Библиографическое описание:

Скобарев А. А., Лячин В. И. Двойственность и противоречия интеллектуальной собственности в развитой рыночной экономике // Молодой ученый. — 2012. — №2. — С. 139-144.

В настоящее время многие экономисты сходятся во мнении, что «ключевым институтом, обеспечивающим рост, является защищаемое государством право собственности» [2, c. 320]. Отношения частной собственности достаточно долгое время оставались неизменными, в то время как в структуре производительных сил произошли значительные изменения во второй половине XX начале XXI в. – важнейшую роль приобрела производительная сила интеллектуального труда. Сегодня это изменение проявляется, в частности, в том, что компании тяжелой промышленности больше не являются, как в первой половине XX в., флагманами экономики, на смену им пришли телекоммуникационные, электротехнические и биотехнологические компании, деятельность которых основана на использовании интеллектуального труда [3, c. 11].

Интеллектуальная собственность образует фундамент для развития капиталистической экономики, основанной на интеллектуальном труде. Однако на современном этапе развития рыночной экономики отношения интеллектуальной собственности начинают вступать в противоречие с производительной силой интеллектуального труда, а рыночные механизмы оказываются неэффективными при обмене продуктами интеллектуального труда [3, c. 118].

В контексте описанных проблем перед экономической наукой встает целый комплекс важных задач: исследовать сущность интеллектуальной собственности, определить как в этой сущности обоснованы противоречия интеллектуальной собственности, проанализировать зарождение и развитие этих противоречий и, наконец, предложить такие способы разрешения противоречий интеллектуальной собственности, которые позволили бы реально, на практике, повысить эффективности использования производительной силы интеллектуального труда на национальном уровне и на уровне предприятий.

Данная статья представляет собой сжатое описание разработанного авторами подхода к пониманию экономической сущности и противоречий интеллектуальной собственности в развитой рыночной экономике.

Вполне естественно, что интеллектуальный труд является одной из базовых категорий, понимание которой необходимо для анализа сущности интеллектуальной собственности.

Хотя интеллектуальный и физический труд состоят из одинакового набора простых элементов – целесообразной деятельности, предметов труда и средств труда – составляющие интеллектуального труда всё же имеют свою специфику. Подобно тому, как первым предметом, к которому человек приложил свой физический труд, была земля, так и первоначальным предметом приложения интеллектуального труда является множество идей, существующих объективно, вне зависимости от действий и воли человека. Все идеи, которые за счет приложения интеллектуального труда вырываются из непосредственной связи со своим абстрактно-идеальным бытием, являются данными природой предметами интеллектуального труда. Например, конструкция механизма, которую изобретают, вырывая из стихии ее идеального бытия – из бесконечного множества сочетаний конструктивных элементов. Или музыкальное произведение: его сочиняют, вырывая определенные сочетания звуков из стихии их идеального бытия, которая представляет собой бесконечное множество звуковых сочетаний.

Специфичны и средства интеллектуального труда, которые представляют собой методы познания. Сюда относятся и такие общие методы как диалектика, формальная логика, дедукция, индукция, так и специализированные – математический анализ, семантический анализ и т.п. С помощью методов познания человек переносит свой интеллектуальный труд на объективно существующие идеи, вследствие чего идеи вырываются из их идеального бытия и принимают материально-определенную форму.

Используя концепцию отчуждения труда, разработанную Ф. Гегелем и К. Марксом, мы проанализировали процесс применения интеллектуального труда в его отчужденной форме, т.е. в форме интеллектуальной собственности. Для этого мы использовали модель со следующими вводными условиями:

  1. товары продаются по ценам производства, и средняя цена производства определяет среднюю цену продажи;

  2. цена производства = цена продажи = стоимость потребленного постоянного капитала + стоимость потребленного переменного капитала + прибыль.

В рамках этой модели мы смоделировали три ситуации, характеризующие различные условия использования технологии, как продукта интеллектуального труда:

  1. технология является общедоступной, то есть находится в общественной собственности и ее использование является свободным;

  2. технология овеществлена в мозге рабочего (инженера), известна только ему и может применяться только им;

  3. технология является общедоступной, овеществлена в мозге рабочего или коллектива рабочих, но при этом технология защищена патентом и имущественные права на нее принадлежат некоторой фирме.

В результате анализа и рассуждений нами были сформулированы следующие особенности использования интеллектуального труда, овеществленного в технологии. Во-первых, внутренне присущие интеллектуальному труду (технологиям) свойства позволяют при его потреблении в процессе производства создавать продукты с затратами труда ниже общественно–необходимых, т.е увеличивать производительность труда, что позволяет говорить о внутренне присущих интеллектуальному труду производительных силах. Во-вторых процесс перенесения стоимости технологии на продукт отличается от процесса перенесения стоимости машин и оборудования: движение стоимости овеществленного в технологии интеллектуального труда направлено на постоянное расширение сферы своего приложения и стеснено только вероятностью морального износа технологии, в то время как стоимость, заключенная в оборудовании, также стремится перенестись на как можно большее количество продукта труда, но при этом всегда вынуждена «оглядываться» на материальный износ своего физического тела (машины) и оптимизировать его использование. Наконец, в-третьих, человеческая природа интеллектуального труда создает препятствия на пути масштабного использования его производительной силы, но будучи отчужденным в форме интеллектуальной собственности интеллектуальный труд теряет свою человеческую, индивидуальную природу и становится обобществленным трудом.

Последнюю особенность применения интеллектуального труда следует рассмотреть более подробно. То обстоятельство, что технология обычно применяется фирмой как часть рабочей силы, т.е. как продукт интеллектуального труда конкретного работника, налагает свои особенности. Во-первых, каждое применение технологии будет означать и применение всей рабочей силы рабочего-носителя технологии, что приведет к переносу стоимости этой рабочей силы на продукт. Во-вторых, технология не может быть одновременно применена в нескольких производственных процессах ввиду очевидных ограничений ее «физической оболочки». В-третьих, для фирмы существуют сразу несколько угроз потери технологии: она может быть копирована конкурентами с помощью обратного инжиниринга или независимо изобретена другой фирмой, технология может перейти к конкуренту вместе с работником, в мозге которого она овеществлена, или может быть утеряна в результате физической гибели своего носителя.

Наряду с указанными негативными моментами фирма сталкивается еще с одной «трудностью». Дело в том, что применение технологий в производственном процессе, как правило, сопровождается улучшением этих технологий, которое происходит за счет нахождения путей их наиболее эффективного использования [3, c. 126]. Зарубежные специалисты называют это явление «learning by doing» – обучение в процессе применения. Особенно интенсивно этот процесс проходит в условиях крупной промышленности, где технологии применяются сознательно и на научной основе. С экономической точки зрения, интенсивное использование технологии приводит как к улучшению ее качественных характеристик, то есть к увеличению ее потребительной стоимости, так и к увеличению величины ее стоимости за счет овеществления в ней дополнительного интеллектуального труда. То есть с развитием технологии возрастает и количество переносимой с нее на продукт стоимости. Очевидно, что, по крайней мере, на первоначальных этапах развития технологии рост стоимости, переносимой с нее на продукт, перекрывается еще более значительным вытеснением живого труда и прочими экономическими эффектами. Однако эти эффекты проявляются в полной мере лишь при максимально широком и интенсивном использовании технологии в производстве, для чего физическая оболочка носителя технологии является скорее препятствием. Таким образом, для фирмы более привлекательной была бы такая форма использования технологии, которая позволяла бы применить производительную силу интеллектуального труда для увеличения добавочной стоимости, при одновременном снятии недостатков, связанных с физической природой источника интеллектуального труда, то есть человека. Как раз такой подходящей формой является форма отчужденного интеллектуального труда, то есть – интеллектуальная собственность.

Таким образом, мы приходим к выводу, что отношение интеллектуальной собственности является формой, в которой общество отчуждает производительные силы интеллектуального труда для их последующего использования.

Наряду с этим, интеллектуальная собственность проявляет свою экономическую сущность еще в одной форме – в развитой рыночной экономике интеллектуальная собственность становится базисом распределения интеллектуальной ренты.

Дело в том, что помимо распоряжения некоторым количеством интеллектуального труда, интеллектуальная собственность предполагает и монопольное распоряжение результатом этого интеллектуального труда – материально-определенной формой идеи (технологией). Собственно материально-определенная форма идеи и интеллектуальный труд являются неделимым целым (формой и содержанием) и совместно выступают как объект интеллектуальной собственности. Без приложения интеллектуального труда идея оставалась бы в своей абстрактно-идеальной форме, не была бы известна человеку, и, соответственно, не могла быть полезно использована в сфере материального производства. Также, без сведения абстрактной идеи к ее материально-определенной форме, интеллектуальный труд не являлся бы целесообразным производительным трудом. Однако, в результате анализа ряда патентных формул, нами была выявлена закономерность, указывающая на то, что объектом интеллектуальной собственности является не только материально-определенная форма идеи, но и ее идеально-абстрактная форма. В форме интеллектуальной собственности обществом отчуждаются не только обработанные интеллектуальным трудом идеи, но и абстрактные формы этих идей, которые в случае с техническими знаниями представляют собой общие принципы функционирования технических систем.

Следовательно, далее мы исследовали значение монопольного распоряжения абстрактными идеями в рамках описанной выше модели и пришли к следующим выводам. Если объективно существующая (техническая) идея, отчужденная в форме интеллектуальной собственности, монополизируется неким правообладателем, то он может допускать или не допускать ее применение предприятиями в процессе производства. Но предприятие, как персонифицированный капитал, не может создать эту идею (например, технологию) из себя. Поэтому добавочная прибыль правообладателя будет возникать не из производительных сил интеллектуального труда, овеществленных в технологии, а из применения ограниченной, монополизированной естественной силы. В этих условиях добавочная прибыль превращается в интеллектуальную ренту – доход на монополизированную объективную идею (на интеллектуальную собственность).

По своей сути рента – это доход от монопольного распоряжения некоторой природной силой. В нашем случае такой силой может являться определенный физический эффект, технический принцип или свойство вещества, представленные в форме абстрактных идей. Поскольку эти идеи могут быть посредством интеллектуального труда вовлечены в сферу материального производства, далее отчуждены и монополизированы, то дополнительная прибыль от применения этих идей принимает форму интеллектуальной ренты. Можно сказать, что интеллектуальная рента это та форма, в которой интеллектуальная собственность находит свое экономическое бытие.

Таким образом, исследовав сущность интеллектуальной собственности, мы показали, что она с одной стороны представляет собой форму отчуждения интеллектуального труда, а с другой – базис распределения интеллектуальной ренты. Так мы приходим к пониманию двойственной природы интеллектуальной собственности. Возникает вопрос, как эта двойственность проявляется на практике, в реальных экономических отношениях?

В первую очередь, двойственная природа интеллектуальной собственности определяет особенности общественных отношений по поводу ее создания, распределения и использования в материальном производстве. Уже на этапе создания двойственность интеллектуальной собственности приводит к структурированию окружающих ее отношений: индивид, который произвел затрату интеллектуального труда, выделяется как автор объекта интеллектуальной собственности, а индивид, который владеет средствами интеллектуального труда или же применяет наемный интеллектуальный труд, выделяется как обладатель исключительных имущественных прав интеллектуальной собственности. Следовательно, в существующей патентной системе авторские права являются отражением того обстоятельства, что объект интеллектуальной собственности содержит в себе интеллектуальный труд конкретного человека, который признается автором этого объекта. В то же время основанием для присвоения имущественных прав является собственность на капитал, участвующий в процессе интеллектуального труда, причем не имеет значения во что этот капитал вложен – в рабочую силу или средства интеллектуального труда [1].

Это разделение далее выступает основой распределения доходов от использования интеллектуальной собственности. Двойственная природа интеллектуальной собственности находит здесь свое выражение в распадении доходов на две составляющие: авторское вознаграждение и прибыль от использования интеллектуальной собственности, которые достаются соответственно авторам и собственникам капитала, задействованного в процессе интеллектуального труда. Представляется необходимым провести анализ отношений по поводу распределения доходов от интеллектуальной собственности в контексте их двойственной природы. Такой анализ должен в первую очередь определить, вступают ли здесь отношения распределения в противоречие с производительными силами интеллектуального труда, и если да, то как на основе понимания двойственной природы интеллектуальной собственности эти противоречия могут быть разрешены.

Однако помимо уже описанного выше аспекта двойственности интеллектуальной собственности существует и еще один аспект, источник которого находится в двойственной природе самого интеллектуального труда.

Дело в том, что важным отличительным качеством интеллектуального труда является его всеобщий характер. Интеллектуальный труд является всеобщим, поскольку любая научная или творческая работа, открытие, изобретение есть в той или иной степени результат кооперации интеллектуального труда современников и предшественников. В процессе интеллектуального труда человек не только применяет разработанные до него методы познания, то есть обобществленные средства интеллектуального труда, но и (часто сам того не замечая) использует общественно доступные идеи и знания, продукты интеллектуального труда предшественников.

В то же время в средствах (методах познания) и продуктах (технологиях) интеллектуального труда находят проявления как отличительные черты отдельных людей (авторов, разработчиков), так и характерные особенности существующих производственных отношений. Например, идеалистическая гегелевская диалектика может восприниматься и как продукт интеллекта своего автора, и как продукт своей эпохи и характерных для нее производственных отношений. Известно, что позитивизм Гегеля, который он выразил в тезисе «все действительное разумно» по сути приводил к обоснованию действительности прусского монархического государства. Верным является и обратное – средства интеллектуального труда оказывают активное воздействие на человеческий разум в процессе интеллектуального труда. Философ С.Л. Рубинштейн так формулировал эту мысль: «Видеть в деяниях только проявления субъекта, отрицать обратное воздействие их на него — значит разрушать единство личности ..., субъект в своих деяниях, в актах своей творческой самодеятельности не только обнаруживается и проявляется; он в них созидается и определяется».

Непосредственно материальным проявлением этого аспекта двойственности интеллектуальной собственности является структурирование доходов между автором технологии и обществом. Здесь двойственность проявляет себя в тех или иных значениях параметров патентной системы, которые определяют распределение выгод от технологии между автором и обществом. К таким параметрам в частности относятся: период патентной защиты, по окончании которого технология переходит в общественную собственность, масштаб и глубина патентной защиты, которые определяют соответственно масштаб и глубину компромисса между автором и обществом по поводу использования объективно существующих знаний. Эти параметры далее определяют распределение доходов от знаний между автором и обществом. Это распределение в свою очередь также может вступать противоречие с производительной силой интеллектуального труда.

Таким образом, необходимо выделить два аспекта двойственности интеллектуальной собственности: первый аспект, основанный на том, что интеллектуальная собственность с одной стороны представляет собой отчужденный интеллектуальный труд, а с другой является базисом интеллектуальной ренты; второй аспект, основанный на соотношении индивидуального и всеобщего в интеллектуальном труде.

Отталкиваясь от понимания двойственной природы интеллектуальной собственности в ее двух аспектах, представляется возможным выделить и классифицировать противоречия интеллектуальной собственности по двум признакам: по источнику противоречия и по уровню его проявления.

Противоречия, имеющие своим источником второй аспект двойственности, проявляются на макроуровне, на уровне экономики государства или в масштабе глобальной экономики.

Противоречие I: централизация интеллектуальной собственности versus расширение сферы приложения результатов интеллектуального труда. На современной ступени развития материального производства способы организации интеллектуального труда приходят в техническое противоречие со своим индустриальным базисом. Увеличение объемов и сложности НИОКР, развитие их междисциплинарного характера ставит перед корпорациями задачу по созданию автоматизированных систем управления НИОКР и заставляет применять все более сложные методы и средства научных исследований, например компьютерное моделирование вместо прототипирования. Разрешение этих естественно выросших задач наталкивается на рамки, которые обусловлены зависимостью интеллектуального труда от личности отдельного работника. Для того чтобы раздвинуть эти рамки, предприятия в развитой рыночной экономике прибегают к централизации НИОКР. Организация централизованных подразделений НИОКР позволяет транснациональным корпорациям использовать преимущества кооперации, которая основана на разделении интеллектуального труда на узкоспециализированные операции. Таким образом, обособленный работник интеллектуального труда, который прежде был самодостаточной единицей в процессе НИОКР, вытесняется обобществленным работником, который состоит из «частичных», узкоспециализированных работников интеллектуального труда. Современные промышленные НИОКР ввиду их сложности уже не могли бы выполняться обособленными работниками интеллектуального труда или же их коллективами. Проведение таких исследований возможно сегодня только при использовании непосредственно обобществленного интеллектуального труда. Следовательно, кооперативный характер интеллектуального труда в настоящих условиях становится технической необходимостью, которую диктует современные средства интеллектуального труда.

В своей работе О. Грастранд также отмечает тенденцию к централизации интеллектуального труда в крупных промышленных корпорациях1. В сочетании с тенденцией к расширению самих транснациональных корпораций это закономерно приводит к централизации всего общественного интеллектуального труда. Соответственно, растет и доля технологий, находящихся в частной собственности. Эту тенденцию достаточно легко доказать.

Обозначим период, в течение которого происходит удвоение технологических знаний общества как t, тогда в год i объем технологических знаний общества K составит:

K = 2i/t

При этом в точке начала отсчета, где i = 0, объем знаний K = 1. Далее при периоде патентной защиты p, доля технологических знаний, находящихся в общественной собственности в год i составит:

Kpub = 2(i-p+1)/t

Отсюда получим долю технологических знаний RKpub, находящихся в общественной собственности в любой год i:

RKpub = Kpub/K = 2i/t / 2(i-p+1)/t = 2(i-i-p+1)/t = 2(1-p)/t

Таким образом, при заданных 1) сроке патентной защиты и 2) периоде удвоения знаний доля технологических знаний, находящихся в общественной собственности в любой момент времени является величиной постоянной, т.е. RKpub не зависит от i. Например, по оценкам Гранстранда технологические знания общества удваиваются каждые семь лет. Если допустить, что все новые технологические знания патентоспособны и защищаются патентами, а период патентной защиты составляет 20 лет, то в любой точке времени доля технологий, находящихся в частной собственности, составит 85% . С увеличением периода патентной защиты и с ускорением НТП эта доля увеличивается.

Увеличение доли технологий в частной собственности, которое изначально было продиктовано эволюцией интеллектуального труда, далее становится фактором, который сдерживает развитие производительных сил интеллектуального труда. Конкуренция между частными капиталами препятствует совместному использованию технологий и развитию кооперации в сфере НИОКР. При этом совмещение технологий, их рекомбинация, рассматривается многими учеными как основной источник технологического развития (О. Гранстранд, Э. Харгадон, Г. Чесбро). Стремление максимизировать прибыль приводит к тому, что в развитой рыночной экономике использование интеллектуального труда приобретает искаженные формы. Когда сегодня в интервью менеджера какой-либо крупной корпорации просят описать свои достижения в сфере высоких технологий, такой руководитель обычно отвечает: «наш патентный портфель является самым большим в отрасли и содержит столько-то тысяч патентов». Искаженное использование интеллектуального труда выражается в том, что многие высокотехнологичные компании при управлении своим патентным портфелем прибегают к специфическим стратегиям. Суть данных стратегий сводится к блокированию перспективных направлений НИОКР конкурентов с помощью стратегических патентов, которые могут не нести в себе какой-либо технологической или прямой экономической ценности, но создают для конкурентов угрозы финансовых и репутационных потерь по судебным искам. В зависимости от «геометрии» размещения таких патентов по отношению к направлению исследований конкурента выделяют стратегии окружения патентами, заграждения, покрытия и т.п. Такая деятельность с точки зрения общества является крайне неэффективным расходованием интеллектуального труда.

Централизация частной интеллектуальной собственности создает издержки для общества еще и тем, что сужает сферу приложения результатов НИОКР. Особенно остро эта проблема проявляется в сфере медицинских исследований и в области альтернативной энергетики и экологии. Широко признается тот факт, что в этих направлениях интеллектуальная собственность и рыночные механизмы сдерживают распространение технологий, которые могут иметь важное гуманитарное и социально-экономическое значение в глобальном масштабе.

Таким образом, интеллектуальная собственность с одной стороны способствует централизации интеллектуального труда, что необходимо на современном этапе развития технического базиса экономики, но с другой – сокращает масштаб применения результатов интеллектуального труда и приводит к неэффективному распоряжению производительными силами интеллектуального труда.

Противоречия, имеющие своим источником первый аспект двойственности, проявляются на микроуровне, на уровне отдельных предприятий.

Противоречие II: увеличения отчужденности интеллектуальной работы versus эффективность интеллектуального труда отдельного работника. Как было сказано выше, организация централизованных подразделений НИОКР становится отправной точкой для специализации интеллектуального труда. В исследовательских подразделениях транснациональных корпораций процесс НИОКР дробится на относительно простые операции, выполнение которых поручается работникам (или внешним исполнителям) с узкой специализацией. Современные информационные технологии позволяют далее интегрировать в единое целое результаты интеллектуального труда «частичных» исполнителей. Теперь требование обеспечить качественный результат интеллектуального труда предъявляется к подразделению НИОКР в целом, а требования к квалификации каждого отдельного работника снижаются. Таким образом, процесс интеллектуального труда становится для работника внешней силой: уже не работник осуществляет НИОКР, а централизованное подразделение НИОКР применяет специализированные способности работника для осуществления целостного процесса интеллектуального труда. Интеллектуальный труд сводится для частичного работника к повторяющимся операциям, например к введению информации в компьютер и интерпретации результатов с помощью современных информационных технологий. С одной стороны такое отчуждение необходимо, как было показано выше, для проведения НИОКР на современном уровне развития промышленности. Однако с другой стороны такое отчуждение деятельности работника негативно сказывается на реализации его врожденных способностей и наклонностей. Монотонность производимых операций снижает мотивацию к интеллектуальному труду, повышает утомляемость. В результате снижается эффективность интеллектуального труда отдельного работника.

Противоречия распределения доходов от интеллектуальной собственности (то есть доходов от интеллектуального труда) проявляются и на уровне предприятий и на глобальном уровне. Они выражаются в диспропорциях распределения добавочной стоимости: между автором и работодателем (противоречие III), между развитыми и развивающимися странами (противоречие IV). В заключительном томе «Капитала» К. Маркс делает следующее заключение о роли этих противоречий распределения в экономике: «Наступление … кризиса проявляется в расширении и углублении противоречий и противоположностей между отношениями распределения с одной стороны и производительными силами, производительной способностью и развитием ее факторов с другой стороны. Тогда разражается конфликт между материальным развитием производства и его общественной формой».


Литература:
  1. Гражданский Кодекс Российской Федерации от 18.12.2006 N 230-ФЗ, часть 4, ст. 1370

  2. Гринспен А. Эпоха потрясений. Проблемы и перспективы мировой финансовой системы. – М.: Альпина Бизнес Букс, 2008 – 520 с.

  3. Granstrand O. The economics and management of intellectual property: towards intellectual capitalism – Massachusetts, Edward Elgar Publishing, Inc., 1999 – 715 с.

1 Granstrand O. The economics and management of intellectual property: towards intellectual capitalism – Massachusetts, Edward Elgar Publishing, Inc. – 1999, стр. 286.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle