Библиографическое описание:

Милетова Е. В. Становление категории «качество» в философии и языке // Молодой ученый. — 2012. — №1. Т.2. — С. 22-24.

Одной из центральных в философии и одной из самых значимых в сознании человека признается категория качества, являющаяся объектом исследования в данной статье.

В философской литературе качество определяется как “неотделимая от бытия объекта его существенная определенность, благодаря которой он является именно этим, а не иным объектом” [13, с.255].

Классическое определение и описание категории качества находим у Аристотеля: устойчивые свойства, врожденные способности, претерпеваемые свойства и состояния, “пассивные качества” предмета. Древнегреческий философ определяет эту категорию как «то, благодаря чему предметы называются такими-то», различая четыре разновидности качества: устойчивое, преходящее, претерпеваемое и качество-очертание [1, с.72].

Первая и вторая разновидности рассматриваются как две стороны одного вида качества: «Под одним видом качества будем разуметь устойчивые и преходящие свойства. В то время как преходящими свойствами или состояниями называются такие качества, которые легко поддаются колебаниям и быстро изменяются, каковы, например, тепло и холод, болезнь и здоровье, ...становясь из теплого холодным или из здорового больным. Третья разновидность качества - претерпеваемые, коими являются: сладость, горечь, смуглость, белизна, чернота. Каждое из перечисленных качеств оказывает некоторое воздействие на (внешние) чувства: от сладости воздействие испытывает вкус, а от тепла - осязание, и сходным образом остальные (такого рода) качества». К четвертому виду качеств Аристотель относит «очертания и имеющийся у каждой (вещи) внешний облик и, кроме того, прямизна и кривизна и тому подобное. По таким качествам (точнее, состояниям) «вещь называют такой-то и такой-то благодаря тому, что она треугольная или четырехугольная, или благодаря тому, что она прямая или кривая, и равным образом по внешнему облику что-то называют таким-то и таким-то» [1, с.72-74].

Гегель называет качеством сущую определенность предмета [7, с.170]. Он определяет качество как логическую категорию, лежащую в основе познания мира. Другими словами, познание качественных характеристик объекта означает и познание сущности объекта. Таким образом, понятийная категория качества есть фундаментальная гносеологическая категория, отражающая процесс познания человеком мира вещей и его описания в категориальных терминах. З.М. Цунанова верно подмечает, что философское понятие качества намного уже языкового понимания этой категории: “Изменение качества приводит к исчезновению объекта в его прежнем понимании и появлению качественно нового объекта. У языка иная логика. В нем определяющую, главную роль играет синтаксическая функция” [14, c.165].

В философском понимании качество есть “существенная определенность” предмета, а в языке качественный признак отделяется от предмета, существует вне его и может присваиваться другому, схожему объекту, объединяя одни предметы в общие классы и отделяя их от предметов других классов.

И.С. Тимофеев дает рассматриваемой категории следующее определение: «Качество в методологическом плане есть определенность предмета познания, устанавливаемая в отношениях тождества и различия с другими предметами, при целостном рассмотрении признаков» [12, c.18].

Эволюция формирования понятийной категории качества находит отражение в языке. Первоначально представления о качестве носили чувственно-предметный характер, об этом говорит В.В. Ильин [9, с.21]. Качество представлялось через чувственно воспринимаемый объект реальности, обозначаемый в языке тем или иным понятием, именем. Так, твердость выражалась через сравнение с камнем. Понятия “твердый” и “камень” не разделялись. Первобытный человек мыслил предмет и его признак в неразрывном единстве, имя предмета обозначало не только субстанцию, но и ее свойство. Подобная тенденция сохранилась до сих пор, и составляет базис для процессов метафоризации: “холодный” и “лед”, “бледный” и “смерть”.

О генетическом родстве имени существительного и имени прилагательного говорит, в частности, А.А. Потебня: “различие между существительным и прилагательным неисконно. Прилагательные возникли из существительных, то есть, было время, оставившее в разных индоевропейских языках более или менее явственные следы и данные, когда свойство мыслилось только предметно, только как вещь” [цит. по 8, с.60-61].

Другие ученые, например Я. Гримм, В.З. Панфилов высказывались о первоначальном синкретизме имени и его дальнейшей дифференциации, когда имя существительное стало обозначать общее понятие о предмете, а за именем прилагательным закрепилось обозначение какого-то одного признака предмета [11, с.14-15].

Понятие качества в большинстве языков выражается, в первую очередь, семантикой имени прилагательного. Его основной синтаксической функцией является “синтаксическая функция признака” [4, с.150]. При этом прилагательное может употребляться атрибутивно и/или предикативно. Атрибут призван обозначать какой-либо признак предмета, т.е. “выражает не свой собственный признак, а признак другого имени” [10, с.148]. Атрибут обнаруживает тесную связь непосредственно с тем именем, которое он определяет, и зависим от него, но при этом проявляет определенную свободу по отношению к структуре предложения в целом. Если атрибут имеет целью актуализацию виртуального понятия об объекте, то в функции атрибутивного определения чаще всего будут встречаться относительно устойчивые признаки предмета (величина, форма, цвет, количество и т.д.), нежели изменчивые признаки (положение объекта в пространстве, его перемещения, движения и т.д.).

Другими словами, атрибут характеризует природную сущность объекта, в то время как пространственно-временные его характеристики раскрываются с помощью предиката. Заметим, что некоторые субстанциональные значения равно как и семантические особенности прилагательных, ограничены с точки зрения их способности сочетаться или выполнять функцию атрибута либо предиката, например, предикативное употребление прилагательных hot и cold с одушевленными существительными: The crowd of her fans grew hot/ Толпа ее поклонников разгорячилась, The audience was rather cold/ Публика была достаточно холодна, но не hot fans, и их атрибутивное употребление с неодушевленными существительными: hot season/ жаркий сезон, cold day/ холодный день.

Понятие качества очень близко по своему содержанию категории оценочности. Однако, как справедливо замечает Е.М. Вольф, “в естественном языке оценочные выражения в собственном смысле слова, соответствующие аксиологическим в логике, составляют лишь частный случай от более широкого класса семантических единиц, которые можно назвать квалификативными” [6, с.392].

Таким образом, считаем целесообразным проанализировать основные стадии становления представлений о прилагательном как о части речи, выражающей качество, свойство, следовательно, оценку в той или иной форме.

В языкознании античного периода имя прилагательное не выделялось как часть речи, хотя наблюдались первые попытки свести отдельные слова к имени прилагательному в современной трактовке. Впервые термин «имя» как полноправный обоснованный многочисленными доказательными рассуждениями, логико-лингвистический термин встречаем у Аристотеля: «Имя есть такое звукосочетание с условленным значением безотносительно ко времени, ни одна часть которого отдельно от другого ничего не означает» [1, с.93].

Термина «прилагательное» у Аристотеля, естественно, ещё нет, но им вводится понятие «производное имя», которое, на наш взгляд, есть не что иное, как относительное прилагательное: «А то, из чего как из своей материи нечто возникает, обозначают, когда оно возникло, не ее именем, а именем, производным от нее; например, изваяние называют не камнем, а каменным ...» [2, с.200]. Аналогично автор рассуждает относительно изделий/ предметов из дерева, меди и т.д., называя их деревянными и медными, что, в свою очередь, подтверждает гипотезу о том, что зарождение имени прилагательного имеет глубокие корни, восходящие к периоду античности.

Первое упоминание части речи «прилагательное» отмечено в универсальной «Грамматике Пор-Рояля», согласно которой оно обозначает объекты мысли, т.е. свойства вещей, именуемые «акциденциями» [3, с.376]. Акциденции «прилагались» к именам существительным, что и объясняет появление термина «прилагательное».

В русской грамматике прилагательное всегда занимало особую нишу, поскольку его морфологические, функциональные характеристики были ярко выражены.

Наиболее весомый вклад в рассмотрение вопроса о соотношении понятия «качество» и части речи «прилагательное» внесли ученые Московской школы. В частности, ими были определены три класса прилагательных: качественные, относительные и притяжательные, а также установлены их функции в предложении и этимология.

У одного из представителей Московской школы, А.А. Шахматова, находим следующую трактовку: «прилагательное - это та часть речи, которая включает в себе слова, определяющие существительные и являющиеся названиями свойств, качеств, отношений в их сочетании с названиями субстанций, причем под отношениями разумеются те, которые вытекают из существа, из природы самих субстанций» [15, с.112].

Рассматривая языкознание советского периода, необходимо упомянуть точку зрения В.В. Виноградова, согласно которой: «имя прилагательное - это грамматическая категория, формирующая и объединяющая слова, которые означают признак предмета (качественный, относительный или указательно-определительный) и которые являются определяющими имена существительные и обычно согласуемые с ними в роде, числе и падеже частями речи. Семантической основой имени прилагательного является понятие качества» [5, с.157].

В «Лингвистическом энциклопедическом словаре» прилагательное есть «лексико-семантический класс предикатных слов, обозначающих непроцессуальный признак (свойство) предмета, события или другого признака, обозначенного именем» [16, с.397].

Анализируя эти определения, лингвист сталкивается с рядом трудностей, поскольку представляется сложным точно определить значение, форму и функцию тех лексических единиц, которых принято считать именем прилагательным.

Что же касается прилагательного в английском языке, являющегося аналитическим по сути, утверждение о том, что оно (имя прилагательное) согласуется с определяемым существительным в роде, числе и падеже не имеет смысла, поскольку утрата категорий рода и падежа у существительного неизбежно привели к их исчезновению и у прилагательного.

Статус прилагательного как части речи неоднозначен, поскольку его положение не носит ярко выраженный характер в сравнении с четко противопоставленными именем существительным (субстантивом) и глаголом (предикатом), которые называют предмет и определяют его действие. Прилагательное, в свою очередь, выступает либо модификатором, относясь к существительному, либо функционирует в виде предикатива (именной части сказуемого).

Говоря о категории качества, сделаем оговорку о том, что само по себе «качество» является универсальным применительно ко всем языкам, но его осмысление происходит по-разному. Изначально качество семантически отражает нейтральный признак, например, white snow/ белый снег или red rose/ красная роза. В данном контексте прилагательные white/ белый и red/ красный рассматриваются нами как определенная характеристика, обусловленная естественным природным фактором, в подобной ситуации человек выступает простым обывателем, не влияя на ход событий. При этом, добавив субъективную составляющую, представляющую собой проекцию вкусов, эмоций, восприятия и др. относительно того или иного предмета или явления, мы заметим, что качество может иметь положительный и/ или отрицательный оттенок значения. Обратимся к примерам: heavy white snow/ тяжелый белый снег и beautiful red rose/ красивая красная роза, где слова heavy/ тяжелый и beautiful/ красивый, бесспорно, служат отражением субъективных взглядов, отношений, придавая особую экспрессию высказыванию.

Однако имя прилагательное не является единственным средством выражения категории «качество», хотя его доминирующая позиция не вызывает сомнения у исследователей в области лингвистики. Так, мы можем утверждать, что качество в языке вербализуется и семантикой наречия, например, extremely beautiful rose/ чрезвычайно красивая роза.

Кроме того, считаем необходимым, особо подчеркнуть тесную связь категории качества и оценки, наличие которой обнаруживается в значении всех без исключения прилагательных. Оценка как форма выражения субъективного отношения к тому или иному предмету/ явлению, в свою очередь, может также быть положительной и/ или отрицательной. Рассмотрим примеры: it’s a fantastic picture/ это – фантастическая картина (положительная оценка) и it’s an ugly picture/ это – отвратительная картина (отрицательная оценка).

Суммируя все сказанное выше, приходим к выводу о том, проблема выражения понятий «качество», «свойство», «признак», «оценка» как на семантическом, так и на морфологическом уровне средствами единственной части речи под названием «имя прилагательное» является предметом многочисленных споров исследователей и не решена окончательно до сих пор, что еще раз подчеркивает актуальность вопроса на данном этапе развития науки о языке.


Литература:
  1. Аристотель Категории [Текст] / Аристотель // Аристотель. Сочинения в четырех томах – Т.2. – М.: Мысль, 1978. – 687 с.

  2. Аристотель Метафизика [Текст] / Аристотель // Аристотель. Сочинения в четырех томах. - Т.1 - М.: Мысль, 1975.– 550 c.

  3. Арно, А, Лансло, К. Грамматика общая и рациональная [Текст] / А. Арно, К. Лансло / пер. с франц.; общ. ред. Ю.С. Степанова. - 2-е изд. - М.: Прогресс, 1998. – 765 с.

  4. Виноградов, В.В. Избранные труды. Лексикология и лексикография [Текст] / В.В. Виноградов. – М.: Наука, 1977. – 312 с.

  5. Виноградов, В.В. Русский язык. Грамматическое учение о слове [Текст] / В.В. Виноградов. – М.: Русский язык, 2001. – 613 с.

  6. Вольф, Е.М. О соотношении квалификативной и дескриптивной структур в семантике слова и высказывания [Текст] / Е.М. Вольф // Изв. Акад. наук СССР. Сер. Лит. и яз. – 1981. – Т. 40, № 4. – С. 391 – 397.

  7. Гегель, Г.В. Наука логики [Текст] / Г.В. Гегель. – Т. 1. – М.:АН СССР, Мысль, 1970.– 502 с.

  8. Жирмунский, В.М. Внутренние законы развития языка и проблема грамматических аналогий / В.М. Жирмунский // Общее и германское языкознание. – Л.: Наука, Ленинградское отд-е, 1976. – 695 с.

  9. Ильин, В.В. Онтологические и гносеологические функции категорий качества и количества [Текст] / В.В. Ильин. – М.: Высшая школа, 1972. – 95 с.

  10. Мещанинов, И.И. Члены предложения и части речи [Текст] / И.И. Мещанинов. – Л.: Наука, 1978. – 388 с.

  11. Панфилов, В.З. Категории мышления. Становление и развитие категории качества // Вопросы языкознания. – 1976. - № 6. – С. 3-18.

  12. Тимофеев, И.С. Методологическое значение категорий "качество" и "количество" [Текст] / И.С. Тимофеев. – М.: Наука, 1972. – 216 с.

  13. Философский энциклопедический словарь (ФЭС). – М.: Сов. энциклопедия, 1989. – 815 с.

  14. Цунанова, З.М. Становление и развитие качественных существительных в немецком языке [Текст] / З.М. Цунанова // Язык в диахронии (Коллективная монография). – Воронеж: Истоки, 2006. – С.161-170.

  15. Шахматов, А.А. Из трудов А.А. Шахматова по современному русскому языку (Учение о частях речи) [Текст] / А.А. Шахматов. – М.: Учпедгиз, 1952. – 272 с.

  16. Ярцева, В.Н. Прилагательное // Лингвистический энциклопедический словарь [Текст] / В.Н. Ярцева. – М.: Советская энциклопедия, 1990. – 685 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle