Библиографическое описание:

Магомедрасулова С. М. Об особенностях образования формы множественного числа имен существительных в хлютском говоре лезгинского языка // Молодой ученый. — 2012. — №3. — С. 248-250.

В хлютском говоре имена существительные в единственном числе, как и в литературном языке и других локальных единицах, имеет нулевой показатель: кьет1им &#; «пробор»- ср.лит., кьэч1эм &#;, билэг&#; «лодыжка- лит. к1егьеб &#;, мэншэри &#; «пила» - лит. мишэр и тд. Это явление характеризует и другие генетически родственные языки дагестанской группы (аварский, даргинский и др.).

В описываемом нами говоре, подобно литературному языку, целый ряд отвлеченных слов употребляется только в единственном числе (Singulaja fantum ) : кьин «клятва», ламыс «совесть» (лит.намус), михтаж «нужда», (лит. муьгьтэж), муьгьуьббатh «любовь» и др.; кроме тогг , в говоре представлено немало лексем, относящихся к Pluralja fantum (сова, которые употребляются только в форме множественного числа, например: асынар «побелка – лит. асунар, г1акунар «внешний вид, облик – акунар, г1алакьыар «способность – алакьунар, тhуьмэрар «ласки- тhуьмэр, ч1ихавр «крупа» - ч1ахар и др.

Множественное число имен существительных в говоре образуется от формы единственного числа посредством суффиксов множественности – ар, - аьр, - эр, - йар (граф. – яр, из которых – аьр в литературном языке не представлен.

Формант – ар в говоре и литературном языке выбирают многосложные имена с исходом на согласный, например:

Хлют.гов.

Лит.яз.


къалат1-ар

гъалат1-ар

«ошибка»

кhэлам-ар

кhэлэм-ар

«капуста»

кhитикh–ар

кhицикh-ар

«шишика»

къачагhах-ар

къачhагъ-ар

«разбойник»

къисматh-ар

къисмэтh-ар

«судьба»

суьлуьр-ар

сурлумп1-ар

«горло»

Помимо этого, формант множественности – ар получают односложные имена существительные с согласным исходом, имеющие в составе один из заднерядных согласных. Это объясняется тем, что в лезгинском языке в целом действует закон сингармонизма, согласно которому гласные аффиксов уподобляются гласным корня (основы). Приведем примеры:

Хлют.гов.

Лит.яз.


гым-ар

гум-ар

«дым»

къул-ар

къул-ар

«очаг»

тым-ар

тум-ар

«хвост»

к1ыр-ар

к1ур-ар

«нога»

хыр-ар

хур-ар

«грудь»

ч1ыр

ч1ур-ар

«луг, пастбище»

В хлютском говоре формант – ар употребляется шире, чем в литературном языке. Так, в говоре односложные имена с согласным исходом, имеющие в основе один из переднерядных гласных, принимают показатель множественности – ар вместо – эр (граф. -ер) литературного языка, ср.:

Хлют.гов.

Лит.яз.


гьуьл-ар

гьуьл-эр

«море»

чуьтh-ар

жуьтh-эр

«пара»

кьаьл-ар

кьэл-эр

«соль»

он-ар

ванн-эр

«голос»

к1ир-ар

к1ир-эр

«крюк, крючок»

пэл-ар

пэл-эр

«лоб»

хуьр-ар

хуьр-эр

«село»

хэц1-ар

гъец1-эр

«козленок»

Как видно из примеров, в говоре аффикс множественного числа – ар, в отличие от литературного языка, сингармонически не связан с вокалом основы. Это позволяет считать, что гармония гласных в лезгинском языке является более поздним (инновационным) явлением.

Формант – эр в говоре менее распространен. Посредством этого показателя в говоре форму плюралиса образют моносложные имена с гласным переднего ряда, оканчивающиеся на согласный звук, ср.:

Хлют.гов.

Лит.яз.


хил-эр

гъил-эр

«рука»

вэрг-эр

вэрг-эр

«крапива»

швэтhв-эр

вэт1-эр

«комар»

пhэш-эр

пэш-эр

«лист»

хъуьч1-эр

гъуьч-эр

«моль»

цуькhв-эр

цhуькв-эр

«цветок»

Аффикс – аьр, отсутствующий в литературном языке, в говоре функционирует вместо - эр в некоторых односложных лексемах, имеющих в качестве огласовки один из переднерядных гласных, например:

Хлют.гов.

Лит.яз.


вэкь-ар

вэкь-эр

«трава»

кьэв-эр

кьэв-эр

«вторая жена (по отношению к первой)»

мэкь-аьр

мэкь-эр

«холод»

мэгъв-аьр

мэгъв-эр

«желудь»

кьэп1-аьр

кьэп1-эр

«люлька»

лэкь-аьр

лэкь-эр

«орел»

пэхъ-аьр

пэхъ-эр

«ворона»

Как в говоре, так и в литературном языке, формант – йар (граф.яр) характеризует слова с исходом на гласный или [й], например:

Хлют.гов.

Лит.яз.


эви-йар

иви-йар

«кровь»

къыбы-йар

къубу-йар

«канава»

кhут1а-йар

к1утh-йар

«молоток»

къала-йар

къэлэ-йар

«крепость»

суьрнэ-йар

зуьрнэ-йар

«зурна»

сини-йар

сини-йар

«поднос»

пhа-йар

пhа-йар

«часть»

По мнению исследователей лезгинского языка, суффикс множественности – йар восходит к – ар [Услар 1896, МЕйланова 1970].

По мнению У.А.Мейлановой, форманты множественного числа – ар, - эр в определенной период развития лезгинского языка выполняли функцию и словообразующего суффикса [2:105]. Показатель – ар в качестве словообразовательного суффикса для пралезгинского состояния выделяет М.Е. Алексеев [1:109].

В хлютском говоре и литературном языке единичные заимствованные из азербайджанского языка имена существительные, как и в языке-источнике, форму множественного числа образуют посредством – лар (-лер), например:

Хлют.гов.

Лит.яз.


багъ-лар

багъ-лар

«сад»

дагъ-лар

дагъ-лар

«гора»

чhуьл-лэр

чhуьл-лэр

«поле»

Таким образом, в процессе образования формы множественного числа субстантивов в лезгинском языке наблюдается значительные локальные различия. В хлютском говоре эти различия, в частности, сводятся к функционированию отсутствующего в литературном языке маркера множественности- аьр и более широкому использованию форманта – ар.


Литература:

  1. Алексеев М.Е. Вопросы сравнительно-истогрической грамматики лезгинских языков.- Морфология. Синтаксис. -Москва, 1985.

  2. Мейланова У.А. Гюнейский диалект – основа лезгинского литературного языка. -Махачкала, 1970.

  3. Слар П.К. Кюринский язык.- Тбилиси, 1896

3


Обсуждение

Социальные комментарии Cackle