Библиографическое описание:

Оспанова Ж. К. Особенности криминологической характеристики участников незаконных военизированных формирований // Молодой ученый. — 2012. — №4. — С. 298-303.

Успешное предупреждение преступлений возможно лишь в том случае, если внимание будет сконцентрировано на личности преступника, поскольку именно личность является носителем причин их совершения. Поэтому, на наш взгляд верным является мнение, что личность – основное и важнейшее звено всего механизма преступного поведения.

Так, совершая противоправное деяние, человек, являясь общественным существом, обладает своими индивидуально-психологическими особенностями, а также приобретенными нравственными, правовыми, этическими и иными взглядами и ценностями. И личность преступника можно охарактеризовать как некую модель, социальный и психологический портрет, обладающими специфическими чертами.

Исследовавший проблемы личности преступника А.Х. Миндагулов указывает: «В криминологии понятие «личность преступника» носит условный (абстрактный) характер, ибо не привязано в конкретному лицу, совершившему преступление» [1, c.55-56].

К сожалению, в настоящее время отсутствуют развернутые характеристики личности организатора, руководителя и участника незаконного военизированного формирования (НВФ) на достаточном для изучения уровне. Поэтому мы можем располагать лишь отдельными сведениями по этому поводу, имеющему весьма важное значение для понимания мотивации создания, руководства и участия в НВФ.

Однако, рассматривая незаконное военизированное формирование как вид группового преступления, наблюдается разнообразие ролей и функции участников преступных групп. В этой связи необходима более тонкая дифференциация ее участников.

Следует помнить, что незаконное военизированное формирование имеет устойчивый характер организации, взаимосвязь всех членов групп между собой намеченной целью, строгой иерархичностью власти и подчинения. Поэтому необходимо рассматривать участника незаконного военизированного формирования, изучая его основные особенности личности, дифференцируя «высший» и «низший» звена организованной группы. К высшему типу отнесем – организатора, лидера незаконных военизированных формирований, к низшим – остальных членов группы.

В целях подробного рассмотрения членов незаконных военизированных формирований представляется возможным дать самостоятельную характеристику организатору, руководителю НВФ и его участнику.

В криминологических исследованиях по изучению личности преступника выделяют классификации по различных основаниях, среди которых следует выделить две большие группы: социально-психологические и правовые. Так, к первым из них относятся: пол, возраст, уровень образования, уровень материальной обеспеченности, социальное положение, наличие семьи, социальное происхождение, занятость в общественно полезном труде, род занятий, наличие специальности, место жительство, уровень развития личности, состояние психики, характер межличностных связей, индивидуальные навыки, умения и способности. К правовым: характер, степень тяжести совершенных преступлений, совершение преступлений впервые или повторно, в группе или в одиночку, длительность преступной деятельности, объект преступного посягательства, форма вины [2, c.152].

С точки зрения социально-психологических особенностей участника незаконного военизированного формирования следует отметить, что криминогенная активность преступного поведения в данном виде организованной преступности охватывает представителей различных возрастных групп. Однако основной состав составляют все таки лица молодого возраста, которые подвержены совершать преступления в агрессивной и импульсивной форме.

В социальном положении, среди участников незаконных военизированных формирований лиц, которые не успели обзавестись семье больше, чем, лиц, состоящих в браке. Лицами, у которых имеется семья, мотивом участия в незаконном военизированном формировании является финансовое обеспечение семьи путем совершения противоправных действий, а у лиц, не состоящих в браке, скорее всего, это жажда быстрой наживы.

На поведение личности, сферу его интересов, круг общения, выбор способов реализации жизненных целей оказывает влияние образование. Можно отметить, что участники незаконных военизированных формирований может относиться как категории лиц без образования, так и иметь определенный уровень знаний. Если рассматривать лицо, не имеющее образование, либо среднее, то это, как правило, лица, которые не смогли трудоустроиться, не обладают достаточным социальным статусом. Это могут быть молодые люди из сельской местности, социально неадаптированные выходцы детских домов, дети неблагополучных семей. Другими словами, это тот балласт общества, подверженный криминальному поведению. Если посмотреть на другой тип – лицо, обладающее средним, высшим профессиональным образованием, то следует предположить, что это личность, опять же с устойчивым мотивом совершения преступлений, который основывается на корыстной цели. Лицо осознает противоправность своих действий, их общественную опасность и предусмотренные законом уголовно-правовые последствия.

К примеру, Бейбулатов Б.Ш. в своих исследованиях, в частности, на незаконных вооруженных (военизированных) формированиях Северного Кавказа, характеризует участника НВФ, как «граждане мужского пола в основном молодого и среднего возраста, в основном уроженцы Дагестана, иногда и Чечни, различных национальностей Дагестана и Чечни. Почти все женатые и имеющие на иждивении детей, нередко более 3. Почти у всех отсутствует высшее и даже среднее специальное образование. Практически все являются безработными. Соответственно, у этих лиц нет официальных и достаточных источников существования для них самих и своих семей. Практически им очень сложно трудоустроиться. В силу этих причин, а также их низкого культурно-образовательного уровня и особенностей психологии, эти лица в большей степени подвержены влиянию извне (у них слабый «внутренний стержень» и определенное безразличие к окружающей действительности, предрасположенность к зомбированию). Почти все они являются гражданами РФ и, как ни странно, не имеют ранее судимости. У большинства четко выраженное отношение к религии, склонность к скрытой агрессии и игнорированию правовых норм. Многие из них были не востребованы обществом, не могли найти самих себя и своего места в жизни. Многие просто не могли найти источников проживания. Большинство были подвержены очень сильному влиянию религиозного течения «ваххабизм» в мусульманском мире. У большинства участников НВФ подтверждается наличие в относительно скрытом виде таких свойств, как индивидуализм, безразличие к определенным общественным интересам и требованиям, отрицательное и пренебрежительное отношение к некоторым нормативным предписаниям» [3, c.162].

Из приведенной выше характеристики наблюдаем, особенности личности участника незаконных военизированных формирований, а также особенности деятельности НВФ на Северном Кавказе, которая основана на отношении к религии, которые воюют за идею.

Другую категорию участников незаконных военизированных формирований могут составлять лица, с заболеваниями и расстройствами психики. Наличие психических аномалий связано со значительной деградацией личности, с ее постоянным антиобщественным образом жизни. Криминогенность аномалий обуславливается и формами патологических изменений личности, которые, как показывает клиническая практика, могут иметь временный, преходящий характер с последующим восстановлением личности либо структурный, необратимый. Такие люди очень часто не понимают, чего от них требует общество. Жизненные ситуации с учетом необычностью их установок и восприятия существенно искажается. Причем, поскольку нормативный контроль поведения нарушен, оценка ситуации происходит не с позиций социальных требований, а исходя из личных переживаний, обид, проблем, влечений и инстинктов.

На наш взгляд, эта категория среди участников в незаконных военизированных формированиях по своему количественному показателю незначительна, но все же имеет место быть. Во-первых, вследствие того, что такие лица более подвержены психологическому воздействию и влиянию, поэтому их легче всего «завербовать» в свои ряды. Во-вторых, организаторам выгодно в рядах своих формирований иметь такую категорию лиц, с психическими отклонениями, для совершения экспрессивных, импульсивных, экстремистских действий в виде «смерников-подрывников». Применяя по отношению к ним различного рода психологическое воздействие, гипноз, такими людьми легче всего манипулировать и наверняка знать об успешности запланированной операции.

С психологической точки зрения значимо еще одно качество личности как целенаправленное доведение умысла до конца. Удивляет устойчивая мотивация членов незаконных военизированных формированиях, когда речь идет о риске к смерти. В пресечении деятельности НВФ сотрудникам правоохранительных органов не всегда удается взять членов группы живыми, это как правило всегда борьба на поражение, где члены защищаются жестокими способами либо в конечном итоге подрывают сами себя.

Существуют и другие нарушения социальной адаптации, которые вызываются отсутствием мотивированности к соблюдению социальных требований. В это случае человек понимает, что от него требует окружение, но не желает эти требования выполнять. Такая категория лиц тяготеет к какой-то обособленной структуре общества, которая представляется им нечто вроде «избранных». И можно предположить, что указанных лиц удовлетворяет участие в незаконных военизированных формированиях именно это состояние уникальности к принадлежности антисоциальной группе. Мотивами вступления и участия в НВФ для такой категории лиц выступают не корыстные, а скорее «мотив престижности», принадлежности к так называемой в социальной психологии – референтной группе.

Кроме того, особенно значимой особенностью в характеристике личности члена НВФ можно отметить тот факт, что участник незаконных военизированных формирований – это человек, имеющий хороший уровень физической подготовленности. Следует отметить, что незаконные военизированные формирования по характеру деятельности имеют собственную базу подготовки боевиков и наемников. И, как правило, в их ряды вступают уже состоявшиеся спортсмены, тренеры по боевым видам искусств, и зачастую даже лица, прошедшие боевую подготовку в национальных армиях. Это немаловажное обстоятельство еще раз показывает общественную опасность данного вида организованной преступности.

Еще одну категорию участников НВФ составляют наемники. В соответствии со ст. 162 УК Республики Казахстан наемником признается лицо, не принадлежащее воющей стороне, не являющееся гражданином, на корыстной основе осуществляющее противоправную деятельность. Так, к примеру, материалы по событиям на Северном Кавказе, свидетельствуют, что в качестве наемников в незаконных военизированных формированиях участвуют и граждане Республики Казахстан. Как сообщает Тengrinews.kz. в апреле 2011 года в Махачкале был убит боевик из Казахстана Сабитбай Аманов, который являлся помощником идеолога экстремистов Саида Бурятского, уничтоженного в марте прошлого года. Сабитбай Аманов являлся специалистом-подрывником. Он возглавил махачкалинское бандподполье после ликвидации бывшего лидера группировки Магомеда Шейхова. Убитый казахстанец Сабитби Аманов проходил террористическую подготовку в Пакистане. Боевик в составе незаконных вооруженных формирований участвовал в боевых действиях на Северном Кавказе [4, c.1].

Ранее при рассмотрении участников организованных преступных формирований указывалось принадлежность только к мужскому полу. Однако, в настоящее время, антиобщественная роль женщины в участии террористических и экстремистских преступлений значительно возросла. Если женщина в зонах боевых конфликтах потеряла своих детей, мужей, родителей и других близких, то участие в незаконных военизированных формированиях является для нее единственным источником существования и смыслом жизни.

С точки зрения криминологической характеристики их личности представляют большую общественную опасность, так как хладнокровно совершают преступления, порою беспощадны к своим противникам и равнодушны к чужому людскому горю, потеряв всякую чувствительность после своих личных пережитых трагедий. Мотивами могут выступать не только корыстные, но в большей мере личные, как желание отомстить, либо отсутствие желания жить вообще.

В своих работах Дмитренко А.В. также указывает на то, что женщины, вступая в незаконные вооруженные (военизированные) формирования убивают не из-за материальной выгоды, а из желания самоутвердиться, заслужить авторитет среди мужчин, показать свою силу и превосходство перед другими, не вооруженными людьми [5, c.119].

На наш, взгляд, этот тип личности – женщины как участника НВФ не менее общественно опасен. К примеру, еще 1994 году в Чечне имелись факты участия женщин – биатлонисток в незаконных военизированных формированиях, используемые в качестве снайперов.

Проблему личности участника незаконных военизированных формирований всегда следует связывать с вооруженностью. Как было ранее отмечено, один из основных признаков НВФ – это наличие оружия у значительной или даже у всех членов группы. Обеспеченность участников боевым оружием показывает степень общественной опасности совершаемых им преступлений и даже указывает на признаки профессионального преступника. Так, говоря о личности вооруженного преступника, можно подчеркнуть, что такая личность характеризуется набором признаков: это специфические навыки и умение пользоваться оружием, применять его, а главное – это присущий личности способ совершения преступления [6, c.11]. Главным образом члены НВФ используют огнестрельное оружие (автоматы, снайперские ружья), взрывные устройства, взрывчатые вещества, различные технические средства и т.д. Это и свидетельствует об их профессионализме по применению боевого оружия.

Из правовых аспектов характеристики участника незаконных военизированных формирований можно выделить в первую очередь – участие в групповом преступлении. Ранее рассматривалось, что НВФ носит устойчивый, при длительном существовании и сплоченный состав группы, с четкой иерархичностью и распределением ролей между членами группы. В этой связи, все члены осознают тяжесть совершаемых ими преступлений и уголовно-правовую ответственность за него. Более того, наличие и применения боевого оружия является квалифицирующим признаком многих составов преступлений.

Также, можно отметить, что в числе членов незаконных военизированных формирований не исключено участие лиц, ранее судимых, за совершение насильственных и корыстных преступлений.

В целом, исходя из мотивов поведения участников незаконных военизированных формирований, представляется возможным выделить четыре основных типа:

  • социально-деполитизированный тип;

  • корыстно-предприимчивый тип;

  • морально-деградированный тип;

  • морально-подавленный тип.

Социально-деполитизированный тип характеризуется отрицательным отношением к социально-политической и экономической системе в стране, или в отдельном регионе. Такие лица входят в состав незаконных военизированных формирований по социально-политически, националистическим и религиозным мотивам. Их непримиримость с политикой, проводимой правительством и враждебное отношение к лицам другого вероисповедания и другой национальности, определяют преступную направленность их действий, и в дальнейшем лица такого типа, из простых участников незаконных военизированных объединений превращаются в потенциальных террористов. Выступая под лозунгом защиты своего народа или веры, такие лица совершают тяжкие преступления против личности, общества и государства.

В процентном отношении от общего числа участников этот тип преобладает, и составляет около 50 %. К такому типу могут относиться как мужчины, так и женщины. Их не интересует материальное благополучие, они, как правило, не имеют семьи, смысл их существования сводится лишь к борьбе с политической системой, неверными и принадлежностями к другой нации.

Корыстно-предприимчивый тип характеризуется тем, что участник НВФ вступает в его ряды лишь из корыстных побуждений. В основе поведения этого типа участника преобладает желание приобрести материальные средства за счет антиобщественных, противоправных действий. Такие лица, входят в состав незаконных военизированных формирований, ничего не отдавая в замен.

К такому типу относятся лица мужского пола, не способные заработать на жизнь собственным трудом. В незаконных военизированных формирований примерно 20% такого типа лиц.

Морально-деградированный тип характеризуется тем, что лица такого типа участвуют в НВФ из агрессивно-хулиганских побуждений. Для поведения таких лиц свойственна антиобщественная установка, которая заключается в постоянной внутренней готовности к определенному криминальному поведению. Такие лица участвуют в НВФ из-за желания самоутвердиться, доказать свое превосходство над другими.

В целом в незаконном военизированном формировании лица морально или нравственно – деградированного типа составляют около 25% в подавляющем большинстве мужского пола.

Морально-подавленный тип участников незаконных военизированных формирований характеризуется полным безразличием ко всему происходящему, но при этом дисциплинированны в своем окружении и четко выполняют поставленные перед ним задачи. Они не боятся смерти, и даже наоборот хотят встретиться с ней, так как в этой жизни их ничего уже не держит. Они представляют собой общественную опасность для общества тем, что безразлично относятся к своей жизни и жизни окружающих людей.

Их участие в незаконных военизированных формирований составляют 5 % от общего числа. Среди лиц такого типа в основном женщины.

Несколько иначе характеризуются организаторы, создатели и особенно руководители незаконных военизированных формирований. С социально-психологической точки зрения. Это личности более волевые и энергичные, с выраженными лидерскими качествами.

Несомненную актуальность проблема личности организатора приобретает при профессиональной подготовке сотрудников подразделений по борьбе с организованной преступностью. Ведь выявление организатора преступной группы представляет особую психологическую трудность. И чтобы добиться положительных результатов при разоблачении главы преступной группы необходимо учитывать как функциональную и психологическую структуру преступной группы, сложившихся в ней межличностных и межгрупповых отношений, наличие в группе противоречий и конфликтов, но и «ядро» преступного формирования.

Так, к примеру, в своих исследованиях Бейбулатов Б.Ш., характеризует организатора незаконного военизированного (вооруженного) формирования, как лиц, старше (средний возраст 39 лет) и материально более-менее обеспеченных, хотя тоже могут быть безработными и малообеспеченными. Но главное их отличие в том, что они более образованны – 70% имеют высшее или среднеспециальное образование, и в большинстве случаев прошли хорошую военную подготовку и являются специалистами – профессионалами по оружию и ведению боевых действий.

Из числа руководителей НВФ более 50% проходили службу в органах внутренних дел, 25% – профессиональные военные, около 8% – представители других профессий, 17% нигде не работали. Социально-демографическая характеристика организаторов НВФ, участвовавших в противоправных действиях, в частности, на территории Северного Кавказа, показывает, что все организаторы – лица мужского пола, 95% состояли и состоят в браке [7, c.163].

Говоря в целом об организаторах, руководителях и участниках НВФ, необходимо отметить, что 90% из них – мужчины в возрасте 18-40 лет, имеющие среднее и высшее образование, в большинстве случаев прошедшие военную службу или службу в правоохранительных органах. В основном это бывшие военнослужащие и сотрудники правоохранительных органов, сокращенные, уволенные или уволившиеся по каким-либо причинам со службы.

В целом проблема организатора в незаконных военизированных формированиях достаточно сложна и как ни странно тоже имеет свою многогранность. Так, как к организаторам можно относить лиц, которые руководят и опосредованно участвуют в совершаемых организованной группой преступлений. Но также существуют и «высший» тип личности организатора, который является как бы «источником власти и силы», который посредством организации НВФ идет к своей личной цели в борьбе за приобретение власти. И зачастую другие участники незаконных военизированных формирований даже не знают в «лицо» своего организатора, кроме того, что исполняется его роль на местах.

С точки зрения социального положения организаторы «высшего» типа достаточно обеспечены, возможно, занимают какую-либо государственную должность, я являются политическими деятелями. В целом организаторов отличает связь с должностными лицами государственных органов государства, возможность путем деятельности НВФ влиять на некоторые политические процессы в своей стране.

Наличие боевого оружия у членов незаконных военизированных формирований говорит о приобретении его в большом количестве. Указанный «обязательный» в уголовно-правовом значении признак НВФ заставляет задуматься: как поступает это оружие в НВФ в таком объеме, зачастую и новые образцы современной военной техники. Это обстоятельство во многом бросает тень на коррумпированность аппарата чиновников в незаконном его сбыте. Поставки боевого оружия через границу сопредельных государств опять же свидетельствует о сращивании участников организованных преступных групп с государственными органами и представителями бизнеса.

В целом, проблема «преступного альянса» относится к деятельности организованной преступности в целом. А организация и деятельность незаконных военизированных формирований как один из видов организованной преступности, несомненно, обладает такой характеристикой. Как свидетельствует практика, недобросовестные бизнесмены, коррумпированные чиновники и элита преступного мира на современном этапе взаимно используют друг друга для осуществления различных операций и извлечения максимально возможных незаконных доходов как в экономической, так и в общеуголовной сферах.

Криминальная подоплека «тройственного союза» государственных чиновников, представителей бизнеса и криминальных структур, образованная на базе этого «союза» еще указывалась в трудах профессора А.И.Гурова и другими отечественными и зарубежными авторами [8, c.279].

В частности, Ф.Тэнненбом пишет: «Организованная преступность почти всегда основана на покровительстве и сотрудничестве со стороны полиции и политического аппарата» [9, c.11].

А.А.Аслаханов указывает, что «произошло сращивание крупных расхитителей государственного имущества не только со взяточниками из государственного аппарата, в том числе из правоохранительных органов, но и с традиционными преступниками. Это триединство образовали новое системное качество – организованная преступность» [10, c. 61].

Говоря о личности организатора в незаконных военизированных формирований, хотелось бы отметить, и международный характер этой проблемы – влияние других государств на политические процессы в заинтересованных странах.

К примеру, в настоящее время пристальное внимание заслуживают произвол боевиков в Сирии. Волнения в Сирии начались еще в середине марта 2011 года и некоторые западные и арабские страны, особенно Катар и Саудовская Аравия злоупотребив данными демонстрациями в целях уничтожить в Сирии основу сопротивления оказывая террористам и бандформированиям финансовую поддержку, поддержку оружием, усилиями СМИ до сих пор пытаются всеми силами свергнуть законное правительства Башара Асада.

Так, в середине марта 2012 года правительство Сирии сообщило об обнаружении в стране партии оружия израильского производства. По сведениям официального информационного агентства Сирии (САНА), правительство Сирии сообщило, что на международной автостраде Хомса был задержан автомобиль набитый оружием, среди них есть также оружие произведенное сионистами на оккупированных территориях Палестины. На основании этого сообщения, в ходе данного рейда были обнаружены и конфискованы 4 гранатомета, 4 миномета израильского производства и три противотанковые ракеты.

Проведенный анализ особенностей участников незаконных военизированных формирований представляет возможность разработать меры предупреждения совершения преступлений и основные направления борьбы с организацией незаконных военизированных формирований.


Литература:

  1. Миндагулов А.Х. «Личность преступника». Алматы, КазГЮУ, 2003 г. С. 55-56.

  2. Криминология. Учебник / Под ред. В.Н.Кудрявцева и В.Е.Эминова. – 3-е изд., перераб. и доп. –М.: Юристъ, 2004. С. 152.

  3. Бейбулатов Б.Ш. Уголовно-правовые и криминологические аспекты организации и участия в незаконных вооруженных формированиях. Дис. … канд. юрид. наук. Ставрополь, 2001 г. С. 162.

  4. http://www.pravda.ru/news/accidents/21-04-2011/1074511-assasin-0/

  5. Дмитренко А.В. Уголовно-правовой и криминологический аспекты организации незаконного вооруженного формирования илм участия в нем. Дис. … канд. юрид. наук. Ростов-на-Дону, 2003 г. С.119.

  6. Никитин А.М. Основные направления борьбы с незаконным оборотом оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и их использованием в преступных целях. В кн.: Проблемы борьбы с вооруженными преступлениями. Тула, 1999 г. С.11.

  7. Бейбулатов Б.Ш. Уголовно-правовые и криминологические аспекты организации и участия в незаконных вооруженных формированиях. Дис. … канд. юрид. наук. Ставрополь, 2001 г. С. 163.

  8. Гуров А.И. «Красная мафия». Москва. Самоцвет, 1995. С. 279.

  9. Тэнненбом Ф. «Преступление и общество», 1953. С.11

  10. Аслаханов А.А. «О российской мафии без сенсаций (размышления генерал-майора милиции)», 3-н издание, перераб. и доп. Санкт-Петербург, 2004 г. C.61

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle