Библиографическое описание:

Мелоян А. А. Способы репрезентации гендерной оценки на графическом уровне в глянцевых журналах США // Молодой ученый. — 2012. — №4. — С. 239-241.

Вопрос о том, существуют ли различия в речи мужчин и женщин, интересовал исследователей еще в начале становления гендерной лингвистики. В 1974 году психологи Маккоби и Джеклин (Maccoby and Jacklin), проанализировав практически весь имеющийся на тот момент материал по различиям в речи женщин и мужчин, указали на то, что данные о гендерных различиях речевого поведения весьма противоречивы [1, c.182]. Через два года, в 1976 году, их выводы были раскритикованы Блоком (Block) за несостоятельность критерия, на который они опирались в исследовании [5, c.45]. Десятилетием позднее, в 1986 году, Хальперн в книге Sex differences in cognitive abilities заявила, что языковые способности у девочек от 1 до 5 лет выше, чем у мальчиков этого же возраста, добавив, что, хотя эти различия в этом возрасте незначительны, они в полной мере проявят себя в подростковом и более поздних периодах [3, c.47]. Позднее, в 1988, используя мета-анализ, Хайд и Линн (Hyde and Lynn) сделали следующий вывод: «Мы с уверенностью утверждаем, что, по крайней мере, на данный момент в американской культуре не существует каких-либо гендерных различий в речевых способностях, исследуемых с помощью стандартных процедур» [4, c.62]. В 90-х этот вывод был оспорен Деборой Таннен в бестселлере You Just Don't Understand: Women and Men in Conversation, в котором основной идеей легло утверждение о том, что мужчины и женщины выражают свои мысли по-разному. Из вышеизложенного можно сделать вывод о том, что вопрос о дихотомии в речи мужчин и женщин по-прежнему остается открытым. Сегодня актуальным явлением является рассмотрение гендерных особенностей в сочетании с социальным статусом, уровнем образованности, ситуативным контекстом и с учетом меняющейся ситуации в обществе.

Человек играет различные социальные роли и обладает различными социальными статусами, что предполагает адаптацию речи к определенным обстоятельствам. Учитывая тот факт, что на сегодняшний день политкорректность становится все более злободневной темой, появляется все большее количество типологий статей и техник их написания для различной аудитории, которые ограничивают автора определенными рамками, для журналистов точность и аккуратность изложения мысли становится приоритетной задачей при выборе языковых единиц, чтобы не оскорбить чьего-то достоинства или не показаться некомпетентным. Особенно это касается выражения оценки.

Не смотря на стремление к объективности, наша речь изобилует оценочными высказываниями, которые выражают исключительно наше собственное представление об объекте оценивания. Оценка антропоцентрична, т.к. задана физической и психической природой человека, определяет его мышление и деятельность, отношение к другим людям и предметам действительности, т.е. является субъективным выражением значимости предметов и явлений окружающего нас мира.

Оценка, как в устной, так и письменной речи может быть представлена на нескольких уровнях: морфологическом, лексическом, синтаксическом, графическом, пунктуационном и контекстуальном. В текущей статье мы попытаемся определить графическую дихотомию в письменной речи американских журналистов с учетом гендерной специфики. Для исследования использовалось 10 статей авторов-мужчин из таких журналов как Mens Health, Esquire и GQ(Gentlemens Quarterly) и 10 статей авторов-женщин из журналов Cosmopolitan, Elle, Vogue и Marie Claire, которые входят в число 50 лучших журналов США по версии одной из самых популярных газет Chicago Tribune [2].

Графическая репрезентация текста в печатных средствах масс-медиа очень разнообразна. Каждый журнал выбирает свой набор графических «трюков», которые соблюдаются каждым автором, собирающимся опубликоваться именно в этом издательстве. Соблюдение этого набора, так же важно, как и содержание статьи, т.к. любое крупное издательство печется о своем внешнем облике, ведь и от него зависит финансовая составляющая вопроса. Количество таких трюков в наборе можно сравнить с татуировками на теле: чем их больше, тем больше внимания фокусируется на большем количестве частей тела.

Проанализировав мужские и женские американские журналы, можно выделить следующие используемые графические средства:

  • курсив

  • прописная (заглавная) буква (слово/фраза целиком)

  • выделение цветом

  • подчеркивание

  • сокращение слов

  • таблицы, графики, схемы.

Такие средства облегчают читателю восприятие большого объема информации, помогают ориентироваться в содержании, подчеркивают значимые фрагменты текста. С их помощью выделяют важную мысль, выводы, вводят новые понятия, термины, акцентируют внимание на сопоставляемые факты.

Для проведения компаративного анализа мы остановимся на наиболее часто используемых графических средствах: курсив и ПРОПИСНАЯ БУКВА.

And I’m expecting Microsoft – long criticized for its failure to develop cool stuff within (its disastrous Kin smartphone lasted only two months!) – to buy something really cool like RIM. The word is opportunity [9, c.85].

В данном примере мы наблюдаем следующую словесную закономерность:

RIM = the word = opportunity.

RIM (Research In Motion) – название канадской телекоммуникационной компании, the word – оценочно нейтральное слово, а вот opportunity обладает положительным зарядом, что и дает нам право полагать, не обладая каким-либо детальным представлением о состоянии этой компании на рынке, что приобретение ее компанией Майкрософт окажется успешным для последней. Курсив, используемый в данном примере, усиливает эффект положительной оценки объекта, компании RIM.

He gave me a too thin nose with a pinched tip. I looked like I’d had a nose job [8, c.260].

Данный пример иллюстрирует усиление отрицательной оценки из контекста. Объектом оценивания будет являться nose job, который отрицательно характеризуется в предыдущем предложении (too thin, with a pinched tip). Глагол look, являясь оценочно нейтральным, но выделенный курсивом, констатирует тот факт, что ситуация на самом деле объективно оценена субъектом.

Исследование показало, что как мужской, так и женской речи характерно выделение курсивом оценочных прилагательных:

Both mailed out endless steams of catalogs. Both were proudly, loudly not cool [12, c.98].

I typed in the new password, which made the box shake and display an invalid message [13, c.89].

Однако исключительно в мужском дискурсе для усиления оценочного эффекта выделяются существительные и предлоги.

McCanles bought Ogren Electronics, a home-technology company in the part of the northern Wisconsin woods where everything looks like Deliverance [9, c.85].

Deliverance, обладая положительным зарядом, и, выделенный курсивом, усилил свои качества.

This fall, a forest of oaks is being planted around the memorial pools, and, as with any open space in a dense urban environment, the new complex will draw New Yorkers, Americans, citizens of the world in to the city and into the World Trade Centre [7, c.50].

Контекст данного фрагмента помогает положительно оценить new complex как объект, в то время как предлог in способствует открытию нового положительного качества этого объекта.

It seems as though everyone in America is feeling pissed off (maybe because so many of us are feeling pissed on) [14, c.18].

Автор текущего примера сыграл на контрасте предлогов, при этом выделив последний, форсируя превосходство чувства презрения над чувством раздражения. Хотя оба, по сути, обладают равноценным отрицательным зарядом.

Женскому дискурсу свойственно выделение глаголов и наречий.

At the end of the day I didn’t like me, and that’s why I had a surgery [8, c.260].

A lot of the reason we love what we do is because we actually do it [6, c.212].

Первый пример представляет собой очевидное усиление эффекта положительно заряженного глагола like, второй, являясь оценочно нейтральным, подкрепляет положительную оценку, которая выражена сочетанием с оценочным глаголом – we love.

Излюбленным женщинами наречием, выделяющим оценку в тексте, является наречие so.

You are soo lucky. You have a female sibling… [11, c.168]

Getting up at the crack of dawn sucks. We know, and experts know – which is why they have been studying sleep patterns to find out why it sucks so much [10, c.166].

Являясь оценочно нейтральным, но обладая недвусмысленным содержанием, наречие so интенсифицирует оценку других языковых единиц.

Что касается выделения оценочного компонента прописной буквой, то здесь определенных гендерных пристрастий обнаружено не было. Чаще всего в журналистских статьях выделяется целое предложение, содержащее оценочную единицу. Например:

INSTEAD, MANY STEEL-STOMACHED SMALL-BUSINESS PEOPLE ARE USING THIS CRISIS AS AN OPPORTUNITY TO EXPAND [9, c.85].

COUCHING MY BOSS IN BASIC TECH SKILLS IS SO AWKWARD – IN THAT MOMENT, OUR POWER DYNAMIC IS RESERVED [13, c.88].

Из вышеизложенного можно сделать вывод о том, что использование графических средств способствует активации тех языковых единиц, которые обладают оценочным значением, либо интенсификации оценки, содержащейся в контексте. Не смотря на то, что гендерные предпочтения графических средств особенно ярко отражены в использовании курсива, что доказывает наличие дихотомии в письменной речи мужчин и женщин, сами графические способы не обладают оценочными свойствами.


Литература:

  1. Кирилина А. В. Гендерные исследования в лингвистике и теории коммуникации. М.: РОССПЭН, 2004. 252 с.

  2. Chicago tribune. – URL: http://www.chicagotribune.com/chi-040615mags,0,3835.story?page=1

  3. Halpern D. F. Sex Differences in Cognitive Abilities. Hillsdale, NJ: Lawrence Erlbaum Associates, 1986.

  4. Hyde, J. S., and Linn, M. C. Gender differences in verbal ability: a meta-analysis // Psychological Bulletin, 1988.

  5. Weatherall A. Gender, Language and Discourse. N.Y.: Routledge, 2002.


Журналы:

  1. Brazilian, Alexa. “Homegrown.” Elle (USA) October. 2009:210-212

  2. Granger, David. “The miracle.” Esquire (USA) October. 2010:50

  3. Hayt, Elizabeth. “Second chances.” Elle (USA) October. 2009:260-264

  4. Kurson, Ken. “Blood in the water.” Esquire (USA) October. 2010: 85-86.

  5. Ruderman, Zoe. “Why it’s smart to be an early riser.” Cosmopolitan (USA) October. 2009:166

  6. Ruderman, Zoe. “How to deal with sister jealousy.” Cosmopolitan (USA) October. 2009:168

  7. Sullivan, Nick. “The everything man: How Frank Muytjens transformed J.Crew into a one-stop shop.” Esquire (USA) October. 2010:98

  8. Wexler, Sarah. “Hey, can you help me LOG ON?” Marie Claire (USA) November. 2009:88-89

  9. Zinchenko, David. “A new era – of you.” Men’s Health (USA) February. 2011:18

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle