики, ни учителя…»[1,226]. Один из учеников [М.М. Пришвин] всю жизнь носил в душе «уязвленное самолюбие»[1,197]. Он торжествует над Розановым «свою победу», вручая ему книгу с «ядовитейшей» надписью: «Незабываемому учителю и почитаемому писателю»[1,197]. Победа над известным философом важна для Пришвина. Розанов осыпает бывшего ученика комплиментами. «Какое чудесное слово, и об охотнике хорошо, и о грехе хорошо, и о детях птицы хорошо… вы интересный человек, а когда я там смотрел в собрании, вы казались мне каким-то статуеобразным…/- Вы меня считали за тупого человека? – спросил я. / - Нет… плотный вы … а в книге охотник… живой»[1,197].

Пришвин чувствует в Розанове близкого по духу человека. В нём зреют идеи о «стране обетованной», которая полностью, по мысли автора, воплощена в идеях учителя. Мысли о стране, где слышны голоса птиц, нетронутые просторы – беспокоят и волнуют автора, спасают и уничтожают одновременно. Учитель (Розанов) и ученик (Пришвин) идут совершенно разными путями, но их идеи от разных миросозерцаний сходятся. Творческая близость в противовес идеям религиозно-философского общества находит отражение в рассказах, дневниках, очерках писателей.

Идеи Розанова воплощены в разных произведениях М.Пришвина. С учением Розанова связаны его православные искания. В рассказе Пришвина «Отец Спиридон» (1917 г.) изображен обыкновенный служитель, новгородский священник, жилец одного из деревянных церковных домиков Великого Новгорода. Он «женат, имеет детей»[3,321]. Автор застаёт священника за строительством храма святой Троицы для всех людей, в нём (храме) бы весь мир «сходился во имя Отца и Сына и Святого Духа»[3,322]. Сам батюшка молится и вынимает «частицы с проскомидии»[3,322] за «Льва Толстого», «папу римского», «за Лютера, за князя Кропоткина», во время войны «за Вильгельма»[3,322], виновника войны, олицетворение «дьявола». Этот обряд в православии именуется оглашением (проскомидией), который подразумевает принятие христианства с учением того, чьи идеи поддерживаешь. Молитвы за этих людей рассматривались как принятие отдельных идей учения, за которые священник просил Бога о ниспослании блага и отвращении зла. Какое же зло усматривала русская церковь в идеях Л.Толстого, М.Лютера, князя Кропоткина и других «иноверцев»?

На этот и многие другие вопросы в 1912 году отвечает В.В.Розанов в статье «Л.Н.Толстой и русская церковь». Известно, что Л.Н.Толстой дерзко восстал на Господа и на Христа Его. В своих сочинениях и письмах он отвергает личного Живого Бога, отрицает Господа Иисуса Христа — Богочеловека, Искупителя и Спасителя мира. Граф Лев Николаевич Толстой перестаёт быть членом Православной Церкви.«…То, что я отрекся от Церкви называющей себя Православной, это совершенно справедливо… И я убедился, что учение Церкви есть теоретически коварная и вредная ложь, практически же — собрание самых грубых суеверий и колдовства, скрывающего совершенно весь смысл христианского учения» [4]. Розанов указывает, что отлучение Толстого от церкви связано с его неповиновением ей и, прежде всего, оскорблением в её адрес. Духовенство, по мнению Розанова, увидело в его произведениях оторванность от христианского быта и заинтересованность изображения быта светского, мирского. «Он изображал балы, скачки, увеселения, охоту, сражения, - «до духовных предметов не относящееся» [5, 9]. Толстой не боялся говорить о корыстолюбии и темноте духовенства. Он пропагандировал "непротивление злу насилием" - идею не христианскую. Лев Толстой, призывая к этой идее, не требовал быть безучастным к злу. Он и сам всегда и везде обличал зло, призывал людей к самосовершенствованию, считал, что зло можно победить любовь. Между тем, справедливость исключает насилие и подразумевает воздаяние. Розанов же доказывал, что христиане "люди лунного света". Л.Толстой дал перевёрнутое представление о христианстве.

Михаил Пришвин в 1912 году пишет очерк «Отклики на смерть Толстого», в котором заступается за него, считая, что «память Толстого будет действительно почтенна», «Толстой всегда стоял лицом к солнцу» [8,559,560]

В 1913 году Пришвиным был написан очерк «В законе отчем», анализируемый впервые из сборника неизвестных произведений «Цвет и крест» (1906-1924). Главным героем произведения является отец Спиридон, от имени которого Пришвин высказывает мысли о «семейном христианстве». Прототип о.Спиридона - А.П.Устьинский (1854–1922) (протоиерей). Он известен по сочинениям В.В.Розанова «Брак и христианство. Из переписки с православным священником», «В мире неясного и нерешенного». Они [Розанов и Устьинский] касались разных вопросов, но в 1899–1901 гг. преимущественно брака в христианстве — темы, которую разрабатывал В.В. Розанов в контексте «нового религиозного сознания».

В очерке «В законе отчем» действие происходит в Великом Новгороде, на фоне «деревянных церквей и Ярославовы башни»[3,448]. Автор встречает старого генерала, убежденного в необходимости избавиться от христианского зодчества, «срыть эти бессмысленные здания, черные и страшные»[3,448]. Единомышленник генерала художник Герцен, считает, что здания пережили, изжили смысл и не выполняют былой функции, а желание его есть лишь «не мечтать, а говеть и молиться в современных условиях»[3,448]. Встречаются среди прочих и «эстетические невежества», предпочитающие избавиться от старых форм высадки вокруг церкви тополей. «Эта икона была почитаема <…>,а вот теперь лежит в этом археологическом склепе под стеклом»[3,449]. Связана такая неблагодарность к прошлому с «различными сомнениями в религии»[3,449]. Одно из сомнений высказал В.В. Розанов.

В 1909 году В.В. Розанов в статье «Русская церковь» неоднозначно, также как и М.Пришвин, высказывается о церковных служебных атрибутах: «русские церковные напевы и русская церковная живопись – всё это бесплотно, безженнно (прим. не имеющий жены, безбрачный), «духовно» в строгом соответствии с общим строем церкви» [6]. Розанов приводит в пример икону с изображением Богоматери. Он задаёт вопрос о несоответствии возраста на иконе Матери Божьей и в жизни. «Дева-Мария родила Иисуса ещё юною, никак не старше 17 лет, однако с Младенцем Иисусом на коленях <…> всегда изображается как старая или уже стареющая женщина, лет около 40» [6]. Почему же храмы старому генералу в очерке Пришвина кажутся «бессмысленными, чёрными, страшными», почему иконы в забытьи и не почитаемы? Находим ответ в статье у В.В. Розанова. Всё это происходит «из одной тенденции: истребить из религии все человеческие черты, всё обыкновенное, житейское, земное, и оставить в ней только одно небесное, божественное, сверхъестественное» [6].

Среди портретов в очерке Пришвина появляется священник отец Николай, в планах которого отделка церкви живописными иконами, но в них он вкладывает «молодые лики», «лики младенцев и вообще живых»[3,450], что напоминает автору о идеях по этому поводу В.В.Розанова. Пришвин выводит вопрос из знаменитой розановской «позиции» о молодожёнах, которые после совершения обряда должны остаться в церкви «без людей для брачного сочетания»[3,450]. И задает сельскому священнику Николаю вопрос о причине такого поведения священнослужителей. Вопрос является, прежде всего, «пальбой в монахов», некой издёвкой над ними. Отец Николай считает, что это и есть настоящее православие, а только «монахи его испортили»[3,450].

Автор задает вопрос, связанный с «ужасным сомнением» в Христе. Отец Николай «во всем соглашается с Розановым… и настаивает, что это не Христос, в ком Розанов сомневается»[3,450]. Писатель видит «обмирщение» духовенства, раскол и непонимание между белым и чёрным духовенством, а Розанова священники считают настоящим христианином, т.к. он ведет борьбу не с самим Христом, а его «маской», «темным ликом». Ещё Н.Бердяев в статье «Христос и мир» писал о Розанове как не о враге "исторического" христианства, а прежде всего самого Христа». Из речи отца Николая мы слышим позицию Пришвина: дело не в Христе, против которого выступает Розанов, а в духовенстве.

В очерке развита тема «бессеменного зачатия». Настоящее грехопадение и кризис, к которому, по мнению Розанова, вплотную подошло «европейское человечество», нахо­дится в прямой зависимости от христианских мотивов аскетизма и безбрачия. Самым роковым для развития человечества Розанов считал «бессеменное зачатие» Христа. С религиозно-философской позиции ее обосновывает отец Спиридон, который оставляет право за божественной силой и считает, что размножение рода человеческого «вышло из круга христианского спасения»[3,452]. Отец Спиридон рассуждает об отображениях Святой Троицы: Отца и Сына. Христа он называет «девственником». Бог-отец сотворил мир и породил собственного сына. «Почему же сын не порождает?»[3,452]. И о. Спиридон находит ответ, считая по божественной природе Христа – только Сына, по человеческой - девственника и «эта девственность не есть какая-нибудь особая заслуга, а просто он таким должен быть, иначе Он и не мог бы быть»[3,452]. Если рождается индивидуум и избирает «девство», то он пополняет «стадо Христово», божественное творчество вкладывается Творцом в продолжателей дел небесных на земле – «стадо Отца»[3,452]. Лики, по мысли отца, также являются равными. Он не понимает, почему отдают предпочтение то Новому, то Ветхому, если продолжатели – отцы, являясь воплощением Ветхого Завета, выполняют «свое дело», сыны-девственники - герои Нового Завета, несут миссию ветхозаветных книг. Поэтому, необходимо «признать равенство» древних рукописей.

Из очерка Пришвина мы видим, что христианство, по словам о.Спиридона, (позиция Розанова) ошибочная религия, потому что оно основывается на принципах Нового Завета и совершенно забыло заповеди, содержащиеся в Ветхом Завете. Последний благословлял пол и плоть, он выдвинул заповедь "плодитесь и размножайтесь", а Новый Завет совершенно забыл об этом. Он сместил фокус христианства с принципа размножения на идею аскезы и ограничения чувственности. Тем самым христианство пришло к неразрешимым противоречиям.

По суждениям о.Спиридона выводится мысль о принадлежности церкви к апостолу Павлу, но не Господу Иисусу Христу. Объясняется это искажением учений сына Божьего. Христос не являлся обличителем семьи (связано с деторождением). Монахи, рассуждает о.Спиридон, делают все возможное, чтобы мир остался за оградой христианского спасения. Не придумали обитатели монастыря руководство и по спасению внутри семьи, в самом обществе. «Молчаливо признается церковью единственное средство спасения: оставить мир и уйти в монастырь / Мир попран монахами»[3,454].

В.В. Розанова, по словам о. Спиридона, многие церковные деятели считают «язычником, кощунственным проповедником разврата»[3,455]. Считает, что известный философ близок к белому духовенству и говорит «их словами», поэтому его и понимают. В.В. Розанов выступал за отчество и материнство, он «христианин» и верует в Господа Бога, Отца, защищая не Ветхий Завет, а христианство. Он ратует за заповедь: «Раститеся и множитеся и наследите землю» [3,455]. Христианская мысль спасения основана на размножении и множестве человеческих индивидов, тем самым подвергается абсурду бессемянное зачатие. И возникает святая семья. Идея отчества основа на приверженности только Творцу, она же идея Отца. Многие секты, рассуждает о. Спиридон, учили, что Сын меньше Отца, но ни одна из них не делала опровержения. Поэтому, В.В.Розанов и защищает идеи «униженной, попранной и, в конце концов, воюет не с Христом, а с маской Христовой»[3,455].

О.Спиридон уверен, что Ветхий и Новый завет, их синтез – это и есть настоящее христианство. В Риме преобладал Господь Бог, в Византии – Христос, в протестантстве – святой Дух. На Руси произошел синтез протестантства, православия и католичества и, следовательно, возникло «Триединое Государство» [3,456]. В русском зодчестве строительство храмов посвящали Св. Софии, т.е. поклонение только Сыну, в последствии – Св.Троице.

В.В. Розанов являлся одним из видных представителей богоискательства. Христианство выражало, по его мнению, ощущение безнадёжности и смерти. В произведениях М.М. Пришвина В.В. Розанов представлен как критик христианства ради другой религии, т.к. «нет народа без храма и Бога». Свою философию он строит на обожествлении эротического пола, семьи, рода, что не приветствовалось духовенством. Отсюда интерес к фаллическим культам, как признакам плодородия природы. Следовательно, возникает образ В.В. Розанова как «проповедника разврата». В «Мимолетном» В.В.Розанов писал «…Мы не «спасаем»… спасёт – Бог / Всякий человек живет правдой своей. И всякий человек умирает от неправды своей»[7,297].


Литература:
  1. Пришвин М.М. Ранний дневник 1905-1913 / Подготовка текста Л.А. Рязановой, Я.З. Гришиной; Коммент. Я.З. Гришиной; Указат. Имен Т.Н. Бедняковой. – СПб.: ООО «Изд-во «Росток». 2007.

  2. ГАЛО, ф.119, оп.1, д.225, 21об.

  3. Пришвин М.М. Цвет и крест / Сост., вступ.статья, подготовка текста и коммент. В.А. Фатеева. – СПб.: ООО «Издательство «Росток», 2004. – 608 с.

  4. Толстой Л.Н. Полн. собр. соч., т. 34, с. 245-253, Москва, 1952.

  5. Розанов В.В. Л.Н. Толстой и Русская Церковь. Спб.:1912.

  6. Розанов В.В. Русская Церковь. Спб.:1909.

  7. Розанов В.В. О понимании. Опыт исследования природы, границ и внутреннего строения науки как цельного знания. М., 1886.

  8. Пришвин М.М. Мирская чаша. Сост., подг.текстов Л.Я.Рязановой, Я.З.Гришиной. Предисл.В.В.Рябова – М.: Жизнь и мысль, 2001.- 640 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle