Библиографическое описание:

Луць О. Н. Специальные универсальные международные договоры в сфере прав человека как источники международных избирательных стандартов // Молодой ученый. — 2012. — №3. — С. 301-307.

Специальные универсальные международные договоры закрепляют международные избирательные стандарты в отношении отдельных групп индивидов, чьи права в виду исторических или иных причин подвергаются в мире наибольшей дискриминации. Специальные договоры уточняют и расширяют международные избирательные стандарты общего характера и включают такие международно-правовые акты как: Конвенция о политических правах женщин 1952 г., Конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминации 1965 г., Конвенция о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин 1979 г., Конвенция о защите прав всех трудящихся-мигрантов и членов их семей 1990 г., Конвенция о правах инвалидов 2006 г.

Отличительной особенностью указанных конвенций, за исключением Конвенции о политических правах женщин 1952 г. (далее – Конвенция 1952 г.), является наличие специального квазисудебного механизма контроля для чего на основе конвенционных положений или факультативных протоколов учреждаются соответствующие комитеты. Отсутствие в Конвенции 1952 г. упомянутого механизма обусловлено, на наш взгляд тем, что она являлась одним из первых международных договоров, принятых на начальном этапе становления системы защиты прав человека ООН.

Появлению в международном праве Конвенции 1952 г. предшествовал продолжительный процесс борьбы женщин за свои политические права на национальном уровне, результатом которой стало признание международным сообществом необходимости закрепления политических прав женщин в отдельном международно-правовом договоре.

В Конвенции 1952 г. на основе принципа равноправия мужчин и женщин, указанного в преамбуле Устава ООН 1945 г. и Всеобщей декларации прав человека 1948 г., впервые были закреплены такие международные избирательные стандарты – политические права женщин как:

  • право голосовать на всех выборах, на равных с мужчинами условиях, без какой-либо денонсации (статья 1);

  • право избираться без какой-либо дискриминации, во все установленные национальным законом учреждения, требующие публичных выборов (статья 2);

  • право занимать должности на общественно-государственной службе и выполнять все общественно-государственные функции, установленные национальным законом (статья 3) [1, с. 44-46].

Участниками Конвенции 1952 г. стали 122 государства, включая РФ [2].

Вместе с тем по прошествии нескольких десятилетий с момента принятия Конвенции 1952 г. мировое сообщество вынуждено было констатировать, что, несмотря на международные конвенции, резолюции, декларации и рекомендации, принятые ООН и иными специализированными учреждениями в целях содействия равноправию мужчин и женщин, «по-прежнему имеет место значительная дискриминация в отношении женщин» [3, с. 85-91]. В этой связи был поднят вопрос о создании в сфере защиты прав женщин нового международного договора, предусматривающего учреждение специального механизма надзора за соблюдением его положений. Таким договором стала Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин 1979 г. (далее – Конвенция 1979 г.), рассматриваемая в совокупности с Факультативным протокол к ней от 6 октября 1999 г. [4, с. 3-8].

Характерной чертой Конвенция 1979 г. в отличие от Конвенции 1952 г. является то, что она не только определила сущность дискриминации в отношении женщин, но и установила юридические обязательства для государств-участников, с тем, чтобы положить конец такой дискриминации [5, с. 3].

Так в соответствии статьей 7 Конвенции 1979 г. государства-участники обязались «принимать все соответствующие меры по ликвидации дискриминации в отношении женщин в политической и общественной жизни» [6], а также обеспечить женщинам политические права на равных с мужчинами условиях. Кроме того, статья 7 Конвенции 1979 г. расширила международные избирательные стандарты в отношении женщин, подтвердив за ними не только право голосовать, быть избранными, занимать государственные посты, но и закрепив новое по отношению к Конвенции 1952 г. право «принимать участие в деятельности неправительственных организаций и ассоциаций, занимающихся проблемами общественной и политической жизни страны» [7]. Эта новелла корреспондирует статьям 20 Всеобщей декларации 1948 г. и 22, 25 Пакта о гражданских и политических правах 1966 г. (далее – Пакт 1966 г.) и отдельно признает право женщин на создание общественных и политических организаций.

В силу статьи 17 Конвенции 1979 г. для рассмотрения хода осуществления ее положений государствами-участниками был учрежден специальный контрольный орган - Комитет по ликвидации дискриминации в отношении женщин (далее – Комитет по дискриминации), схожий по процедуре мониторинга с Комитетом ООН по правам человека, действующим на основе норм Пакта 1966 г.

Как и в случае с Пактом 1966 г., механизм Конвенции 1979 г. по рассмотрению жалоб описан в Факультативном протоколе от 6 октября 1999 г. в соответствии с которым Комитет по дискриминации уполномочен принимать и рассматривать сообщения, поданные лицами, утверждающими, что они являются жертвами нарушения государством-участником какого-либо из прав, изложенных в Конвенции 1979 г. Результатом рассмотрения указанных жалоб по существу являются соображения и рекомендации (views and recommendations) Комитета, которые он направляет соответствующим сторонам.

При помощи рекомендаций Комитет по дискриминации уточняет содержание международных избирательных стандартов, закрепленных в статье 7 Конвенции 1979 г. Интересным в этой связи представляется содержание принятой Комитетом по дискриминации в 1997 г. Рекомендации № 23 относительно политической и общественной жизни [8].

В частности пункт 5 указанного документа детализировал международные избирательные стандарты Конвенции 1979 г., указав на то, что «в соответствии со статьей 7 государства-участники обязаны принимать все соответствующие меры по ликвидации дискриминации в отношении женщин в политической и общественной жизни и обеспечивать им на равных условиях с мужчинами право принимать участие в политической и общественной жизни. Данное обязательство, предусмотренное в статье 7, охватывает все области общественной и политической жизни и не ограничивается областями, указанными в подпунктах «а», «b» и «с». Понятие политической и общественной жизни страны является широкой концепцией. Оно касается осуществления политической власти, в частности осуществления законодательной, судебной, исполнительной и административной власти. Этот термин охватывает все аспекты государственного правления и формулирования и осуществления политики на международном, национальном, региональном и местном уровнях. Данная концепция также включает многие аспекты жизни гражданского общества, в том числе общественные комиссии и местные советы и деятельность таких организаций, как политические партии, профессиональные союзы, профессиональные или промышленные ассоциации, женские организации, общинные организации и другие организации, занимающиеся проблемами общественной и политической жизни» [9].

Кроме того, в соответствии со статьей 8 Факультативного протокола к Конвенции 1979 г. Комитет вправе по своей инициативе проводить расследования, если получает достоверную информацию, свидетельствующую о серьезных или систематических нарушениях государством-участником прав, изложенных в Конвенции. К использованию подобной процедуры Комитет прибегал лишь однажды в связи с систематическими убийствами женщин в Мексиканском городе Сьюдад-Хуарес [10]. В своем докладе по результатам расследования Комитет по дискриминации указал на нарушение Мексикой принятых в соответствии с Конвенцией 1979 г. обязательств в связи с чем предложил национальным властям принять конкретные меры, направленные предотвращение нарушений [11].

На сегодняшний день участниками Факультативного протокола к Конвенции 1979 г. являются 103 государства, в том числе и Российская Федерация [12]. В связи с тем, что протокол вступил в силу сравнительно недавно 22 декабря 2000 г. [13] Комитет по дискриминации принял всего десять соображений по индивидуальным жалобам, ни одна из них не затрагивает вопрос дискриминации женщин в отношении международных избирательных стандартов [14].

Ранее в 1965 г. международные избирательные стандарты были закреплены в Конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации (далее – Конвенция 1965 г.). В соответствии со статьей 5 (пункт «с») Конвенции 1965 г. государства «обязуются запретить и ликвидировать расовую дискриминацию во всех ее формах и обеспечить равноправие каждого человека перед законом, без различия расы, цвета кожи, национального или этнического происхождения, в особенности в отношении осуществления … политических прав, в частности права участвовать в выборах - голосовать и выставлять свою кандидатуру - на основе всеобщего и равного избирательного права, права принимать участие в управлении страной, равно как и в руководстве государственными делами на любом уровне, а также права равного доступа к государственной службе» [15, с. 51-61].

На базе статьи 8 Конвенции 1965 г. был создан институциональный механизм контроля за соблюдением конвенционных прав - Комитет по ликвидации расовой дискриминации (далее – Комитет по расовой дискриминации). Система мониторинга Конвенции 1965 г. основывается на предоставлении государствами-участниками периодических докладов Комитету по расовой дискриминации «о принятых законодательных, судебных, административных или других мерах, с помощью которых проводятся в жизнь положения настоящей конвенции» [16]. В соответствии со статьей 14 Комитет по расовой дискриминации уполномочен рассматривать межгосударственные жалобы, а также сообщения от лиц, считающих себя жертвами нарушений государством конвенционных прав. Подобная квазисудебная процедура применяется лишь в том случае, если соответствующее государство является участником Конвенции 1965 г. и сделало заявление о признании компетенции Комитета по расовой дискриминации в отношении рассмотрения упомянутых жалоб. Российская Федерация заявила о признании такой компетенции Комитета по расовой дискриминации наряду с 54 другими государствами. В общей сложности Конвенцию 1965 г. ратифицировало 175 государств [17].

На сегодняшний день Комитет по расовой дискриминации в рамках рассмотрения по существу сообщений, поданных в порядке статьи 14, не устанавливал нарушений пункта «c» статьи 5 Конвенции 1965 г. [18]. Вместе с тем в своих докладах Генеральной Ассамблее ООН, а также в заключениях (concluding observations), принятых по результатам изучения докладов государств-участников, Комитет нередко высказывал озабоченность относительно соблюдения международных избирательных стандартов Конвенции 1965 г. в отношении национальных меньшинств Франции, Эстонии, Чехии, Латвии [19, с. 2], Индии [20].

В 1990 г. под эгидой ООН была принята Конвенция о защите прав всех трудящихся-мигрантов и членов их семей (далее – Конвенция 1990 г.). В соответствии со статей 41 Конвенции «трудящиеся-мигранты и члены их семей имеют право участвовать в общественной жизни государства своего пребывания, избирать и быть избранными в этом государстве в соответствии с законодательством этого государства», «государства, которых это касается, содействуют, по мере необходимости и в соответствии со своим законодательством, осуществлению этих прав» [21, с. 96 - 104].

По существу Конвенция 1990 г. направлена на обеспечение равных прав для трудящихся-мигрантов и граждан принимающей страны и не создает в отношении трудящихся-мигрантов новых международных избирательных стандартов – прав человека, как они определены в статье 25 Пакта 1966 г. Вместе с тем международные избирательные стандарты Конвенции 1990 г. включают в себя правовую норму, закрепляющую обязанность государств-участников содействовать осуществлению прав статьи 41 Конвенции.

На наш взгляд, заслуживает внимания и тот факт, что международные избирательные стандарты по смыслу Конвенции 1990 г. гарантируются не только трудящимся-мигрантам, находящимся и работающим на территории принимающего государства в соответствии с национальными законами, но и так называемым «нелегальным» мигрантам [22, с. 76]. Именно расширительное толкование термина «трудящийся-мигрант», по нашему мнению, стало главным препятствием на пути к широкому признанию Конвенции 1990 г. международным сообществом. На сегодняшний день Конвенцию ратифицировали 45 государств (из них 14 - с оговорками или заявлениями), подписали, но не ратифицировали 16 [23]. Ни одно из государств, которые являются крупными реципиентами иностранной рабочей силы, в том числе и РФ, сторонами Конвенции 1990 г. не являются.

В силу статьи 72 Конвенции 1990 г. для целей наблюдения за применением ее положений был учрежден Комитет по защите прав всех трудящихся-мигрантов (далее - Комитет по защите) и членов их семей, уполномоченный анализировать доклады государств, а также при соответствующем заявлении сторон получать и рассматривать:

  • межгосударственные сообщения о нарушении Конвенции (Статья 76) [24, с. 492-515];

  • сообщения от индивидуальных лиц, утверждающих, что государство-участник нарушило их личные права, предусмотренные настоящей Конвенцией, при условии, что десять государств сделают соответствующее заявление (Статья 77) [25].

В настоящий момент индивидуальные жалобы в соответствии со статьей 77 Конвенции 1990г. не рассматриваются Комитетом по защите в связи с тем, что только два государства сделали заявление о признании соответствующей компетенции [26]. Таким образом, контрольный механизм Конвенции 1990 г. в полном объеме не функционирует.

В начале XXI века под эгидой ООН был принят уникальный специальный международно-правовой договор, закрепляющий, в том числе международные избирательные стандарты - Конвенция о правах инвалидов 2006 г. (далее – Конвенция 2006 г.).

По мнению некоторых ученых, уникальный характер Конвенции заключается в том, что ее появление для международного права прав человека означало окончательный переход от концепции формального равенства к концепции так называемого «многоаспектного равенства» (multidimensional disadvantage equality) [27, с. 41]. Последняя в самом общем виде подразумевает эволюцию от общего принципа недопустимости дискриминации к его различным частным аспектам: например, недопустимость дискриминации в отношении женщин, этнических групп, трудящихся-мигрантов, инвалидов, иных наименее защищенных групп населения [28, с. 89-108].

Конвенция вступила в силу 3 мая 2008 г. [29] и получила широкое признание международного сообщества. На сегодняшний день ее подписали 156 государств, ратифицировали 106, включая Европейский союз и Россию [30, с. 10-11].

Международные избирательные стандарты Конвенции 2006 г. нашли отражение в статье 29 (участие в политической жизни) в соответствии с которой «государства-участники гарантируют инвалидам политические права и возможность пользоваться ими наравне с другими и обязуются:

a) обеспечивать, чтобы инвалиды могли эффективно и всесторонне участвовать, прямо или через свободно выбранных представителей, в политической и общественной жизни наравне с другими, в том числе имели право и возможность голосовать и быть избранными, в частности посредством:

i) обеспечения того, чтобы процедуры, помещения и материалы для голосования были подходящими, доступными и легкими для понимания и использования;

ii) защиты права инвалидов на участие в тайном голосовании на выборах и публичных референдумах без запугивания и на выдвижение своих кандидатур для выборов, на фактическое занятие должностей и выполнение всех публичных функций на всех уровнях государственной власти - при содействии использованию ассистивных и новых технологий, где это уместно;

iii) гарантирования свободного волеизъявления инвалидов как избирателей и с этой целью - удовлетворения, когда это необходимо, их просьб об оказании им каким-либо лицом по их выбору помощи с голосованием;

b) активно способствовать созданию обстановки, в которой инвалиды могли бы эффективно и всесторонне участвовать в управлении государственными делами без дискриминации и наравне с другими, и поощрять их участие в государственных делах, включая:

i) участие в неправительственных организациях и объединениях, работа которых связана с государственной и политической жизнью страны, в том числе в деятельности политических партий и руководстве ими;

ii) создание организаций инвалидов и вступление в них с тем, чтобы представлять инвалидов на международном, национальном, региональном и местном уровнях» [31].

Признание международных избирательных стандартов статьи 29, путем ратификации Конвенции 2006 г., для многих государств явилось стимулом к изменению национального законодательства. В частности, 28 июня 2011 г. в Российской Федерации вступил в силу Федеральный закон от 14.06.2011 г. № 143-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях совершенствования механизмов обеспечения избирательных прав граждан» [32].

Указанный закон, опираясь на международные избирательные стандарты Конвенции 2006 г., внес изменения в ряд законодательных актов РФ в сфере избирательного права в той части, в которой последние затрагивают права инвалидов, а также процедуру организации и проведения выборов, обеспечивающую защиту и соблюдение избирательных прав данной группы населения. Такие изменения предусматривают:

  1. информирование избирателей, участников референдума, являющихся инвалидами по зрению, путем размещения на информационных стендах материалов выполненных крупным шрифтом и (или) с применением рельефно-точечного шрифта Брайля;

  2. изготовление специальных трафаретов для самостоятельного заполнения бюллетеня в помощь избирателям, являющимся инвалидами по зрению;

  3. право воспользоваться помощью привлеченного лица, если вследствие инвалидности избиратель или кандидат не имеют возможности самостоятельно заполнить бюллетень, написать заявление о согласии баллотироваться, заполнить или заверить иные документы.

В этой связи некоторые исследователи [33] указывают на то, что такие избирательные стандарты в отношении лиц, с ограниченными возможностями, как например, право воспользоваться помощью привлеченного лица при голосовании, не гарантируют обеспечение инвалидам тайны голосования как одной из функциональных характеристик демократических выборов. По нашему мнению, именно по этой причине в статье 29 Конвенции не упоминается об обязанности государств гарантировать инвалидам тайну голосования, однако из принципа равных возможностей статьи 29, а также из содержания статьи 25 Пакта 1966 г. следует, что тайна голосования должна обеспечиваться без какой бы то ни было дискриминации.

В соответствии со статьей 34 Конвенции 2006 г. на базе Комитета по правам инвалидов был создан контрольный механизм Конвенции. Комитет по правам инвалидов также как и другие контрольные органы, упомянутые в настоящей статье, входит в структуру Управления Верховного комиссара ООН по правам человека и осуществляет мониторинг соблюдения положений Конвенции 2006 г. посредством изучения докладов государств-участников, а также в силу статьи 1 Факультативного протокола от 13 декабря 2006 г. [34] уполномочен принимать и рассматривать сообщения от лиц или групп лиц, которые заявляют, что являются жертвами нарушения государством-участником положений Конвенции 2006 г. Факультативный протокол от 13 декабря 2006 г. вступил в силу 3 мая 2008 г., его участниками являются 64 государства, не включая РФ [35].

До настоящего времени Комитет в рамках своих полномочий в соответствии с Факультативным протоколом от 13 декабря 2006 г. не устанавливал нарушений статьи 29 Конвенции. Вместе с тем в ряде заключительных замечаний, принятых по результатам рассмотрения докладов государств-участников, Комитет выразил озабоченность относительно соответствия законодательства отдельных государств обязательствам, принятым последними в силу статьи 29 Конвенции 2006 г.

Так, в пункте 48 заключительных замечаний по Испании Комитет рекомендовал национальному правительству исключить из органического закона положение, которое позволяет отказывать в праве голоса на основе персонализированных решений, принимаемых судьей [36]. По мнению Комитета, такая поправка должна гарантировать всем инвалидам без каких-либо исключений право голоса. В одном из своих документов Комитет также выразил озабоченность в отношении надлежащего исполнения обязательств статьи 29 Конвенции, принятых Перу [37], в связи с исключением из избирательных списков двадцати тысяч лиц с ограниченными умственными возможностями [38].

Проведенный в настоящей статье анализ позволяет, на наш взгляд, сделать следующие выводы.

Во-первых, специальные универсальные международные договоры в сфере прав человека являются источниками международных избирательных стандартов как норм международного права, устанавливающих минимальный уровень международно-правового регулирования общественных отношений в сфере организации и проведения выборов, которого государства обязуются придерживаться в своей национальной правовой системе [39, с. 41].

Во-вторых, международные избирательные стандарты, закрепленные в специальных международных договорах универсального характера, представляют собой нормы требующие уточнения своего содержания с целью установления правильности их применениями государствами-участниками соответствующих договоров. В этом отношении функция уточнения и толкования содержания международных избирательных стандартов возложена на экспертные органы (Комитеты), учрежденные на основе специальных международных договоров в сфере прав человека. Указанные экспертные органы принимают соответствующие заключения, соображения или иные акты, в том числе по вопросам применения международных избирательных стандартов, выступающие в качестве вспомогательных средств для определения содержания последних.

В-третьих, как следует из анализа положений специальных универсальных международных договоров в сфере прав человека, закрепленные в них международные избирательные стандарты устанавливают не только права человека в области организации и проведения выборов, но и обязанности государств в отношении соблюдения последних на национальном уровне. Это корреспондирует статье 2 Пакта 1966 г. в соответствии с которой государства обязаны принимать меры для осуществления прав, признаваемых в Пакте, в том числе прав, предусмотренных статьей 25 Пакта. В этой связи, на наш взгляд, обоснованным представляется разделение международных избирательных стандартов как основных норм международного права в сфере организации и проведения выборов на три группы:

  1. международные избирательные стандарты – права человека в сфере организации и проведения выборов;

  2. международные избирательные стандарты – функциональные характеристики, критерии организации и проведения выборов;

  3. международные избирательные стандарты – обязанности государств в сфере организации и проведения выборов.


Литература:

1. Конвенции о политических правах женщин (Нью-Йорк, 20 декабря 1952 г.) // Международные избирательные стандарты: Сборник документов / отв. ред. А.А. Вешняков; науч. ред. В.И. Лысенко. – М.: Весь Мир, 2004. – С. 44 - 46.

2. Информация об участниках Конвенции 1952 г. доступна на официальном ресурсе ООН. URL: http://treaties.un.org/pages/ViewDetails.aspx?src=TREATY&mtdsg_no=XVI- 1&chapter=16&lang=en (дата обращения: 21.11.2011).

3. Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин (18 декабря 1979 г.). Преамбула. // Международные избирательные стандарты: Сборник документов. / отв. ред. А.А. Вешняков; науч. ред. В.И. Лысенко. – М.: Весь Мир, 2004. – С. 85 - 91.

4. Факультативный протокол к Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин (6 октября 1999 г.) // Бюллетень международных договоров. – 2005. – № 4. – С. 3 - 8.

5. Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин и Факультативный протокол к ней: руководство для парламентариев. – Издательство ООН, 2004. – С. 3.

6. Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин 1979 г. Статья 7.

7. Там же.

8. Общая рекомендация № 23 Комитета по ликвидации дискриминации в отношении женщин 1997 г. // текст доступен на официальном веб-сайте университета Миннесоты. URL: http://hrlibrary.ngo.ru/russian/gencomm/Rgeneral23.html (дата обращения: 02.12.2011).

9. Там же. Пункт 5.

10. См.: Report on Mexico produced by the Committee on the Elimination of Discrimination against Women under article 8 of the Optional Protocol to the Convention, and reply from the Government of Mexico. 27th of January 2005. UN. doc. CEDAW/C/2005/OP.8/MEXICO // текст доклада доступен на официальном веб-сайте ООН. URL: http://www.un.org/womenwatch/daw/cedaw/cedaw32/CEDAW-C-2005-OP.8-MEXICO-E.pdf (дата обращения: 21.11.2011).

11. Ibid. P. 42-46.

12. Информация об участниках Факультативного протокола от 6 октября 1999 г. к Конвенции 1979 г. доступна на официальном веб-ресурсе ООН. URL: http://treaties.un.org/Pages/ViewDetails.aspx?src=TREATY&mtdsg_no=IV-8-b&chapter=4&lang=en (дата обращения: 17.11.2011).

13. Там же.

14. Тексты соображений доступны на официальном веб-сайте Комитета по ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин. URL: http://www.un.org/womenwatch/daw/cedaw/protocol/dec-views.htm (дата обращения: 18.11.2011).

15. Международная конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминации (21 декабря 1965 г.) // Международные избирательные стандарты: Сборник документов. / отв. ред. А.А. Вешняков; науч. ред. В.И. Лысенко. – М.: Весь Мир, 2004. – С. 51 - 61.

16. Там же. Статья 9.

17. Информация о ратификации Конвенции 1965г. и признании государствами компетенции Комитета по расовой дискриминации доступна на официальном веб-ресурсе ООН. URL: http://treaties.un.org/Pages/ViewDetails.aspx?src=TREATY&mtdsg_no=IV-2&chapter=4&lang=en (дата обращения: 19.11.2011).

18. См.: Decisions of the Committee on the Elimination of Racial Discrimination // тексты решений Комитета по ликвидации всех форм расовой дискриминации доступны на веб-ресурсе, посвященном прецедентному праву международных судебных и квазисудебных органов. URL: http://www.worldcourts.com/cerd/eng/decisions.htm (дата обращения: 19.11.2011).

19. См.: Protection against racial discrimination in the EU: the work of the UN Committee on the elimination of racial discrimination. – UN Human rights office of the High Commissioner. – P. 29 // текст доступен на официальном веб-сайте управления Верховного комиссара ООН по правам человека. URL: http://www.europe.ohchr.org/Documents/Publications/CERD_Reader.pdf (дата обращения: 19.11.2011).

20. См.: Доклад комитета по ликвидации расовой дискриминации ГА ООН. Дополнение № 18 (А/62/18). Пункт 175 // текст доступен на официальном веб-сайте ООН. URL: http://www.universalhumanrightsindex.org/documents/824/1819/document/ru/pdf/text.pdf (дата обращения: 19.11.2011).

21. Международная конвенция о защите прав всех трудящихся-мигрантов и членов их семей (18 декабря 1990 г.) // Международные избирательные стандарты: Сборник документов / отв. ред. А.А. Вешняков; науч. ред. В.И. Лысенко. – М.: Весь Мир, 2004. – С. 96 - 104.

22. Richard B. Lillich. The human rights of aliens in contemporary international law. – Melland Schill monographs in international law. – Manchester University Press ND, 1984. – P.76.

23. Информация о ратификации Конвенции 1990 г. доступна на официальном ресурсе ООН. URL: http://treaties.un.org/Pages/ViewDetails.aspx?src=TREATY&mtdsg_no=IV-13&chapter=4&lang=en (20.11.2011).

24. Международная конвенция о защите прав всех трудящихся-мигрантов и членов их семей (18 декабря 1990 г.) Статья 76.

25. Там же. Статья 77.

26. Информация доступна на официальном веб-сайте управления Верховного комиссара ООН по правам человека. URL: http://www2.ohchr.org/english/bodies/cmw/index.htm (дата обращения: 20.11.2011).

27. The United Nations Convention on the Rights of Persons with Disabilities: European and Scandinavian perspectives / edit. by O. M. Arnardóttir, G. Quinn. – International human rights studies. – Vol. 100. – Martinus Nijhoff Publishers, 2009. – P.41.

28. Подробнее о принципе «многоаспектного равенства» см.: J. Kantola, J. Squires. The New Politics of Equality in C. Hay (ed.), New Directions in Political Science: Responding to the Challenges of an Interdependent World. – Palgrave Macmillan, 2010. – P. 89-108. E.R. Ramos. Equality: a Multy-Dimentional Approach // текст статьи доступен на официальном сайте Йельской юридической школы. URL: http://www.law.yale.edu/documents/pdf/Ramos_Equality_A_multidimensional_approach.pdf (20.11.2011).

29. Информация о подписании, ратификации и вступлении Конвенции о правах инвалидов 2006 г. в силу доступна официальном веб-ресурсе ООН. URL: http://treaties.un.org/Pages/ViewDetails.aspx?src=TREATY&mtdsg_no=IV-15&chapter=4&lang=en (дата обращения: 20.11.2011).

30. Там же.

31. Конвенция о правах инвалидов (Нью-Йорк, 13 декабря 2006 г.) Статья 29 // текст опубликован на официальном веб-сайте ООН. URL: http://www.un.org/russian/disabilities/convention/disabilitiesconv.pdf (20.11.2011).

32. Федеральный закон от 14.06.2011 г. № 143-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях совершенствования механизмов обеспечения избирательных прав граждан» // текст закона опубликован на официальном сайте «Российской газеты». URL: http://www.rg.ru/2011/06/17/fz143-dok.html (дата обращения 21.11.2011).

33. См., например: Mindes J. Strategies to Enhance Voting among Disabled. // Elections Today. – Vol.7. – № 4. – P. 10-11.

34. Факультативный протокол от 13 декабря 2006 г. к Конвенции о правах инвалидов. Статья 1. // текст доступен на официальном веб-сайте ООН. URL: http://www.un.org/russian/disabilities/convention/disabilitiesconv.pdf (21.11.2011).

35. Информация о вступлении Факультативного протокола от 13 декабря 2006 г. в силу и его участниках доступна на официальном веб-ресурсе ООН. http://treaties.un.org/Pages/ViewDetails.aspx?src=TREATY&mtdsg_no=IV-15-a&chapter=4&lang=en (дата обращения 21.11.2011).

36. Заключительные замечания от 19 октября 2011 г. Комитета по правам инвалидов: Испания. Пункт 48. Un. doc. CRPD/C/ESP/CO/1 // текст доступен на официальном веб-сайте ООН. URL: http://daccess-dds-ny.un.org/doc/UNDOC/GEN/G11/463/53/PDF/G1146353.pdf (дата обращения: 23.11.2011).

37. Implementation of the Convention on the Rights of Persons with Disabilities. List of issues to be taken up in connection with the consideration of the initial report of Peru (CRPD/C/PER/1), concerning articles 1 to 33 of the Convention. 10th of October 2011. Un. doc. CRPD/C/PER/Q/1. Para. 19-20. // текст доступен на официальном веб-сайте ООН. URL: http://daccess-dds-ny.un.org/doc/UNDOC/GEN/G11/462/24/PDF/G1146224.pdf (дата обращения: 23.11.2011).

38. Committee on the Rights of Persons with Disabilities. Spain attracts criticism for restricting individuals' legal capacity. - Issue 4, 2011. – P. 16 // текст доступен на веб-сайте международной службы по правам человека. URL: http://www.ishr.ch/component/docman/doc_download/1316-crpdhrmq42011 (дата обращения: 23.11.2011).

39. Луць О.Н. Юридическая природа международных избирательных стандартов // Евразийский юридический журнал. – № 12 (43), 2011. – С. 41.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle