Библиографическое описание:

Неделяева Н. Н. Ценностное отношение к болезни как феномен массового сознания // Молодой ученый. — 2012. — №2. — С. 172-177.

В настоящее время проблеме здоровья человека и общества посвящено множество трудов в различных отраслях науки. Данный предмет давно вышел из категории исключительно естественнонаучных исследований, подняв на общее обозрение проблемы социального и личностного развития. Философы, социологи, психологи акцентируют внимание на аксиологических и акмеологических аспектах здоровья. В обыденном и теоретическом сознании здоровье рассматривается в оппозиции к болезни. Это выражается в следующем: если ценность здоровья не вызывает сомнения, то концепт «болезнь» сам по себе имеет негативную окраску из-за однокоренного слова «боль». С узкобиологической точки зрения, болезнь является таким же полноправным состоянием организма, как и здоровье, что дает основание рассматривать его с позиции диалектического и синергетического подходов. Здоровье и болезнь интерпретируются набором противоположных символов и образов, лежащих в основе представлений массового сознания. Между тем, утверждение «здоровье — это отсутствие болезней» обосновано подвергается критике.

Философия болезни как предмет исследования среди отечественных авторов менее популярен, чем среди зарубежных, и, как правило, имеет популистский характер. Еще мыслители античного мира указывали на наличие промежуточного состояния между ними (Гален, Гиппократ, Авиценна). Позже физиологи ввели понятие «гомеостаз»: состояние равновесия внутренней среды организма с окружающей средой. Канадский врач Г. Селье подчеркивал в этой связи участие болезни для приспособления к меняющимся условиям обоих сред, определяя болезнь как борьбу за гомеостаз или борьбу за здоровье. Болезнь, а вернее, болезнетворный фактор, выполняет роль пускового механизма адаптации. В этом случае стирается граница, где заканчивается здоровье и начинается болезнь.

Влияние ценностного отношения к болезни в контексте массового сознания проявляется, по нашему мнению, на следующих уровнях: общественно-историческом, индивидуальном, религиозном и социокультурном.

На общественно-историческом уровне демонстрируется роль отношения к болезни, повлиявшего на ход событий, которые привели к существенным изменениям в истории общества. В качестве примера можно назвать болезнь для раба в Древней Греции и Риме, которая представляла собой гарант свободы [6]. Подобное обстоятельство послужило причиной возникновения феодального строя, когда свободных больных рабов принимали миссионеры христианской церкви. Ценностное отношение к болезни как к земному воздаянию за грехи характерно для эпохи Средневековья. Это послужило одной из причин пренебрежительного отношения к правилам санитарии и гигиены, что привело в дальнейшем к пандемии чумы и становлению эпохи Возрождения. В настоящее время ценностное отношение к болезни проявляется в возможности использовать ее как фактор манипулирования массовым сознанием для коммерческой выгоды фармацевтических и медицинских компаний. Кроме того, болезнь сегодня — это нередко льготы, оправдание, алиби. Последствия подобного отношения выражаются уже сейчас в форме повсеместной безответственности и неорганизованности.

Индивидуально-личностный уровень отражает представления человека о своей болезни, основанные на чувственных ощущениях. Так, феномен болезни, ее семиотическая характеристика рассматривается исключительно в рамках телесности некоторыми психологами: .В. Николаевой, И. Яломом, И.Г. Беспалько, А.Ш. Тхостовым и др. В книге «Психология телесности» (2002) А.Ш. Тхостов исследует отношение психически здоровых людей к своей болезни, рассматривая его через призму потребностей, ценностей и мотивов [7, с. 266]. При этом, как считает автор, индивидуальное и общественное сознание не изменяют физиологической составляющей в человеке, но независимо для своей структуры дополняют его [7, с. 23]. Автор рассматривает болезнь человека в двух полюсах — личностном (на уровне осознания) и телесном (на уровне интерцепции).

Ценностное отношение к болезни или здоровью напрямую зависит от восприятия человеком своей телесности. Последняя, согласно исследованиям профессора Х. Хенсели, проявляется в одном из трех вариантов отношений: эстезиологический (человек не берет в расчет свою духовную составляющую, всецело персонифицируя свое Я с телом, физические потребности на первом месте), кинематологический (тело — средство для достижения целей, первичными становятся потребности в карьерном росте, получении признания), объективно-научный (осознание духовной составляющей, первичная потребность в самоактуализации и личностном росте) [13]. Ценностное понимание болезни характерно в большей степени для последнего случая, где телесные переживания осознаются в непосредственной зависимости от их когнитивной интерпретации. Как и телесность не должна брать верх над человеческим существом, так и болезнь не должна манипулировать сознанием человека. Напротив, используя болезнь как инструмент самопознания, человек может перешагнуть неведомый рубеж своих возможностей.

На индивидуальном уровне болезнь выполняет сигнальную функцию, обращает внимание человека к его «самости». Благодаря болезни человек получает важный жизненный опыт, познает себя и окружающий мир. Опыт болезни, согласно иностранным авторам помогает в поиске новых решений и смысла жизни (M. Newman, A. Young, И. Ялом). Философ Нового времени Рауль Рихтер высказал интересную мысль, что о мудрости своего организма и о собственной глупости люди начинают вспоминать только во время болезни.

Ценностное отношение к болезни находит отражение на религиозном уровне. Еще Феофан Затворник в конце XIX века писал, что болезни служат нам и на спасение и на погибель: все зависит от того, как с ними обращаться [8]. Современные отцы церкви также уверены в «очистительной» силе болезней, но при этом они не отрицают роли медицинских достижений для их лечения и предупреждения. Соразмерно с этим существует и негативная религиозная трактовка болезни. Она заключается в том, что болезнь возникает скорее из-за духовной несостоятельности человека, чем из-за физической. Здесь также можно подчеркнуть ценность болезни как некоего индикатора духовного несовершенства. Священнослужители часто приписывают болезням ортодоксальную ценность. Согласно Феофану Затворнику болезнь посылается человеку Всевышним в следующих случаях: чтобы отвлечь негативные события (когда во время болезни человек откладывает поездку или встречу), чтобы научить смирению, чтобы человек осознал греховность своего существования и болезнью искупил грехи. Монахи говорят про себя: «Давно не болею — видно Бог обо мне». На религиозном уровне болезнь выполняет фидеистическую роль, о которой говорит пасторальная медицина. Представителем философии фидеизма является М. Монтень: «Болезнь, присущая всем, для каждого в отдельности есть здоровье; единообразие – качество, противоборствующее распаду» [5].

Данная цитата распространяется и на социокультурный уровень ценностного отношения к здоровью. Многие болезни не проявляют себя открыто или их проявления имеют такое распространение в обществе, что за ними не принято видеть отклонение от нормы. Социокультурный уровень демонстрирует отношение к болезни как фактору развития или деградации общества. Болезнь — это всегда опыт, пограничное состояние между жизнью и смертью. Переживание болезней необходимо для эволюции общества. К. Маркс утверждал, что «болезнь — это стесненная в своей свободе жизнь». Болезнь здесь — это препятствие общественному развитию. Об утопическом обществе без болезней писали такие постмодернисты, как Ф. Фукуяма, О. Тоффлер. Р. Мэй также рассматривает болезнь в социально-культурном контексте и видит в ней способ разрешения социального конфликта. Благодаря болезни человек может снять с себя ответственность. С давних времен болезни были способом спекуляции и шантажа. М. Монтень говорил, что существуют люди, ненавидящие здоровье, потому что оно не вызывает жалости. С развитием рыночной экономики спекулятивная функция болезней приобрела глобальные масштабы. Об этом говорит все возрастающее число медицинских учреждений (диспансеров, стационаров, больниц, аптек), расширение ассортимента лекарственных средств, появление платной медицины. Медицина, сестра философии (как ее называл Демокрит), благородное из всех искусств (как говорил Гиппократ), стала служанкой капитализма. Все больше независимых исследователей феноменов здоровья и болезни сходятся во мнении, что современная медицина, по большей части, направлена на увеличение числа болезней, чем на выработку способов их эффективного лечения и предупреждения (Д.Д. Венедиктов, В.В. Коновалов, И.В. Журавлева и другие). Оппозиционный конфликт между здоровьем и болезнью все больше нарастает за счет распространения современных мифов и предрассудков. Помогают в этом деятельность средств массовой информации и массовой коммуникации. Современное общество находится в противоречивом положении. С одной стороны подчеркивается инструментальная ценность здоровья для нормального течения производства, а с другой — рынок медицинских и фармацевтических услуг нуждается для своего существования в постоянном росте числа потребителей.

Интересна точка зрения К. Ясперса на феномен отношения общества к болезням в современных условиях: «Если существование более не поддерживается душевными силами, становится невыносимым в невозможности даже постигнуть его значение, человек устремляется в свою болезнь, которая как нечто обозримое охватывает его и защищает» [11, с. 65]. Автор объясняет это тем, что в настоящее время научно-технического прогресса человеческая жизнь стала настолько автоматизированной, что ее смысл утрачивается в погоне за удобствами и миражом здоровья. Болезнь способна придать жизни определенный смысл, заполнить пустоту и позволить человеку ощутить себя полезным хотя бы для медицинских учреждений. Особенно это имеет место для людей пенсионного возраста, исчерпавших резерв своей работоспособности для общества.

В научном мире существует следующая позитивная трактовка болезни, основанная на том, что последняя выполняет роль перехода человеческого организма в качественно новое состояние (например, приобретенный иммунитет) [2]. Мы считаем, что только при правильном отношении к болезни, основанном на понимании ее не как процесса разрушения, а как естественной реакции организма на воздействие окружающей среды, возможна позитивная перестройка ценностных ориентаций массового сознания.

Про естественную природу болезней писал еще Гиппократ. Эта точка зрения прямо противоположна суждению пифагорейцев, которые считали болезнь противоестественным состоянием в оппозицию здоровья. В силу данной позиции они не признавали существование промежуточных состояний между ними. Франсуа де Ларошфуко считал болезнь настолько естественной для человека, что, судя по его трактовке процесса выздоровления, которое он принимал либо за временное облегчение старого недуга, либо начало нового, можно заключить, что человек все время пребывает в болезни [4].

Сторонниками жесткой оппозиции здоровья и болезни был также Эпикур, с идеями которого соглашался Николай Кузанский. Эпикур утверждал, что не может быть одинаковых целей и результатов у таких противоположностей, как здоровье и болезнь [9, с. 78]. Тем не менее, исходя из наших предыдущих размышлений, целью больного человека является возвращение здоровья, а здоровый человек часто абстрагируется от своей телесности, не придавая значения своему состоянию до определенного момента, ограниченного пределом безразличия к сигналам организма. Цели здорового и больного человека совпадают в одном — обустройство благополучия жизни. Только в первом случае это обустройство направлено на преобразование окружающей действительности, а во втором — на нормализацию состояния организма. В качестве исключения здесь следует назвать некоторых деятелей науки, искусства и политики, которые творили, самоактуализировались и приносили пользу обществу вопреки болезни (Бетховен, Ф. Рузвельт, С. Хокинг). Кроме того, американский психолог А. Адлер отмечает, что многие великие люди страдали психическими расстройствами (Декарт, Паскаль, Ньютон, Фарадей, Дарвин; философы — Платон, Кант, Шопенгауэр, Эмерсон, Спенсер, Ницше, Джеймс и другие) [1].

Для понимания проблемы феномена ценностного отношения к болезни в массовом сознании следует различать психическую болезнь, смертельную болезнь, обострение какого-то заболевания и легкое недомогание. Во всех случаях концепты «здоровье» и «болезнь» будут различаться. Так, Р.В. Коннер наблюдает у своих пациентов ситуации, когда болезнь невольно приобретает экзистенциальную ценность [3]. В этом случае для смертельно больного человека здоровье перестает быть средством для реализации многочисленных жизненных планов, он больше не относится к своему здоровью как к инструментальной ценности, то есть с потребительской точки зрения. Тогда возникает третий вид отношения: резкое чувство страдания по утрате здоровья, ненависть к своей болезни из-за внезапно возникшей, незапланированной физической недееспособности.

П.Б. Ганнушкин видит причину размытого понимания и восприятия здоровья и болезни в нормоцентричности этих понятий. Норма позволяет держать общественный и личностный прогресс в определенных рамках, она служит направляющим ориентиром развития и создает впечатление стабильности или, по крайней мере, вероятности существования этой стабильности. Строго регламентированные, проверенные поколениями, нормы определяют такие же ценности в обществе, которые приобретают ярко выраженный биполярный характер. В нашем случае он выражается простой аксиомой: «здоровье — хорошо», «болезнь — плохо». Между тем, структура ценностных ориентаций массового сознания настолько сложна, что понятие нормы утрачивает свои жесткие рамки и становится субъективным, зависимым от множества факторов, в том числе модных тенденций, деятельности масс-медиа, социальной обстановки, экономический факторов, господствующих мировоззренческих систем и политического режима.

Дифференциация здоровья на физическое, психическое и социальное подразумевает такое же терминологическое ранжирование и для болезни. Болезнь на физическом плане, как расстройство нормального функционирования органов и систем, возникшая под влиянием множества факторов (образа жизни, генетических, травматических и других факторов), может привести к отклонению на духовно-психическом уровне (ценности, мотивация, потребности), что на фоне существующей в обществе социокультурной, экономической и политической обстановки может привести к социальной болезни. Например, человек пускается во все тяжкие из-за неизлечимой болезни или недостатка средств на лечение. Чем больше социальных болезней, обостренных таком образом, тем сильнее обратная связь, когда негативная обстановка в обществе, дисбаланс ценностей, неуверенность в завтрашнем дне ведет к психическим отклонениям, что заставляют человека вносить деструктивные изменения в образ жизни и портить свое физическое здоровье.

Ряд исследователей (П.Б. Ганнушкин, Д.А. Леонтьев, Э.И. Аухадеев и др.) считают, что приоритетным для нормального функционирования общества является психическое здоровье составляющих его индивидов. Оппозицией к этому тезису служат мнения ученых, считающих, что понятие и понимание психического здоровья сильно зависит от социальных устоев в обществе и потому его почти невозможно поставить в определенные рамки между нормой и болезнью в силу субъективности первого (Т. Сас, Ж. Фуко). Психическая болезнь приобретает положительную ценностную окраску и называется «формой здоровья», когда это угодно социально-политическим настроениям правящей элиты. Например, в 1990 году гомосексуализм был исключен из списка международной классификации болезней.

Широкий спектр социальных болезней (алкоголизм, наркомания, табакокурение, проституция, туберкулез, СПИД) отражает комплекс взаимосвязанных проблем общества, которые, как правило, решаются принятием законодательствами стран жестких мер по устранению субъективного фактора (сухой закон, антитабачные кампании, расстрел наркоторговцев в странах Азии). Проблема кроется не в наличии или отсутствии стимулирующих веществ в продаже, денег для нормального существования. Мы считаем, что главная причина социальных болезней кроется в ценностно-мотивационной сфере человека и общества. Социальные болезни имеют ценностное значение для легальных и нелегальных предприятий по производству табака, алкоголя, наркотиков.

Э. Фромм в книге «Иметь или быть?» (1977) дает интересную интерпретацию болезням, которые зависят, прежде всего, от порога терпимости общества. Так, скупость, честолюбие, разврат автор называет формами сумасшествия, то есть психическими болезнями, получившими широкое, практически беспрепятственное, «признание» в обществе. По нашему мнению, социальные болезни — это те болезни, что вызывают в обществе моральный диссонанс такой силы, что становятся опасными для его нормального развития и прогресса. Социальные болезни можно также назвать пороками человека, которые получили распространение в разных слоях населения такого масштаба, что поставили под угрозу высшие добродетели и привели к противостоянию двух типов свобод: свободы разрушения и свободы созидания.

Ирвин Ялом выделяет в болезни две составляющие: опасность и возможность. В случае высокой вероятности смертельного исхода для человека они заключают в себе экзистенциональный конфликт: желание жить и неизбежность смерти [10]. Это совпадает с представлениями врачевателей Древнего Китая: болезнь возникает при нарушении системы «микрокосм-макрокосм». Болезнь — всегда следствие страданий, но не их причина. Человек страдает, не потому что он болеет. Правильным будет считать, что он болеет, потому что пострадал. Если мы обратимся к значению слова «страдание», то обнаружим, что оно обозначает явление, при котором объект испытывает неприятный опыт. Врачи-философы древности учат смотреть в корень проблемы. Они видят причину болезни не в нарушении функционирования органов и систем, а скорее это самое нарушение — в дисгармонии человека с окружающим миром, происходящее осознанно или случайно. В современных условиях — это нарушение правил личной гигиены, безопасности, пренебрежение профилактическими программами и т.д.

По нашему мнению, лучше всего про ценностное отношение к болезни высказал экзистенционалист А. Камю: «болезнь — это крест, но может быть и опора. Идеально было бы взять у нее силу и отвергнуть слабости. Пусть она станет убежищем, которое придает силу в нужный момент. А если платить нужно страданиями и отречениями — заплатим». Ценностное отношение к болезни проявляется через мотивацию, которая возникает в ответ на болезнетворный фактор.

Таким образом, мы выделяем следующие причины, которые в совокупности создают благодатную почву для развития негативного отношения к болезням в современном массовом сознании:

  • физиологический редукционизм современной медицины (проблема ценностного восприятия болезни массовым сознанием заключается в том, что ее манифестация современными врачами находится в рамках биологической реальности);

  • конфликт патерналистской и индивидуалистической моделей отношений врача и пациента;

  • выгода коммерциализированных медицинских учреждений, которая влечет за собой поддержание мифа о неминуемой опасности практически любой болезни, если не принять необходимые и недешевые меры;

  • инструментальная характеристика ценности здоровья, которое считается важным источником социально-экономического благополучия.

Между здоровьем и болезнью существует целый спектр переходных состояний. Если здоровье и болезнь уже давно упоминаются в гуманитарных исследования, то промежуточные фазы между ними, такие как преморбидность (состояние, предшествующее развитию болезни) и реконвалесценция (состояние выздоровления) используются как правило медицинскими науками. С нашей точки зрения, они являются наиболее интересными в виду наличия в каждом переломных моментов, когда происходит переоценка ценностей, анализ текущего состояния по сравнению с предшествующим и делаются выводы, касающиеся дальнейших действий. Таким образом, сами конечные детерминанты этого спектра (здоровье и болезнь) не имеют четкой, безоговорочной интерпретации, а их промежуточные состояния демонстрируют процессуальный характер отношения массового сознания к данным феноменам.

В массовом сознании концептуальные представления о здоровье и болезни имеют ярко выраженный дуалистический характер. Болезнь — это страдание, нарушение, помеха, дисбаланс. Стоит отметить субъективность этих определений, которая является основным препятствием к правильному пониманию рассматриваемых феноменов. Болезнь выступает на органическом уровне как факт нарушения нормального функционирования организма, причина изменения состояния организма, перестройке или адаптации; на духовном уровне — как стимул к личностному росту, переосмыслению ценностей, как фактор самоактуализации; на социальном уровне — как индикатор состояния и развития общества. Тем не менее, болезнь становится частью обыденной жизни. К больным людям относятся толерантно, с состраданием. Болезнь приобретает ценностный образ и считаться обычным состоянием, характерным для современных темпов жизни и окружающей среды. Таким образом, преморбидное (при переходе здорового состояния в больное) и реконвалесцентное (при переходе больного состояния в здорового) состояния, в котором находится большинство людей и объясняют его индивидуальными особенностями организма или плохой экологией создают такие же, преморбидные или реконвалесцентные стратегии формирования образа здоровья. Последнее объясняет суть эгологического или персонифицированного подхода к пониманию феноменов здоровья и болезни, имеющий под собой следующие основания: несостоятельность нормоцентрической картины мира, индивидуалистические тенденции в оценке качества здоровья и болезни, возрастание потребности в самоактуализации. Эти же основания обусловливают ценностное отношение к болезни в массовом сознании, которое выражается в понимании ее как жизненного стимула, раскрывающего комплекс непроявленных в обычном состоянии возможностей. Болезнь также, как и здоровье, может являться фактором свободной самоактуализации личности, необходимой для позитивного преобразования общества.


Литература:

      1. Гончаренко Н.В. Гении в искусстве и науке. – М.: Искусство, 1991. – 430 с.

      2. Горский Ю.М. Гомеостатика: модели, свойства, патологии // Гомеостатика живых, технических, социальных и экологических систем. – Новосибирск: Наука, Сиб.Отд.–1990.– С. 20-67.

      3. Коннер Р.В. Современные психотерапевтические подходы к лечению болезней и улучшению здоровья. – Новосибирск: Экор. – 1999.

      4. Ларошфуко Ф. Максимы и моральные размышления // Библиотека Максима Мошкова [Электронный ресурс] / Сост. М. Мошков. — Режим доступа: http://lib.ru/INOOLD/LAROSHFUKO/larosh1_3.txt (Дата обращения: 25.01.2012).

      5. Монтень М. Опыты. Кн. 1. – М.: Эксмо, 2003. — 832 с.

      6. Сорокина Т.С. История медицины. – М.: Академия, 2006. – 559 с.

      7. Тхостов А. Ш. Психология телесности. – М.: Смысл, 2002. – 287 с.

      8. Святитель Феофан Затворник. Наставления в духовной жизни. – М.: Посад, 1994. – 187 с.

      9. Соколов В.В. Философия древности и средневековья // Антология мировой философии в четырех томах. Том 1. Философия древности и средневековья. Часть 1. – М.: «Мысль», 1969.

      10. Ялом И. Экзистенциальная психотерапия // Библиотека Фонда содействия развитию психической культуры [Электронный ресурс] / И. Ялом — Режим доступа: http://psylib.org.ua/books/yalom01/txt01.htm.

      1. Ясперс К. Власть массы // К. Ясперс, Ж. Бодрийар. Призрак толпы. – М.: Алгоритм, 2007. – С. 10-185.

      2. Hencel H. The Admits of Scientific Methods in Medicine // A New Image of Man In Medicine. – Vol. 1. – N.Y., 1977. – P. 65-83.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle