Библиографическое описание:

Набиева Л. Г. К вопросу o значении сложных предложений // Молодой ученый. — 2009. — №4. — С. 128-130.

Джанет Д. Фодор вспоминает, что язык не только ряд предложений, но и, скорее, он - система, которая должна быть изучена надлежащим образом [1, 15]. Нужно отметить, что нет никакой неотразимой причины понизить языковые системы к царству догм и ­суеверия. Систематическое сотрудничество между лингвистами и логиками необходимо для любого интегрированного описания значения. Однако, такое сотрудничество только стало возможным в 1970 году, благодаря письмам Монтегю с Льюисом и другими специалистами по семантике. Суть проблемы здесь – в том что, семантизация должна включать в себя также и прагматику. Ранее, логики в формальных семантических теориях рассматривали общие утверждения и подобные структуры, не имея в своем распоряжении любой надежного фонда для изучения значения общих типов предложений естественного языка. Сами лингвисты не были в состоянии найти такой фонд.

Но даже парадигма Н.Хомского, несмотря на ее важность в лингвистической, особенно синтаксической теории, не дает четкого описания семантики естественного языка в полной мере, хотя плодотворность ее благодаря усилиям Кат и других, более чем очевидно.

Лингвистика не может быть отождествлена с математикой. Разумеется, что различие между естественным языком и формальными языками, которыми пользуются ­логики. Это различие состоит в том, что первым является естественным, он, существует до исследования, тогда как последние - результаты такого исследования. Таким образом, у эмпирических вопросов лингвистики нет никаких прямых коррелятов ­в математике. Однако это не противоречит представлению, согласно которому естественный язык может быть описан теми же самыми средствами, как и формальные языки.

Совершенно очевидно, что естественный язык не может быть описан без методов, разработанных в логике и математике для описания сложных систем.

Понятие значения может быть построено как лингвистическая копия интенциональной структуры, прежде всего, нужно заметить, что семиотический синтаксис, семантика, и прагматика, непосредственно не отражает три ­различных уровня в структуре естественного языка. В то время как в определенных целях аналитического исследования семантики это возможно в применении к прагматическим проблемам, однако полное „описание языка должно учитывать тот факт, что условия правильности предложения зависят также от прагматических факторов.

Само значение соединяет прагматический и семантические аспекты.

Есть другие прагматические явления, которые не принадлежат к системе языка, связанные с определенной регулярностью человеческого поведения. Таким образом, кажется полезным различить лингвистическую и коммуникативную компетентность, последнее покрытие явлений, которые обычно известны под названиями диалоговых постулатов и импликатур, предварительных условий для иллокутивных действий.

Следует отметить что, понятие значения нужно отличить от понятия содержание. Это различие известно, начиная с Ф. де Соссюра.

Лион, довольно скептически говорит об этом ­различии, вводит семантическую структуру как один из главных уровней синтаксического анализа. Лионское понятие описательного значения, кажется, соответствует скорее тому, что другие лингвисты называют лингвистически структурированным значением.

Рорер предлагает отличить эти два слоя как два уровня лингвистического описания. В классической Пражской школе немного аспектов этой дихотомии было изучено Матезиусом и другими [1, 15].

Анализ значения не может быть заменен анализом 'экстралингвистической' действительности непосредственно.

Вместо того, чтобы утверждать, что в //the wind opened the door//- //ветер открыл дверь//, о ветре думают как использование его собственной энергии, быть прямой причиной вводной двери, и т.д.,

Лингвистические критерии должны ответить на вопрос, идентично ли в этом предложении отношение глубиной структуры //ветра// с глаголом из //ключа//.

Различие между лингвистически структурированным значением и познавательным содержанием может считаться для того, чтобы использовать чистый критерий синонимии, так же как другие эксплуатационные критерии.

Вопросы относительно различия между лингвистическим значением и познавательным содержанием также привлекли интерес американских лингвистов, и были изучены логиками, заинтересованными в семантике естественного языка.

Языковеды давно думают о разработке теории о критериях идентичности значений предложений.

Главной целью является создание критериев, которые позволят нам определять значение идентичности (синонимия sensu slricto) для предложений как сложных синтаксических единица.

Сравним следующие предложения:

 

            (a) //When Charles went to abroad, he sold his car to Paul//,

            (b) //Paul bought a car from Charles, when he went to abroad//.

            (a) //Когда Чарльз уехал в заграницу он продал свой автомобиль Полу//,

            (b) //Пол покупал автомобиль от Чарльза, когда он уехал в заграницу//.

Другая пара предложений показывает семантическую уместность выбора. Сравним следующие предложения:

(a) //The yellow table is OLD//.         (a)//желтый стол является СТАРЫМ//.

(b) //The OLD table is yellow//.         (b)//СТАРЫЙ стол является желтым//.

            Эти предложения являются семантически весьма расходящимися. Это усиливает представление, что (a) и (b) отличаются на уровне значения, в этом они показывают избыточность информации, так как правила грамматики заставляют выбирать единственный верный вариант.

            Или возьмем следующие предложения:

         (a) //If John would have a time, he will talk to Mary about JACK//.
(b) //If John would have a time, he will talk about Jack to MARY//.

            (a) //Если у Джона было бы время, он поговорил бы с Мэри о Джеке//.

            (b) //Если у Джона было бы время, он поговорил бы о Джеке с Мери//.

Эти два предложения могут быть расценены как предложения с идентичными усилиями, или по крайней мере, как являющиеся верными относительно того же самого набора возможных условий; однако, грамматические используемые структуры не синонимичны, то есть их значения не совпадают.

В последние время пытаются производить идентификацию значения методом проверки, что приводит к нелепости.

Значение предложения:

//This swimming pool is 25 yards long//.

//Этот плавательный бассейн 25 ярдов длиной//.

не идентичен по содержанию предложению

//If this swimming pool were five yards longer it would be 30 yards long// .

//Если бы этот плавательный бассейн был на пять ярдов более длинным, то это был бы 30 ярдов длины//.

Хотя длина бассейна может быть проверена, измеряя длину ее.

Теория речевых действий, развитая первоначально Д. Остином, явно заинтересована в предложениях всех видов [1, 85]..

Программа Д. Остина характеризует виды действия, которое могут быть совершены произношением предложений, и необходимо определить речевой акт, в котором стандартно используются предложения, включая значения этих предложений.

Д. Остин различает 3 вида речевых актов:

1) Локутивный акт, это – акт произнесения предложения со специфическим смыслом и специфическими референтами. Другими словами, это - акт высказывания о чем-то.

Например:

//When he felt the danger, he was in fear and shout me "Shoot her!"// .

//Когда он чувствовал опасность, он был в страхе и кричал мне, "Стреляют в нее!"//, подразумевающие "охотой", стреляют и обращающийся "ею" к ней.

2) Иллокутивный акт, это – акт выражения вопроса, предупреждение, создание предсказание, и т.д.;  Другими словами, это - действие, совершенное  высказывании.

Например:

//When he felt the danger, he urged (or advised, ordered, etc.) me to shoot her//.

//Когда он чувствовал опасность, oн убеждал (или советовал, заказанный, и т.д.), меня, чтобы стрелять в нее//.

3) Перлокутивный акт, это – акт убеждения кого-то сделать кое-что, раздражающих кого-то, привести в чувство кого-то, действие, совершенное кем-то.

Обратимся к примерам:

//When he felt the danger, he persuaded me to shoot her//.

//Когда он чувствовал опасность, oн убедил меня стрелять в нее //.

 

Литература

 

1. Джанет Д. Фодор. Семантика: Теории значения в порождающей грамматике. Университетская пресса Гарварда, Кембридж, Массачусетс, 1980.

2. Жгал Петр, Ева Гаджигова, Джакмила Паневова. Значение предложения в его семантических и прагматических аспектах. Прага, Академия, 1986.

 

 

 

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle