Библиографическое описание:

Кручинин С. В. Социально-политические концепции П. Сорокина и Д. Андреева сквозь призму компаративистики (теоретико-методологический аспект) // Молодой ученый. — 2009. — №4. — С. 205-208.

Питирим Сорокин – известный русский социолог и политолог, видный деятель науки, изучивший социокультурную динамику общества, социологию революции, цикличность социально-исторического процесса.

Даниил Андреев – менее известный автор. Несмотря на получивший распространение в последнее время научный интерес к его работам, появление диссертаций, исследующих философские и филологические аспекты его творчества, социально-политическая концепция Д. Андреева в настоящий момент изучена слабо. Прежде всего, этому мешают особенности изложения материала Д. Андреева, поэтический и мистический язык, а также религиозно-философский характер его работ.

Тем не менее, при внимательном изучении творчества Даниила Андреева обнаруживается ряд сходных черт с творчеством  Питирима Сорокина, что, вне всякого сомнения, заслуживает внимания и требует сравнительного исследования их творчества.

Прежде всего, общим для них является то обстоятельство, что оба автора оказались не востребованы в советский период развития российского общества, не говоря уже о возможности полноценной научной деятельности в этот период истории страны. Однако, в отличие от Д. Андреева работы П. Сорокина оказались востребованы в США, где он жил и работал после того, как был выслан из советской России в 1922 году, что спасло его от верной гибели [1, c. 19-20] и там его труды получили достаточно широкое освещение. Ввиду этого обстоятельства Питирим Сорокин и Даниил Андреев лично, конечно же, были не знакомы.

Даниил Андреев над своими трудами работал позже Питирима Сорокина, его судьба была сложной и трагичной. По ложному обвинению Д. Андреев был арестован 21 апреля 1947 года и приговорен к высшей мере наказания и 10 лет провел в тюрьме.. Поэтому Даниилу Андрееву пришлось работать тайно, его черновики не единожды изымались и уничтожались, а его главный религиозно-философский труд увидел свет только после смерти Д. Андреева в 90-х годах ХХ века.

Социально-политические взгляды Д. Андреева окончательно сложились, когда он отбывал свой срок в тюрьме в 1950-х и после освобождения в 1957-1958 годах, но начали формироваться гораздо раньше.

По воспоминаниям И. Усовой, близко знакомой с Д. Андреевым, у него «была интересная теория, трактующая исторические духовные циклы, охватывающие большие массы людей и даже целые народы. Нечто вроде своеобразной кривой: разгорание, подъем, взлет духовности, затем спад, затухание, падение до низшего уровня бездуховности. Затем новый подъем, новый спад и т.д.», И. Усова замечает, что  «сущности циклов имели соответствующие окраски» [2, с. 400-401].

Эта теория упоминалась на страницах не дошедшей до нас ранней работы Д. Андреева «Странники ночи», впоследствии уничтоженной в процессе следствия органами НКВД. Содержание «Странников ночи» известно в настоящий момент по восстановленным Д. Андреевым по памяти фрагментам и пересказу романа его женой А.А. Андреевой, включающего эти фрагменты, а также по подробной работе Леонида Бежина, предпринявшего попытку наиболее полно собрать материалы по «Странникам ночи» и как можно близко восстановить содержание романа [3, 320 с.].

Из пересказов мы знаем, что в «Странниках ночи» предпринята попытка осмысления истории России как последовательности «красных» и «синих» эпох. «Красная эпоха – главенство материальных ценностей; синяя – духовных» [4, c. 617].

Изучая наследие П. Сорокина, можно сделать вывод, что он разрабатывал схожую с Д. Андреевым теорию. Так П. Сорокин в своих трудах выделяет три типа культуры и, соответственно, три соответствующих им типа истины.

В чувственном типе (sensate) преобладают эмпирически-чувственное восприятие и оценка действительности с утилитарной и гедонистической позиции. Этому типу соответствует чувственная истина, основанная на органах чувств.

В идеациональном типе (ideational) преобладают сверхчувственные, духовные ценности, служение Богу и самоотречение. Этому типу соответствует идеациональная истина, «истина открытая милостью Божией», или истина веры, полученная с помощью мистического опыта, прямого вдохновения, Божественной интуиции и откровения.

Кроме того, Питирим Сорокин выделяет идеалистический тип (idealistic), представляющий синтез чувственного и идеационального типов, уравновешивающий чувства интеллектом, эмпирическое восприятие – интуицией. И, соответственно, идеалистическая истина – это созданный разумом синтез идеациональной и чувственной истин [1, c. 66-68]. Питирим Сорокин вводит чередование суперсистем. В основе смены суперсистем лежит смена господствующей истины. «Чувственная истина крито-микенской цивилизации уступила место греческой идеациональной истине VIII-VI веков до н.э., а она в свою очередь идеалистической истине V века до н. э. Придя ей на смену, чувственная истина вновь безраздельно господствует в период с III века до н. э. по IV век н.э. Затем последовали века доминирования христианства, или с VI по XII век. В XIII веке идеалистическая истина вновь становится преобладающей, но не надолго, ей на смену приходит третья фаза чувственной истины, утвердившая свое влияние с XVI века и по настоящее время» [5, c. 474].

Таким образом, теория социокультурной динамики трактует человеческую историю как процесс динамического чередования трех типов социокультурных (цивилизационных) суперсистем: идеационального, идеалистического и чувственного. Процесс ломки одного типа системы и установления другого есть цивилизационный кризис. По Сорокину, суть цивилизационного кризиса – в кризисе базовых ценностей общества, показатель их исчерпанности [1, c. 70].

Даниил Андреев также пишет в «Странниках ночи», что с течением исторического времени смена эпох убыстряется, а цвет их становится ярче. Древние эпохи Андреев обозначает как лиловые, только с чуть красным или чуть синим оттенком, чем ближе к нашему времени, тем становится определеннее их цвет [4, с. 617], таким образом показывая наличие значительной дифференциации между материальными и духовными устремлениями в обществе.

На наш взгляд, можно провести аналогии между «синей эпохой» и идеациальным типом культуры, между чувственным типом культуры и «красной эпохой». Даниил Андреев также приводит примеры смены этих эпох, рассматривая, например, накопление «красных» сил декабристов в конце царствования Александра I с его «синей окраской». Другой пример – соотношение запутанно-мистических метаний начала двадцатого века с приходящими к власти уже «вопиюще-красными» силами, воплотившимися в победе большевизма [4, c. 617].

Смену «эпох» Д. Андреев объясняет тем, что каждая историческая эпоха двуслойна: главенствует окраска стремления властвующей части общества, и всегда в эпохе присутствует «подполье» противоположного цвета. Позже, созрев и накопив силы, это подполье становится главенствующей, связанной с властью окраской следующей эпохи, а в подполье уходят силы и течения, прежде бывшие наверху.

Поясняя свою мысль, Д. Андреев писал в работе «Странники ночи» о том, что в глубинах истории любое материальное стремление не теряло духовной вязи с землей. Имеется в виду государственная структура, а не аскетический подвиг [4, c. 617].  

В более поздних взглядах Д. Андреева теория циклов значительно видоизменяется. Практически Андреев отказывается от глобальной теории циклов, лишь указывая о противостоянии двух полюсов – Добра  и Зла.

Тем не менее, некую цикличность можно уследить в сменах циклов великодержавной государственности, но государственность практически всегда связана с красной эпохой, с синей же – демиургические проявления в народе и творчество народных масс.

Из сравнительного анализа, очевидно, что Питирим Сорокин выделяет три типа суперсистем, Андреев же – всего две эпохи (не считая древние «лиловые»). Тем не менее, идеальный тип, вводимый Питиримом Сорокиным, соотносится не с древними «лиловыми» эпохами, но в какой-то степени укладывается в разновидность «синей эпохи» по Андрееву, не уходящей в крайности аскетизма и сохраняющую гармонию физического и духовного развития. Вообще говоря, можно сделать вывод, что идеальный тип по П. Сорокину соответствует «синей эпохе», а идеациональный – его вариант, обусловленный крайностями аскетизма и страхом перед особенностями – «красным эпохам».

Так, Даниил Андреев объясняет крайности аскетизма в Византии «устойчивым ощущением ужаса перед малейшим грехом», «неизбежным для грешников посмертным спуском в безысходные муки», «которое было свойственно наиболее духовно одаренным людям Византии» [6, c. 172].  Ужас перед «загробным возмездием» Д. Андреев обозначил термином «инфрафизический страх» [6, c. 414-417].  

Но сам Д. Андреев, напротив, призывает именно к гармоническому развитию физического и духовного. Именно к идеальному типу культуры можно отнести чаемое Д. Андреевым мироустройство будущего. Среди задач будущего мироустройства Д. Андреев обозначает: «воспитание человека облагороженного образа; водворение всеобщего материального достатка; помощь развитию в человечестве высших способностей и светлых творческих начал; преобразование планеты в сад, а Всемирной федерации государств – в Братство» [6, c. 687].  А здесь мы уже видим явные признаки популярного сегодня государственного устройства, именуемого в конституциях многих стран, в том числе и Российской – «социальное государство».  

Разъясняя вопрос о важности материального достатка, Даниил Андреев пишет, что «материальный достаток сам по себе безусловная ценность. Это есть естественный, достойный человека уровень его внешнего существования. …но провозглашать материальный достаток и внешнее покорение сил природы ради опять таки материального изобилия человечества ценностью основной и наивысшей, целью организованной борьбы масс во всем мире, идеалом общественного развития, во имя которого следует приносить в жертву целые поколения и все, что относится к духовному ряду ценностей, – это есть или трагическая ошибка, или полусознательный обман» [6, c. 598]. Фактически, такая подмена, проводимая на уровне политики государства, и принявшая характер устойчивого тренда, уже позволяет определить его как «красную эпоху» или «чувственный тип культуры» по Питириму Сорокину.

Здесь мы подходим еще к важной параллели между работами Д. Андреева и П. Сорокина.

Д. Андреев пишет: «Подмена понятия духовного понятием интеллектуального, причем с сохранением именно термина «духовный», столь повсеместна в России и даже на Западе, что становятся совершенно ясными ее смысл и цель. Ее смысл и цель – все в том же стремлении вывести человеческую психику из области высших ценностей в область утилитарных. Это стремление и его действенное осуществление составляет одну из главнейших сторон переживаемого нами культурно-исторического процесса» [6, c. 598].  Этот процесс Д. Андреев связывает с выхолащиванием социального идеала общества.

Также как и Д. Андреев, П. Сорокин связывал кризис современной культуры, лишенной абсолютных идеалов и устремленной к чувственному наслаждению и потребительству, с развитием материалистической идеологии и экспериментальной науки в ущерб духовным ценностям» [1, c. 73].  Особенно это мы ощущаем в современной России.

Разбирая общество будущего, Д. Андреев и П. Сорокин предвидели опасность подмены гармоничного развития духовного и материального мира, опасность возвышения ценности материального в ущерб духовному, и здесь мы выделяем еще одну параллель между воззрениями Д. Андреев и П. Сорокина.

Создавая свою модель идеального общества и политического устройства, Д. Андреев понимает, что даже если оно будет создано, рано или поздно, его тоже постигнет кризис даже в условиях всеобщего материального достатка.

«Но, хотя всеобщее изобилие подорвёт корни зависти материальной, останутся нетронутыми корни зависти духовной, ибо различная степень и различные виды одарённости будут выдвигать одних – на руководящие роли, а других – на роли руководимых. С течением эпох очертания интеллигенции совпадут с очертаниями человечества. Но интеллигенция не будет единой, а производители материальных благ перестанут ощущать себя солью земли. Проблемы материального изобилия и комфорта, проблемы технические и хозяйственные утратят своё преобладание. И глухое недовольство начнёт томить тех, кто считает себя производителями материальных ценностей, чей душевный и умственный строй заставляет их тяготеть к работе в областях промышленной техники, хозяйства, агрономии, точных наук, изобретательства», – полагает Д. Андреев [6, с. 565]

Это совпадает с представлениям П. Сорокина о профессиональной стратификации и мобильности.

Прогнозируя будущее устройство общества, Д. Андреев делает большой упор на необходимость воспитания именно «человека облагороженного образа» [6, с. 687-697], что соответствует воззрению П. Сорокина о необходимости формирования альтруистического человека на основе моральных и нравственных принципов: духа независимости, справедливости, уверенности в себе и взаимопомощи [1, с. 42].

Таким образом, проведенный компаративистский анализ социально-политических взглядов Д. Андреева и П. Сорокина  позволяет сделать вывод, что мы наблюдаем сходство концепций П. Сорокина и Д. Андреева в их взглядах на политико-исторический процесс, на место и роль стратификации и роль связанных с ней конфликтов в формировании социально-политических кризисов. При этом, по мнению автора, теоретические данные, разработанные П. Сорокиным и Д. Андреевым, необходимо применять совместно при проектировании социально-государственных преобразований, реформ государства и общества, что необходимо для создания здорового социального государства и является для Российской Федерации первостепенной задачей в условиях политического тренда на глобализацию по антигуманному сценарию, который может привести к «всемирной тирании».

Концепцию Д. Андреева о воспитании человека облагороженного образа и теорию об  альтруизме П. Сорокина необходимо внедрять в Российской Федерации для достижения социализации и гуманизации государства и общества.

 

Библиографический список:

 

1. Сорокин П.А. Жизнеописание, мировоззрение, цитаты. – СПб.: Невский проспект, Вектор, 2007. - 176 с.

2. Усова И.В. Даниил Леонидович Андреев в моей жизни // Д. Андреев. Собр. соч. трех томах. Т. 3, кн. 2-я. Приложение. Воспоминания о Д.Л. Андрееве. – М.: Урания, 1997, - 558 с.

3. Бежин Л.Е. Даниил Андреев – Рыцарь Розы. – М.: Энигма, 2006. - 320 с.

4. Андреева А.А. Странники ночи // Андреев Д.Л. Железная мистерия, стихотворения и поэмы с приложением. Собр. Соч. в 3-х т. Т. 3-й, кн. 1-я. – Москва, Урания 1996. -  656 с.

5. Сорокин П.А. Человек. Цивилизация. Общество / В серии: «Мыслители ХХ века». Пер с англ.– М., 1992. - 543 с.

6. Андреев Д.Л. Роза Мира. – М.: Эксмо, 2008. - 800 с.

 

 

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle