Библиографическое описание:

Абдрашитова М. О. Загадка как жанр современного фольклорного дискурса // Молодой ученый. — 2012. — №1. Т.2. — С. 6-9.

В настоящее время в системе лингвистического знания не угасает интерес к феномену фольклора как актуальной форме современной культуры. Активно описываются жанры современного фольклора, в меньшей степени уделяется внимание традиционным жанрам, бытующим в современности: частушке, лирической песне (см. работы Адоньевой С.Б., Богданова К.А., Тубаловой, И.В., Эмер Ю.А.).
Целью данной статьи является описание загадки как жанра фольклорного дискурса, обнаруживающего свою актуальность как в традиционной, так и в современной культуре.
Жанр загадки призван актуализировать знания коллектива о мире физических реалий во всей сложности их взаимосвязей, что обусловливает специфику тематического круга. В качестве загадываемых реалий фигурируют объекты материальной природы: от предметов повседневного обихода до технических средств. Существенной характеристикой загадки является краткость ее формы, что во многом обусловливает особенности ее языкового воплощения.
Поскольку традиционную культуру отличает «невыделенность личности из социума, обусловленная прежде всего традиционным образом жизни, т.е. воспроизведением опыта предшествующих поколений без существенных изменений, одинаковостью занятий, подчинением миру — общине, регламентировавшей практически все проявления личной жизни, коллективными производственными и этическими традициями» [5, с.11], загадка выступает в качестве учебника жизни, представляя мир с точки зрения фольклорного социума, отражая коллективную систему ценностей. Исследуемый жанр в первую очередь выполняет дидактическую функцию, транслируя определенный взгляд на предметный мир посредством фольклорного кода.
В современной культуре загадка сохраняет обучающую функцию, которая переплетается с функцией социодифференцирующей. «В городской культуре формируется ряд "закрытых" традиций, порожденных потребностью в идентификации и самоидентификации членов тех сообществ, которые стремятся к культурной изоляции, что приводит к возникновению специфических культурных кодов и текстов, бытующих внутри подобных сообществ» [4]. Таким культурным кодовым текстом является и современная загадка, владение которой в отдельных случаях становится способом определения принадлежности к той или иной социальной группе. Наряду с социодифференцирующей функцией загадка в традиционной и современной культуре может наделяться обрядовыми функциями. Специфика исследуемого жанра позволяет актуализировать способность выполнять как обрядовые, так и необрядовые функции. В традиционной культуре загадка, как правило, является обрядовым жанром, включается в обрядовые действия (свадьба, охота). Современная загадка в меньшей степени участвует в обрядах (как правило, это свадебный обряд выкупа). Современная загадка функционирует в основном как необрядовый жанр, реализуя наравне с вышеназванными развлекательную функцию.
Основной коммуникативной целью жанра загадки является трансляция и проверка знаний носителей культуры о мире материальных ценностей, способствующая стабилизации жизнедеятельности фольклорного коллектива. В традиционной культуре подобные знания представали в виде особого тайного кода, обязательного к заучиванию. Благодаря присутствию в традиционных текстах фольклорного кода, загадки хранили в себе особую «ценностную» информацию, что выражено в описании и соотношении ключевых для культуры реалий. В настоящее время наблюдается утрата фольклорной кодовой системы. При этом благодаря взаимному влиянию фольклора и письменной литературы, в современной сознании все же присутствуют фрагментарные знания фольклорного кода. В результате этого некоторые традиционные загадки остаются включенными в актуальную сферу сознания носителя современной культуры. Например, в загадке: Разбежались по опушке в белых платьицах подружки (Березки) в соответствии с фольклорным кодом осуществляется соотношение образа дерева (береза) и женского начала (подружки, девушки), что распознается современным сознанием.
Вследствие того, что в современной культуре бытуют традиционные загадки, сохраняющие устойчивые актуальные смыслы, воспринимаемые в традиционном ключе, или получившие определенное переосмысление в современной действительности, подобные «загадочные» тексты можно отнести к современным загадкам. Кроме того, к современным загадкам относятся также собственно современные «загадочные» тексты, характеризующиеся в большей степени буквальным описанием загадываемой реалии и «автоматические загадки» (Т.М. Николаева), которые невозможно разгадать. Следовательно, современная загадка представляет собой многогранное образование, включающее в себя разнообразные виды текстов. Способность загадки к реализации различных функций мотивирует во многом то, что «загадочные» тексты оказываются востребованными другими типами дискурса. Так, например, благодаря наличию обучающей функции тексты загадок могут включаться в педагогический дискурс. Кроме того, в современной загадке в большей степени, чем в традиционной присутствует установка на игру, что также может обусловливать взаимодействие данного жанра с другими дискурсами: медийным, бытовым, праздничным.
Специфические характеристики загадки: малый объем, предполагающий жанрово обусловленный набор языковых средств, ограниченный круг ключевых тем, – детерминируют образ адресанта и адресата данного жанра. Отметим, что описание образа адресанта в фольклоре в целом и в загадке в частности являет собой определенную сложность, связанную с безавторством народного творчества. В фольклорном дискурсе проблема авторства соотносится с триединством «автора - говорящего (исполнителя текста) - субъекта фольклорного произведения. По мысли С.Б. Адоньевой, «в отношении смысла можно предположить, что говорящий не образует смысл своего высказывания, а усматривает его в нем, особым образом организуя отношения между собственным опытом и дискурсивными стратегиями, данными ему для его организации» [1, с.55]. Выражение коллективного мнения посредством обращения к фольклорному материалу согласуется с его личным опытом. Таким образом, говорящий может рассматриваться как «…автор данного речевого события – актор, он в ответе за то социальное действие, которое совершается посредством настоящего речевого акта» [1, с.56]. В традиционной и современной загадке адресант в значительно меньшей степени, чем в других жанрах, обнаруживает способность варьировать текст загадки. Это обусловлено лаконичностью «загадочного» текста и спецификой «загадочных» языковых единиц. Так, для загадки: Летит не птица, воет не зверь, традиционно отгадкой являлся ветер, тогда как в условиях современности данный «загадочный» текст получает новые отгадки: граната, самолет, ракета. Привлечение лексических единиц с абстрактным значением способствует возможности взаимозаменяемости нескольких объектов из круга подобных. Соответственно, текст может соотноситься с ограниченным кругом денотативных ситуаций. На языковом уровне данная особенность выражена в функционировании лексических единиц характеризующихся наличием общих сем, а именно: двигательная особенность и специфика звукового эффекта, что способствует ограниченности в выборе объектов загадывания.
В связи с варьированием отгадок в загадке, следует отметить, что адресат занимает двойственную позицию. И в традиционной, и в современной загадке, с одной стороны, наравне с адресантом он является создателем «загадочного» текста, способным проявлять творческое начало. С другой стороны, творчество является ограниченным определенной семантической сочетаемостью лексических единиц, обозначающих реалии в отгадке и предмет-замену в загадке.
В жанре загадки, бытующем в современности, отмечается своеобразие когнитивных установок и их вербальной репрезентации. В качестве основных когнитивных моделей выступает стереотипный образ, под которым понимается особое ментальное образование, отражающее коллективное представление о каком-либо объекте действительности. Стереотипный образ, представленный в жанре загадки, содержит важное для фольклорного социума знание о мире физических сущностей. Однако видение фрагмента действительности не является статичным. Как правило, модификация представления стереотипных образов является детерминированной определенными факторами, в том числе социокультурной средой. В соответствии с изменениями жизни в современном обществе при описании некоторых реалий действительности в загадке функциональные признаки уходят на периферию, а в фокусе внимания оказываются внешние характеристики. Так, например, в традиционных загадках о кошке наиболее часто актуализированы функциональные свойства посредством моделирования ситуации охоты кошки на мышь. Кошка в данном случае иносказательно называется: турицей, косарицей, царем Уритием. Данные номинации принадлежат тайной речи традиционного общества, используются в определенных условиях, в частности, перед охотой. Вышла турица из горы, из пещеры, спросила: - дома ль царь Уритий. – Дома. – Ой горе горевать. Куда мне малых детей девать. Знать, в землю закопать. (кот и мышь). Выходит турица из-под каменной горицы, спрашивает курицу турица: «Курица! Курица! Где ваша косарица?» - Наша косарица лежит, на печорских горах, хочет ваших детей ловить. - Ах горе горевать: куда нам детей девать? Али в старую норку сажать?(кот и мышь). В народном сознании стереотипный образ кошки в большинстве случаев связан с мышью. Иносказательное обращение использовано для того, чтобы избежать употребления его истинного имени, дабы не спугнуть мышь, которая может услышать приближение зверя. При этом загадываемая реалия кошка также заменяется на косарицу, мохнатого зверя, барыню, бабу, царицу: Под полом, ходит барыня с колом - Девица, девица, где ваша царица? - Наша царица ушла в город по ваши головы (кот и мышь).
В современном «загадочном» тексте о кошке актуализируются иные черты животного. Кошка в большей степени наделяется свойствами человека, которые выражаются в особенностях внешнего вида (способности носить шубу), действий (греться, мыться), а также в специфике производимого звукового эффекта (плакать, петь). Живет в доме хозяин: шуба атласная, лапки бархатные, ушки малы, да чутки. Молоко пьет и песенки поет. В современных загадках сохраняется мотив охоты кошки на мышь, однако его актуализация представлена в современной культуре значительно реже. Даже по железной крыше ходит тихо, тише мыши. На охоту ночью выйдет, как днем все видит. Описание данного животного в современной загадке осуществляется наиболее часто посредством описания характерных действий (мурлыкать, мяукать, мягко ходить, ступать, ловить мышей). В центре жанра загадки находится мир материальный, элементы которого репрезентированы, в первую очередь, с прагматичной стороны. Так, кошка в традиционной культуре предстает как животное, наделяемое определенными функциями в бытовой жизни. В то же время в современной загадке в стереотипном образе кошки в основном актуализированы признаки, направленные на описание внешнего вида и поведения этого животного. Современные тексты характеризуют кошку в соотношении с человеком, что во многом способствует реализации смысла включенности данного животного в круг семьи и пространство дома.
Вербализация стереотипных образов в загадке осуществляется посредством «языка фольклора», в котором видится «и форма, и материал, из которого строится художественное произведение. Он – накопитель семантических, психологических, стилистических, идеологических и т.п. традиций этнической общности, которая им пользуется и которая их создает в ходе истории» [7, с.68]. Фольклорное слово в традиционной загадке способно обозначать фрагменты вещного мира и одновременно являться символом, сосредоточением культурных смыслов. Неопределенность, многозначность, коннотативность, блоковость – свойства слова, характерные для традиционного фольклора, в современной загадке трансформируются. Например, наблюдается низведение символической компоненты значения слова в современном фольклоре; денотативный компонент значения фольклорного слова становится, как правило, доминирующим. Слово нередко начинает уподобляться своему бытовому варианту. Так, например, в традиционной культуре печь понимается как «организующий центр дома, символ духовного и материального единства живущих в доме родственников, источник жизни» [8, с.116-117]. В традиционных загадках печь уподобляется человеку, как правило, женщине, называемой: барыней, хозяйкой, царицей: Сидит барыня в амбаре, не свезти ее на паре. Сидит хозяйка в избе, а выйти не может. Подобная номинация печи в текстах загадок обусловлена осмыслением главенствующего положения печи в доме. Кроме того, отмечается частое уподобление печи человеку пожилого возраста: дедушка, бабка, старуха. Это связано с одной из символических функций русской традиционной печи, заключающейся в способности умещать в себе души умерших близких людей, как правило, родственников: Дедушка старый, весь белый, лето пройдет – не глянет на него, зима настанет – обнимут его. Белая старуха на одном месте сидит: зимой нет теплее, летом нет холоднее.
В то же время в современных загадках наблюдается изменение представления о печи. Основным признаком печи становится способность изменять собственные температурные свойства, что выражено при помощи лексических единиц: холодна, горяча. Стоит изба из кирпича, то холодна, то горяча. Зимой нет теплей, летом нет холодней. Печь в современной культуре предстает как материальная сущность, способная менять температурные свойства и использоваться для приготовления пищи. Фольклорное слово в современной культуре демонстрирует преобладание денотативного значения, что приводит во многом к утрате в представлении образа печи традиционной символической глубины.
Специфику реализации в современной загадке получает и такое свойство фольклорного слова как оценочность. В современной культуре в фольклоре моделируется образ «перевернутого» мира. При этом «система фиксируемых ценностей не меняется по сравнению с традиционным фольклором, но ее этико-эстетическое воплощение трансформируется с учетом специфики современной действительности» [6, с.180]. В рамках традиционной культуры «критерий эмоциональности, нравственности для загадок не актуален, основное в ней – описание реалий через ее характерные, уникальные признаки» [3, с.106]. Однако в современной загадке отмечается способность актуализировать оценочные значения посредством отражения нетипичных явлений действительности, не соответствующих представлениям о норме. В загадке одним из вариантов реализации данной тенденции является актуализация известного текста загадки и новой отгадки. Описание «новой» загадываемой реалии, при условии знания «правильной» отгадки, обеспечивает комический эффект, что приводит к представлению о данном объекте как о выходящем за рамки нормированного, типичного положения дел. Носитель современной культуры «играет» смыслами, образами, представления о норме теряют четкие очертания. Например, в загадке: Сто одежек и все без застежек традиционным ответом является капуста. При этом в современной культуре у данной загадки появляется вторая отгадка бомж – человек, не имеющий определенного места жительства. Данная реалия, характеризующая современную социокультурную ситуацию, получает особое осмысление в фольклоре, является репрезентантом мира «антинормы». При этом образ «перевернутой» действительности в современной загадке не отрицает понимания мира фольклорного как идеала, но посредством изображения «перевернутого» мира предполагает актуализацию иронической оценки. Следует также отметить, что в целом тексты загадок характеризуются общим положительным фоном. Как правило, это проявляется на словообразовательном уровне при помощи использования уменьшительно-ласкательных суффиксов. Мордочка усатенька, шубка полосатенька (Кошка). С бородкой родится, да никому не дивится (Козел).
В современных загадках фольклорное слово, реализуя в основном денотативный компонент значения, остается вписанным в культурный контекст современной действительности. В современных «загадочных» текстах наблюдается усиленное использование фоновых смыслов. В условиях современной цивилизации человек уходит от традиции, и это «отчуждение» превращает современный фольклор в процедуру более или менее произвольного коллажирования монтаж образов, стереотипов, формул, пришедших из различных <…> источников» [2, с.63-64]. В современных фольклорных текстах нередко встречаются ссылки, аллюзии на образы, заимствованные из традиционного или современного источника: художественного произведения, кинофильма, высказывания известных людей, текстов песен, рекламы и других. Так, например, в современных «загадочных» текстах встречается юмористическая загадка о современном певце А. Укупнике: Кучерявый старый дед съел свой паспорт на обед, где посредством лексических единиц съел паспорт в тексте актуализируется ссылка на музыкальную композицию в исполнении указанного певца.
Таким образом, загадка как жанр современного фольклорного дискурса представляет собой достаточно многогранное образование. Вбирая в себя как традиционные, так и собственно современные тексты, жанр загадки в условиях современной действительности отражает актуальные смыслы культуры, определенным образом «приспосабливаясь» к новым условиям бытования.

Литература:
  1. Адоньева С. Б. Прагматика фольклора [Текст] / С. Б. Адоньева – СПб, 2004. – 312 с.
  2. Богданов К. А. Повседневность и мифология: Исследования по семиотике фольклорной действительности [Текст] / К. А. Богданов. – СПб., 2001. – 438 с.
  3. Быкова А.А. К вопросу об определении загадки [Текст]// Паремиологические исследования. – М.: Наука, 1996. – С.105 – 107.
  4. Неклюдов С.Ю. Несколько слов о ”постфольклоре” [Электронный ресурс] / С.Ю. Неклюдов – Режим доступа: http://www.ruthenia.ru/folklore/postfolk.htm (дата обращения: 05.10.2011).
  5. Никитина С.Е. Устная народная культура и языковое сознание / С.Е. Никитина. – М., 1993. – 324 с.
  6. Тубалова И.В., Эмер Ю.А. Ценностная картина мира традиционного и современного фольклора [Текст] / И.В. Тубалова, Ю.А. Эмер // Картины русского мира: аксиология в языке и тексте. - Томск: Изд-во ТГУ, 2005.- С. 175-296.
  7. Чистов К.В. Народные традиции и фольклор [Текст] / К.В. Чистов. – Л., 1986. – 303 с.
  8. Этнолингвистический словарь «Славянские древности» под редакцией Н.И. Толстого. - Т.4: М.: Международные отношения, 1995. – 656 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle