Библиографическое описание:

Зумбулидзе И. Г. Творчество Людмилы Петрушевской в контексте русского постмодернизма // Молодой ученый. — 2012. — №6. — С. 250-252.

Эстетическая сущность постмодернизма, его влияние на современный литературный процесс, принадлежность тех или иных писателей к этому направлению – одни из самых сложных вопросов современного литературоведения. Нет единого мнения относительно того, что считать постмодернизмом: художественный метод, стиль, или вообще эпоху. Еще больше спорных вопросов остается в отношении понятия «русский постмодернизм» Вопрос о русском постмодернизме сегодня остается сложным и нерешенным, несмотря на многочисленные научные работы, посвященные этой проблеме. Характерные для постмодернизма общие черты – интертекстуальность, игра и диалогизм обнаруживают в русских текстах свою специфику.

Критик М. Голубков отмечает, что в литературе прошедшего века «пробивались ростки постмодернистской поэтики, формировались парадигмы принципиально нового художественного сознания, когда новообретенная художественная система «превратила художественное творчество в игру, а литературу — в изящную словесность». Отрицать наличие этой тенденции бессмысленно. Другое дело, что у многих писателей и критиков литература постмодернизма вызывает отторжение. Они склонны отделять постмодернизм от национального литературного процесса. M. М. Голубков, в частности, считает, что развитие постмодернистской тенденции пока привело к кризису литературы («культурному вакууму») [ 2, c. 19].

Иначе воспринимают постмодернизм Н. Л. Лейдерман и М. Н. Липовецкий. В работе этих ученых «Современная русская литература» творчество Вен.Ерофеева, Л.Улицкой, Саши Соколова, А. Битова, Л.Петрушевской, В.Сорокина, В.Пелевина и большой группы поэтов рассматривается как закономерное явление, объединяющее русскую литературу с современным мировым литературным процессом [ 4, c.43]

Национальную специфику и самобытность постмодернизма в России определили особенности русского менталитета. Это проявилось в стремлении писателей обращаться в своем творчестве к темам, которые раньше были под запретом, (политические репрессии, лагерная тема и пр.), появлении произведений новых жанровых форм (стереопоэма, комедийно-абсурдистский бриколлаж, паратрагедия и пр.), в издании «возвращенной» литературы (произведения Б. Пастернака, А. Платонова, А. Солженицына, М. Булгакова и др.). Как отмечает Т.Скокова, «в этот период писателями начали активно использоваться приемы постмодернизма (абсурдизация действительности, шизофренический дискурс, восприятие мира как хаоса, изображение жизни людей социального «низа» — никчемных, жалких, бессмысленно и бездумно прожигающих свою жизнь)» [7, c. 83].

Особую популярность у российских постмодернистов получило также обращение к текстам классиков, особенно к произведениям А. Чехова. Несмотря на преобладание в постмодернистских текстах формы над содержанием, игнорирование «вечных» вопросов о смысле бытия и месте в нем человека, отказ от нравоучений, ироничное представление действительности и лояльное отношение к массовой литературе, постмодернизм находится в постоянном диалоге с классикой.

Творчество Людмилы Петрушевской – прозаика и драматурга- одно из ярких явлений рубежа XX -XXI веков. Оно вызвало оживленные споры среди читателей и литературоведов, как только вышла из печати её первая книга прозы. С этого времени и до наших дней ее творчество остается объектом активного обсуждения и широкого анализа в статьях, на научных конференциях, в Интернете. Исследователи затрудняются в определении самой его направленности, относя его то к «особому типу реализма», «наивному», «магическому реализму», то называя «соционатурализмом», «прозой шоковой терапии», «чернухой», «примитивом», причисляя то к «другой», «альтернативной» прозе, то к «новой натуральной школе», то к «женской прозе», хотя сама писательница вообще отрицает существование женской литературы.

Большинство ученых связывает имя Людмилы Петрушевской с явлением постмодернизма. Так, И. Скоропанова, причисляет писателя к восточной модификации постмодернизма, с ее излишней политизированностью, деконструкцией языка соцреализма, а также юродствованием как специфическим компонентом русской парадигмы постмодернизма [8, c.456]. Н.Иванова относит творчество Петрушевской к «натуральному» течению постмодернизма [3, c.197]. О.Богданова считает возможным причислить писателя к концептуалистам, отмечая особую конструктивную выстроенность и технологическую выделанность ее прозы [1, c.513].

Творчество Петрушевской может рассматриваться как сложное, синтетичное явление. Автор в своем творчестве ориентируется на доступность восприятия ее текстов и одновременно на их глубинный гуманно-философский смысл. В текстах Петрушевской развиваются традиции А. Пушкина, Ф. Достоевского, А. Чехова и других классиков русской литературы и одновременно используются приемы, характерные для современного постмодернистского стиля. Так, по мнению И. Сушилиной, «типологические схождения с чеховским творчеством у Петрушевской можно проследить на уровне тематики (обыденная жизнь среднего интеллигента), жанра (преимущественный интерес к форме небольшого рассказа) и речевой стихии (разговорной речи), авторской точки зрения (отсутствие очевидно выраженного отношения автора к герою и тем более отказ от приговора ему), да и на глубинном уровне понимания смысла и назначения искусства, свободы и достоинства человека, веры» [9, с.37].

Дискуссии вокруг творчества Петрушевской возникали и продолжают возникать постоянно. О писателе говорили даже и в те времена, когда ее произведения не публиковали, а спектакли по ее пьесам не пропускала цензура. Сейчас опубликованы многочисленные интерпретации ее творчества: рецензии на книги, научные и публицистические статьи. Современная литературная критика связывает Петрушевскую с "другой литературой", осваивающей прежде "табуированные" для советской литературы жизненные реалии – тюрьму, "дно" общества и т.п., что характерно для новой "натуральной школы"

На данном этапе место писателя в современном литературном процессе определено целым рядом черт: оригинальный стиль, художественный язык, проблематика произведений, выбираемые автором темы и жанры.

М. Липовецкий считает, что секрет прозы Л. Петрушевской заключается в том, что «дробная, бессвязная, принципиально не романная и даже антироманная картина жизни в ее рассказах последовательно романизирована». «Романность» рассказов, по наблюдению исследователя, проступает в особом тоне повествования, необычности зачина, концовки, где «совмещаются житейские дребезги с истинно романной болью за жизнь как целое», а также в необычности соотношения реальности, ограниченной рамками рассказа, с затекстовой реальностью [5, c.230].

В своей основе постмодернизм предполагает жанровую диффузию, переплетение, сращение разных жанров. Обращаясь к различным жанрам, Л. Петрушевская решает основную творческую задачу: писательница прослеживает, как происходит деформация личности под влиянием среды, пытается раскрыть внутренний мир современного человека, показав его в исключительно сложных жизненных обстоятельствах; она видит его в самом разном обличье – от привычного до невероятного.

Как отмечает Т. Прохорова, «сегодня творчество Петрушевской напоминает своеобразную лабораторию, где проходят испытание “новые” и “старые” жанры, где осуществляются эксперименты с разными стилями, где реализм скрещивается с постмодернизмом, натурализм – с сентиментализмом и т. п. Здесь все пронизано токами диалогичности, причем в игровой диалог вовлекаются самые разные пласты отечественной и мировой культуры: фольклорная традиция, мифология, классическая литература»[6, c.156].

Устойчивый интерес к произведениям Л. Петрушевской как русских, так и зарубежных исследователей свидетельствует о том, что ее творчество не частное, локальное явление, а выражение характерных тенденций развития русской прозы конца XX века. Имя Л. Петрушевской ставится в один ряд с именами таких признанных мастеров как А. Платонов, Ю. Трифонов, А. Вампилов; с другой стороны, оно звучит среди имен тех современных авторов, которые ведут творческие поиски в русле самых различных литературных течений (В. Маканин, Ф. Горенштейн и др.).


Литература:

  1. Богданова О.В. Постмодернизм в контексте современной русской литературы (60-90-е годы ХХ века – начало ХХI века) / О.В.Богданова. – СПб., 2004. -716 с.

  2. Голубков М. М. ХХ век как литературная эпоха // Русская литература ХХ века: Итоги и перспективы изучения. Сборник научных трудов. – М., 2002. – С.19-20.

  3. Иванова Н. Б. Преодолевшие постмодернизм // Знамя. – 1998. №4. – С.193-204.

  4. Лейдерман Н.Л.,Липовецкий М.Н. Современная русская литература. Книга3. В конце века (1986-1990-е годы). / Н.Л. Лейдерман , М.Н. Липовецкий . – М., 2001. – С.42-45.

  5. Липовецкий М.Н. Трагедия и мало ли что ещё // Новый мир. – 1994. № 10.- С.229-232.

  6. Прохорова Т.М. Расширение возможностей как авторская стратегия. Людмила Петрушевская //Вопросы литературы – М., – 2009. №3. – С. 149-164.

  7. Скокова Т.А. Проза Людмилы Улицкой в контексте русского постмодернизма Дис. К.н. Москва. – 168с.

  8. Скоропанова И.С. Третья волна постмодернизма // И.С.Скоропанова Русская постмодернистская литература: Учебное пособие. М.: Флинта: Наука, 1999. -С. 357-533.

  9. Сушилина И.К. Современный литературный процесс в России: Учебное пособие – М.: МГУП , -2007. С. 39-40.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle