Библиографическое описание:

Сильченко А. И. Остатки гетероклитического склонения в древнегерманских названиях «солнца» // Молодой ученый. — 2012. — №6. — С. 273-275.

Одним из древнейших индоевропейских типов склонения является гетороклитическое. Его отголоски обнаруживаются в отдельных ветвях и.-е. языков, например, в готском или в древнегреческом. В гетероклитическом склонении в однокоренных словах наблюдается чередование в одной парадигме в разных падежах согласных суффиксов, таких как r-/n-, l-/n-, i-/n-, en-/n- и других [1, с. 267; 2, с. 27].

Ф. Шпехт считает, что слова гетероклитического склонения, образующие часть самого древнего слоя и.-е. словаря, появились в результате одушевления, персонификации. По его мнению первоначальной функцией гетероклизии было различение прямого (им.-вин. п.) и косвенного падежей [3, с. 23, 27].

Осипова О.А. считает, что большинство слов, относящихся когда-то к гетероклитическому склонению, можно трактовать в качестве слов с одушевленной (активной) семантикой. К одушевленным они относятся не в современном понимании, а в восприятии древними мира, что и маркировалось соответствующими показателями одушевленности (активности), которые в свою очередь использовались в качестве показателя первичного активного падежа, т.е. падежа деятеля. Это явление как остаточное сохранилось в некоторых косвенных падежах, которые способны передавать функцию агенса [4, с. 236].

Для общеиндоевропейского восстанавливается название «солнца» в форме *s(a)ṷHel-/n- со следами гетероклитического склонения c чередованием суффиксов -l-/-n-. Это название восходит к и.-е. глаголу *sāu-, *sū- «светить» [2, с. 35; 5, с. 684; 6, с. 330; 7, с. 881]. Значение этого слова можно понять из др.-инд. вед. suvar (им.-вин. п., ед. ч.), sūrah (род. п., ед. ч.) «солнце, свет, небо, блеск, сияние». По-видимому, первоначально и.-е. *s(a)ṷHel-/n- «солнце» характеризовалось неразделенной семантикой, так как человек в древности воспринимал солнце, небо и свет как нечто единое, противоположность ночи и тьме. В дальнейшем в отдельных индоевропейских языках обобщена или форма с суффиксальным элементом -l- (*sāṷel-, первоначально им.-вин. п. ед. ч.), например, греч. ἥλιος «солнце», лат. sōl «солнце», кимр. haul, др.-корн. heuul «солнце», алб. yll «звезда, светило», гот. sauil, др.-исл. sol, др.-англ. sоl, или форма с суффиксальным элементом -n- (*sen-/*sun-, первоначально форма косвенных падежей), например, гот. sunno, др.-исл. sunna, др.-англ., др.-фризск. sunne, др.-сакс. sunna ж. р., sunno м. р., др.-в.-нем. sunna ж. р., sunno м. р. «солнце» [7, с. 881; 5, с. 684; 6, с. 328–330; 2, с. 35, 93].

В германских языках сохранились реликты гетероклитического склонения в названии «солнца», что проявляется в наличии двух форм для обозначения «солнца» от и.-е. глагола *sāu-, *sū- «светить». В готском представлены два существительных со значением «солнце»: sunno (ж. р., ōn-основа) и sauil (ср. р., а-основа). В древнеисландском также имеется два образования с этим значением – sоl (ж. р., ō-основа) и sunna (ж. р., ōn-основа). Последнее встречается только в поэтических памятниках, ср., например, весьма характерное указание в «Речах Альвисса» «Поэтической Эдды»: Sоl heitir með mǫnnum enn sunna með goðum «Среди людей солнце называется sоl, среди богов – sunna» [8, с. 938]. В древнеанглийском обычное обозначение для солнца sunna (м. р., аn-основа) и sunne (ж. р., ōn-основа), но один раз засвидетельствовано sоl: Ne ðе sunne on dæʒe sоl ne ʒebærne «днем солнце тебя не спалит» [8, с. 894].

Остановимся подробнее на анализе готских существительных для обозначения «солнца». В готском языке представлено два существительных от и.-е. корня *sāu-, *sū- «светить» с разными основообразующими суффиксами: sunno – существительное женского рода ōn-основ и sauil – существительное среднего рода а-основ.

Соболевская О.В. объясняет существование двух форм для обозначения «солнца» в готском языке следующим образом. Поскольку в древности человек воспринимал солнце, небо и свет как нечто единое, поэтому, когда из парадигмы гетероклитического склонения выделилась форма косвенного падежа -n, она стала обозначать одушевленный, активный в понимании древних предмет, тогда как форма именительного падежа закрепила за собой значение света, чего-то более абстрактного, инактивного, и стала оформляться, соответственно, гласной основой [9, с. 67].

Для подтверждения выдвинутого предположения были рассмотрены примеры из Библии на готском языке и проанализировано функционирование рассматриваемых слов в контексте. В первом примере miþþanei þan sagq sunno (Lk. 4, 40) «тогда, когда заходило солнце» форма претерита глагола siqqan «опускаться, падать, оседать, тонуть» показывает активный процесс. Тот же активный глагол употребляется в предложении: sunno ni dissigqai ana þwairhein izwara (Eph. 4, 26 А) «солнце да не зайдет во гневе вашем».

В примерах at sunnin þan urrinnandin (Mk. 4, 6) «при солнце восходящем»; at urrinnandin sunnin (Mk. 16, 2) «при восходящем солнце»; und þatei urrinnai sunno (Neh. 7, 3) «до тех пор пока не выйдет (взойдет) солнце» используется глагол rinnan «бегать, быстро бежать, мчаться», что указывает на активность, одушевленность референта, обозначаемого существительным sunnо. Употребление причастия I от этого глагола подтверждает семантику активности.

Готское существительное sauil «солнце» в значении «солнечный свет», как абстрактное понятие, употребляется в примере sauil riqizeiþ jah mena ni gibiþ liuhaþ sein (Mk. 13, 24) «солнце померкнет, и луна не даст света своего». Более того, глагол riqizjan «становиться темным, мрачным» обозначает состояние, а не активное действие. В примере þan gasaggq sauil (Mk. 1, 32) «когда заходило солнце» использование префикса ga-, выражающего перфектное значение, показывает состояние, а не процесс [9, с. 67–68].

Таким образом, готское существительное sunno маркировано согласным основообразующим формантом -ōn и используется в тексте с глаголами активного действия, что свидетельствует о том, что оно относилось к одушевленному классу. Готское существительное sauil принадлежит к склонению на гласные основы и сочетается с глаголами состояния, соответственно, явление, им называемое, было неодушевленным.

В древнеанглийском для обозначения «солнца» употребляются формы sunna (м. р., -аn) и sunne (ж. р., -ōn). Существительное женского рода sunne является наиболее употребительным в древнеанглийском языке, форма мужского рода sunna встречается очень редко. Проведем анализ функционирования рассматриваемого существительного в контексте.

Во-первых, исследуемое существительное используется в сочетании с активными глаголами и в метафорах, где «солнце» уподобляется живому, активно действующему существу, например, солнце «ушло», «скользило», «зашло», «поднялось»:

  • Sunne setlgonges fūs (Exon. Th. 174, 33; Guthl. 1187) «солнце, готовое зайти»;

  • Sunne gewat to sete glidan (An. 1306) «солнце ушло, скользя на свое место»;

  • Sunne up on morgentid glad ofer grundassio æþele gesceaft sah to setle (Chr. 937; Erl. 112, 13–17) «солнце утром высоко скользило над землей … это создание благородное сошло на место»;

  • Seo sunne gæþ be Godes dihte betweox heofenan and eorðan … (Lchdm. iii. 234, 18–22) «это солнце ходит, управляемое Богом, между небом и землей»;

  • Sona eode sunna up (Gen. T. 32, 31) «вскоре солнце ушло вверх;

  • Æfter sunnan setlgange (Cd. Th. 184, 19; Exod. 109) «после захода солнца»;

  • Sunnan upgang (Lchdm. iii. 236, 1–5) «восход солнца».

Все эти примеры указывают на то, что «солнце» воспринималось как существо, находящееся в постоянном движении, активно действующее.

Во-вторых, «солнце» наделяется такими эпитетами, как æđele sunne (Ps. Th. 103, 21) «благородное солнце», swegles gim, sunne (Ph. 209) «драгоценный камень неба – солнце», goldtorht sunne (Exon. Th. 351, 11; Sch. 78) «блестящее как золото солнце», heofones gim, wyncondel wera, sweglbeorht sunne (Exon. Th. 174, 33; Guthl. 1187) «драгоценный камень небес, светило, дающее наслаждение, небесно-яркое солнце».

Эти эпитеты являются иллюстрацией огромного почитания и уважения солнца, светила, дающего тепло и свет.

В-третьих, встречаются примеры, в которых показано, что «солнце» оказывает воздействие посредством своего жара и света: drige on hatre sunnan (Lchdm. ii. 30, 19) «сухой от жаркого солнца»; ryslas eafisca on sunnan gemylte (Lchdm. ii. 30, 1) «жир речной рыбы на солнце растаял».

Отнесение древнеанглийского существительного sunne «солнце» к консонантным основам и его лексико-семантическая сочетаемость с другими словами в тексте доказывают одушевленность денотата, обозначаемого данным словом.

Солнце играло важнейшую роль в представлениях древних индоевропейцев. В обрядах европейских народов можно найти много примеров религиозного отношения к солнцу как таковому, не опосредованному образом солнечного бога в человеческом облике. Следы солярного культа отражены в обычаях подниматься на вершины гор и другие возвышенные места для встречи восходящего солнца. В Испании костры разводили на вершинах холмов и гор. Так же поступали и кельтские народы Великобритании. Этот обычай сохранился в Шотландии, в Бельгии, Нидерландах, у финнов и лопарей, немцев и австрийцев, поляков и чехов. По всему албанскому этническому ареалу известны горные вершины, на которые в определенные дни года совершались восхождения с тем, чтобы встретить восход солнца и восславить дневное светило возжиганием больших костров, песнями и приветственными возгласами. Эти обычаи перекликаются со сведениями Геродота и других авторов, сообщавших о церемониях поклонения солнцу, совершавшихся иллирийцами на возвышенных местах. Солярные мифы получили наиболее яркое оформление в обществах, имевших развитый аппарат власти. Солнце было включено в пантеон в качестве главного божества (или одного из главных: чаще всего это были божества солнца и грозы). Земного царя считали солнечным божеством или сыном бога солнца [10, с. 106–112].

Итак, названия «солнца» в древнегерманских языках восходят к и.-е. существительному *s(a)ṷHel-/n- «солнце», принадлежащего к гетероклитическому склонению. В готском как наиболее древнем из германских языков сохраняются остатки этого склонения, что проявляется в существовании параллельных форм для обозначения «солнца» от одного корня, но с разными основообразующими формантами. В древнеанглийском языке обобщена форма, образованная из формы косвенных падежей с согласным основообразующим формантом -n. Однако один раз зафиксирована форма sol, что говорит о том, что в древнеанглийском на более раннем этапе, вероятно, также как и в готском существовало два слова для обозначения «солнца».

Следует отметить, что наличие двух форм для номинации «солнца» от и.-е. корня *sāu-, *sū- «светить» характерно, главным образом, для германских языков. В праиндоевропейском языке «солнце» воспринималось как одушевленное явление и поэтому существительное, его обозначающее, относилось к гетероклитическому склонению, которое являлось показателем одушевленности. В германских диалектах произошло разделение семантики. Существительные, образованные из форм косвенного падежа с суффиксом -n, стали называть активный, одушевленный, персонифицированный в понимании древних предмет, скорее всего, божество, тогда как существительные, развившееся из форм им.-вин. падежа с суффиксом -l, закрепили за собой представление о солнце как о космическом объекте, источнике света, т.е. как о неодушевленном предмете.


Сокращения

вин. п. – винительный падеж
им. п – именительный падеж
род. п. – родительный падеж
ж.р. – женский род
м.р. – мужской род
ед. ч. – единственное число
ср. – сравните
алб. – албанский
гот. – готский

др.-англ. – древнеанглийский
др.-в.-нем. – древневерхненемецкий
др.-исл. – древнеисландский
др.-корн. – древнекорнский
др.-сакс. – древнесаксонский
др.-фризск. – древнефризский
и.-е. – индоевропейский
кимр. – кимрский
лат. – латинский



Литература:
  1. Сравнительная грамматика германских языков / М.М. Гухман [и др.]. – М.: Наука, 1963. – Т.3. – 455 с.

  2. Бенвенист, Э. Индоевропейское именное словообразование / Э. Бенвенист. – М. : Изд-во иностр. лит., 1955. – 260 с.

  3. Fodor, I. The origin of Grammatical Gender/ I. Fodor // Lingua. – 1959. – Vol. 8. – № 1. – P. 1–40; P. 186–214.

  4. Осипова, О.А. Типология древнегерманских именных склонений в свете индоевропейских и уральских языков / О.А. Осипова. – Томск : Изд-во ТГПУ, 2007. – 312 с.

  5. Гамкрелидзе, Т.В., Иванов, В.В. Индоевропейский язык и индоевропейцы. Реконструкция и историко-типологический анализ праязыка и протокультуры / Т.В. Гамкрелидзе, В.В. Иванов. – Благовещенск: Благовещенский Гуманитарный Колледж им. И.А. Бодуэна де Куртене, 1998. – Ч. 1. – 428 с.; Ч.2. – 437–1328 с.

  6. Lehmann, W.P. A Gothic Etymological Dictionary / W.P. Lehmann. – Leiden : E.J. Brill, 1986. – 413 p.

  7. Pokorny, J. Indogermanisches etymologisches Wörterbuch / J. Pokorny. – Bern, 1951–1959. – Lief. 1–17. – 1184 S.

  8. Bosworth, J. An Anglo-Saxon Dictionary / J. Bosworth, T.N. Toller. – London : Oxford University Press, 1954. – 1302 p.

  9. Соболевская, О.В. Интерпретация синонимических пар существительных, обозначающих явления природы в готском языке / О.В. Соболевская // Вестн. Том. гос. пед. ун-та. – 2005. – Вып. 4 (48). – С. 67–68.

  10. Иванова, Ю.В. Следы солярного культа / Ю.В. Иванова // Календарные обычаи и обряды в странах зарубежной Европы : исторические корни и развитие обычаев. – М. : Наука, 1983а. – С. 105–115.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle