Библиографическое описание:

Алексеева Е. П. Социально-экономическое содержание категории «капитал» // Молодой ученый. — 2012. — №6. — С. 344-350.

Заимствование понятия «капитал» социологией привело к появлению множества теоретических исследований новых видов капитала: символического, культурного, социального, человеческого, политического [2,с.50-89] и т.п.

Социологический подход дополнил смыслы, которые принято вкладывать в данное понятие в экономической науке, однако их объединяет, по крайней мере, одна главная черта.

Каждый из видов капитала выделяется в качестве такового по признаку способности приносить дополнительную стоимость. Определение капитала как самовозрастающей стоимости верно для любого из вышеперечисленных видов капитала.

Рассмотрим такую категорию, как человеческий капитал.

Теория позволяет четко определить сущность, содержание, виды, способы оценки и регулирования человеческого капитала организации. Данный вид капитала активно обсуждается в научной, прикладной и учебной литературе как экономическая категория, ставшая одним из основных общеэкономических понятий, позволяющих объяснить и описать многие экономические процессы через призму человеческих действий и интересов.

Основатели целостной теории о человеческом капитале Т. Шульц и Г. Беккер обращали внимание на инвестиции в человеческий капитал и оценивали их эффективность. Это объясняется тем, что именно инвестиции средств превращают ресурс в капитал.

Таким образом, инвестиции в человеческий капитал ведут к росту производительности труда работника и его доходов. Следовательно, происходит накопление доходов с помощью человеческих способностей, что и превращает их в особую форму капитала.

Т. Шульц дал следующее определение: «Все человеческие способности являются или врожденными, или приобретенными. Каждый человек рождается с индивидуальным комплексом генов, определяющим его врожденные способности. Приобретенные человеком ценные качества, которые могут быть усилены соответствующими вложениями, и называются человеческим капиталом» [12, с. 122-139].

Л. Туроу, обобщивший первые исследования человеческого капитала, в качестве исходного понятия дает следующее определение: «Человеческий капитал людей представляет собой их способность производить предметы и услуги» [20, с. 15]. В данном определении сохранена классическая традиция признания важности роли способностей к труду. Но Л. Туроу выделяет генетически базисную экономическую способность. «Экономическая способность, – пишет он, – представляет собой не просто еще одно производительное вложение, которым обладает индивидуум. Экономическая способность влияет на производительность всех других вложений» [20, с. 48]. Отсюда вытекает важное положение о необходимости единства жизнедеятельности как источника формирования и накопления человеческого капитала: «По существу, – отмечает Л. Туроу, – потребление, производство и инвестирование представляют собой совместные продукты деятельности человека по поддержанию жизни» [20, с. 125].

Аналогии с капитализацией материальных активов позволяли преодолеть недоверие к непривычному понятию «человеческий капитал». И. Бен-Порет писал, что человеческий капитал можно рассматривать как особый «фонд, функции которого – производство трудовых услуг в общепринятых единицах измерения и который в этом своем качестве аналогичен злобой машине как представительнице вещественного капитала» [7, с. 70].

Однако человеческие способности как капитальное благо существенно отличаются от физических свойств машин. «Аналогии между человеческим капиталом и физическим интересны и волнующи, – замечает Л. Туроу, – однако человеческий капитал нельзя анализировать точно так же, как физический капитал» [20, с. 121].

«...Неусовершенствованный труд, – пишет Ф. Махлуп, – нужно отличать от усовершенствованного, ставшего более производительным благодаря вложениям, которые увеличивают физическую и умственную способность человека. Подобные усовершенствования составляют человеческий капитал» [16, с. 419].

Впоследствии западные ученые обсуждали элементы и структуру человеческих способностей, которые возможно выгодно капитализировать, выявляли последовательность и отдачу инвестиций в человеческий капитал.

Теоретические позиции российских ученых характеризуются более четким разграничением содержания, сущности, форм, видов, а также условий формирования, воспроизводства и накопления человеческого капитала. М. Критский, одним из первых осуществивший позитивное исследование категории «человеческий капитал», определил ее как «всеобще конкретную форму человеческой жизнедеятельности, ассимилирующую предшествующие формы потребительную и производительную, адекватные эпохам присваивающего и производящего хозяйства, и осуществляющуюся как итог исторического движения человеческого общества к его современному состоянию» [11, с. 17].

Признание всеобщности, историчности и конкретности человеческого капитала позволяет ограничить социально-экономические условия и временные рамки существования такого феномена, как человеческий капитал.

В своих дальнейших исследованиях М. Критский конкретизирует социально-экономическое содержание категории «человеческий капитал».

Во-первых, материально-вещественный капитал превращается в одну из форм проявления интеллектуального капитала благодаря роли науки и образования в современном производстве. Во-вторых, монополия на интеллектуальную собственность, на исключительное авторское право является единственно законной и признаваемой обществом монополией.

В-третьих, происходит отказ от понимания собственности только как имущественного отношения и права интеллектуальной собственности распространяются на нематериальные активы.

С. Климов, анализируя интеллектуальные ресурсы организации, определяет человеческий капитал как совокупность человеческих способностей, дающую возможность их носителю получать доход. Это качество роднит человеческий капитал с другими формами капитала, функционирующими в общественном производстве. Данный вид капитала формируется на основе врожденных качеств человека через целенаправленные инвестиции в его развитие [8, с. 21-22].

Социально-экономическую форму человеческого капитала и его качественную определенность характеризуют А. Добрынин и С. Дятлов. «Человеческий капитал, – пишут они, – представляет собой форму проявления производительных сил человека в рыночной экономике..., адекватную форму организации производительных сил человека, включенных в систему социально ориентированной рыночной экономики в качестве ведущего, творческого фактора общественного воспроизводства» [7, с. 6-7].

Результат появления человеческого капитала обозначен в следующей фразе: «Биржевой рынок признал левередж человеческого знания, то есть отношение стоимости человеческого капитала к ее собственным средствам, вознаграждая ростом рыночной стоимости за сервис и технологии те компании, которые превосходят свою балансовую стоимость во много раз» [12].

Остается только добавить, что наличие человеческого капитала повышает не только заработную плату сотрудника, но и доходы компаний и государства в целом.

Классификация видов человеческого капитала осуществляется по разным основаниям и преследует разные цели, что и отражено в литературе по данной проблематике.

Западные исследователи, как правило, классифицируют человеческий капитал по видам вложенных в него инвестиций. В частности, Т. Шульц указывает, что способности человека «... развиваются посредством определенных видов деятельности, которые имеют атрибуты инвестиций» [19, с. 62]. К подобным видам инвестиционной деятельности Т. Шульц относит укрепление здоровья, растущий запас информации относительно экономики и обучение на рабочем месте. Все эти виды деятельности направлены на формирование определенных групп человеческих способностей, которые могут получать капитальную оценку и трансформироваться в человеческий капитал.

В структуре капитала фирмы особую роль играют признанные активы индивидуального человеческого капитала (патенты, авторские свидетельства, ноу-хау и др.), фирменные нематериальные активы (товарные знаки, марки, коммерческие секреты и др.), социальный, организационный, структурный капитал и бренд-капитал.

К. Маркс говорил о том, что капитал бесплатно присваивает достижения науки так же, как и разделение труда.

Разделение труда как элемент общественной организации производства является примером социального капитала, эффект от использования которого присваивается субъектами хозяйствования.

К элементам общественной организации относятся социальные нормы, доверие, так называемые социальные сети – совокупность общественных неформальных объединений, интерперсональные связи (личные, семейные, деловые). Задача таких сетей состоит в создании условий для координации и кооперации труда ради взаимной выгоды.

Социальный капитал характеризуется тем, что каждый экономический субъект каким-либо способом интегрирован в систему социальных отношений. Это капитал общения, сотрудничества, взаимодействия, взаимного доверия и взаимопомощи, формируемый в пространстве межличностных (интерперсональных) экономических отношений. Диалог и открытость позволяют людям учиться друг у друга, а значит, данный процесс можно охарактеризовать как социальное обучение. Практически все наши интеллектуальные преимущества состоят в знании, которое передается обществом и приобретается в процессе социализации, интеграции в систему общественных отношений. Эти знания характеризуют социальную квалификацию.

Термин «социальное обучение» следует понимать как процесс самообучения и саморазвития через установление новых социальных связей, создания новых структур внутри общества, фирмы. Это обеспечивает интеграцию опыта отдельных личностей в общественный опыт.

В западной литературе социальный капитал определяется как «характерные черты социальной жизни – взаимодействие, нормы и доверие, – которые позволяют участникам эффективнее действовать вместе для достижения общих целей» [18, с. 66-72].

Социальный капитал – это способность индивидов распоряжаться ограниченными ресурсами на основании своего членства в определенной социальной сети или более широкой социальной структуре… Таким образом, социальный капитал – продукт включенности человека в социальную структуру [3, с. 33-52].

Французский социолог П. Бурдье определяет социальный капитал как совокупность реальных или потенциальных ресурсов, связанных с обладанием устойчивой сетью более или менее институционализированных отношений взаимного знакомства и признания – иными словами, с членством в группе. Последняя дает своим членам опору в виде коллективного капитала.

Говоря о социальном капитале, П. Бурдье отмечает, что он «состоит из социальных обязательств («связей»), которые при определенных условиях преобразуются в экономический капитал и могут быть обращены в институт в форме причастности индивида к какой-либо социальной группе» [14, с. 12].

Капитал, обозначающий у П. Бурдье позицию агента в поле, представляет степень власти над полем, уровень в иерархии доминирования и «легитимного принуждения», ограниченный ресурс, способный к росту и конвертации. Таким образом, рыночный актор, обладая высоким уровнем социального капитала, имеет власть над самим рынком и над средой, в которой он существует [4, с. 60-75].

Дж. Тернер определяет социальный капитал как «силы, которые увеличивают потенциал экономического развития общества путем создания и поддержания социальных связей и моделей социальных организаций» [21, с. 106].

Немного с других позиций рассматривает социальный капитал Ф. Фукуяма, оценивая его как фактор, обеспечивающий достижение эффективности экономической деятельности на уровне общества, а также отдельных этнических и социальных групп. Социальный капитал – это подкрепленная неформальная норма, способствующая сотрудничеству двух или большего числа индивидов.

По мнению И. Дискина, «функционирование глобального социального капитала выступает как одна из сущностных характеристик нового этапа развития социально-экономических отношений в мире» [6, с. 18].

Социальный капитал – это знания, которые передаются и развиваются через взаимоотношения между работниками, партнерами, поставщиками и покупателями. Он создается благодаря обмену знаниями, что требует существования общей организационной среды, в которой мог бы свободно и непрерывно осуществляться подобный обмен. Такую среду, как отмечает М. Армстронг, с большей вероятностью можно обнаружить в организациях «без границ», где основное внимание уделяется «горизонтальным» процессам, командной работе и целевым группам, что позволяет передавать знания в процессе профессиональной деятельности. Социальный капитал – это человеческий капитал, способный реализовать свой потенциал [1, с. 71].

Дж. Коулман рассматривает рынок как «корпорацию отдельных торговцев, каждый из которых располагает социальным капиталом, величина которого определяется количеством взаимосвязей на рынке» [10, с. 125]. Анализируя ценность социального капитала, он утверждает, что «группа, внутри которой существует полная надежность и абсолютное доверие, способна совершить много больше по сравнению с группой, не обладающей данными качествами» [10, с. 126].

Как и Дж. Коулман, А. Коньков свойством всех типов социальных связей, позволяющим рассматривать их в качестве ресурса, считает способность «обеспечивать доступ индивидов к благам» [9, с. 90], то есть различные материальные и нематериальные блага более доступны индивидам, располагающим значительным объемом социального капитала, по сравнению с теми, кто не располагает им или располагает его меньшим объемом.

Дж. Коулман также выделяет такую характеристику социального капитала, как ее замкнутость или открытость, то есть наличие связей между всеми акторами социальной группы. Система, в которой все участники связаны между собой, называется замкнутой; в случае если нет связей между некоторыми участниками группы, то появляется открытая система. Говоря об открытости системы, Дж. Коулман отмечает, что «репутация не может возникать в открытой структуре» [10, с. 131], так как невозможно использовать санкции, вырабатываемые в группе.

Таким образом, все факторы, которые создают возможность возникновения и развития социальных связей и обеспечивают их функционирование, имеют отношение к социальному капиталу. Так, природные ресурсы и технологии, используемые фирмой, могут не изменяться, а ее социальный капитал может расти по мере развития внешних связей и репутационного капитала фирмы.

Несмотря на то, что социальный капитал не может являться частной собственностью отдельной компании, он входит в структуру активов компании и используется каждым предприятием по мере возможности.

Одна из первых попыток введения социального капитала в структуру факторов производства предпринята Дж. Коулманом. Он определяет человеческий капитал как внутренние и внешние связи организации. Можно купить компанию и вместе с ней социальный опыт по ее организации и управлению.

Отчуждаемым видом человеческого капитала можно считать клиентский капитал. Деятельность фирмы, обладающей данным видом капитала, становится социально-экономической деятельностью, а саму фирму можно назвать «мета-предприятием», вовлекающим пользователя в «совместное создание и усовершенствование потребительских ценностей, ибо покупатель выступает судьей в последней инстанции всех созданных компанией продуктов и услуг» [13, с. 442-443].

Еще в 1993 году Э. Гроув сформулировал одно из необходимых условий выживания несовершенного конкурента в сильной конкурентной среде.

Ведущие корпорации, а вслед за ними и остальные в условиях несовершенной конкуренции вынуждены производить не просто конкретные товары и услуги, а сложные социальные комплексы типа «материальные продукты и услуги + их потребители + их предпочтения», позволяющие увеличивать спрос по принципу положительно обратной связи, когда рост спроса увеличивает спрос [5, с. 80]. После завоевания определенным продуктом значительной доли рынка у населения появляется мотивация продолжать покупать различные его модификации.

Примером эффективного использования клиентского капитала является, например, то, что операционная система Windows установлена на большинстве компьютеров. Поэтому программисты стараются разрабатывать в первую очередь прикладные программы именно для этой системы, а затем уже для менее распространенной операционной системы OS/2. Поскольку обилие новых прикладных программ повышает привлекательность Windows в глазах потребителей, возникает эффект возрастающей положительной обратной связи, нарушить которую не удается даже более совершенному продукту, если он вышел на рынок слишком поздно. Вместе с тем эту связь можно усилить, повысив каким-либо способом объем продаж.

Стремление к росту клиентского капитала превращает несовершенную конкуренцию отдельных производителей в инновационно-конкурентное содружество производителей и потребителей, воздействующее на весь комплекс общественных отношений.

Существование категории «клиентский капитал» особенно наглядно проявляется для страховых компаний и других финансовых предприятий, где основой деятельности является портфель договоров с клиентами, определяющий масштабы, структуру и динамику деятельности.

Конкурентная среда, в которой существуют компании в современной экономике, постоянно изменятся под воздействием инноваций. Высокие темпы таких изменений усложняют условия, позволяющие компании добиться успеха. Одним из таких условий является наличие у компании значительного структурного капитала, представляющего собой способность компании управлять своей организационной структурой, приспосабливаясь к изменяющейся конъюнктуре рынка и одновременно изменяя ее в выгодном для себя направлении. Структурный капитал приумножается при увеличении свободы сотрудников компании, являющихся носителями человеческого капитала, и является наиболее ценным в условиях неопределенности и конкурентоспособности среды, в которой действует компания. Эффективный структурный капитал фирмы может возникнуть только там, где «идеи ценятся выше, чем положение по иерархической лестнице» [17, с. 99-135].

Примером фирмы, обладающей большим структурным капиталом, может служить мировой лидер по производству микропроцессоров – компания Intel. Чтобы покрывать свои издержки и увеличивать прибыль, компания должна продавать всё больше и больше процессоров каждой новой серии. Такая ситуация типична для любого несовершенного конкурента. Текущие издержки растут настолько стремительно, что угрожают свести к нулю всю будущую прибыль и превратить корпорацию в бесприбыльную. Чтобы этого не произошло, новая стоимость должна расти быстрее издержек, что ставит существование фирмы в зависимость от быстро меняющихся предпочтений потребителей. Если рынок насыщен и достаточно конкурентен, то чем сильнее эти предпочтения, тем больше инновационная добавленная стоимость, и чем эти предпочтения слабее, тем она меньше. Добавленная стоимость исчезает, когда продукт или услуга теряют свою привлекательность в глазах потребителей.

Еще одной формой отчуждаемого человеческого капитала можно считать организационный капитал. Это систематизированная и формализованная компетентность компании плюс системы, усиливающие ее творческую эффективность, а также организационные возможности, направленные на создание продукта и его стоимости.

Организационный капитал включает в себя:

– капитал инновации, к которому относятся защищенные коммерческие права, интеллектуальная собственность и другие нематериальные активы и ценности, обеспечивающие способность компании к обновлению;

– капитал процессов, который может быть представлен, например, системами производства, сбыта, послепродажного сервиса и др., в процессе деятельности которых формируется стоимость продукта.

Организационный капитал составляют знания, которыми владеет организация в целом, а не ее отдельные работники. Его можно описать как внедренные или институциализированные знания, которые можно хранить с помощью информационных технологий в доступных и легко расширяемых базах данных. Организационный капитал может включать в себя определенную информацию, которая записана в базах данных, инструкциях и стандартах по выполнению процедур, или же неписаные знания, которыми можно овладеть, обменяться или, насколько это возможно, кодифицировать их [1, с. 7-72].

Любые процессы или процедуры в организации созданы на основе знаний отдельных людей. Как замечают Т. Дэвенпорт и Л. Прусак, «в теории, эти внедренные знания независимы от людей, которые их развивают – и, следовательно, они относительно стабильны – отдельный специалист может исчезнуть, но это не уменьшит запаса знаний, внедренных в компании» [15, с. 64]. Поскольку организационный капитал формируют люди и он принадлежит компании, то его можно развивать при помощи управления знаниями.

Укрупненная структура классификации человеческого капитала по уровням и собственности представлена в таблице 1.

Таблица 1

Структура видов человеческого капитала

Неотчуждаемые виды

человеческого капитала

(неликвидный капитал)

Отчуждаемые виды

человеческого капитала

(ликвидный капитал)

Капитал здоровья

Социальный капитал

Культурно-нравственный капитал

Клиентский капитал

Трудовой капитал

Структурный капитал

Интеллектуальный капитал

Организационный капитал

Организационно-предпринимательский капитал


Источник: составлено автором.


Данная классификация видов человеческого капитала дает возможность рассматривать и оценивать человеческий капитал как на уровне отдельного сотрудника (индивидуальный человеческий капитал), компании или группы компаний (человеческий капитал компании), так и на уровне государства в целом (национальный человеческий капитал). В настоящей диссертации капитал рассматривается на уровне отдельной организации.

Специалисты считают, что развитие и рост значения нематериальных активов относятся к признакам формирования постиндустриального, или сервисного общества.

Вместе с доминантами экономических отношений менялись конкурентные преимущества и способы их повышения, что показано на рис. 1.

AutoShape 2AutoShape 5Врезка1






AutoShape 6Врезка2AutoShape 3





AutoShape 7Врезка3AutoShape 4





Рис. 1. Развитие конкурентных преимуществ

Источник: составлено автором.


В настоящее время происходит переосмысление ценностей, многие компании осознают необходимость формирования нематериальных видов капитала. Если до индустриализации в качестве основной доминанты экономических отношений выступали материальные активы, то в индустриальном обществе они дополнялись финансовыми активами, то есть оборотным капиталом. В постиндустриальной экономике растет значимость нематериальных активов, что показано на рис. 2, где МА – материальные активы, ФА – финансовые активы, НМА – нематериальные активы компании.










Врезка4



AutoShape 50



AutoShape 49



AutoShape 48



AutoShape 47





Рис. 2. Доминанты экономических отношений в различных типах обществ

Источник: составлено автором.


Таким образом, мы видим, что изначально категорию «капитал» рассматривали как ценность, запас товаров, деньги, способные приносить прибыль, а современные экономисты и менеджеры рассматривают капитал как совокупность активов, способных принести компании сверхприбыль, в том числе за счет нематериальных активов, основным из которых является репутационный капитал.


Литература:

  1. Армстронг М. Практика управления человеческими ресурсами / Пер. с англ.С.К. Мордовина. 8-е изд. СПб.: Питер, 2004.

  2. Беккер Г.С. Воздействие инвестиций в человеческий капитал на заработки // Человеческое поведение: экономический подход. Избранные труды по экономической теории. М.: ГУ ВШЭ, 2003. ;Коулман Дж. Капитал социальный и человеческий // Общественные науки и современность. 2001. № 3.

  3. Бурдье П. Физическое и социальное пространство. М.: Социология политики, 1993.

  4. Бурдье П. Формы капитала // Экономическая социология. 2002. Т. 3. № 5.

  5. Гроув Э. Высокоэффективный менеджмент. М.: Наука, 1996.

  6. Дискин И.Е. Социальный капитал в глобальной экономике // Общественные науки и современность. 2003. № 5.

  7. Добрынин А.Н., Дятлов С.А. Человеческий капитал в транзитивной экономике: формирование, оценка, эффективность использования. СПб.: Наука, 1999.

  8. Климов С.М. Интеллектуальные ресурсы организации. СПб.: ИВЭСЭП «Знание», 2000.

  9. Коньков А.Т. Социальный капитал и экономическое взаимодействие. М.: Издательство Российского университета дружбы народов, 2006.

  10. Коулман Дж. Капитал социальный и человеческий // Общественные науки и современность. 2001. № 3.

  11. Критский М.М. Человеческий капитал. Л.: Изд. Ленгоста, 1991.

  12. Фиценс Ж. Человеческий капитал: как изменить и увеличить его стоимость. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.iteam.ru/ publications/human/ section_44/article_3000.

  13. Эдвинссон Л., Мелоун М. Интеллектуальный капитал. Определение истинной стоимости компании // Новая индустриальная волна на Западе. М.: Academia, 1999.

  14. Bourdieu P. The Forms of Capital // Handbook of Theory and Research for Sociology of Education. N.Y., 1986.

  15. Davenport T., Prusak L. Working Knowledge: How organizations manage what they know. Boston, Mass.: Нarvard Business School Press.

  16. Machlup F. The Economics of information and Human Capital. Princeton, 1984.

  17. Pilot G. Building Community in the Workplace // The Community of the Futur. SanFrancisco, 1998.

  18. Putnam R. Who killed civic America // Prospect. March.

  19. Schultz T. Jnwestment in Human Capital – the Role of Education and of Research. N.Y., 1971.3.

  20. Tnurow L. Jnwestment in Human Capital. Belmont, 1970.

  21. Turner J. The Formation of Social Capital. Social Capital: A Multifaceted Perspective. Washington, 2000.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle