Библиографическое описание:

Барсукова О. В. Элементы игротерапии в работе с детьми раннего возраста и их родителями (из опыта работы в Центре игровой поддержки) // Молодой ученый. — 2012. — №3. — С. 316-319.

Огромная роль в развитии и воспитании ребенка принадлежит игре – важнейшему виду детской деятельности. Игра выступает как предпосылка и условие благоприятного социального и психического развития детей как преддошкольного, так и дошкольного возраста. Игра – это также способ приобщения ребенка к миру культуры, мягкая форма обучения жизненно важным умениям, способ ознакомления с широким спектром видов человеческой деятельности, способ корректирования поведения ребенка, деликатное диагностирование уровня развития разнообразных способностей ребенка, способ психолого-педагогической помощи ребенку в решении реальных жизненных проблем и наиболее простой способ формирования дружеских отношений между детьми. В зарубежной и отечественной литературе перечисленные функции относятся преимущественно к игре детей дошкольного возраста, в то время как период раннего детства в данном контексте часто оставался неохваченным.

В последние годы в системе дошкольного образования особое внимание уделяется именно педагогике раннего детства. Отмечается тенденция к восстановлению системы «ясельного» образования детей раннего возраста, успешно работавшей до 80-х годов прошлого столетия [6]. Значительным достижением последнего времени стала активная разработка и внедрение в практику таких вариативных форм дошкольного образования, как группы кратковременного пребывания, лекотеки, консультативные пункты, центры игровой поддержки ребенка, службы ранней помощи.

Центр игровой поддержки ребенка осуществляет психолого-педагогическую деятельность, направленную на всестороннее развитие детей, на основе современных методов организации игровой деятельности, а также проводит консультативную и просветительскую работу с родителями направленную на создание развивающей среды в условиях семейного воспитания. С другой стороны, Центр дает специалистам уникальную возможность изучить психологию современных родителей, узнать потребности семьи, выявить актуальные проблемы и особенности развития детско-родительских отношений.

В процессе работы нами был выделен ряд проблем, которые требуют от педагога-психолога структурного подразделения не только ознакомления и обучения родителей приемам игр с современными видами игровых средств, но и умения организовывать недирективную игру в диаде «ребенок – родитель» с элементами игротерапии. Элементы терапии игрой в нашем Центре используются преимущественно в играх с детьми от двух лет. Наиболее частыми причинами включения техник игротерапии в развивающий процесс являются следующие:

  • неправильные воспитательные приемы, и в целом стиль воспитания ребенка;

  • резкие перемены в жизни семьи (переезд, развод, рождение второго ребенка);

  • отсутствие единого подхода родителей в вопросах воспитания;

  • отсутствие необходимых условий для игры и самостоятельной деятельности, доступной возрасту ребенка;

  • неправильное построение режима дня ребенка, трудности в овладении бытовыми навыками и навыками самообслуживания;

  • трудности в протекании адаптации к условиям структурного подразделения;

  • эмоциональные проблемы малышей (тревожность, страхи, агрессивность, застенчивость, капризность и др.);

  • психологическое сопровождение ребенка в период переживания «кризиса трех лет».

В последнее время игровая терапия вызывает большой интерес и внимание специалистов, работающих с детьми. Это не случайно, ведь игра для ребенка – самый естественный способ рассказать о себе, своих чувствах, мыслях, о своем опыте. В. Экслайн рассматривает игру как процесс, в котором ребенок проигрывает свои чувства, таким образом выводя их на поверхность, вовне, получая возможность взглянуть на них со стороны или научиться управлять ими, либо отказаться от них [2 с. 12]. Зачастую беседы родителей с детьми, увещевания оказываются неэффективными и малопонятными, особенно детям раннего возраста. Игротерапия же предлагает альтернативу – процесс взаимодействия ребенка и взрослого посредством игры, в котором на глубинном ценностном уровне происходит волшебное таинство собирания и укрепления собственного Я, успешное моделирование собственного настоящего и будущего. У ребенка также появляется привилегия сравнить себя с самим собой. В результате такого опыта самоисследования, опыта «я-во-взаимодействии-с-другими», опыта саморазвития и самовыражения он учится принимать и уважать не только себя, но еще и других [7 с. 7].

Из основных направлений развития игротерапии, выделенных Г.Л. Лэндретом, терапия отреагирования и недирективная игровая терапия наиболее подходят для работы с детьми раннего возраста и их родителями. Такая терапия успешно применяется в работе с детьми с повышенной агрессивностью, тревожностью, страхами, низкой самооценкой, боязнью неудач, она показана детям, пережившим психологические травмы, ставшим жертвами или свидетелями разного рода насилия, чрезвычайных происшествий, смерти или тяжелых болезней близких и значимых взрослых. Данный метод может быть использован одновременно и в качестве диагностики, и, прежде всего, как коррекционный и психотерапевтический подход, полезный практически всем детям. Важно отметить также, что недирективная терапия не тратит усилий на то, чтобы управлять ребенком или как-то изменить его, основываясь на идее, что поведение ребенка всегда направляется к наиболее полной самореализации [2 с. 16]. Это отмечал и Г.Л. Лэндрет. Он писал, что дети – лучший источник информации о самих себе. Они вполне способны направлять свой собственный рост; им предоставляется свобода быть самими собой в процессе разыгрывания чувств и переживаний. В игровой комнате дети творят собственную историю, и терапевт с уважением относится к тому направлению, которое выбирает ребенок. Терапевт, центрированный на ребенке, стремится установить такие отношения с ним, которые облегчили бы внутренний эмоциональный рост ребенка и усилили бы его веру в себя [3 с. 53].

Рабочая система терапевтических отношений с детьми лучше всего создается в игре, ведь именно игра дает средства для разрешения конфликтов и передачи чувств. В. Экслайн пишет, что игрушки вооружают ребенка подходящими средствами, поскольку они, вне всякого сомнения, являются той средой, в которой может осуществляться самовыражение ребенка. В свободной игре он может выразить то, что ему хочется сделать. Когда он играет свободно, а не по чьей-то указке, он совершает целый ряд независимых действий. Он высвобождает чувства и установки, которые настойчиво стремились вырваться на свободу [3 с. 18]. Обобщая же свою концепцию игровой терапии, В. Экслайн отмечает: «Игровой опыт терапевтичен, поскольку в игре создаются безопасные отношения между, ребенком и взрослым, так, что ребенок свободен утверждать себя так, как он умеет, в точности таким, каков он в данный момент, собственным способом и в собственном темпе» [4 с. 34]. Позже этот подход и стали называть игровой терапией, центрированной на ребенке. Отношение к детям, базируется на следующих посылках о том, что такое ребенок, которые являются для терапевта теми рамками, в которых строится самопроективная установка на детей. Эти посылки состоят в следующем:

  • дети – это не маленькие взрослые, и терапевт должен помнить об этом.

  • дети – люди. Они способны к глубоким эмоциональным переживаниям боли и радости.

  • дети уникальны и заслуживают уважения. Терапевт ценит уникальность каждого ребенка и уважает в каждом из них личность.

  • дети выносливы. Дети обладают огромной способностью к преодолению препятствий и неблагоприятных обстоятельств в своей жизни.

  • дети имеют врожденную тенденцию к росту и созреванию. Они обладают; внутренней интуитивной мудростью.

  • дети способны к позитивному управлению собственной деятельностью. Они способны творчески взаимодействовать с собственным миром.

  • игра – естественный язык ребенка, она является средой для его самовыражения, в которой он чувствует себя наиболее комфортно.

  • дети имеют право на молчание. Терапевт уважает желание ребенка не разговаривать.

  • дети уносят терапевтический опыт туда, где они должны жить. Терапевт не пытается определить, когда и как ребенок должен играть.

  • рост ребенка нельзя ускорить. Терапевт признает это и проявляет терпение в том, что касается развития ребенка.

Профилактика психоэмоционального состояния ребенка проводится во время игрового развивающего сеанса в кабинете педагога-психолога, на котором присутствует мать или отец. Зачастую элементы игротерапии слиты с развивающими играми и тем самым они взаимно дополняют друг друга. Педагог-психолог должен быть нейтрально-доброжелателен, эмпатичен и сохранять статус сопровождающего, идущего за ребенком. Необходимо поощрять активность и инициативность малыша, а также при необходимости мягко отстранять чрезмерно активных родителей, если они привносят правила в игру ребенка или высказывают о ней критические замечания.

На практике мы убедились, что наиболее эффективными в работе с детьми являются игры с народными деревянными игрушками, природными материалами, водой и разнообразными сыпучими материалами (песок, крупы), игры с бумагой, красками и со сказочными персонажами. Следует отметить, что многие игрушки могут использоваться для развития различных сторон психики ребенка. Так, например, игровые мягкие модули, предназначенные для развития общих движений могут использоваться и для эмоциональной разрядки ребенка. Игры с водой и сыпучими материалами не только способствуют развитию мелкой моторики рук, но и способствуют эмоциональному расслаблению, релаксации. Пальчиковые куколки не только развивают мышцы кистей рук и активную речь, но могут быть и элементом драматизации, проигрывания переживаний.

Важность периода раннего детства невозможно переоценить. Ведь именно сейчас у ребенка происходит огромный скачок в физическом, моторном, интеллектуальном, речевом развитии. Если упустить это время, наверстать его очень трудно, а иногда и невозможно [1 с. 6]. Особенно это касается развития эмоциональной сферы ребенка. Известно, что эмоциональное состояние малышей во многом перекликается с эмоциональными проблемами матери. Без влияния извне ребенок не становится тревожным, боязливым или агрессивным. Иногда встречаются проявления так называемой депривационной симптоматики (deprivation – лишение, потеря), связанной с лишением ребенка важных условий его психологического развития. А именно – безопасной связи с матерью.

Уже более полувека в науке разрабатываются концепции, пытающиеся объяснить влияние депривационных условий воспитания на развитие ребенка. Все эти концепции приходят к тому, что в результате депривации ребенок оказывается лишенным главного фактора, необходимого для развития личности. Разные авторы по-разному называют этот фактор: «безусловное позитивное внимание» (К. Роджерс), «безусловная любовь» (Р. Кемпбелл), «привязанность» (Дж. Боулби), «сильная и устойчивая эмоциональная связь» (М. Эйнсворт) и т.д. Здесь по сути имеется в виду одно и то же – ребенок с первых дней жизни должен расти в обстановке любви, чувствовать себя ценным, нужным, любимым, вне зависимости от своего поведения, успехов и качеств. Отечественная теория депривации имеет сходство с западной в том, что также отводит центральную роль в развитии личности взаимодействию взрослого с ребенком (Л.С. Выготский, Л.И. Божович, М.И. Лисина, Д.Б. Эльконин и др.). Депривация рассматривается как нарушение или несформированность у ребенка специфической человеческой потребности в общении. Речь идет о семьях с нарушенными детско-родительскими отношениями. Многие дети из таких семей страдают не только из-за отсутствия благоприятных условий для жизни, но и из-за дефицита внимания со стороны взрослых, что приводит к тому, что ребенок развивается в эмоционально и информационно бедной среде. Здесь могут присутствовать различные типы неэффективного родительского отношения, например, эмоциональное отвержение – недостаток, отсутствие эмоционального контакта родителей и ребенка, нечувствительность родителя к потребностям ребенка. Конечно, при таких сложных ситуациях родителям и семье в целом необходима квалифицированная помощь психолога или психотерапевта. А при работе с детьми полезно начинать игровой сеанс с особых упражнений, создающих положительный эмоциональный настрой и ориентирующихся на преодоление трудностей. Игра для ребенка – это способ выражения чувств, познания и моделирования окружающей его действительности. Она, как и рисование, позволяет лучше понять переживания детей, их интересы, потребности, характер, темперамент. Она помогает ребенку приобрести определенные навыки в той или иной деятельности, в том числе в общении, усвоить социальные нормы поведения, доставляет ребенку удовольствие, повышает жизненный тонус, улучшает эмоциональное и физическое состояние. К тому же игра, как уже было отмечено, обладает терапевтической функцией, поскольку в ней травмирующие жизненные обстоятельства переживаются в условном, а значит ослабленном виде и, кроме того, происходит их эмоциональное отреагирование – так называемый катарсис [5 с. 22].

Игры с безопасным взрослым (помимо родителей) позволяют лучше адаптироваться к реальной жизни. Ребенок, включаясь в игру, переступает порог застенчивости и страха, подражает в игре любимым героям и персонажам. Для этой цели можно использовать народные, ролевые подвижные игры с предметами. Играть в такие игры можно уже с первого года.

При поступлении в Центр дети иногда уже отягощены грузом проблем семейных, домашних неудач, неуверенности в себе и страхом к окружающему. Страх – одна из эмоций, которая может возникнуть уже в период новорожденности. Ребенок очень рано может бессознательно «заражаться» эмоцией страха и тревоги от других. А осознавать, что другому страшно, он способен лишь с 5 лет. Уже в полгода у детей часто возникает страх при встрече с незнакомыми людьми, при виде необычных предметов или необычной ситуации.

В 1–2 года страх незнакомых людей почти проходит, но всегда присутствует по отношению к неадекватно ведущим себя взрослым и детям (пугающих, обижающих и т.д.). Появляется боязнь врачей и медицинских манипуляций, которые могут причинить боль. У немногих детей с переменным успехом может присутствовать страх высоты (боязнь забираться на лесенку, быть поднятым высоко над головой). В этом возрасте каждый третий ребенок боится оставаться без мамы. Это указывает на повышенную эмоциональную чувствительность и привязанность к маме. Ближе к 1,5 годам появляется страх неожиданных резких звуков. Он обусловлен инстинктом самосохранения, так что не стоит заострять на нём внимание при условии, что ребенок не слишком сильно и долго беспокоится.

В 2–3 года многие страхи второго года плавно переходят на третий год (боязнь врачей, уколов и резких звуков). С возрастом привязанность к родителям растет. В связи с этим возникает страх одиночества и потеря эмоционального контакта с мамой. Так же в этом возрасте на ребенка обрушивается слишком много запретов, а как следствие применение запугиваний («Сейчас отдам тебя милиционеру!») и наказаний с целью добиться послушания. Это не может не отразиться на эмоциональном состоянии ребенка. В этот же период дети могут начать бояться животных, так как начинают понимать, что они не такие уж и безобидные. После 3-х лет многие дети начинают бояться темноты, что совпадает по времени с развитием сферы воображения ребенка. Не отделяя вымысел от реальности, дети иногда начинают бояться персонажей сказок: Бабы Яги, Кощея и др.

Итак, как уже было отмечено, игра – это особый вид активности ребенка, позволяющий ему в безопасной ситуации накапливать свой эмоциональный и социальный опыт, получать знания и совершенствовать имеющиеся умения и навыки. Игра для детей – это способ научиться тому, чему их никто не может научить. Это способ исследования и ориентации в реальном мире, пространстве и времени, вещах, животных, структурах, людях. Включаясь в процесс игры, дети научаются жить в нашем символическом мире – мире смыслов и ценностей, в то же время исследуя, экспериментируя, обучаясь. Известно, что дети часто бывают не в состоянии осознать и рассказать о своих проблемах, а в игре с безопасным взрослым они получают возможность выразить, преодолеть и разрешить свои проблемы, травмы, накопленные эмоциональные переживания и трудности.

В связи с этим игровая поддержка ребенка, представляющая собой систему способов и средств обеспечения игровой развивающей деятельности детей, и комплекс мер, направленных на подбор игровых средств и оборудования, разработку техник и технологии их использования в условиях конкретного дошкольного учреждения, должна включать в себя и элементы психотерапии.

Игровой опыт, таким образом, терапевтичен, поскольку в игре создаются безопасные отношения между ребенком и взрослым так, что ребенок свободен утверждать себя так, как умеет, и быть в точности таким, каков он в данный момент, собственным способом и в собственном темпе [2 с. 17]. Все вышесказанное как нельзя лучше отражается в высказывании Ф. Роджерса: «Чтобы вырасти здоровыми, детям не требуется уметь читать – им требуется уметь играть».


Литература:

  1. Воронина С.В., Кухаренко Р.Ю. Кенгуру: Тренинг раннего развития в паре мама – ребенок. – СПб.: Речь, 2008.

  2. Зинкевич-Евстигнеева Т.Д., Грабенко Т.М. Игры в сказкотерапии. – СПб.: Речь, 2008.

  3. Лэндрет Г.Л. Игровая терапия: искусство отношений. – М.: Международная педагогическая академия, 1994.

  4. Лэндрет Г.Л. Новые направления в игровой терапии. Проблемы, процесс и особые популяции. – М.: Когито-Центр, 2007.

  5. Ткаченок Т.И., Терешко М.Е. Игротерапия в профилактике детских страхов: Методико-практический материал. – Витебск: УО «ВОГ ИПК и ПРР и СО»., 2003.

  6. Харисова Е. Центр игровой поддержки // Учительская газета, 2010.

  7. Экслайн В. Игровая терапия. – М.: Апрель Пресс, 2007.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle