Библиографическое описание:

Письменная О. А. Лингвистическая интерпретация концепта «жизнь» и его вербализация в малой прозе И.А.Бунина // Молодой ученый. — 2009. — №4. — С. 141-144.

Концепт является центральным понятием современной когнитивной лингвистики, рассматривающей его как единицу ментального лексикона, концептуальной системы, всей картины мира, отраженной в человеческой психике. Универсальной единицей хранения и передачи информации, при помощи которой осознаётся и структурируется полученное знание, является концепт, обычно определяемый как ментальная структура для хранения и передачи информации об окружающем мире и языке, квант знания различной степени сложности [3, с. 41]. Концепты лежат в основе формирования категорий, которыми оперирует человеческое сознание. Универсальными свойствами концепта признаются целостность восприятия, композиционность построения, а также изоморфизм  его элементов по отношению к целому. Разный характер знаний, способов их формирования и организации приводят к образованию различных типов концептов. По способу репрезентации в языке выделяют лексические, фразеологические и грамматические концепты [2, с. 11]. Процесс концептуализации, или «методика экспликации концептуализированной области художественного текста, основывается на семантическом выводе ее компонентов из совокупности языковых единиц, раскрывающих одну тему, микротему» [4, с. 108].

В результате исследования функционирования различных вербализаторов концепта жизнь в творчестве И.А.Бунина нами выявлено, что обозначенный концепт – значимостный, сюжетообразующий компонент, другими словами, является основой для определения концептуального смысла текста. Жизнь как объект нашего исследования – один из самых эстетически и концептуально значимых элементов в творчестве И.А. Бунина (тема жизнь  в большей части произведений малой прозы является главной либо сопутствующей основному повествованию).

В результате компонентного анализа концепта жизнь на основе дефиниций толковых словарей мы получили набор сем («существование, особая форма существования материи», «биологическая деятельность», «живое существо», «воодушевление», «длительность, отрезок времени», «совокупность действий, событий, чувств», «материальное обеспечение», «социальная деятельность человека»), которые потенциально можно рассматривать как концептуальные признаки. Нами была проанализирована малая проза И.А.Бунина на основе указанных выше сем. Понятийная составляющая концепта жизнь представлена следующими концептуальными признаками:

1. «Существование, особая форма существования материи», «биологическая деятельность». С точки зрения И.А.Бунина главным признаком жизни (как существования) является её телеологизм, то есть жизнь обязательно должна иметь цель, смысл. Именно телеологизм жизни приводит к осознанию её результативности и объясняет наличие следующих примеров.

«Мы даже говорили друг другу, что мы – большие друзья, но что-то мешало нашей дружбе: общее у нас было только одно – жажда жизни, – в остальном мы были чужды друг другу». («Без роду-племени», [4, т.2., с. 150]). «Я люблю жизнь, безнадёжно люблю! Мне дана только одна жизнь, и та на какие-нибудь пятьдесят лет, из которых пятнадцать ушло на детство и четверть уйдёт на сон. И при этом я никогда не знал счастья!» («Без роду-племени», [4, т.2., с. 157]). «Если бог подымет, пойду в Киев, в Задонск, в Оптину, – подумал Аверкий в дремоте. – Вот дело настоящее, чистое, лёгкое, а то и не знамо, зачем и жил на свете…» («Худая трава», [4, т.3., с. 386]). «И он почувствовал такую боль и такую ненужность всей своей дальнейшей жизни без неё, что его охватил ужас, отчаяние». («Худая трава», [4, т.3., с. 384]).

2. И.А.Бунин осознаёт концепт жизнь как:

1) биологическое функционирование (живого организма).

«План наш был дерзок: уехать в одном и том же поезде на кавказское побережье и прожить там в каком-нибудь совсем диком месте три-четыре недели». («Кавказ», [4, т.5., с. 256]). «Она и натурщица его, и любовница, и хозяйка – живет с ним в его мастерской на Знаменке…». («Второй кофейник», [4, т.5., с. 425]).

2) биологическое и социальное функционирование людей с точки зрения  обеспеченности их материальными средствами.

– Что ж так? Вдова, что ли, что сама ведешь дело?

– Не вдова, ваше превосходительство, а надо же чем-нибудь жить. И хозяйствовать люблю. («Тёмные аллеи», [4, т.5., с. 252]).

– Баба – ума палата. И все. Говорят, богатеет. Деньги в рост дает.

– Это ничего не значит.

– Как не значит! Кому не хочется получше пожить! («Тёмные аллеи», [4, т.5., с. 254]).

3) деятельность, функционирование, работа (в сочетании с неодушевлённым субъектом).

«Многие знали, что еще в Константинополе его бросила жена и что живет он с тех пор с постоянной раной в душе». («В Париже», [4, т.5., с. 343]). «… сказала мне Гаша, посоветовавши мне «поехать пожить в свое удовольствие». («Натали», [4, т.5., с. 394]).

         Для того чтобы охарактеризовать жизнь как деятельность в целом, И.А.Буниным используется понятие «образ жизни».

«Год тому назад ее взяли из гимназии, не учили и дома,– Данилевский нашел в ней зачатки какой-то мозговой болезни,– и она жила в беспечном безделье, никогда не скучая». («Зойка и Валерия», [4, т.5., с. 318]). «В ту далекую пору он тратил себя особенно безрассудно, жизнь вел скитальческую, имел много случайных любовных встреч и связей – и как к случайной отнесся и к связи с ней…».   («Таня», [4, т.5., с. 327]).

Концепт жизнь как деятельность у героев писателя проходит в различных сферах, областях.  Исходя из наиболее часто встречающихся в нашем материале сфер жизнедеятельности, можем предложить некоторые положения из тематической классификации словосочетаний со словом жизнь:

1) деревенская – городская «Красильщиков <…> полон был энергичного удовольствия деревенской жизни». («Стёпа», [4, т.5., с. 266]). «И опять стало немного грустно – жаль покидать привычную комнату и всю московскую зимнюю жизнь, и Надю, и Ли…» («Натали», [4, т.5., с. 360]).

2) семейная – холостая«Его умиляла и возбуждала та откровенность, с которой она говорила с ним вчера о своей семейной жизни, о своем немолодом возрасте, и то, что она вдруг так расхрабрилась теперь, делает и говорит как раз то, что так удивительно не идет к ней». («Визитные карточки», [4, т.5., с. 313]).  «Натали говорит, что он что-то частенько стал заезжать к ним и жаловаться на свою холостую жизнь». («Натали», [4, т.5., с. 374]).

3) будничная «Он открыл глаза, с наслаждением почувствовал сладкую простоту будничной жизни…» («Кума», [4, т.5., с. 407]).

4) мошенническая «А он действительно пошел в уборную, сделал там что нужно, думая о своей мошеннической жизни…» («Месть», [4, т.5., с. 456]).

5) личная – совместная«Но история его личной жизни, будь она написана, не наступила бы, может быть, ни с чем несравненной «Книге Руфь».  («Пророк Осия», [4, т.5., с. 521]). «… совместная жизнь, налагающая как на мужчину, так и на женщину известные обязательства, повелительно требует…» («Крем Леодор», [4, т.5., с. 529]).

6) светская          – Ах, но и светская жизнь хороша-с! – сказал он, вздыхая. – И кабы моя воля, прожил бы я на свете тыщу лет! («Святые», [4, т.3., с. 484]).

         3. Концепт жизнь в малой прозе И.А.Бунина воспринимается как длительность, которая может рассматриваться в своей целостности, а может структурироваться. Чтобы подчеркнуть целостность длительности, употребляется определительное местоимение весь (вся).

«А сам родился в Белеве и во Флоренции был всего одну неделю за всю жизнь». («Генрих», [4, т.5., с. 365]). «Кажется, за всю жизнь не видал наш господин такого, что называется, благородного, такого чудесного, мраморного юношеского лица». («Натали», [4, т.5., с. 393]).

Жизнь в сознании героев И.А.Бунина воспринимается как отрезок времени. «…слова Гаши еще раз напомнили мне о моей конечной жизни». («Натали», [4, т.5., с. 392]).

Концепт жизнь И.А.Бунин и как время существования кого-либо от момента рождения до момента события.

«И вот я в первый раз в жизни увидал и почувствовал его…» («Начало», [4, т.5., с. 409]). «…а я охватил ее плечо и впервые в жизни сомлел в нежном холоде девичьих губ…» («Ворон», [4, т.5., с. 443]).

         В концепте жизнь как отрезке времени можно выделить временные отрезки. «…словом, дно ущелья, где тысячу лет живет эта чуждая всему миру горная дикость…» («Генрих», [4, т.5., с. 365]). «Я с ним год жила, вот как с вами». («Второй кофейник», [4, т.5., с. 409]).

4. Концепт жизнь в малой прозе И.А.Бунина рассматриваем как совокупность действий, поступков, событий, чувств, из которой состоит социальная и биологическая деятельность человека. Признание концепта жизнь как совокупности (целостности) действий, событий, чувств объясняет существование следующих примеров из произведений И.А.Бунина.

«И это все, что было в моей жизни, – остальное ненужный сон». («Холодная осень», [4, т.5., с. 434]). – Да, счастливее этого вечера, мне кажется, в моей жизни уже не будет… («Качели», [4, т.5., с. 434]). «Сколько уже было в моей жизни этих трудных и одиноких перевалов!» («Перевал», [4, т.2., с. 9]). «Я сказал бы ей, что никогда в жизни, никого на свете так не любил, как ее, что бог многое простит мне за такую любовь». («Генрих», [4, т.5., с. 368]).

         Системные характеристики лингвокультурологического концепта, необходимые для его полного семантического описания, складываются из анализа парадигм и связей концепта. Концепт жизнь в малой прозе И.А.Бунина вступает в синонимические (бытие, существование) и антонимические (смерть) отношения.

         Синонимия понятий жизнь, существование, бытие актуализируется в рассматриваемых произведениях И.А.Бунина.

         «Я ужасаюсь при одной мысли о таком существовании, а он лежит себе как ни в чём не бывало и даже более того – чувствует себя, видимо, прекрасно». («Мухи», [4, т.3., с. 305-306]). «До этой поры он не жил, а лишь существовал, правда, очень недурно, но всё же возлагая все надежды на будущее». («Господин из Сан-Франциско», [4, т.3., с. 53]).

         Идеальная жизнь, по мнению И.А.Бунина, должна обладать некой целью и быть полной, то есть включать набор социальных, духовных, физиологических действий, а также материальных благ. Если какого-либо параметра не хватает, и говорящий расценивает этот параметр как существенный, то не образуется идеальной целостности, полноты и становится невозможным употребление концепта жизнь.

«…эти долгие дни одинокого лежанья под полатями и сокровенные мысли, соединённые с непрестанной забавой истребления мух, перешедшей уже в чисто охотничью страсть, почти в цель жизни: вот, мол, завтра, бог даст, проснусь, и опять пошла работа. Странная работа и странные мысли!» («Мухи», [4, т.3., с. 307]). «А далеко впереди уже бежали туманные силуэты телеграфных столбов, и мелкий лепет бубенчиков так шёл к моим думам о бессвязной и бессмысленной жизни, которая ждала меня впереди…» («Новый год», [4, т.2., с. 228]).

         Помимо синонимических, концепт жизнь в малой прозе И.А.Бунина  вступает в антонимические отношения: жизнь – смерть. И.А. Бунин постоянно соотносит жизнь и смерть, оценивая их.

«Как вдруг старичок взял да и умер. Смерть его, как и всякая смерть, конечно, не могла быть потешной, – ведь всё-таки горько плакала старушка на пороге хаты в предместье, нагревая щёткой солдатские сапоги и не желая расставаться с надеждой, что хозяин их поднимется и опять поплетётся в архив, – но что эта смерть была не менее странной, чем и жизнь Фисуна, с этим, надеюсь, согласится всякий». («Архивное дело», [4, т.3., с. 39-40]).

         Новикова Н.А. полагает, что концепты жизнь и смерть, «несмотря на всю свою противоположность, образуют реальнейшую многоаспектную систему «жизнь – смерть», в которой сами выступают в качестве подсистем. Концепты жизнь – смерть вступают между собой в отношения сопоставления и включения, а их концептосферические поля взаимопроникают друг в друга» [5, с. 14].

«Но только смерть или великие скорби, великие несчастья напоминают нам об этом с подлинной и неотразимой убедительностью, лишая нас наших земных чинов, выводя нас из круга обыденной жизни». («Слепой»,  [4, т.3., с. 304]).

Ключевое слово «смерть» репрезентирует художественный концепт жизнь, является его антиномией и играет важную роль в творчестве И.А.Бунина: становится элементом поэтического сознания, самосознания, важной составляющей малой прозы. Понятие «смерть»  имплицитно или эксплицитно присутствует иногда как слово, иногда как контекстуальный синоним, иногда как скрытая ассоциация.

«Мы даже смерти не боимся по-настоящему: ни жизни, ни тайн, ни бездн, нас окружающих, ни смерти – ни своей собственной, ни чужой!» («Братья», [4, т.3., с. 24]).

          Многообразие и сложность контекстов, в которых реализуются образные характеристики жизненного уклада, говорят о  сложной иерархии уровней репрезентации концепта жизнь.

Таким образом, выявление понятийной основы в малой прозе И.А.Бунина позволяет говорить о концепте жизнь как о  биологическом функционировании (живого организма); биологическом и социальном функционировании людей с точки зрения  обеспеченности их материальными средствами; деятельности, функционировании, работе (в сочетании с неодушевлённым субъектом); длительности; совокупности действий, поступков, событий, чувств.

Описание значимостной составляющей концепта жизнь (в частности синонимических и антонимических отношений, в которые вступает концепт в малой прозе И.А.Бунина) позволяет более полно описать концепт и выявить его лингвокультурную специфику.

Литература:

1.     Бабенко, Л.Г. Лингвистический анализ художественного текста: Учебник / Л.Г. Бабенко, И.Е. Васильев, Ю.В. Казарин. – Екатеринбург : Изд-во Урал. ун-та , 2000. – 533 с.

2. Болдырев, Н.Н. Значение и смысл с когнитивной точки зрения и проблема многозначности // Материалы Второй Международной школы-семинара по когнитивной лингвистике. В 2 ч. Ч1. – Тамбов, 2000. – с.11 – 17.

3. Болдырев, Н.Н., Куликов В.Г. Диалектные концепты и категории. //  Филологические науки. – 2006. – №3. – с 41 – 50.

4. Бунин, И.А. Собр. соч. : в  6 т. – М.: Худож. лит., 1987 – 1988.

         5. Новикова, Н.А. Концептуальная диада «жизнь – смерть» и её языковое воплощение в русской фразеологии, паремиологии и афористике. Автореф. дис…кандидата филол.нНаук. – Череповец, 2003. – 22с.

 

 

 

 

 

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle