Библиографическое описание:

Шакирова Т. В. Определение понятий «естественное» и «искусственное» в качестве сопутствующих характеристик процесса номинации // Молодой ученый. — 2012. — №6. — С. 289-291.

В отличие от обыденного употребления понятий «естественное» и «искусственное», в научное определение не следует включать такие оттенки естественного, как обычное, привычное, вполне нормальное, и искусственного – притворное, поддельное, лицемерное. Понятие «искусственное» нуждается в более детальном рассмотрении, так как представляет собой единство противоположностей: естественного и социального. Искусственное сознательно создается человеком из объектов естественного. Естественное и искусственное едины по своему происхождению, так как естественное является предпосылкой создания искусственного. В связи с этим и в лингвистике в сфере номинативной деятельности весьма четко обрисовывается проблема разграничения естественного и искусственного наречения – точнее, определение именно искусственного имятворчества как самостоятельной категории вне ее отношения к естественной номинации.

Употребление понятий «естественное» и «искусственное» в теории номинации позволяет рассматривать номинативную деятельность не только как самостоятельно существующую отрасль наречения каких-либо объектов, сложившуюся естественным путем и не зависящую от деятельности и целеполагания индивида, но и как явление, включающее виды осознанного, преднамеренного воздействия человека на формирование ономастического пространства. Термин «искусственное» требует детального рассмотрения и применительно к процессу номинации. Это связано с противоречивостью и сложностью его толкования, о чем говорилось ранее, закономерно это отразилось и в языковом процессе, в связи с этим существуют некоторые типологические подходы к раскрытию содержания данного явления, противостоящие друг другу. Во-первых, под искусственной номинацией понимается называние, намеренно творимое с сознательным нарушением стандарта [1, с. 130]. Основанием такого подхода является то, что среди искусственно созданных имен собственных в первую очередь обращают на себя внимание те, которые явно отличаются от названий, сложившихся в народной практике в ходе исторического развития. В ономастике по отношению к искусственным наименованиям предлагались разные характеристики: отмечалась их «произвольность» [8, с. 180], ярко выраженная социально-идеологическая направленность [1, с. 132], манерность, вычурность [6, с. 45], асистемность [3, с. 12]. Искусственная номинация предстает сознательным отступлением от правил, а естественная – следованием привычным, регулярно используемым семантическим либо словообразовательным моделям. Следует отметить, что искусственное наречение не обязательно сопровождается нарушением языковых норм. Поэтому сведение искусственной номинации к сознательному нарушению некоторых деривационных стереотипов отнюдь не проясняет ее отношений с номинацией естественной. Смешение нормы и смена продуктивности у тех или иных словообразовательных моделей, как известно, явление вполне закономерное для процесса стихийной языковой динамики.

К искусственной номинации относят факты намеренного словопроизводства. Искусственное называние противопоставляется естественному как намеренное называние стихийному обозначению [9, c. 36]. Для разведения описываемых явлений обычно используется сумма показателей; в зависимости от их содержания в рамках общего подхода можно наметить частные исследовательские позиции. Согласно одной из них, критерием различения служит специфика сочетания в номинативной деятельности объективных и субъективных факторов [4, с. 12]. Для естественной номинации соотношение объективных и субъективных факторов «склоняется в целом в сторону объективно существующих и действующих закономерностей», в искусственной номинации «в целом увеличивается роль субъективных факторов» [4, с. 40]. Данный подход выгодно отличается вниманием к психологической стороне номинативного акта и факторному пространству номинации, в то же время естественная и искусственная номинация предстают как максимально широкие ономасиологические категории, слабо противопоставленные в отношении к языковому и речевому словотворчеству, поскольку признак «наличие или отсутствие ясной целеустановки у называющего субъекта» позволяет подводить под естественную номинацию и коллективную стихийную выработку языкового знака, и акты спонтанного, ситуативного называния, тогда как искусственная номинация оказывается тождественна называнию с той или иной целью.

Согласно другой точке зрения процессы естественной и искусственной номинации тесно связаны с процессами апробации речевых новообразований. Противопоставляя естественную и искусственную номинацию, Н.П. Ульянова делает вывод: «Естественная номинация предполагает отсутствие осознанного плана действий при назывании объекта, стихийность выбора мотивировочного признака, интуитивность подбора словообразовательной модели, неизвестность авторства, незначительную степень новизны, неконтролируемость, отсутствие осознания конечного результата и его оценки и нерегулярность апробации. Искусственная номинация <…> характеризуется наличием ясной целевой установки, планомерностью в осуществлении действий, направленным выбором мотивировочного признака и способа его выражения, известностью авторства, контролируемостью, осознанием новизны лексической единицы и оценкой конечного результата, а также управляемостью апробации» [9, с. 50].

Несмотря на полноту приведенных выше признаков и характеристик стихийной и преднамеренной номинативной деятельности, пока не представляется возможным задать более четкие границы понятийных категорий естественной и искусственной номинации.

Описание критериев различения естественной и искусственной номинации, как правило, сосредоточивается на трех составляющих: объект, субъект, номинативная единица. Целесообразно рассматривать номинативные единицы в их связи с конкретным контекстом деятельности и фоновыми знаниями участников речевого взаимодействия, так как обозначение остается средством, а не целью речевого высказывания. Необоснованно, на наш взгляд, мало внимания в современной теории номинации уделяется функциональному аспекту номинации, ее адресатной направленности, условиям коммуникации, обстоятельствам, предопределяющим восприятие и понимание, то есть тому, что в дальнейшем мы рассмотрим как прагматический контекст номинативной деятельности.

Для искусственной номинации общие характеристики социального контекста могут быть определены как взаимодействие, общественно ориентированное в институированных сферах деятельности. Естественная же номинация характерна для тех сфер общественной коммуникации, которые частично формализованы устной традицией, обычаями, неинституированной религиозной верой и т.д., а также для неформализованного коллективного и межличностного общения [2, с. 22]. В выборе языкового кода искусственная номинация ориентирована на средства литературного языка и его терминологические системы, а естественная – на фонд общеупотребительных ресурсов и на нелитературные формы существования литературного языка. Далее прагматический контекст может быть структурирован в отношении социальных статусов называющих субъектов. При искусственной номинации автор осознает свое право либо свою обязанность нарекать, давать имена, поскольку существующие социальные конвенции предоставляют ему такие полномочия. Право на наречение может давать, в частности, роль первооткрывателя, изобретателя, автора, владельца, производителя и т.п.

Как отмечает М.В. Голомидова, для естественной номинации в социально-ролевой позиции номинатора важнее иные показатели: личный авторитет в социальной группе, бытийный опыт, возраст, пол, иногда специальные знания, умения, навыки.

Выделяются следующие типизированные ситуации, в которых осуществляется искусственная номинация:

  • наречение новорожденного (в том случае, если имя не выбирается из антропонимического списка, а изобретается заново);

  • официальное переименование (при создании нового имени);

  • официальное присвоение имени искусственно созданному ландшафтному объекту (населенному пункту, городским объектам, строительным сооружениям);

  • официальное наречение институтов общественной деятельности, в том числе промышленных, торговых, военных, финансово-экономических, культурных, научно-исследовательских и т.д.;

  • присвоение имен творческим коллективам;

  • присвоение имен транспортным средствам;

  • присвоение имен орденам, медалям, драгоценным камням;

  • озаглавливание крупных проектов, программ, кампаний, законодательных, научных, публицистических, художественных текстов, именование произведений искусства, выставок, коллекций [5, с. 34].

Для естественной номинации важна последовательность речевых актов, которые могут быть в разной степени тематизированы относительно называемого предмета. Поэтому назовем лишь некоторые возможные ситуации, в которых возникает первичное обозначение: прозывание; устная характеристика (выражение частного мнения, суждения, оценки); объяснение (как найти, как выглядит, как называется, чем отличается, кому принадлежит, для чего и т.д.); воспоминания.

Искусственная номинация нацелена на создание наименований, которые будут обязательными при официальном употреблении. Учитываются социальный контекст (публичная деятельность, институированная); статус заведения (государственное или частное); социальная позиция номинатора (лицо, наделенное профессиональными полномочиями); пресуппозиция (знание, представление об уровне обслуживания, ранге заведения, его имидже, социальном профиле клиентов и т.д.); частные номинативные установки (ориентация на эстетические вкусы потребителей, привлечение внимания, рекламирование) [5, с. 40-45]. Расставляя акценты в объяснении естественной и искусственной номинации, необходимо подчеркнуть предписательную силу связанных с ней речевых действий, их адресную направленность широкой аудитории. Именно в тех случаях, когда название адресовано языковому социуму, наиболее четко предстают границы противопоставляемых явлений и подтверждается целесообразность противопоставления естественного и искусственного [5, с. 34].

Не случайно с искусственным называнием связывают изобретение терминов и официальное присвоение имени. Искусственное наречение служит пополнению общего лексикона. Искусственная номинация, в отличие от естественной, активнее использует условные мотивировочные признаки, соотнесенные со свойствами предмета (объекта) и суммой общих знаний о мире, которыми располагают участники коммуникации. К сожалению, как показал проведённый анализ искусственно созданных лексических единиц, использование таких признаков не всегда удачно. По этим причинам возникают проблемы, связанные с искусственным наречением: проблема адекватного, положительного ассоциирования слов-номинаций, проблема его функционирования в языке и т.д.


Литература:

  1. Беленькая В.Д. Современные тенденции в наименовании населенных пунктов (к вопросу о методе синхронии в топонимии) // Топонимия Центральной России. – М., 1974. – Вып. 94. С. 130-137.

  2. Дейк Т.А. Ван Язык. Познание. Коммуникация. – М., 1989. – С. 20-137.

  3. Воробьева И.А. К вопросу о лексическом значении имен собственных // Актуальные проблемы лексикологии. – Томск, 1971. – С. 44-95.

  4. Голев Н.Д. «Естественная» номинация объектов природы собственными и нарицательными именами // Вопросы ономастики. – Свердловск: УрГУ, 1974. – Вып. 8-9. – С. 88-97.

  5. Голомидова М.В. Средства достижения эстетического эффекта при создании псевдонимов // Язык. Система. Личность. – Екатеринбург: УрГПУ, 1998. – С. 47.

  6. Горбаневский М.В. В мире имен и названий. – М., 1987. – 206 с.

  7. Журавлев А.Ф. Технические возможности языка в области предметной номинации // Способы номинации в С.Р.Я. – М., 1982. – С. 16-19.

  8. Мурзаев Э.М. География в названиях / Э.М. Мурзаев, 2-е изд., испр. и доп. – М.: Наука, 1982. – 177 с.

  9. Суперанская А.В. Общая теория имени собственного. – М., 1974. – С. 188-220.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle