Библиографическое описание:

Мараимов А. Способы выражения абстрактности // Молодой ученый. — 2012. — №6. — С. 404-405.

В статье изучаются способы выражения абстрактного значения в узбекском языке. На конкретных примерах автор подробно объясняет, что типичным способом выражения абстрактности для тюркских, в том числе и узбекского языка является лексический.

Ключевые слова: способ, выражение абстрактности, лексический, имена существительные, образ предмета, без образный предмет.


Точное знание способов выражения абстрактности очень важно для толкования значения слов, поиска синонимичных средств, соответствующих изложению той или иной мысли, перевода и, наконец редакционной работы.

Русский филолог А.А. Потебня процесс перехода от неопределеного количества к абстрактности в семье имен существительных, образованных с посощью суффиксов -heit, -keit обосновывал комментируя морфему -heit в составе лексем dunkelheit, schonheit. Dunkelheit – сначала совокупность черных вещей, а потом вообще чернота; schonheit – сначала совокупность красивых вещей, а потом вообще красота.

Из сказанного видно, для определения наличия (или отсутствия) в выразительном плане какого-то лингвистического явления того или иного значения основным критерием правильной, объективной оценки может служить постановка его в различные состояния средств-способов языка. Для большей доказательности сказанного рассмотрим толкование лексем мавҳум, мавҳумот (абстрактное, абстрактность) в “Толковом словаре узбекского языка”:

I. Мавҳум (а). 1. Ақл билан фикрлаш орқали тасаввур этиладиган; ақлий, фикрий, абстракт. Мавҳум тушунчалар. Мавҳум сонлар (мат.), мавҳум от (грамм.); т.е. (арабское), Представляемое посредством умственного мышления, умственное, мысленное, абстрактное. Абстракетные понятия, Абстрактные числа (мат.), абстрактные имена существительные (грамм.).

2. Конкрет эмас, ноаниқ, мужмал – не конкретное, не определенное, не точное.

II. Мавҳумот (а) эски кит. 1. мавҳум нарса, хаёлий тушунча, т.е. (арабское), устар. книжное. Абстрактный предмет, мысленное понятие.

2. Фантазия, ҳаёлот (мысленное).

Комментарии к данным словам указывают, в первую очередь, на наличие в семье лексемы мавҳум значения понятия без образа; как различными способами: через корень слова, путем аффиксации (посредством -от, -ият), изобразительно-синтаксическим способом реализуется такое значение, и данные способы находятся в синимичных отношениях, отличаясь коннотативным значением.

Благодаря мнениям и фактам, приведенным выше намного больше прояснилось теоретическое и практическое значение изучения способов абстрактного выражения. Рассмотрив степень изученности этих способов в узбекском языкознании, можно отметить, данная тема еще не являлась объектом специального исследования. Факты же свидетельствуют о том, что в современном узбекском языке широко распространены лексический способы абстрактного выражения (ажина, жин, пари, аждаҳо, ялмоғиз, хумо). Во многих языках лексический способ является древнее по сравнению с другими. Рассмотрим именно эти средства-способы.

Некоторые имена существительные в корневой форме означают образы или без образность (отсутствие образа) предметов. Применительно к такому абстрактному выражению применяются терминологические сочетания, как лексический способ, лексический путь, лексико-семантический способ.

Применение лексического способа в абстрактном выражении издревле отмечали многие ученые-лингвисты. Например, профессор К.Грёнбек особо подчеркивал, что абстрактное выражение лексическим способом является для тюркских языков достаточно распространенным, типичным.

Установить когда и каким образом возник данный способ выражения абстрактности – задача чрезвычайно сложная. Так как наша основная задача – это определить, какие способы-средства абстрактного выражения используются в современном узбекском языке, не будем акцентироватьь внимание на данной проблеме, и лишь скажем о том, что имеется ряд работ различного характера, посвященных данной теме. Прежде всего, следует отметить, лексический способ выражения абстрактности характерен для всех тюркских языков. Это полностью подтверждается тем, что в памятниках, сказках и легендах, образцах фольклора, в равной мере относящихся ко всем тюркским языкам ряд абстрактных имен существительных (жин, ажина, алвасти, пари, дев) в корневой форме применяется в значении без образных предметов, представляемых как единое целое.

В древности значение абстрактных имен существительных не всегда было связано с семантикой слов, здесь значение больше исходило от речевой ситуации, зависело от контекста, т.е одно и то же нарицательное имя без всякого формального признака обозначал абстрактность предметов. Со временем постоянно или в большинстве случаев абстрактное понятие стали хранить в значении слов, обозначающих предметы, встречающиеся в без образном состоянии. Даже когда сформировались изобразительно-синтаксический, аффиксальный и копулятивный способы абстрактного выражения контекстуально-ситуативный способ, присущий ранним периодам использовался наряду со всеми другими и дошел до наших дней.

В современных языках, значит на современном этапе развития и узбекского языка множество нарицательных имен с абстрактным значением благодаря различным потребностям подобным контекстуально-ситуативным способом применяются в речи в абстрактном значении. Например, в предложении Ислоҳот ўқитувчиларнинг обрў-эътиборини янги юксакликка кўтарди (Реформы подняли авторитет учителей на новые высоты) слово ўқитувчилар употреблено в абстрактном значении. Вне предложения (в форме, хранящейся в памяти) данное слово в значении не только в абстрактном, но и вообще численности-количества. Что особо подчеркивает и К.М. Любимов.

В лингвистической литературе, касающейся тюркских языков, подобные нарицательные существительные, имеющие абстрактное значение часто относят к абстрактным именам существительным, основываясь на потенциальных возможностях употребления их в речи в абстрактном значении.

Французский филолог Ж.Вандриес сложность установления сем абстрактности или конкретности в слове объясняет отсутствием специальных форм для данных понятий. Он справедливо отмечал: “В французском языке нет специальных грамматических форм, обозначающих понятия абстрактности и конкретности. Если бы в нашем языке были отдельные грамматические показатели для данных типов без образных предметов, мы бы избавились от часто наблюдаемых нелепых ситуаций”.

Для того, чтобы различить абстрактные имена существительные от употребляемых лишь в речи в значении абстрактности, избежать отождестления двух этих разных явления нужно знать: если любое конкретное существительное нельзя употребить в отношении предмета, который имеет конкретный образ, (точнее, если при употреблении к конкретному предмету, сохраняет конкретность), без сомнения, оно относится к нарицательным именам существительным. Например, слово оломон (толпа) не возможно употребить в одношении одного человека. Именно поэтому данное существительное и в составе предложения и вне его относится к собирательным числительным. Однако с точки зрения количества, в семе данного слова имеет место абстрактность, оно обозначает неопределенное количество. Кроме того, если в толковании-комментарии к слову имеется какое-либо средство, означающее абстрактность, оно относится к нарицательным именам существительным.

Приведенное выше слово – оломон в “Толковом словаре узбекского языка” трактуется как “Стихияли равишда тўпланган одамлар” (люди, собравшиеся стихийно). Слово тўпланган (собравшийся) и аффикс -лар (аффикс множественного числа) являются средствами, обозначающими абстрактность и собирательность. Значит, данное слово относится к собирательным именам существитиельным и абстрактным именам существительным.

В заключении хочется сказать, как подчеркивал А.А. Потебня, при определении наличия (или отсутствия) в семантике слова абстрактности, и установления, относится (или не относится) слово к абстрактным именам существительным основным критерием может служить возможность применения существительного относительно конкретного предмета.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle