Библиографическое описание:

Мамедов Д. М. Заметки и замечания относительно ряда базовых принципов логической науки // Молодой ученый. — 2009. — №4. — С. 109-113.

Как известно, базовые принципы современной логической науки появились в основном в древней Греции, и Аристотель, систематизировав их, придал форму конкретной дисциплины. Однако, еще в свое время, как и отмечал Кант, наука о логике со времен Аристотеля не продвинулась ни на один шаг, и можно сказать, что наука о логике – одна из самых бессистемных и логически бесструктурных дисциплин среди всех. В этой статье мы говорим о реформах, которые можно провести в науке о логике для придания ей формы систематизированной дисциплины, высказываем наши замечания и предложения по этому поводу.

ПЕРВОЕ НАШЕ ЗАМЕЧАНИЕ связано с традиционными определениями логики. Так, во всех случаях в науке проводится четкая граница между логическими принципами и принципами детерминизма, и логика воспринимается – как область, относящаяся к мышлению, а детерминизм – как область, относящаяся к объективной реальности. В действительности же, законы, аксиомы, принципы логики с одинаковыми правами могут быть отнесены как к детерминизму, так и к логике. Т.е. они из универсальных закономерностей объективного мира и мозг просто их воспринимает.

ВТОРОЕ НАШЕ ЗАМЕЧАНИЕ связано с принципом классификации этих самых логических аксиом. Так, в сегодняшней логической науке любой принцип, правило и т.д. не классифицируясь ни на каком основании, излагаются, как попало. Тут при классификации этих законов (аксиом) с точки зрения компонентов, составляющих любой мыслительный процесс, считаем целесообразным классифицировать эти законы (аксиомы), по отношению их к актам мышления.

С логической точки зрения любой правильный мыслительный акт состоит из трех компонентов: тезиса (антитезиса), аргумента (контраргумента) и аргументации (демонстрации). Поэтому было бы целесообразно классифицировать аксиомы логики тоже с точки зрения охвата в отдельности закономерностей этих трех компонентов. В таком случае полученные результаты будут следующие:

АКСИОМЫ, СВЯЗАННЫЕ С ТЕЗИСОМ:

1) Аксиома тождества: Ложность, или истинность одновременно обоих, из двух тождественных (синоним) тезисов, относящиеся к одному и тому же времени, пространству и отношению, необходимо;

2) Аксиома противоречивости: Ложность одного и истинность другого, из двух противоречащих (контра­дик­тор) тезисов, относящихся к одному и тому же времени, пространству и отношению, необходимо;

3) Аксиома противоположностей: Ложность минимум одного из двух противоположных (полярных, антоним) тезисов, относящиеся к одному и тому же времени, пространству и отношению, необходимо;

4) Аксиома нечеткости: От ложности или истинности какого-то одного из двух нечетких (дополняющие друг друга, таких как «есть белый» и «есть кислый») тезисов, относящиеся к одному и тому же времени, пространству и отношению, не вытекает ложность или истинность другого.

По поводу этой части отдельное объяснение: первые три из этих принципов, которые излагаются нами как тезисные аксиомы, как известно, являются несколько видоизмененной формой основных законов классической логики. А причина этого изменения, сделанная в известной последовательности, то есть переформулирование этих законов в этом варианте, связана со следующими замечаниями:

ТРЕТЬЕ НАШЕ ЗАМЕЧАНИЕ связано с некоторыми терминологическими вопросами в самих этих аксиомах. Как известно, тут обычно вместо термина «тезис» используют термин «высказывание». То есть, вместо предлагаемого здесь варианта («необходимо, чтобы из двух одинаковых тезисов оба были бы одновременно истинной, или ложью») используется (приблизительно) вариант «необходимо, чтобы из двух одинаковых высказываний, оба были бы одновременно истиной, или ложью». А этот вариант, как видно, обладает крайне ограниченным диапазоном, то есть относиться к мысли, выражаемой только языком, т.е. только к лингвистической части выражения. Термин же «тезис» обладает более широким диапазоном, может охватить как выразительную сферу (вербальную и невербальную), так и сферу мышления, т.е. включает в себя одновременно и лингвистическое, и логическое значение.

ЧЕТВЕРТОЕ НАШЕ ЗАМЕЧАНИЕ связано с формулировкой первого из этих аксиом (т.н. «Законом Тождество»). Мы переформулируем его так, как изложили.

ПЯТОЕ НАШЕ ЗАМЕЧАНИЕ связано с тем, что эти аксиомы, которые дошли до нас со времен Аристотеля, видят весь мир только в белых и черных цветах, и не в состоянии достаточно отражать ту часть действительности, которая выходит за рамки этих двух оттенков. Элементарным примером этому является логика, выдвинутая Хазратом Омаром, когда он сжигал библиотеку Александрии. Как известно, сжигая эту библиотеку, Хазрат Омар руководствовался следующей логикой: «если все написанное здесь противоречит Корану, то они обязательно должны быть сожжены, так как это - богохульство. Если же они идентичны с теми, что написаны в Коране, они опять же должны быть сожжены. Потому что если они уже есть в Коране, какая в них нужда?» На самом же деле, здесь могли и были знания, не противоречащие Корану и не являющиеся тождественным ему. Например, философию Древней Греции те же арабы, через долгое время, восстановив с трудом, изучали, преподавали в школах. Суждения же Османа полностью соответствовали требованиям закона формальной логики, так, как среди этих законов кроме варианта «либо белое, либо не белое» или «либо белое, либо черное», не было закона, учитывающего синие, красные и др. оттенки. Эту пустоту может заполнить четвертый принцип, названный нами «Аксиома нечеткости» или какая-то его модификация. Нечеткая логика состыковывается с классической именно в этой точке.

Об этом столько. После этого аксиома следующего пункта:

АКСИОМА, СВЯЗАННАЯ С АРГУМЕНТОМ:

Истинность только той мысли достоверна, которая имеет достаточное основание. Причем в роли этого достаточного основания может выступать, только и, только факт, или постулат (аксиома). При выступлении в роли достаточного основания принципа, теоремы или результата иного подобного типа логической операции, нельзя говорить об абсолютной истинности мысли

Как видно, это немного видоизмененная форма закона сформулированного Лейбницем и известного в логике под названием «Закон достаточного основания». В современной формальной логике этот закон обычно дается в ряду законов, названных нами выше «тезисные аксиомы», несмотря на то, что между ними есть серьезное принципиальное отличие. Мы же относим его к ряду аксиом аргумента.

ШЕСТОЕ НАШЕ ЗАМЕЧАНИЕ: После всего этого, о классе аксиом последней классификации. Аксиомы, отнесенные нами к последнему классу, в логической науке особенно не выделены и не сформулированы. Но объяснены довольно расширенно, и утверждается, что в мышлении есть такие принципы. Речь идет о принципах умозаключений, называемых индукцией, дедукцией и аналогией. Другим словами, в науке до сегодняшнего дня довольно достаточно объяснено, что такое индукция, дедукция и аналогия и принимается, что новая мысль появляется как результат этих операций, однако эти методы до сих пор конкретно не сформулированы как законы (аксиомы).

Шестое наше замечание связано как раз с тем, что методы умозаключений не сформулированы как законы (аксиомы), а только излагаются словами.

Внизу мы пытаемся сформулировать эти принципы в форме аксиом:

АКСИОМЫ, СВЯЗАННЫЕ С АРГУМЕНТАЦИЕЙ (ДЕМОНСТРАЦИЕЙ)

АКСИОМЫ МНОЖЕСТВ:

1)      Аксиома полной дистрибутивной дедукции: необходимо, чтобы всеми признаками присущими общему (множеству, классу), обладали все его частные (элементы);

2)      Аксиома редуктивной дедукции: необходимо, чтобы всеми признаками не присущими общему (множеству, классу), не обладали все, или некоторые его частные (элементы) [то есть, некоторые могут иметь];

3)      Аксиома неполной дедукции: никакое множество не состоит из одного единственного элемента;

4)      Аксиома дистрибутивной индукции: необходимо, чтобы всеми  признаками присущими всем частным (элементам) без исключения, обладал и общий (множество, класс)

5)      Аксиома дедуктивной индукции: необходимо, чтобы любыми признаками не присущими всем частным (элементам), не обладал и общий (множество, класс);

6)      Аксиома неполной индукции («поспешного обобщения»): обладание общего (множество, класс) с любым признаком выявленного в отдельном частном (элементе) - вероятно.

СЕДЬМОЕ НАШЕ ЗАМЕЧАНИЕ связано с тем, что принципы индукции, дедукции и аналогии, можно сказать, всегда относятся только к рамке общего-частного. То есть, во всех случаях принимается, что, например, дедуктивное умозаключение служит только цели получить от общего частный результат. В действительности же эти принципы могут применяться и к причинно-следственному отношению, и тогда диапазон логики может достаточно расшириться и охватить все процессы, происходящие в мире. Один из возможных вариантов проекции этих принципов на причинно-следственную связь может быть следующим:

АКСИОМЫ ПРИЧИННОСТИ:

1)      Аксиома полной дистрибутивной дедукции: при наличии следствия, наличие всей совокупности его причин необходимо;

2)      Аксиома полной редуктивной дедукции: при отсутствии следствия, отсутствие совокупности всех, или некоторых его причин необходимо (то есть, некоторые могут существовать);

3)      Аксиома неполной дедукции: ни у каких следствий не бывает одна единственная причина;

4)      Аксиома полной дистрибутивной индукции: при наличии всей совокупности причин, наличие следствия необходимо;

5)      Аксиома полной редуктивной индукции: при отсутствии некоторых причин из совокупности, отсутствие следствия необходимо;

6)      Аксиома неполной индукции («После этого, следовательно, по этой причине»): при наличии некоторых причин из совокупности, наличие следствия - вероятно.

ВОСЬМОЕ НАШЕ ЗАМЕЧАНИЕ связано с самим термином «законы логики». Так как логика – не наука, а метанаука и законы, принципы всех других наук принимаются, либо отвергаются только потому, в какой степени они соответствуют, или не соответствуют, законам, принципам логики. А для оценки правил и законов самой логики нет такого критерия. Поэтому законы логики являются аксиомами, и будет верно назвать их «аксиомами», как мы делаем здесь.

ДЕВЯТОЕ НАШЕ ЗАМЕЧАНИЕ связано с тем, что в современной логике не различается содержательный и формальный план умозаключение и они - понимаются только и только как совокупность написанных друг под другом трех высказываний (посылок и следствий из них), и не учитывается, что они могут иметь множество других форм. В том числе, не учтены и не исследованы варианты, что целый силлогизм может поместиться в одном суждении; что во время речи какой-то компонент речи, учитываясь, может быть не высказан; умозаключение может состоять из целого абзаца, текста, или же всего лишь одного суждения. Эта один из недостатков логической науки и один из факторов, создающих серьезную пропасть между ней и лингвистикой.

Одним словом, произвольное суждение не есть ни то иное, как умозаключение, где одно или несколько компонентов сокращены или помещены в одном суждении. Другими словами, умозаключение не состоит только из стандартных форм (Посылка + посылка = следствие), оно может состоять и из единого суждения, то есть: Если y = 2, то (или, следовательно) x = 4, потому, что x = y2.

Такие суждения мы бы называли метасуждением. В зависимости от того, какой из компонентов этого ряда будет сокращен, скомбинирован в другие, появляются разные формы суждения, в том числе условные, разделительные и т.д.

Условные суждения: Условные суждения тоже есть не что иное, как вариант умозаключения, точнее, неполной индукции, выраженной в одном суждении. Здесь, просто нет достаточных оснований для превращения предполагаемого положения в категорическую мысль. И поэтому условия, которые смогли бы превратить это суждение в категорическую, форму мысли вводятся в мыслительный процесс как отдельные переменные и полученный результат рассматривается в этом аспекте: Если S1  P1, то S2  P2,

Разделительное суждение и ряд других типов суждений: Особая форма условных высказываний – это разделительное суждение. Разделительное суждение тоже является одним из видов неполной индукции. Так, суждение структурой «или a, или b», «и a, и b», «ни a, и ни b» и др. является обычной дизъюнкцией, а аналитический текст, составленный из них, не чем иным, как умозаключением, состоящим из модуса «Толлендо-Поненс» и другого такого типа модусов. Здесь просто, нет достаточных аргументов в пользу какого-либо из возможных вариантов (допущений). Т.е. ни один из возможных вариантов не обладает достаточным основанием. А имеющиеся факты, аргументы могут быть в пользу или могут быть истолкованы в пользу обоих (или всех трех, всех четырех и др.) вариантов. Основной аргумент (или аргументы) который, должен помочь отличить эти варианты друг от друга и должен дать серьезное основание для выбора между этими вариантами – то есть тот аргумент, который обязательно должен относиться к одному из них, и не относиться к другому – и этот основной аргумент, не известен рассуждающему. И поэтому мыслительный процесс застревает между двумя вероятностными вариантами. Условные суждения является результатом именно этого момента дилеммы, т.е. момента, когда процесс мышления колеблется между двумя или более вариантами. Так, для решения леммы и выведения процесса мышления из тупика, операнд (машина или лицо, проводящее логическую операцию) начинает включать в процесс условные компоненты: «Если в этом предмете будет обнаружен признак X1, тогда он будет относиться к категории A, если признак X2 , то –  к категории В, если признак X3 , то –  к категории C».

Все другие признаки предмета, известные в настоящее время, присущи элементам каждой из этих категорий, то есть, имеющиеся признаки могут быть в элементах всех из трех. Их отличают друг от друга только признаки X1, X2, X3, и для того, чтобы сделав выбор между ними, дать точное решение, обязательно надо точно знать признаки X1, X2, X3. А они в настоящее время не известны операнду. И поэтому операнд в отдельности просматривает все эти условия: «Если X1, тогда A; если X2, тогда B; если X3, тогда C», и т.д.

В примечание отметим, что приняв элементы X1, X2, X3 не только как факты, но и в значении факторов, можно строить умозаключение и для каузальных отношений. То есть, приблизительно в такой форме: «Если этому случаю воздействует фактор (причина) X1, то он будет идти – в направление A, если воздействует фактор (причина) X2, то – в направление B, если воздействует фактор (причина) X3, то – в направление .

Описательные суждения (модаль­ность): Вопрос модальности тоже полностью аналогичен с этим. То есть, и он является неполным вариантом умозаключения. Просто, здесь основными носителями функции выступают не условия (предпосылки), а сами выходные суждения. Условия (предпосылки) же рассматриваются здесь виртуально. Другими словами, за каждым «может быть» («возможно», «вероятно», «по-моему», «кажется» и др.) и «несомненно» («наверное», «обязательно», «непременно», «безусловно» и др.) обязательно стоят какие-то «потому, что» («так, как», «из-за того, что», «поэтому» и т.д.) и совокупность соответствующих им аргументов. Просто эти «потому, что» (и соответствующие им аргументы) в ряде случаев могут быть выражены в не явном виде. И именно то, что число аргументов, исходящих из этих «потому, что», является достаточным, или нет, определяет, какую форму приобретает мысль: категоричную или предположительную? С этой точки зрения модальность есть – не что иное, как модификация, полной (для случая «безусловно») и неполной (для случая «может быть») индукции, выраженной в одном суждении.

И наконец, ПОСЛЕДНЕЕ НАШЕ ЗАМЕЧАНИЕ связано с тем, что в науке не учитывается тот вариант, когда умозаключение может быть выражено также целым абзацем, текстом. Так, умозаключение может быть выражено в одном суждении, и может излагаться в форме целого текста. В этом смысле тексты, выражающие умозаключение с точки зрения выражаемого ими содержания, можно разделить на следующие виды (речь идет об отрывке текста, состоящего из одного или нескольких абзацев, выражающих законченную мысль): a) Индуктивный текст;  b) Дедуктивный текст; c) Традуктивный текст;  d) Смешанный текст:

Это были классификации текста с точки зрения формы и выражения мысли. А с точки зрения содержания, тексты можно разделить на 2 группы: гипотезу и теорию:

 

ЛИТЕРАТУРА

 

1.      Информация и управление: философско-методологические аспекты. М., 1965.

2.      Исследования по неклассическим логикам. М.: Наука, 1989.

3.      Исследования по общей теории систем. М., 1962.

4.      Классификация в современной науке. Новосибирск: Наука, 1989.

5.      Модальные и интенциональные логики и их применение к проблемам методологии науки. М.: Наука, 1984.

6.      Неориторика: генезис, проблемы, перспективы. М., 1987.

7.      Общая риторика (пер. с фр. Ж. Дюбуа и др.). М., 1986.

8.      Общая теория систем. М., 1969.

9.      Философский энциклопедический словарь. М.: Советская энциклопедия. 1989.

10.  Абрамов Ю. Ф. Информационный подход к познанию действительности. Киев, 1998.

11.  Аверинцев С. С. Риторика как подход к обобщению действительности // Поэтика древнегреческой литературы. М., 1981.

12.  Али Абасов. Проблемы истории, теории и методологии познания. Б., 2001.

13.  Аристотель. Риторика  // Античная риторика. М., 1978.

14.  Безменова Н. А. Очерки по теории и истории риторики. М.: Наука, 1989.

15.  Безменова Н. А. Риторика и аргументация // Языковая практика и лингвистическая теория. М., 1981.

16.  Безменова Н. А. Теория и практика риторики массовой коммуникации. М., 1989.

17.  Бессонов А. В. Теория объектов в логике. Новосибирск: Наука,1987.

18.  Блауберг И. В., Садовский В. Н., Юдин Э. Г. Системный подход: предпосылки, проблемы, трудности. М.,1969.

19.  Блауберг И. В., Юдин Э. Г. Становление и сущность системного подхода. М. 1973

20.  Дилтс Р. и др. Убеждение. Портленд, 1993.

21.  Ивлев Ю. В.Модальная логика. М.: Издательство Московского университета, 1991.

22.  Кондаков Н. И. Логический словарь. М., 1971.

23.  Махир Исрафилов. Логика(на азерб.). Баку: Маариф, 1987.

24.  Павлова К. Г.: Искусство спора: логико-психологические аспекты. М., 1988.

25.  Роджерс Фишер и Уилям Юрии. Путь к согласию или переговоры без поражения. М.: Наука, 1992.

26.  Сидоренко Е. А.Логическое следование и условные высказывания. М., 1983.

27.  Сластенов М. Ю. Убеждающее воздействие в диалоге и дискуссии. Л.: Знание, 1991.

28.  Трошина Н. Н. Риторика и теория коммуникации //  Неориторика:  генезис, проблемы, перспективы. М., 1987.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle