Библиографическое описание:

Барсукова О. В. Изучение особенностей и причин подростковой лжи // Молодой ученый. — 2012. — №2. — С. 216-219.

Исследование проведено во время обучения в ГОУ ВПО Московском городском психолого-педагогическом университете, факультет клинической и специальной психологии, в 2010 г.

Психология понимания и распознавания лжи, много лет разрабатываемая на Западе, для российской науки является относительно новой и мало изученной областью исследования. Об этом свидетельствует как удивительно малое количество публикаций, так и отсутствие каких-либо упоминаний о подобных проблемах в фундаментальных трудах по истории и теории отечественной психологии [3, с. 243].

Вопрос о детской лживости также имеет большое практическое и теоретическое значение. В.В. Зеньковский отмечает, что хотя мы постоянно вносим сами ложь в нашу жизнь, не можем жить без нее, но мы хорошо понимаем ядовитое влияние лжи даже на взрослых, а тем более на детей [2, с. 213]. С практической точки зрения важно понять корень, функцию и условия лживости. С теоретической точки зрения – это явление сложное и запутанное, оно действительно соприкасается с целым рядом основных вопросов психологии детства. Несмотря на это, именно небольшое количество наработок и информации по данной проблеме свидетельствует о том, что она освящена недостаточно. Это и определяет актуальность темы нашего исследования.

Психологический анализ лжи как коммуникативного феномена обнаруживает принципиальные различия в понимании содержания этого понятия в западной и русской культуре. Кроме того, понимание сущности данного понятия отражает принадлежность самого автора к определенной исторической эпохе и культуре. Ложь как особая психологическая реальность рассматривается в двух аспектах: как результат и как процесс [4, № 3]. Понимание феномена лжи возможно через анализ его сущностных характеристик. Ложь различными исследователями рассматривается как: форма преднамеренного морально-предосудительного поведения, присущая человеческому обществу, производными которого являются вина и стыд (В.В. Знаков, П.В. Алексеев, Ю.В. Щербатых, В. Штерн); введение в заблуждение другого человека, внушение ему ложных «верований» (Ж. Дюпра); волевой акт, направленный на результат (О. Липман, П. Экман, С.И. Симоненко); как средство избегания наказания и извлечения выгоды (Д.И. Дубровский, К. Мелитан).

Некоторые современные психологи выделяют «ложь», «обман» и «неправду» как отдельные категории с разными функциями. Другие же, к примеру, П. Экман, не разграничивают ложь, обращая свое внимание не на определение, а на ее функции [6, с. 21]. В целом, можно констатировать, что ложь, обман и неправда являются социально-психологическими компонентами жизнедеятельности человека в обществе. В нашем же исследовании под термином «ложь» понимается феномен общения, состоящий в намеренном искажении действительного положения вещей.

Целью нашего исследования является изучение особенностей и причин лжи подростков, проведение сравнительного анализа отношения ко лжи, и ее особенностей у подростков с проблемами в развитии и их сверстников, обучающихся в общеобразовательной школе.

В ходе предварительного теоретического анализа состояния проблемы лжи в отечественных и зарубежных исследованиях, наметились неоднозначные подходы к пониманию подростковой лжи. Сторонники биологизаторского направления отстаивают идею изначальной предопределенности нравственности. Согласно их позиции такие качества, как правдивость и лживость могут быть врожденными. А если и признается влияние среды, то как фактор замедляющий или ускоряющий развитие качеств, которые даны ребенку от рождения: ложь как творчество и фантазирование, ложь как способность к одновременному фантазированию и искажению истины, ложь как искажение истины с корыстной целью.

Противоположная точка зрения объясняет ложь как явление не только психофизиологическое, но и психосоциальное. К этому мнению и склоняется большинство российских исследователей. Когнитивистская парадигма представляет моральное развитие как процесс адаптации ребенка к требованиям социальной среды, в результате которого происходит формирование лживого поведения. Согласно теориям Пиаже, Колберга и Гиллиган, дети по мере взросления проходят определенные этапы нравственного развития: от полного отрицания к соблюдению определенных норм под внешним контролем и далее – к внутреннему самоконтролю; от эгоистической мотивации следования моральным установкам – к альтруистической; от выполнения правил поведения под угрозой наказания – к сознательному подчинению во избежание самоосуждения. На формирование нравственных ценностей подростка большое влияние оказывают его опыт общения с внешним миром, отношения со сверстниками и родителями [1, с. 7].

Ложь подростков имеет свои характерные особенности, виды и мотивы. Связано это со своеобразием возрастных кризисов, происходящих в процессе генезиса личности. Наиболее распространенные мотивы детской и подростковой лжи: избегание наказания; стремление добыть нечто, чего иначе не получишь; защита друзей от неприятностей; самозащита или защита другого человека; желание не создавать неловкую ситуацию; избегание стыда; охрана личной жизни, защита своей приватности; стремление доказать свое превосходство над тем, в чьих руках власть. Одни причины коренятся в личности подростка (тревожность, агрессивность, эмоциональная возбудимость), другие в его окружении (семья, сверстники), некоторые зависят от пола и возраста [5, с. 280]. Нельзя забывать так же и о влиянии общества, исторической эпохи, в которую развиваются подростки, а также религиозности.

Кроме того, само понятие «ложь» на разных возрастных этапах дети понимают по-разному. Например, до восьмилетнего возраста дети считают ложью любое ложное утверждение, независимо от того, знал ли говоривший о том, что его слова не соответствуют истине. Младшие подростки 12 лет уже не расценивают ложь как безусловное зло. Ложь зависит от обстоятельств. По мере того как дети становятся старше, они не только приобретают навыки успешно обманывать других, но и учатся распознавать, когда обманывают их.

При проведении нашего исследования причин прибегания ко лжи, были использованы следующие методики: методика «Краткий ориентировочный тест» В.Н. Бузина, предназначенная для определения интегрального показателя общих способностей; опросник BIDR Д. Паулуса, адаптации Е.Н. Осина, для определения уровня лживости; методика диагностики самооценки мотивации одобрения Д. Марлоу, Д. Крауна; шкала самооценки уровня тревожности Ч.Д. Спилберга, Ю.Л. Ханина; экспресс-диагностика уровня самооценки Н.П. Фетискина, В.В. Козлова и авторский опросник, составленный в соответствии с целями и задачами исследования.

Общая выборка участников исследования составляет 50 испытуемых. В соответствии с задачами исследования, были выделены следующие две группы испытуемых: экспериментальная (группа «А»): составили 25 человек. Это подростки 14–15 лет с нарушениями поведения и с трудностями в обучении, ученики ГОУ Основной общеобразовательной школы г. Зеленограда, класс коррекционно-развивающего обучения (класс КРО). И контрольная (группа «В»): составили 25 человек. Это группа нормативно развивающихся подростков 14–15 лет, учеников ГОУ Средней общеобразовательной школы, г. Зеленограда.

Основное положение нашего исследования – гипотеза, что наиболее значимыми факторами, влияющими на склонность подростков ко лжи являются: низкий показатель интеллекта, завышенный уровень тревожности, неадекватный уровень самооценки и высокий показатель социальной желательности. Кроме того, предполагалось, что подростки экспериментальной группы «А» имеют не соответствующие норме показатели по вышеперечисленным факторам. Следовательно, отношения ко лжи подростков является более лояльным, чем у их нормативно развивающихся сверстников и они чаще к ней прибегают.

Обработка результатов проводилась на основе статистического пакета SPSS Statistics (Version 17) с применением методов статистической обработки данных. Статистическая значимость полученных результатов сопоставлялась с данными исследований других авторов. Качественный и количественный анализ результатов исследования позволяет сделать следующие выводы.

1. Анализ результатов эмпирического исследования не выявил существенных отличий между двумя группами подростков по показателям: тревожность, самооценка и социальная желательность. Значимая разница наблюдается лишь при рассмотрении уровня развития интеллектуальных способностей. Ученики коррекционного класса значительно отстают по данному показателю от нормативно развивающихся сверстников.

2. Эмпирически подтверждена гипотеза о влиянии уровня самооценки, показателя социальной желательности, влиянии тревожности на проявления лжи подростков. Для нормативно развивающихся подростков более существенной оказалась корреляционная связь между показателями «лживость» и «социальная желательность». В то же время не была четко выявлена взаимосвязь между интеллектом, уровнем умственных способностей подростов и лживостью.

Для подростков с нарушениями поведения и с трудностями в обучении (ученики классов КРО), более значимыми оказались связи между показателями «лживость» и «интеллект»; показателями «лживость» и «социальная желательность»; между показателями «лживость» и «тревожность».

3. Эмпирическим путем выявлено, что доминирующими мотивами и причинами прибегания ко лжи для подростков двух групп, являются «ложь из боязни наказания» и «ложь из стремления к похвале». Это было установлено как при помощи количественного анализа, так и с помощью анализа анкетных данных.

4. Половая принадлежность также влияет на отношение ко лжи. Как показал анализ составленного опросника, мальчики склонны к более суровым мерам наказания, чем девочки. Если мальчики в 19% случаев высказывают желание применить физическую меру наказания, т. е. «избить» друзей в случае уличения их во лжи, то девочки предпочитают способ словесного воздействия на лгунов. Кроме того, анализ гендерных различий показывает, что у мальчиков преобладает количество ответов, в которых причиной лжи указывается стереотипная реакция на определенную ситуацию, а девочки в большей степени, чем мальчики, считают, что ложь появляется в ситуациях, угрожающих каким-либо образом личности.

Полученные результаты свидетельствуют, что девочки в 53% случаев прибегают именно ко «лжи из боязни наказания» в ситуации общения с родителями и в 60% в ситуации общения с учителями. В тоже время не установлено, что «ложь из стремления к похвале» является для девочек весомой причиной солгать родителям, и только 20% девочек лгут учителям из страха наказания. Кроме того, они чаще мальчиков указывают в качестве причин лжи альтруистические мотивы с доминирующим при этом желанием «спасти другого», «не хотела ругаться с друзьями и портить отношения». Полученные нами данные согласуются с исследованием половых различий в понимании причин лжи В.В. Знакова, по результатам которого он отмечает в женской выборке отчетливо выраженную приверженность к добродетельной лжи.

У мальчиков наблюдается несколько иная картина. Мальчики в 33% случаев прибегают ко «лжи из боязни наказания» в ситуации общения с родителями и в 33% в ситуации общения с учителями. В 24% мальчики прибегают ко «лжи из стремления к похвале» в общении с родителями, и в 33% с учителями. В ситуации общения со сверстниками подростки чаще выбирают ложь с целью «быть принятыми в компании» и стремление лучше выглядеть в глазах друзей.

Болезненней всего старшие подростки обоих полов воспринимают ложь со стороны друзей. Но и здесь гендерные различия достаточно сильно проявляются в отношении ко лжи. В частности, девочки гораздо чаще стремятся идти на контакт с лжецом, выражая желание узнать причину его лжи и, возможно, его простить. В случае негативной реакции девочки давали следующие ответы: «Очень сильно бы обиделась»; «Расстроилась бы»; «Перестала бы с ними общаться». Мальчики реагируют на сказанную им ложь более агрессивно и безапелляционно. Для них часты и характерны следующие варианты ответов: «Я бы перестал с ними дружить»; «Сильно бы разозлился»; «Избил бы». Последнее высказывание встречается даже несколько чаще прочих.

Авторский опросник, составленный в соответствии с целями и задачами нашего исследования дополняет уже полученные результаты в ходе количественного анализа данных. Качественный анализ содержания определений лжи показывает, что подростки 14–15 лет вполне адекватно и типично (вне зависимости от возраста и пола) понимают и интерпретируют понятие «ложь»: «искаженная истина», «ложь – неправда», «это – когда люди лгут», «нечестное отношение к другим» и т.д. В целом, подростками ложь воспринимается как неправда, искажение истины, которое может выражаться в вербальной или невербальной форме. Примерно каждый четвертый подросток в определение лжи (хотя по инструкции этого не требовалось) включает оценочные суждения относительно данной нравственной категории (то есть высказывает свое отношение), указывает на причины лжи, ее последствия и способы борьбы с этим явлением.

Подростки двух групп не считают ложь исключительно негативным явлением, требующим разоблачения и наказания. В их ответах на вопросы анкеты часто встречаются утверждения, оправдывающие ложь: «Иногда она необходима, но все равно, не приятно, когда тебе лгут»; «Иногда ложь может быть полезной, но рано или поздно это узнают»; «Ложь может быть полезна, если она направлена на хорошее дело»; «Ложь может быть полезна, но только в меру». Подобного лояльного отношения ко лжи придерживаются 93% девочек и 76% мальчиков. Ложь как безусловное и абсолютное зло воспринимается лишь 7% девочек и 24% мальчиков. Подростки, усматривая ложь как зло, дают следующие ответы: «Ложь всегда вредна»; «Она никогда не может быть полезна»; «Если мы будем обманывать, то от нас отвернутся самые близкие и родные люди». Итак, гипотеза исследования подтверждена, – личностные особенности подростков оказывают влияние на их отношение ко лжи. Подростки, имеющие высокие баллы по показателям: тревожность, завышенный уровень социальной желательности и имеющие неадекватный уровень самооценки более склонны ко лжи. В то же время, эмпирически не доказано, что уровень интеллекта действительно влияет на склонность подростков ко лжи.

Наиболее значимой причиной лжи подростки считают ложь из самосохранения. Ложь из эгоизма, ложь из лучших побуждений, ложь из хвастовства находятся приблизительно в равных позициях. Исследование подтвердило предположение, что наиболее часто называемыми причинами лжи являются «ложь из боязни наказания» и «ложь из стремления к похвале».


Литература:
  1. Душина Е.А. Особенности отношения ко лжи современных школьников // Автореферат (на правах рукописи). – Москва, 2000.

  2. Зеньковский В.В. Психология детства. М.: 1996.

  3. Знаков В.В. Западные и русские традиции в понимании лжи: размышления российского психолога над исследованиями Пола Экмана: Послесловие к кн.: Экман П. Психология лжи – СПб.: Питер, 2009.

  4. Симоненко С.И. Психологические основания оценки ложности и правдивости сообщений // Вопросы психологии, 1998, № 3.

  5. Фридман Л.М. Психология детей и подростков: Справочник для учителей и воспитателей. М., 2004.

  6. Экман П. Психология лжи. – СПб.: Питер, 2009.



Обсуждение

Социальные комментарии Cackle