Библиографическое описание:

Мартьянов Е. Ю. Механизмы ввода героя-маски А.А. Блока в художественное произведение. Прямая и косвенная номинация // Молодой ученый. — 2012. — №6. — С. 260-264.

В научной мысли вопрос о механизмах ввода героя маски и героя ролевой лирики социального типа остается открытым. «Вопрос о механизме ввода героя-маски в художественное произведение остается открытым: «…стандарт (лингвистический трюизм) и новаторство в репрезентации ситуаций (введение новых масок) конкурируют друг с другом» [1]. В стилистическом отношении каждое из произведений «ролевой» лирики более или менее однородно, тогда как в лирике, где выступают собственно автор, повествователь и лирический герой, могут сочетаться и широко использоваться в пределах одного стихотворения и традиционный фольклорный оборот, и просторечное выражение, и высокая книжная лексика. Проблема заключается не только в стилистической однородности лирического монолога, но и в функции составляющих его элементов. В произведениях «ролевой» лирики стилистический окрашенное слово несет однозначно характеристическую функцию: оно помогает соотнести образ «я» с определенной социально-бытовой и культурно-исторической средой. В лирических же стихотворениях, где выступают автор-повествователь, собственно автор или лирический герой, сочетание и смена разнородных стилистических элементов передают сложное движение авторской мысли и чувства [2, c. 46-48].

Перспектива исследований механизмов ввода героя ролевой лирики в художественное произведение – систематизация, накопление и объективация исследований, апробация теоретических положений на материале творчества разных авторов. В нашей работе представлена попытка создания типологии, способов ввода героев ролевой лирики в структуру художественного произведения, доказательство и апробация результатов исследований на материале творчества А.А. Блока.

Исследование способов ввода героя-маски в художественное произведение следует начинать с номинации его автором. Прямо или косвенно автор называет маску или социальный тип, перенося на него своё сознание. В нашей концепции мы выделяем следующие виды номинации: прямая, косвенная, подразумевающая номинация. Остановимся подробно на первых двух видах.

Прямая номинация реализуется в структуре художественного произведения в том случае, когда автор прямо называет маску или социальный тип, переносит своё сознание на него и ассоциирует себя с ним. «Я, отрок, зажигаю свечи...»; «Ячёрный раб проклятой крови...»; «Я их хранил в приделе Иоанна/Недвижный стражхранил огонь лампад, ЯГамлет...». Для данных стихотворений А.А. Блока характерна прямая номинация, поскольку автор прямо указывает на отождествление себя и маски. Данный способ номинации ограничен рамками одного предложения, которое в большинстве случаев имеет одинаковую синтаксическую структуру. Номинация реализуется через личное местоимение 1 лица, которое, являясь в предложении подлежащим, переносит авторское сознание на маску – сказуемое, номинируемую существительным. Данная синтаксическая структура: Я – (название маски) позволяет репрезентанту сразу же определить ситуацию, в которой будет функционировать герой-маска стихотворения. Прямая номинация в творчестве А. Блока выступает наиболее частотным способом ввода героя-маски в структуру художественного произведения. Данный способ ввода маски встречается во всех лирических циклах А. Блока и обнаруживает определённые особенности структуры лирического стихотворения, анализ которых позволит нам определить конкретные языковые средства воплощения лирического героя в творчестве А. Блока.

В большинстве стихотворений такого типа прямая номинация строится на базе оппозиции «Я – Она», выраженную личными местоимениями. Оппозиция может подчёркиваться также и косвенно: ...она без мысли и без речи/ На том смеётся берегу». В данном стихотворении недостижимость отроком своей возлюбленной определяется и тем, что они находятся на разных берегах. Оппозиция личных местоимений у Блока может иметь формы: «Я – Она»; «Ты – Я». Существует и обратный вариант прямой номинации, когда автор называет маску и лишь потом отождествляет себя с ней. Это стихотворения типа: «Безмолвный призрак в терему...»; «Я их хранил в приделе Иоанна»; «Тебя скрывали туманы...». В данных стихотворениях мы можем наблюдать разрушение стандартной схемы прямой номинации «Я – номинация маски». В первом случае сначала называется маска и лишь затем автор переносит её на себя. Оппозиция здесь имеет несколько уровней: формальная оппозиция прямой номинации, реализуемая через противопоставление личных местоимений «Я – Она», и смысловая оппозиция, реализуемая средствами адъективов «незримый», «недостижимой». Многоплановая структура оппозиции подчёркивает невозможность встречи призрака и «Недостижимой». Она принадлежит миру живых, в то время как «незримый» призрак – миру мёртвых. С оппозицией двух миров, когда маска или лирический герой находится в мире живых или мёртвых, а его избранница – наоборот, мы будем часто встречаться в ходе анализа корпуса стихов А. Блока. Данная оппозиция подчёркивает невозможность встречи героя со своей возлюбленной, обречённость на одиночество, вечное служение. Таким образом, семантический потенциал данной оппозиции делает её частым гостем в сюжетах ситуаций лирических произведений А. Блока.

В стихотворении «Я их хранил в приделе Иоанна» стандартная схема «Я – номинация маски» видоизменяется. Значительная часть семантической нагрузки переносится на повторяющиеся предикаты, которые выступают наравне с номинативным ядром – существительным. «Я их хранил в приделе Иоанна,/ Незримый страж хранил огонь лампад...»; «...Я здесь один хранил и теплил свечи...». Перед нами прямая номинация, поскольку отношения личного местоимения и существительным сохраняются, однако в данном стихотворении происходит дробление семантической целостности номинации, часть её уходит к предикатам, которые разделяют две части прямой номинации. Главная задача стража – охранять что-либо. [4] Оппозиция в данном стихотворении также имеет неоднородную структуру. Формальный уровень – это уже знакомое нам противопоставление личных местоимений «Я – Она», смысловой уровень оппозиции реализуется через предикаты: «скрыл, пребывал в Служеньи, дрожал». Намеренное принижение Блоком стража и, напротив, обожествление его госпожи определяет характер их отношений, подчёркивая как принадлежность стража миру человеческому, так и принадлежность его избранницы миру неземному.

Необходимо отметить, что дробление семантического смысла номинации, перенос части семантической нагрузки на повторяющиеся предикаты и адъективы можно часто встретить в лирике А. Блока. Схема «Личное местоимение 1 лица – предикат номинации, номинативное ядро (существительное) – повторение предиката номинации» характерна и для стихотворения «Тебя скрывали туманы...».

«Я помню эти обманы, / Я помню, покорный раб...» сравним с «Я их хранил в пределе Иоанна, / Недвижный страж,хранил огонь лампад...». Часть семантической нагрузки переносится на адъектив, который выступает единым целым с номинативным ядром – существительным. Недвижный страж – надёжный страж, который не отойдет от предмета своего хранения, покорный раб – раб, который не будет бунтовать и не обратится против своего господина.

Таким образом, мы можем следующие выводы о прямой номинации героя-маски:

  1. Стандартная схема прямой номинации – «Личное местоимение 1 лица – номинативное ядро (существительное, называющее маску).

  2. Оппозиция прямой номинации создаётся путём противопоставления местоименных форм «Я — Она», «Ты — Я».

  3. В основе прямой номинации лежит оппозиция, желание автора противопоставить маску окружающим персонажам.

  4. В случае изменения или разрушения стандартной схемы прямой номинации основная семантическая нагрузка ложится на предикаты и адвербиалы. Схема – «Личное местоимение 1 лица – предикат номинации, номинативное ядро (существительное) – повторение предиката номинации».

Как уже было сказано выше, автор, внося маску в структуру сюжета художественного произведения, может использовать прямую, косвенную и подразумевающую номинацию. При анализе прямой номинации внутри сюжета, мы обозначили основные моменты, которые необходимо учитывать при анализе языковых репрезентаций внутри лирических стихотворений Блока. Для составления полных и объективных выводов о характере и особенностях языковых репрезентаций масок Блока, обратимся к двум оставшимся видам номинации.

Косвенная номинация – способ ввода в сюжет героя ролевой лирики, при котором отсутствует прямое отождествление автора и маски, однако номинирование маски авторским сознанием происходит через название или косвенное отождествление в рамках сюжета, через ядро номинации прямо не соотнесенное с сознанием автора, через номинацию другой субъектной формой сознания (автор-собеседник, собственно-автор и т.д.).

Вопрос о косвенной номинации как способе ввода маски в сюжет художественного произведения остается открытым. Необходимость выделения данной номинации мы обосновываем наличием в корпусе стихов А. Блока ряда стихотворений с субъектными формами авторского сознания, структура которых выделяется из ряда масок прямой номинации. Прямая номинация героя ролевой лирики в творчестве А. Блока имеет четкую семантическую и синтаксическую структуру: Сознание автора – личное местоимение 1 лица, выступающее как подлежащее, маска – существительное, номинирующее авторское сознание как маску, выступающее как часть составного именного сказуемого. В том случае, когда эта схема нарушается невозможно говорить о прямой номинации и требуется выделить новый термин, более полно репрезентирующий способы ввода маски в сюжет и языковые средства, благодаря которым маска может функционировать внутри сюжета.

Косвенная номинация осуществляется в том случае, когда автор использует иные языковые средства репрезентации маски. К таким средствам можно отнести заглавие стихотворения. Например заглавие стихотворения «Servus Reginaе»«Слуга царице» сообщает читателю ряд важных смыслов, которые мы объединили в логическую структуру: 1. Стихотворение представляет собой монолог; 2. Монолог направлен к царице, на семантическом уровне противопоставленной субъекту стихотворения. Таким образом, уже из заглавия читатель узнает, что стихотворение представляет собой монолог некоего стандартизированного персонажа (социального типа), обращающегося к своей госпоже внутри среды отношений социокультурной ситуации. Важную роль в языковой структуре стихотворения выполняют предикаты. «Приду, склонюсь, буду слушать, ждать, желать» – данный ряд предикатов наиболее полно репрезентирует характер оппозиции. Отношения между слугой и царицей не равны, это разные социальные типы. В стихотворении в очередной раз создается оппозиция, главной особенностью которой является недостижимость маски возлюбленной, невозможность быть в близких отношениях с ней, но возможность лишь служить ей. Как и в стихотворении: «Тебя скрывали туманы...» на преданности раба, на его добровольном служении так же поставлен акцент. Роль такого акцента выполняет наречие – «вечно», обладающий ёмкой семантикой, подчеркивающий, с одной стороны, недостижимость царицы, с другой – вечное служение ей. Адвербиалы выполняют и функцию семантического усиления предиката: «Робко ждать»; «Склонюсь молчаливо». В языковой структуре стихотворения они усиливают роль предикатов, подчеркивая преданность, беззаветное служение госпоже. Маску раба Блок называет лишь в самом конце стихотворения. На перенос сознания автора на социальный тип указывают морфологические свойства предикатов: «приду, склонюсь» – 1 лицо, единственное число. Такие свойства предполагают наличие личного местоимения, первого лица – «Я», которое в данном случае опущено автором. Отсутствие таких местоимений не позволяет нам говорить о прямой номинации маски в структуре сюжета данного стихотворения, однако ряд языковых средств, которыми оперирует А. Блок, позволяет нам сделать вывод о наличии косвенной номинации в данном стихотворении.

Анализируя механизмы косвенной номинации, нельзя не отметить роль автора в способах ввода маски. В лирике А. Блока принято разделять понятия «автор» и «лирический герой». Автор как субъектная форма авторского сознания может делиться на несколько вариантов, таких как автор-собеседник, собственно автор, автор-повествователь и прочее [3]. В стихотворении «Дома растут, как желанья...» автор-повествователь представляет нам именную маску Орфея, вводя ее в структуру сюжета стихотворения.

Экстралингвистический контекст данного стихотворения – миф об Орфее и Эвридике. В данном стихотворении Блок выстраивает ситуацию стандартизации, репрезентируя авторское сознание формой героя-маски «Орфей». Стихотворение отмечено ярко выраженной эмоциональностью, оформленностью художественной мысли в виде образа-переживания, воспроизведением субъективного личного чувства и настроения автора. Данное стихотворение, входящее в состав «Стихов о Прекрасной Даме», относится к любовной лирике А. Блока. Одна из ведущих проблем любовной лирики А. Блока – единство возлюбленных, которую автор изображает в лирическом стихотворении, представляя переживания лирического героя через ситуацию стандартизации (миф), в котором функционирует именная маска «Орфей». В данном стихотворении номинация маски происходит через обращение автора-собеседника к лирическому я, осуществляя тем самым перенос субъектной формы авторского сознания: «...Ты, Орфей, потерял невесту,/ Кто шепнул тебе«Оглянись...»?...». Перед нами разворачивается диалог автора-собеседника и лирического я автора, представляемого маской. Через указательные местоимения «ты»; «тебе» происходит и номинация маски. Автор-собеседник обращается к маске, тем самым называя её. Следующая строфа «...Я закрою голову белым...» завершает номинацию – авторское сознание уже отождествляется с маской «Орфей». Обратимся к языковым средствам, репрезентирующим косвенную номинацию в сюжете данного стихотворения. Ситуация стандартизации, формирующая образ героя ролевой лирики, реализуется через символическую оппозицию белого и черного цветов (жизни и смерти), в ситуации стандартизации – это выход Орфея с Эвридикой из царства мертвых Аида, когда перед ними лежит живой мир, но за их спинами ворота в царство смерти. Данная оппозиция в художественном тексте представлена антитезой адъективов с семантикой цвета: Белые здания, черный смрад (в момент, когда Орфей оборачивается, жизнь сменяется смертью), данные адъективы также выполняют роль эпитетов, что еще больше усиливает оппозицию, похожую функцию выполняют и риторические вопросы, цветопись (о – белый цвет, пОтОк, цветОк, благОвОнный; ы — чёрный, чернЫй). В данном стихотворении А. Блок, используя маску Орфея, подчеркивает неразрушимую связь между лирическим героем и Прекрасной Дамой, вечность и неразделенность их любви.

Стихотворение «Песня Офелии» представляет собой яркий пример, когда косвенная номинация маски в структуре сюжета реализуется через название. Название сообщает читателю имя персонажа, который является частью ситуации стандартизации. В данной ситуации Офелия неразрывно связана с Гамлетом, таким образом, уже в названии вырисовывается часть знакомой нам оппозиции единства возлюбленных, которых разлучает судьба или обстоятельства. Оппозиция внутри сюжета представлена местоимениями «Я – Он». В данном стихотворении мы сталкиваемся с феноменом, который часто встречается в лирическом творчестве А. Блока – перенос сознания автора на женский персонаж. Чаще всего такой перенос переходит в рамках сюжета о Гамлете, что еще раз подчеркивает популярность данной ситуации стандартизации в творчестве А. Блока. Частотность использования в творчестве автора одной ситуации, перенос авторского сознания на персонажей данной ситуации, отождествление авторского «Я» с персонажами говорит о наличии устойчивой структуры внутри стандартизации. Реализации оппозиции происходит и на сюжетном уровне. Гамлет находится на дороге в мир мертвых, Офелия же в мире живых. «Он ушел печальной, дорогой...», «...он ушел по той же тропинке...», « я одна приютилась в поле». Как и во многих стихотворениях на уровне сюжета оппозиция реализуется предикатами с семантикой действия, подчеркивающих разлуку влюбленных. Особенную роль играет и цветопись, подчеркивая отношение Офелии к Гамлету («...печальнОй, дОрОгОй...дОрОгОе лицо»). Момент, когда возлюбленные были вместе, находится в прошлом, в настоящем времени. Гамлет «...ушел по той же тропинке, куда уходило вчерашнее...». Мир, где находится Гамлет – мир мёртвых, мир прошлого. Удел же Офелии – одиночество в мире живых.

Подведем общие итоги анализа косвенной номинации:

  1. Косвенная номинация обнаруживается в сюжете, когда стандартные схемы прямой номинации нарушаются.

  2. Косвенная номинация маски может реализовываться в сюжете стихотворения через название, через ядро номинации прямо не соотнесенное с сознанием автора, через номинацию другой субъектной формой сознания (автор-собеседник, собственно-автор и т.д.).

  3. Косвенная номинация, как и прямая номинация, называют персонажа, на которого автор переносит своё сознание.


Литература:

  1. Романов Д.А. Ситуация: стандартизация языковой репрезентации, трюизмы и новаторство (на материале героя-маски). // Мир в гуманитарной перспективе: СБ. Науч. тр., посвященный 65-летию со дня рождения Т.В. Бондаренко. – Тула: Изд-во Тул. Гос. Пед. Ун-та им. Л.Н. Толстого, 2006.

  2. Корман Б.О. Лирика Некрасова. – 2-е изд. – Ижевск, 1978. – С. 46 – 48.

  3. Ильенков А.И. Лирическая трилогия Александра Блока: формы авторского сознания: Дис. ... канд. филол. наук: 10.01.01 / А.И. Ильенков; Науч. рук. Л.П. Быков; Урал. гос. ун-т им. А.М. Горького, Филол. фак., Каф. рус. лит. XX в. – Екатеринбург: Б. и., 2002. – 215 с.

  4. Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка, тт. 1-4. – М., 1978 (репринт изд. 1880-1884).

  5. Мартьянов Е.Ю. Герой-маска как тип репрезентации авторского сознания [Текст] / Е.Ю. Мартьянов // Актуальные вопросы филологических наук: материалы междунар. заоч. науч. конф. (г. Чита, ноябрь 2011 г.). / Под общ. ред. Г.Д. Ахметовой. – Чита: Издательство Молодой ученый, 2011.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle