Библиографическое описание:

Короткова М. Н. Популистские альтернативы «Конца истории» Ф. Фукуямы: идеология будущего // Молодой ученый. — 2012. — №6. — С. 324-326.

Фрэнсис Фукуяма – известный американский политолог, социолог, историк [9]. Мировое признание он получил благодаря статье (1989), а потом и книге (1992) с одноименным названием «Конец истории», в которой торжественно провозгласил окончательную и бесповоротную победу либеральной демократии вовсем мире[10].

Новая волна религиозных и национальных конфликтов в середины 1990-х годов, с точки зрения общественности, поставила его выводы под сомнение [12]. Дальнейшее участие Фукуямы в «Проекте для нового американского столетия», выступавшегос требованием решительных действий против стран-изгоев, наряду с радикально настроенными консерваторами и республиканцами [11], а также появление таких новых книг, как «Доверие: социальные добродетели и путь к процветанию» (1996), «Великий разрыв» (1999), «Наше постчеловеческое будущее. Последствия биотехнологической революции» (2002) и «Сильное государство: Управление и порядок в XXI веке» (2004), в которых были пересмотрены сроки и некоторые положения «конца истории», – являлись попыткой реабилитации концепции. Еще одним испытанием для «конца истории» стала война в Ираке, предпринятая Соединенными Штатами. Новая статья Фукуямы, на наш взгляд, является очередным вариантом ответа на вопрос, что препятствует триумфальному шествию либеральной демократии в мире.

В своей новой статье «Будущее истории» [6], появившейся в начале 2012 года, Фукуяма вновь обращается к теме «конца истории»,а именно – кего возможным популистским альтернативам. Анализируя деятельность левых и правых популистских движений Соединенных Штатов Америки и Европы, он приходит к следующим выводам.

Левые популистские движения (такие, как «Захвати Уолл-стрит») являются крайне непопулярными среди населения. Во-первых, потому, что концепции постмодернизма, мультикультурализма и феминизма (которых Фукуяма называет идеологическими преемниками марксизма),по своей сути, не ориентированы на средний класс, следовательно, не пользуются массовой поддержкой в развитых странах. Во-вторых, модель государства всеобщего благоденствия в последние десятилетия продемонстрировала свою финансовую несостоятельность, тем самым подорвав кредит доверия к левым. Поэтому, считаетполитолог, у левых нет идей, способных объединить массы и создать идеологию будущего.

Правые популистскиедвижения также вызывают серьезные сомнения в их дееспособности. С точки зрения Фукуямы,они не в состоянии справиться с проблемой возрастающей популярности авторитаризма как режима и последствиями развития глобализационных процессов.

Следует отметить, что большую часть статьи политолог посвящает изложению общеизвестных причин формирования идеологий либерализма и социализма. Например, он говорит о том, что либерализм являлся первой светской идеологией, которая отстаивала права среднего класса (в первую очередь, право собственности) и требовала подчинения государственной власти закону. Поэтому современные общества с устойчивым средним классом тяготеют к идеологии либерализма. В то же время, резкое социальное расслоение влечет за собой увлечение идеологией социализма.

Угроза мировой пролетарской революции исчезла, как только большая часть мира преуспела в создании среднего класса. Сегодня левый радикализм, как политическая сила, сохраняет свой потенциал только в самых бедных регионах Земли: странах Латинской Америки, в Непале и Восточной Индии.

Далее Фукуяма формулирует, на первый взгляд, парадоксальный вывод о том, что средний класс не всегда заинтересован в поддержке либеральной демократии. В таких странах, как Таиланд и Китай, представителя среднего класса понимают исходящую угрозусо стороны бедных слоев населения, поэтому сочувствуют авторитарным режимам, которые защищают их интересы перед лицом последних.

Данное обстоятельство позволяет политологу объяснить новую волну авторитаризма, которая следует после третьей волны демократизации, и которая в свое время была описана известным американским политологом С. Хантингтоном [3].

Представляет ли Китай, успешно сочетающий авторитарное правление с частично рыночной экономикой, серьезную альтернативу либеральной демократии? По мнению Фукуямы, нет, потому что: 1) китайская модель обусловлена специфической культурой, не пригодной для транзита в другие страны; 2) китайский авторитаризм плохо сочетается с политикой соблюдением прав и свобод человека, что, в конечном итоге, может привести к возникновению протестного движения в этих странах [6].

Правый популизм также не способен справиться с проблемой уменьшения среднего класса в развитых странах. Эта проблема, с точки зрения политолога, связана с развитием технологий и глобализационных процессов в мире.

В 2001 году Фукуяма получает должность эксперта в Президентском совете по биоэтике. Результатом его деятельности становится книга «Наше постчеловеческое будущее. Последствия биотехнологической революции».

Вэтой книгеполитолог впервые задумывается над тем, что наука – не только мощный унификатор в деле продвижения либеральной демократии, но и опасный источник будущих конфликтов. Фукуяма впервые признает, что современные технологии способны изменить человеческую сущность и возобновить ход «постчеловеческой» истории.

Развитие науки также приводит к созданию оружия массового уничтожения: «Террористические акты в США 11 сентября 2001 года снова вызвали к жизни сомнение относительно тезиса о конце истории … <…> Но на что эти события действительно указывают — это на то, что те наука и технология, которые порождают современный мир, сами по себе являются ключевыми уязвимыми точками нашей цивилизации. Самолеты, небоскребы и биолаборатории — все эти символы современности — были превращены в оружие одним прикосновением злонамеренной изобретательности» [1].

Принципиальным отличием статьи «Будущее истории» от книги «Наше постчеловеческое будущее» является утверждение, что дальнейшее развитие технологий и глобализационных процессов способствует уменьшению среднего класса. Развитие технологий приводит к замене высококвалифицированного человеческого труда машинным, то есть к сокращению рабочих мест. В условиях глобализации средний класс развитых стран сталкивается и проигрывает в конкуренции среднему классу развивающихся государств[6].

Следует отметить, что среди рецензентов новой статьи Фукуямы существует редкое единогласие – исследователи, в большинстве своем, солидарны с выводами политолога. Так,Джастин Фокс, редактор «Гарвардского бизнес-ревью» полагает, что за последние тридцать лет в«идеологии бизнеса» были выявлены многочисленные противоречия, которые требуют фундаментальных сдвигов в понимании механизмов рыночной экономики [4].

Мэтт Миллер, совладелец общественного радио «Левые, Правые и Центристы»считает, что не только «идеология бизнеса», но и программы Демократической и Республиканской партий Соединенных Штатов не имеют ничего общего с реальным развитием событий в мире [8].

Таким образом, в мире существует необходимость формирования новой идеологии, поскольку ни левая, ни правая популистские альтернативы не в силах справиться с вызовами времени. Идеология будущего, сточки зрения Фукуямы, должна будет включать в себя следующие элементы: во-первых, защиту ценностей либеральной демократии (прежде всего, прав и свобод человека, частной собственности); во-вторых, положительное отношение к глобальным рынкам, но только в той степени, в которой они способствуют, а не препятствуют развитию среднего класса в развитых странах [6].

Реальные механизмы решения поставленных перед идеологией будущего задач Фукуяма видит в создании сильного государства [5]. Впервые эта тема возникает в книге «Наше постчеловеческое будущее», гдеполитолог впервые постулирует необходимостьконтроля развития науки и техники с помощью правительственных учреждений. Теманаходит свое продолжение в книгах «Сильное государство: Управление и порядок в XXI веке» (2004) и «Америка на распутье: Демократия, власть и неоконсервативное наследие» (2005), «TheOriginsofPoliticalOrder: FromPrehumanTimestotheFrenchRevolution». (2011)и в ряде статей.

Сильное государство означает «…способность сформулировать и осуществить политические курсы и создавать законы; администрировать эффективно и с минимумом волокиты; контролировать мошенничество, коррупцию и взяточничество; поддерживать высокий уровень прозрачности и ответственности (подотчетности) правительственных учреждений; и, что самое важное, реализовывать законы»[2, с. 26].

В странах третьего мира создание сильного государстваобусловлено решением вопросов, связанных с бедностью, иммиграцией и терроризмом, обеспечением прав и свобод человека, экономическим развитием[2, с. 13-14].В западных странах такое государство способно контролировать процессы развития технологий, а также решать проблемы, связанные с защитой либеральной демократии, что для Фукуямы, означает, в первую очередь, защиту среднего класса.

По мнению большинства рецензентов, в том числе Дэвида Игнатиуса, колумниста «Вашингтон Пост», статью политолога может расценивать как крах концепции «конца истории. Распад Советского Союза означал, в первую очередь, новый виток в истории развития человечества, а не триумф либеральной демократии. Хотя, признает Игнатиус, несмотря на явное поражение и очевидные аргументы, Фукуяма, по-прежнему, с оптимизмом смотрит в будущее [7].

И, действительно, несмотря на все обстоятельства, Фукуяма остается верным утверждению, прозвучавшему более 20 лет назад – «конец истории» неизбежен.


Литература:

  1. Фукуяма Ф. Наше постчеловеческое будущее. Последствия биотехнологической революции. URL: http://alt-future.narod.ru/future/Fnpb/fukunpb.htm#ogl (дата обращения 25.05.2010).

  2. Фукуяма Ф. Сильное государство: Управление и порядок в XXI веке. М.: АСТ ХРАНИТЕЛЬ, 2006. 220 с.

  3. Хантингтон С. Политический порядок в меняющихся обществах. М.: Прогресс-Традиция, 2004. 480 с.

  4. Fox J. Is the Next Karl Marx a Management Consultant? // Harvard Business Review. URL: http://blogs.hbr.org/fox/2012/01/is-the-next-karl-marx-a-manage.html (дата обращения 23.04.2012).

  5. Fukuyama F. Chris Edwards in conversation with. . . Francis Fukuyama / Бе­седовал C. Edwards [Electronic resource] // Geographical. December 2005. Vol. 77. Issue 12. P. 106-106. EBSCO Publishing, 2005. Режимдоступа: http://search.epnet/com. Загл. с экрана. Публичное пользование ограничено.

  6. FukuyamaF. TheFutureofHistory. Can Liberal Democracy Survive the Decline of theMiddle Class? // Foreign Affairs. January/February 2012. URL: http://www.foreignaffairs.com/articles/136782/francis-fukuyama/the-future-of-history (датаобращения 23.04.2012).

  7. Ignatius D. The danger in a declining middle class // Washington Post. January 5. URL: http://www.washingtonpost.com/opinions/the-danger-in-a-declining-middle-class/2012/01/03/gIQAgwyPbP_story.html (дата обращения 23.04.2012).

  8. Miller M. Iowa and the future of history // Washington Post. January 4. URL: http://www.washingtonpost.com/opinions/iowa-and-the-future-of-history/2012/01/04/gIQAlzYZaP_story.html (дата обращения 23.04.2012).

  9. Rhodes F. [Рецензия] / F. Rhodes [Electronic resource] // Middle East. July 2006. Issue 369. P. 64. EBSCO Publishing, 2005. Режимдоступа: http://search.epnet/com. Загл. сэкрана. Публичноепользованиеограничено. Рец. накн.: America at the Crossroads: Democracy, Power & the Neoconservative Legacy / F. Fukuyama. Yale University Press, 2006. 226 p.

  10. Sibley R. After 'History's End,' What Now? [Electronic resource] // Newsmagazine. 1999. August 26. Vol. 26. Issue 29. P. 44. EBSCO Publishing, 2005. Режимдоступа: http://search.epnet/com. Загл. сэкрана. Публичноепользованиеограничено.

  11. Statements of principles / F. Fukuyama [идр.] // Project For The New American Century: [сайт]. URL: http://newamericancentury.org/statementofprinciples.htm (датаобра­щения 25.05.2010).

  12. Tolson J. Fight to the Finish // U.S. News & World Report. 2001. November 1. Vol. 131. Issue 13. P. 36-40. EBSCO Publishing, 2005. Режим доступа: http://search.epnet/com. Загл. с экрана. Публичное пользование ограничено.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle