Библиографическое описание:

Ковалева Я. А. Охраняемые элементы произведения: часть произведения, наименование, персонаж // Молодой ученый. — 2012. — №5. — С. 331-334.

Одним из нововведений части четвертой Гражданского Кодекса РФ является легальное закрепление авторско-правовой охраны не только произведения в целом, но и любой его оригинальной части, отвечающей критериям охраноспособности. «Тем самым авторское право принципиально отличается от патентного права и от права на товарные знаки, которые всегда охраняют объект целиком [3]».

Проследив изменения в законодательном регулировании авторских прав, нетрудно заметить, что возможность признания части произведения самостоятельным объектом авторских прав была закреплена еще в п. 3 ст. 6 действовавшего ранее Закона РФ от 9 июля 1993 г. N 5351-1 «Об авторском праве и смежных правах» (далее ЗоАП). Однако, это могло иметь место лишь при наличии двух условий, во-первых, часть произведения должна быть "результатом творческой деятельности", во-вторых, "может использоваться самостоятельно". Такая законодательная формулировка, по сути, привела к различию правового режима произведения в целом, и отдельной его части, поскольку критерии их правовой охраны не совпадали. Для произведения в целом таковыми являлись творческий характер и объективная форма выражения, а для части произведения, к перечисленному добавлялась еще и «необходимость самостоятельного использования». Буквальное толкование п. 3 ст. 6 ЗоАП в том смысле, что охрана всего произведения в целом и его отдельных частей подчиняется разным критериям, создавало неоправданное противоречие в режиме части произведения и самого произведения в целом, что создавало определенные трудности в правоприменении.

В этом смысле следует признать удачным введение в п. 7 ст. 1259 ГК РФ новой формулировки охраны части произведения, без указания на необходимость ее самостоятельного использования. В современном отечественном авторском праве критерии охраноспособности произведения и его части совпадают.

Итак, согласно п.7 ст. 1259 ГК РФ авторские права распространяются на часть произведения, на его название, на персонаж произведения, если они по своему характеру:

  • могут быть признаны самостоятельным результатом творческого труда автора;

  • отвечают требованиям, установленным пунктом 3 настоящей статьи (выражение в какой-либо объективной форме).

Благодаря первому критерию устанавливаются объективные пределы распространения авторских прав в виде творческого труда автора. Тем самым, как справедливо отмечает А. Клишина: «Законодатель не признает возможности возникновения такой ситуации, когда за использование общеупотребительных слов в устной или письменной речи необходимо будет выплачивать авторское вознаграждение или, что еще более обременительно, испрашивать разрешение на их употребление у авторов, использующих их в названиях своих литературных произведений [12]».

Второй критерий дифференцирует авторские права на одну и ту же часть произведения в зависимости от формы ее выражения. Например, когда речь идет о персонаже, мы будем иметь разных правообладателей в зависимости от избранной формы выражения. Поэтому и персонажи могут быть различными: литературными, изобразительными, музыкальными, звуковыми и т. д.

В теории российского авторского права выработаны различные точки зрения относительно понятия «части произведения». По мнению Э.П. Гаврилова: «Под частью произведения понимается как механически выделенная из него часть (фрагмент картины, отрывок кинофильма, строфа стихотворения, заглавие произведения и т.п.), так и такая часть, которая создана с помощью творчества другого лица (адаптация главы из книги и т.п.)» [4]. В.Э. Фридман в своей монографии предлагает такое определение части произведения: «Часть произведения, охраняемая авторским правом – это элемент внутренней или внешней формы произведения, при условии, что такой элемент обладает оригинальностью и потенциальной возможностью использования независимо от произведения в целом. Частью произведения могут являться, в том числе, название, персонажи, иные элементы внутренней или внешней формы произведения [11]».

В российской юридической литературе неоднократно отмечалось, что при решении вопроса об охраноспособности части произведения, прежде всего, необходимо понять, какие из элементов произведения в принципе охраняемы или юридически значимы, а какие не охраняемы или юридически безразличны [8]. Структура произведения с точки зрения его юридической охраны, была предложена В.Я. Ионасом. В частности, к юридически безразличным (то есть неохраняемым) элементам он отнес тему, материал произведения, «сюжет как схему событий и действий, о которых повествуется [5]». К охраняемым элементам автор относит художественную форму, включая систему образов, а также язык литературного произведения. По мнению А.П.Сергеева, развивающего классификацию В.Я. Ионаса, созданные автором образы, в том числе персонажи, относятся к так называемой внутренней форме произведения, в то время как язык произведения относится к внешней форме [8]. Так, язык произведения как юридически значимый и охраняемый его элемент может быть заимствован в ограниченных случаях, например, с целью цитирования с обязательным указанием источника.

Персонаж, представляющий собой элемент формы произведения, является юридически значимой частью произведения и подлежит правовой охране, что особо подчеркивается в п.7 ст.1259 ГК РФ. Стоит отметить, что понятие «персонаж» получило легальное закрепление в сфере авторского права только с введением в действие части четвертой ГК РФ. И только п. 3 ст. 7 Закона РФ "О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров" содержит указание на неправомерность регистрации в качестве товарных знаков персонажей из известных в Российской Федерации произведений без согласия обладателей авторских прав.

Поскольку в законе не раскрыто содержание понятия «персонаж», определение последнего является предметом изысканий ученых в области авторского права. Само слово происходит от латинского «persona» и означает действующее лицо пьесы (спектакля), сценария, романа, кинофильма и других художественных произведений. Законодательство и научная литература в области авторского права в России свидетельствует о том, что охраняется не идея, а ее оригинальное выражение. Из этого следует, что правовая охрана персонажам предоставляется при условии, что они представляют собой не идею произведения, а оригинальное выражение этой идеи. В качестве примера отмечается, что «охраняя уникальные черты Микки Мауса, нельзя распространять монопольные права на все фильмы с участием мышей [6]».

В своей работе Д. Борисенко приводит следующую классификацию персонажей:

- вымышленные персонажи, в том числе создаваемые артистами (так называемые одушевленные персонажи);

- нечеловеческие анимационные персонажи, в том числе из комиксов или кинофильмов (так называемые неодушевленные персонажи) и

- реальные лица – знаменитости.

Источником для вымышленных персонажей, как отмечается в научной литературе, в основном являются литературные произведения, комиксы, художественные произведения, кинематографические произведения [2]. Так, например, по роману знаменитой писательницы Джейн Остин "Гордость и предубеждение" создано большое количество кинолент. По сей день это произведение остается наиболее экранизируемым из всех ее романов. Первой была черно-белая английская экранизация «Гордости и предубеждения», которая появилась в далеком 1938-м году. Следующая кинокартина по этому же произведению, снятая США, вышла уже через два года. Затем последовали экранизации 1980, 1995 годов, наконец в 2005 году была снята последняя из известных на сегодняшний день экранизаций романа о Элизабет Беннет и мистере Дарси. К настоящему моменту снято десять фильмов по этой книге Джейн Остин, с учетом фильмов по мотивам [13]. И, несмотря на то, что все эти кинематографические произведения были созданы по роману «Гордость и предубеждение», персонажи из этих фильмов не являются частью знаменитого романа, а представляют собой самостоятельные результаты творческого труда артистов и режиссеров. Они являются охраняемой частью разного целого. Однако следует отметить, что сценарий, по которому были сняты указанные фильмы, является производным произведением по отношению к роману, поэтому для его экранизации необходимо получить согласие автора на использование литературного произведения в качестве сценария для аудиовизуального произведения.

«В зависимости от того, о каком произведении науки, литературы или искусства идет речь, мы будем иметь разные персонажи, носящие одинаковое название. Исторический персонаж Наполеон может принадлежать монографическим изысканиям по истории международных отношений, военного дела, бесчисленным романам и полотнам живописцев [12]».

Следует отметить, что в литературе существует два подхода к определению оригинальности персонажа. Так, например, Д. Филин в своей статье придерживается следующего мнения: «Если речь идет об оригинальном персонаже из литературного произведения, автором персонажа, несомненно, должен признаваться автор исходного литературного произведения. Последующее создание аудиовизуального произведения уже не влияет на определение авторства персонажа – его автором по-прежнему должен признаваться автор исходного литературного произведения [10]». Представителями второго подхода, в частности А. Клишиной, В. Энтин, Д. Борисенко, критикуется такой узкий подход к определению правообладателя персонажа. В обоснование своей позиции они приводят следующие доводы: «Искусственное введение изначального персонажа, единого для всех видов творческой деятельности, опасно. Это равносильно запрету на творчество [2]».

Несомненно, следует согласиться со второй точкой зрения. Словесного описания персонажа недостаточно, чтобы претендовать на обладание авторскими правами на его изображения. Наглядным примером этого утверждения является известный российский персонаж Чебурашка. Как утверждают некоторые исследователи, это слово существовало в словаре Ожегова еще задолго до того, как Успенский написал свою сказку, в которой привел литературное описание персонажа: «Чебурашку сделали на игрушечной фабрике, но сделали так плохо, что невозможно было сказать, кто же он такой: заяц, собака, кошка или вообще австралийский кенгуру? Глаза у него были большие и желтые, как у филина, голова – круглая, заячья, а хвост коротенький и пушистый, такой, какой бывает обычно у маленьких медвежат. Мои родители утверждали, что Чебурашка – это неизвестный науке зверь, который водится в жарких тропических лесах [9]». Впоследствии Успенский с Качановым написали сценарий по этой книге, а по приведенному выше описанию несколько художников нарисовали таких Чебурашек, в частности, B.C. Алфеевский, Б. П. Степанцев, М.А. Скрипова-Ясинская, и только Л. А. Шварцман придумал изображение всеми узнаваемого персонажа. Во всех приведенных случаях это персонажи, но персонажи различных объектов авторских прав – книги, иллюстрации к книгам, фильма, автор каждого из них имеет самостоятельные авторские права на конкретное изображение или описание персонажа.

Если в персонаже как в образе, созданном автором, мы можем увидеть результат его творческого труда, то разглядеть творческий труд, выразившийся в сочетании двух, трех слов, составляющем название произведения, гораздо труднее. Не вызывает сомнения тот факт, что творческий труд автора, вложенный в созданные им персонажи, в их взаимоотношения (сюжет), неравнозначен творческому труду, приложенному для сочинения названия произведения. Можно даже говорить о том, что название всегда обусловлено темой, сюжетом произведения, и образами, в которых они воплощаются. Однако, с точки зрения авторского права, название произведения, точно также как и персонаж является частью произведения, на которую распространяются авторские права. И критерии их охраноспособности остаются неизменными. Основная специфика охраны названия произведения состоит в возможности признания его самостоятельным результатом творческого труда автора. Можно ли говорить о творческом характере таких названий, как «Обломов», «Капитанская дочка», «Вишневый сад» или «Война и мир»?

Не случайно в данном перечне приведены одни из известнейших произведений знаменитых российских писателей. В нашем сознании все эти названия неразрывно связаны с произведением, которое они именуют, с комплексом образов и персонажей, которые такое произведение составляют, и конечно же с личностью самого автора. А.В. Рахмилович даже говорит об особом «праве на имя» произведения: «Обусловливая защиту названия произведения его способностью к «самостоятельному» использованию, Закон тем самым создает "право на имя" произведения. Субъектом данного права является тот, в чьих интересах Закон охраняет это название, – автор произведения [7].»

М.М. Агарков утверждает: «Охрана имени должна иметь место лишь постольку, поскольку оно является средством индивидуализации. Воспрещение всякому и каждому пользоваться тем же именем, даже в том случае, если этим не наносится никакого ущерба его законному носителю и не представляется никакой опасности смешения в глазах общества различных индивидуальностей, являлось бы ничем не оправдываемым ограничением свободы личности [1]». Эти положения полностью применимы к охране названия произведения. Название только тогда может быть признано самостоятельным результатом творческого труда автора, когда его связь с произведением очевидна, не вызывает сомнений у окружающих, и применения такого названия для обозначения им другого произведения несомненно ввела бы читательскую или какую-либо иную аудиторию в заблуждение. Таким образом, «условием возникновения авторского права на название произведения является не просто обнародование произведения, но значительно большее – приобретение этим произведением широкой известности под своим названием [7]».

Итак, гражданское законодательство, устанавливая правовую охрану весьма востребованных в настоящее время отдельных частей произведения, таких как название и персонаж, обеспечивает еще более обширную защиту прав авторов от незаконного использования результатов их творческой деятельности, тем самым создавая предпосылки для вовлечения в гражданский оборот всех охраняемых частей произведения отдельно от него самого.


Литература:

  1. Агарков М.М. Право на имя. В сб. статей по гражданскому и торговому праву памяти профессора Габриеля Феликсовича Шершеневича. М., 1915.

  2. Борисенко Д. Персонаж как законодательно признанная часть произведения, на которую распространяется авторское право// Интеллектуальная собственность. Авторские и смежные права – № 2, 2011.

  3. Гаврилов Э.П., Еременко В.И. Комментарий к части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации (постатейный). – М.: Экзамен, 2009.

  4. Гаврилов Э.П. Комментарий к Закону Российской Федерации «Об авторском праве и смежных правах». Судебная практика. М.: Экзамен, 2003.

  5. Ионас В.Я. Критерий творчества в авторском праве и судебной практике. М.: Юридическая литература, 1963.

  6. Кравец Л. Знаменитости и предприниматели: общность и столкновение интересов // Интеллектуальная собственность. – № 2, 2000.

  7. Рахмилович А.В. Название произведения как объект авторского права//Журнал российского права, N 11, ноябрь 2002 г.

  8. Cергеев А.П. Право интеллектуальной собственности в Российской Федерации. М.: Проспект, 2004.

  9. Успенский Э. Крокодил Гена и его друзья. – М.: Дет. лит., 1966.

  10. Филин Д. Имя, образ, внешний вид: персонаж как новый объект авторского права // ИС. Авторское право и смежные права. – № 6, 2007.

  11. Фридман В.Э. Охрана частей и структурных элементов произведения как объектов авторского права в России и США: Автореф. на соиск. ученой степ. канд. юрид. наук. М., 2005.

  12. Энтин В., Клишина А. Персонаж как охраняемая часть произведения // Интеллектуальная собственность. Авторское право и смежные права. – № 5, 2008.

  13. http://jane-austen.ru/ekranizacii-jain-ostin

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle