Библиографическое описание:

Попович А. А. Соотношение воли и волеизъявления в сделке РЕПО // Молодой ученый. — 2012. — №4. — С. 305-308.

В российском гражданском праве проблема соотношения воли и волеизъявления исследовалась достаточно подробно. В разное время ей посвящали свои работы Ю.С. Гамбаров, И.А. Покровский, Е.В. Васьковский, И.Б. Новицкий, М.М. Агарков, Н.В. Рабинович.

Все указанные правоведы в своих работах задавались вопросом: «Чему следует отдавать приоритет – воле или волеизъявлению?».

В результате проведенных исследований были сформулированы три наиболее важные правовые позиции.

Первая придавала определяющее значение именно воле, признавая, что воля признаваема, и сделка вообще может быть признана состоявшейся.

Согласно второй позиции необходимо руководствоваться волеизъявлением в связи с тем, что сделка есть действие. Если воля не была надлежащим образом проявлена, нельзя судить о ее содержании.

Третья позиция настаивает на соотношении воли и волеизъявления как обязательное условие действительности сделок. [1]

М.И. Брагинский считает, что основу сделок составляет именно воля, она создает сделку, и поэтому сделка считается волевым актом. [2]

Действующее законодательство при решении вопросов о действительности или недействительности сделок в определенных случаях отдает приоритет действительной воле субъекта, а не его волеизъявлению. Наиболее ярко это видно при описании притворной сделки, то есть совершенной с целью прикрыть другую сделку (п. 2 ст. 170 ГК РФ). Сама притворная сделка, в которой нашло воплощение волеизъявление лица, всегда ничтожна. Приоритет получает действительная воля лица, которая кроется в прикрываемой сделке. Поэтому закон говорит, что в этих случаях необходимо применять правила, относящиеся к прикрываемой сделке. [3]

В отношении сделок РЕПО также можно сделать вывод о несоответствии воли и волеизъявления, но для начала необходимо дать общую характеристику соответствующим сделкам.

В Федеральном законе «О рынке ценных бумаг», в ст. 51.3. содержится легальное определение договора РЕПО, который состоит из двух частей. По первой части продавец обязуется передать в собственность покупателю ценные бумаги, а покупатель обязуется принять ценные бумаги и уплатить за них определенную денежную сумму. Вторая часть договора РЕПО предусматривает обязанность покупателя передать ценные бумаги в собственность продавца в установленный срок, а продавец обязуется принять ценные бумаги и уплатить за них определенную денежную сумму. При этом покупатель обязан передать продавцу ценные бумаги того же эмитента, удостоверяющие тот же объем прав, в том же количестве, что и ценные бумаги, переданные покупателю по первой части договора.

Стоит отметить, что обе части договора заключаются одновременно и оформляются одним документом.

Как видно из определения договора РЕПО, данная договорная конструкция достаточно специфична и выбивается из общей системы договоров, закрепленных в Гражданском кодексе РФ. Особенности указанного договора определяются, прежде всего, целями, которые преследуют участники такого правоотношения. Данный фактор обуславливает отсутствие в научной литературе единства в понимании как природы самой сделки РЕПО, так и методов, и условий ее проведения участниками рынка ценных бумаг.

В римском праве представление о договоре как об основании возникновения, изменения или прекращения правоотношений включало два его непременных признака: во-первых, соглашение (conventio, consensus) и, во-вторых, особое основание соглашения в виде определенной цели (causa) . По поводу последнего К.А. Митюков отмечал, что договор, как и всякая сознательная перемена имущественных правоотношений, всегда совершается с известной юридической целью. Эта цель, для которой договор служит средством, и есть материальное его основание. Она определяет юридический характер договора. [4]

Цель сделки РЕПО является ключевым вопросом для установления её правовой природы. В юридической литературе можно встретить разные мнения на этот счет. Одни авторы выделяют передачу права собственности на предмет сделки РЕПО [5] в качестве цели сделки, другие считают, что целью данной сделки является замена куплей-продажей заемных отношений сторон.

По мнению Е.С. Демушкиной воля стороны - покупателя направлена на приобретение предмета сделки РЕПО в собственность. [6] О.А. Рохина считает, что одной из целей сделки является замена куплей-продажей кредитования под залог ценных бумаг, другой целью сделки РЕПО также может служить возможность «сыграть» на курсе ценных бумаг. [7] У.Ф. Шарп также обращал внимание на заемный характер правоотношений участников такой сделки. [8] И.А. Покровский указывал, что в сделке РЕПО стороны исходят из потребности в реальном кредите. [9]

Таким образом, большинство авторов сходятся во мнении, что стороны по сделке РЕПО преследуют иные цели, чем обычная передача права собственности на ценные бумаги за определенную цену. Нельзя отрицать тот факт, что самой распространенной целью такой сделки является предоставление свободных финансовых ресурсов (денежных средств) одной стороной во временное пользование и за плату другой стороне. Указанный факт вытекает из самого существа сделки, которая предусматривает обратную передачу ценных бумаг или денежных средств через определенный срок. Однако, многие правоведы, в том числе и в дореволюционной России, определяя правовую природу данных сделок, проводили сравнительный анализ сделок РЕПО как займа и купли – продажи, и большинство из них приходило к выводу, что по формальным признакам сделка РЕПО является куплей – продажей.

Так, Г.Ф. Шершеневич при исследовании сделки РЕПО отмечал следующее:

а) если РЕПОрт есть заем под залог, то РЕПОртер как залогодержатель обязан возвратить бумаги в том виде, в каком они были приняты, тогда как при противоположной конструкции страх падает на РЕПОртера как собственника;

б) если РЕПОрт есть заем под залог, то РЕПОртер как залогодержатель обязан возвратить бумаги в том виде, в каком они были приняты, тогда как при противоположной конструкции РЕПОртер как собственник оставляет в свою пользу проценты и дивиденды, причитающиеся за время до срока сдачи;

в) если РЕПОрт есть заем под залог, то РЕПОртер не сможет извлечь
никаких личных прав из обладания врученными ему акциями, тогда как при
противоположной конструкции РЕПОртер становится акционером, пользуется правом личного участия в общих собраниях. [10]

Е.С. Демушкина, сравнивая сделку РЕПО как займ и куплю – продажу пришла к следующим выводам:

  1. Форма договора. В отличие от договора РЕПО, представляющего собой куплю-продажу ценных бумаг, пишет Демушкина, для кредитных договоров (независимо от того обеспечены ли они каким-либо образом) статьей 820 ГК РФ установлено последствие недействительности при несоблюдении простой письменной формы договора. Для договоров залога, согласно статье 339 ГК РФ, установлено такое же последствие.

  2. Объем прав. Учитывая разную природу сделок РЕПО и кредитования под залог, объем прав приобретателя по первой части сделки РЕПО и залогодержателя различен. К приобретателю ценных бумаг по первой части сделки РЕПО переходит право собственности на ценные бумаги (до момента исполнения второй части сделки, когда он должен передать право собственности своему контрагенту — продавцу по первой части). Отношениями залога не охватывается переход права собственности к залогодержателю. В теории право залога рассматривается как обязательственное право с вещно-правовыми элементами. По общему правилу, право залога предполагает право на реализацию заложенного имущества и, таким образом, на исполнение основного обязательства в денежной форме, то есть право собственности на заложенное имущество не переходит к залогодержателю ни при каких основаниях, залогодержатель получает удовлетворение только за счет вырученных от продажи такого имущества денежных средств.

3. Реализация ценных бумаг. Необходимость реализации ценных бумаг в связи с неисполнением обязательств по уплате денежных средств (покупной цены при РЕПО и суммы кредита и процентов при кредитовании под залог) может возникнуть при неисполнении обоих видов договоров. В первом случае, договором РЕПО может быть предусмотрен отказ от исполнения договора приобретателем ценных бумаг по первой части сделки РЕПО в случае неисполнения контрагентом второй части сделки РЕПО. В этом случае продавец по второй части сделки, отказавшийся от исполнения договора, вправе оставить ценные бумаги у себя. В зависимости от текущей рыночной стоимости ценных бумаг, он может принять решение об их продаже. Продажа юридически не связана с отношениями, существующими между ним и его контрагентом по договору РЕПО. В случае, если он продаст ценные бумаги с выгодой для себя, перекрыв объем требований, который существовал по договору РЕПО, обязанности возврата излишка не возникает. В случае же реализации заложенных ценных бумаг, если сумма, вырученная при реализации заложенного имущества, превышает размер обеспеченного залогом требования залогодержателя, разница, согласно пункту 6 статьи 350 ГК, возвращается залогодателю. [12]

Безусловно, со всеми указанными различиями между сделкой РЕПО и займом (кредитом) под залог можно согласиться, поскольку в данном случае фактически сравниваются противоположные правовые институты: купля-продажа и займ (кредит) под залог на основе объективного элемента сделки РЕПО. При этом, к сожалению, указанные правоведы не исследуют сделку РЕПО с точки зрения ее субъективного элемента, что, учитывая юридическое значение цели сделки, имеет важное не только теоретическое, но и практическое значение.

Анализируя волевую сторону данного типа сделок можно сказать, что сделка РЕПО является волевым действием. Стороны желают наступления определенных правовых последствий и совершают для этого действия, имеющие гражданско-правовое значение. Воля сторон тесно связана с целью данной сделки, поскольку последняя определяет содержание воли. Волеизъявление как объективный элемент сделки РЕПО, внешнее выражение воли субъектов права, совершающих такую сделку, приобретает форму купли-продажи. Таким образом, сделка РЕПО характеризуется определенным противоречием между волей и волеизъявлением, когда используемая конструкция купли-продажи (волеизъявление) не полностью соответствует заемному характеру правоотношений сторон (воле). Тем не менее, содержание воли находит свое отражение в объективном элементе сделки, хотя в научной литературе, как указывалось выше, существуют и другие мнения на этот счет. [12]

Подводя итог сказанному, можно сделать вывод, что в сделках РЕПО, воля сторон в большинстве случаев имеет заемный характер, однако внешнее выражение воли сторон в данной сделке, т.е. их волеизъявление, находит свое отражение в сделке купли – продажи.

Вместе с тем можно констатировать, что в действующем гражданском законодательстве в качестве общего правила признается приоритет волеизъявления перед волей. В соответствии со ст. 431 ГК РФ при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом. Если изложенные правила не позволяют определить содержание договора, должна быть выяснена действительная общая воля сторон с учетом цели договора.

Данное обстоятельство подтверждается также в п. 21 ст.51.3. Федерального закона «О рынке ценных бумаг», где устанавливается, что к договору РЕПО применяются общие положения Гражданского кодекса РФ о купле – продаже.

Таким образом, отвечая на вопрос, заданный в начале данной статьи, следует отметить, что российское законодательство отдает приоритет волеизъявлению сторон при заключении сделки РЕПО.


Литература:

  1. Рабинович Н.В. Недействительность сделок и ее последствия. – Л., 1960. Стр. 6.

  2. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга первая: Общие положения. – М.: Статут, 2002. Стр. 169.

  3. Гражданское право. В 4-х томах. Том 1. Учебник / Под ред. Е.А. Суханова. – М.:Волтерс Клувер, 2008. Стр. 441-442.

  4. Митюков К.А. Система римского гражданского права. Стр. 231.

  5. Демушкина Е.С. Сделки с государственными ценными бумагами - ГКО и ОФЗ-ПК // Рынок ценных бумаг. - М., 1997, №1. Стр.24.

  6. Демушкина Е.С. Сделки с государственными ценными бумагами - ГКО и ОФЗ-ПК // Рынок ценных бумаг. - М., 1997, №1.

  7. Рохина О.А. Правовые основы срочного рынка ценных бумаг в России // Право и экономика. -М.., 1997, № 10.

  8. Шарп У.Ф., Александер Г.Дж., Бэйли Дж.В. Инвестиции. Пер. с англ. - М.: ИНФРА-М, 1997.

  9. Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права (по изд. 1917г.). - М.: Статут, 1998.

  10. Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права. Т.И: Товар. Торговые сделки (по изд. 1908г.). - М.: «Статут», 2003. Стр. 491.

  11. Демушкина Е.С. Сделки с государственными ценными бумагами - ГКО и ОФЗ-ПК // Рынок ценных бумаг. - М., 1997, №1.

  12. Трошин И.А. Правовая природа сделок РЕПО // Дисс. на соиск. уч. степ, к.ю.н. - М. 2004, Глава 3, §1.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle