Библиографическое описание:

Яковлева Т. В. К вопросу об истоках антиномичности в системе языка // Молодой ученый. — 2012. — №4. — С. 261-263.

Внимание к различным проявлениям антропоцентрической сущности языка является одной из важнейших характеристик современной лингвистической науки. Фундаментальная роль человеческого фактора в процессе становления и функционирования языковой системы находит закономерное отражение в её универсальных внутренних законах, что представляется существенным для лингвистики. Среди ключевых постулатов в отношении последних находится закон антиномий, обусловленный диалектическим развитием языка как системного феномена [6, с. 23-24; 1, с. 19]. По мнению М.В. Панова, заложенное в языке единство противоположностей служит неиссякаемым источником процессов самоорганизации и при этом отличается качественным своеобразием. Природа такого своеобразия, однако, как правило, не получает отдельного освещения в лингвистической литературе, хотя и связывается со спецификой системы языка в форме оговорки. Вместе с тем обращение к вопросам этой специфики в целях более глубокого осмысления истоков языковой антиномичности представляется не только плодотворным, но и необходимым.
По общему признанию исследователей, одним из онтологических параметров, выделяющих язык среди многих других систем, служит его предназначение (ведущая цель) быть средством общения в социуме. Являясь первостепенным аспектом языка, коммуникативная функция предопределяет принципиальный антропоцентрический характер языковой системы и в большой мере направляет её поведение в ходе исторического развития и речевого функционирования. Так, в проекции на универсальные антиномии языка можно вести речь о том, что их разрешение в ту или иную сторону представляет собой результат обратной связи1, или реакции, «отклика» языковой системы на условия внешней среды, которые так или иначе влияют на реализацию его основной – коммуникативной – функции. Участвуя в стабилизирующем процессе наряду с другими параметрами, антиномии позволяют языку долговременно сохранять оптимальное состояние, необходимое для коммуникации между людьми. В свою очередь, принадлежность компонентов воздействующей среды субъекту-человеку служит дополнительным основанием антропоцентричности рассматриваемых антиномий, придавая им «не асоциальный» статус [6, с. 28]. Имеющийся в науке опыт их осмысления даёт возможность заключить, что связанные с ними «пределы оптимальности» значительно детерминированы онтологическими свойствами участников языкового коллектива, существенными в информационном процессе. Весьма примечательными с этой точки зрения видятся выраженные в явном или неявном виде попытки разных авторов учесть указанные свойства при изложении основных положений теории информации, которая, опираясь на работу американского математика Клода Шеннона, «устанавливает границы возможностей систем передачи информации, задает исходные принципы их разработки и практического воплощения» [4]. Результаты этих попыток содержат ценные наблюдения, могущие быть полезными в русле исследования сущности и функционирования языковых антиномий, в особенности таких из них, как антиномия говорящего и слушающего, двух функций, кода – текста, а также узуса – возможностей языковой системы. В аспекте интересующего нас вопроса наибольшей объяснительной силой обладают, на наш взгляд, следующие положения теории информационных систем:
1. Информация не материальна, но проявляется в форме материальных носителей, или сигналов, рассчитанных на получателя, способного распознать. По этой причине «обмен информацией предполагает использование некоторой системы знаков, например, естественного или искусственного (формального) языка» [2], с помощью которых сообщения формируются дискретными последовательностями (комбинациями) символов. При передаче информации основной задачей является обеспечение максимальной скорости передачи при минимизации информационных потерь.
2. Успешному решению названной задачи содействует соблюдение условия базовой теоремы теории информации, согласно которой безошибочное декодирование информации её получателем достижимо в том и только в том случае, если информационная неопределённость источника (количество вероятных сообщений) не больше помехоустойчивости канала связи. Результат определенного выбора среди возможных вариантов сообщений представляет собой конкретное количество информации, полученное субъектом.
3. С точки зрения получателя информационная неопределённость источника максимальна при равновероятности и независимости передаваемых сообщений от переданных ранее. При этом, чем выше вероятность сообщения, тем более короткое кодовое представление мы можем использовать для его идентификации.
4. Преобразование и представление информации по определённым правилам является необходимым компонентом информационного обмена и включает, с одной стороны, кодирование/декодирование и, с другой, модуляцию/демодуляцию. Наилучший кодовый экспонент (сигнал) передаваемой информации во многих случаях определяется вероятностью самого сообщения, которая может уточняться с привлечением эмпирических (контекстуальных) данных. В свою очередь, модуляция тождественна преобразованию информации в соответствии со средой, получателем и самим источником.
5. Сообразно с основной задачей информационного обмена в числе важнейших характеристик носителей информации (сигналов) находятся скорость её передачи, а также избыточность, служащая главным средством борьбы с различными помехами в целях однозначного декодирования и восполнения утраченной информации. Под избыточностью в теории информации понимается «свойство сигналов, состоящее в том, что каждый элемент сигнала (например, символ в тексте) несет информации меньше, чем может нести потенциально» [2]. При этом выделяется два типа информационной избыточности: кодовая избыточность и избыточность повторения. При кодовой избыточности структура сигнала содержит дополнительные, не содержащие новой информации компоненты. Избыточность повторения, в свою очередь, использует многократное повторение одних и тех же сигналов во времени, что также способно повысить надёжность коммуникации.
6. В естественных языках такая надёжность обеспечивается некоторым компромиссом между экономностью и оптимальностью кода (фонетического и графического) [3]. Так, некоторые сообщения передаются лишь для обеспечения надёжности информационного процесса, что вместе с тем приводит к увеличению длины текста и, следовательно, к понижению скорости этого процесса.
7. Среди наиболее существенных аспектов передачи информации находятся последствия от её получения и использования, задающие проблемы информационной ценности и эффективности2 коммуникации.
Можно заметить, что каждое из представленных выше утверждений содержит в себе имплицитное указание на ряд перцептивных особенностей человека, которые организуют функционирование информационных систем и выступают в отношении к ним как характеристики среды. В кругу этих систем уникальное место человеческого языка во многом обеспечивается естественным характером его развития и, как следствие, сложившейся способностью к саморегуляции с учётом данных универсальных признаков. Примечательным свидетельством их конститутивной роли в языке может послужить положительный характер3 обратной связи, которая возникает в нём под влиянием этих «внешних» признаков и реализуется на уровне антиномий. К примеру, стремление к отчётливой распознаваемости сообщений получателем, установка на безошибочное декодирование, необходимость повышения информационной определённости источника как фундаментальные условия надёжности коммуникативного акта нередко выступают в качестве ведущего фактора в ходе речевого разрешения языковых антиномий. Так, на наш взгляд, первый и, особенно, второй из названных факторов определяют выбор субъекта речи в пользу регулярных, узуальных, а не окказиональных единиц, а также влекут за собой общее доминирование собственно информационной языковой функции над экспрессивной. Несмотря на увеличение текста сообщения, комплекс трёх указанных факторов стимулирует присутствие в речи говорящего того или иного типа избыточности. Показательным в этом отношении видится весьма справедливое мнение лингвистов, согласно которому повторение одних и тех же смыслов, закреплённых за разными словоформами высказывания, рисуется универсальным следствием избыточности функциональных компонентов системы, повышающей её надёжность. Выдвижение на первый план данных аспектов направлено на минимизацию потерь передаваемой информации, а их онтологическая конфронтация с некоторыми другими релевантными параметрами информационного обмена лежит в основе большинства выделяемых антиномий. Скажем, в преломлении к речи на естественном языке избыточность повторения, которая ведёт к неизбежному снижению экономности и скорости, но вместе с тем увеличивает адекватность восприятия высказывания, порождает оппозицию, известную в лингвистике как антиномия говорящего и слушающего. Возникающее противоречие между стремлением к верному декодированию высказывания и эффективностью последнего (прагматикой) создаёт антиномию двух функций. На взаимодействии этих параметров может базироваться и антиномия узуса/потенциальных возможностей языковой системы в том случае, если такие возможности касаются экспрессивных ресурсов языка, призванных обеспечивать воздействие на адресата. Ср., к примеру, обладающие комическим эффектом лексемы-новообразования «молчишка» (‘Тот, кто обычно молчит’), «прихватизация» (‘Приватизация’); лексемы с переосмысленной внутренней формой: «лягушка» (‘Лошадь’), «страхолюдина» (‘Агент по страхованию людей’); словосочетания «весеннее автомобилестояние»/ «пробкин день» и многие другие примеры. В ином случае окказиональные единицы во многих случаях подчинены собственно номинативным потребностям субъекта речи и, таким образом, вовлечены в противопоставление скорости коммуникации условиям адекватного декодирования. Так, среди многочисленных иллюстраций подобного типа единиц можно отметить окказиональные наименования лиц по объекту деятельности (ср. «разговорщики», «современщики», «словообразователи» ‘Лингвисты, занимающиеся разговорной речью, современным языком, словообразованием, соответственно’), некоторые предикативы со значением состояния лица («Ей лениво это записывать», «Мне отлично»). Явленное в речи компромиссное разрешение внутренних антиномий в ту или иную сторону обеспечивается гибкостью языковой системы относительно конкретных внешних условий её функционирования, те или иные из которых акцентируются участниками коммуникации. Сущность и динамика рассматриваемого феномена во многом определяются, таким образом, специфическими характеристиками языка как системы информационного типа и направлены на обеспечение адекватности процессов модуляции, кодирования и декодирования языковых сообщений с учётом самого широкого контекста их реализации.

Литература:
  1. Валгина Н.С. Активные процессы в современном русском языке: Учебное пособие для студентов вузов. – М.: Логос, 2001. – 304с.
  2. Введение в теорию информации: Учебно-справочное пособие для студентов. – Электронный доступ: http://dim-dragon.ucoz.ru/publ/1-1-0-26.
  3. Дискретная математика: Курс лекций Московский государственный университета имени М.В.Ломоносова. – Электронный доступ: http://slideshare.net›vtcherniak/lecture-12-7667829.
  4. Информации теория// Энциклопедия Кругосвет. – Электронный доступ: http://www.krugosvet.ru/enc/nauka_i_tehnika/matematika/INFORMATSII_TEORIYA.html.
  5. Обратная связь// Большая Советская энциклопедия. – Электронный доступ: http://slovari.yandex.ru›~книги/БСЭ/Обратная связь/
  6. Русский язык и советское общество: (РЯСО1) Лексика современного русского литературного языка / Под ред. М.В.Панова. – М.: Наука, 1968. – 188с.
  7. Яковлева Т.В. Языковая система и среда: к вопросу о реализации положительной обратной связи в современном русском языке// II Международная заочная научно-практическая конференция «Филология и лингвистика: современные тренды и перспективы исследования»: сборник материалов конференции (1 декабря 2011 г.). – Краснодар, 2011. – С. 153-156.


1 Согласно общей теории систем, обратная связь «возникает как следствие отклонения системы от равновесия под влиянием внешней среды и направлена на нейтрализацию этого отклонения в целях дальнейшего поддержания внутренней устойчивости» [5].

2 Тесная связь коммуникации со знаковыми системами нашла своё частное выражение в обращении к семиотической традиции при обозначении этой группы проблем, которые в теории информации также именуются прагматическими.

3 Под положительной обратной связью языковой системы, как и в случае других естественных открытых систем, подразумевается такое её поведение, которое не подавляет воздействия внешней среды, вызывающего отклонение внутреннего состояния, а, напротив, вовлекает результаты этого отклонения в процессы становления своего качества как нечто благоприятное для выполнения присущей ей цели [7, с. 154].

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle