Библиографическое описание:

Алексеева Е. К. Традиционный календарь эвенов: отражение хозяйственных занятий // Молодой ученый. — 2011. — №12. Т.2. — С. 23-25.

Народный календарь эвенов носит следы глубокой древности. Этот календарь сохранялся еще в начале XX в., хотя и в весьма измененной форме в силу различных исторических событий, влияния со стороны православной религии, заимствования из других систем.

Календарь создавался народом в течение тысячелетий, и в нем отражены не только знания о природных условиях, о погоде, сельскохозяйственный опыт, будни, праздники, памятные даты, обряды, но и осмысление человеческой жизни. Действительно, народный календарь является энциклопедией быта и повседневной жизни народа, его жизненного уклада, инструментом его миропорядка. Это хорошо понимали знатоки и толкователи народного календаря [8, с.12].

Традиционный календарь эвенов, а также календарные праздники, обычаи и обряды до сих пор остаются малоизученными. Впервые счет времени по частям тела был зафиксирован у охотской группы эвенов во второй половине XVIII в. экспедицией Миддендорфа, а позже был подробно описан у анадырских эвенов В.Г. Богоразом. В работах исследователей советского периода (В.И. Цинциус, В.А. Туголуков, У Г. Попова и др.) встречаются весьма ценные сведения по данному вопросу. Из поздних работ следует отметить исследование А.А. Алексеева, касающегося истории и культуры эвенов Верхоянья, где один из подразделов посвящен народному календарю. Автором предпринята попытка реконструкции календаря на основе полевых материалов по данным ламунхинских и тюгясирских эвенов [1, с. 146].

Базой для возникновения и развития народного календаря эвенов, безусловно, послужили исторические особенности их жизни, географические условия проживания, а главное - хозяйственная деятельность и фенологические наблюдения. Кочевые эвены связывали свой календарь с основной хозяйственной деятельностью - оленеводством, охотой и рыболовством. Календарь играл в жизни эвенского народа большую роль, так как он не только регламентировал время, но и организовывал хозяйственную и бытовую практику, а также обрядовый цикл.

Одной из самобытных и очень древних форм народного календаря является исчисление времени года соответственно частям человеческого тела, широко распространенного у различных народов Сибири и Центральной Азии. Так, если с помощью такого календаря эвены-оленеводы ориентировались в сроках хозяйственных работ, связанных с оленеводством и охотой, то земледельческие народы с помощью данного вида календаря ориентировались в сроках выполнения сельскохозяйственных работ (пахота, посев, сбор урожая и др.), что было очень важно для земледелия. Цикличность данного вида народного календаря основывается на сроках выполнения работ, связанных с хозяйственной деятельностью. Это как бы свод сведений о периодах хозяйственных работ, о временах года, о погоде – времени потепления, похолодания, выпадения осадков и т.п. [7, с.74]. Близость многих традиций в исчислении времени, как и в отдельных элементах духовной культуры эвенов и других народов, доказывает о единстве человеческой природы.

Характерные особенности исчисления времени по частям человеческого тела («счет по мужчине») у эвенов состоят в том, что год начинался в июне и делился на 12 лунных месяцев. Названия месяцев были производны от названия частей человеческого тела. А.А. Алексеевым записаны следующие названия месяцев: hээйэ илаани – «темя головы» (январь), оври миир – «опускающееся плечо» (февраль), оври иэчээн «опускающийся локоть» (март), оври билээн – «опускающееся запястье» (апрель), оври унмо – «опускающаяся кисть руки» (май), ойчири хаялра - «восходящий сустав пальцев» (август), ойчири унмо – «поднимающаяся кисть руки» (сентябрь), ойчири билээн – «поднимающееся запястье» (октябрь), ойчири иэчээн – «поднимающийся локоть» (ноябрь), ойчири миир - «восходящее плечо» (декабрь). Порядок счета носил восходяще-нисходящий характер, вызывая образ солнечного часового круга по телу человека [1, с.148]. Если вышеперечисленные месяцы содержат «анатомическую привязку», то летние месяцы отражают фенологические наблюдения эвенов.

Сущность фенологических наблюдений состоит в изучении сезонных явлений в природе. Времена года и наступление сроков тех или иных хозяйственных работ определялись по цветению растений и по другим явлениям природы. Древние названия эвенских месяцев отражают фенологические признаки. Например, дилгос илаани соответствует летнему месяцу июню. Основным признаком его является появление свежей зелени – травы и растений, отходу коры деревьев. Ораат илаани соответствует июлю. Основным признаком его считается буйное цветение растительности. Месяц качумкини илаани соответствует августу. Это время, когда увядает зеленый покров земли.

Наблюдения за движением небесных светил – солнца (ньолтэн) и луны (илаан) оказали влияние на развитие календаря. В эвенском лунном году, как и у других народов Сибири, каждый месяц начинался с новолуния. Месяцы – илаан – состояли из двадцати девяти или тридцати дней. Счет времени велся по сезонам, по изменениям в природе: смена времен года (ааннани). По данным А.А. Алексеева, записанных у эвенов Северо-западного Верхоянья, сутки лунного месяца состояли из дня (инэни) и ночи (долбуни). День разделялся на 4 периода:

1) утро (бадьикар);

2) день (инэни);

3) вечер (hеhэчон);

4) ночь (долбуни).

Для определения времени днем ориентировались по положению солнца. Например, утро включало в себя такие понятия как:

- начало рассвета (гяванран);

- наступление зари (гяван);

- восход солнца (ньолтин гарпутни).

День делили на:

- полуденное (инэни дулоконни);

- послеполуденное (бадикороп инэни гаадан).

Вечер связывали:

- с началом захода солнца – ньолтин гобоорин;

- сумерками – hаатаролоддон;

- темень – hаатара;

- полночь –долбуни дулоконни.

По хозяйственному циклу сутки разделялись главным образом временем присмотра за оленями, которые занимали в хозяйственной жизни и мировоззрении эвенов центральное место:

- на дневной присмотр оленьего стада – косчээк;

- на ночной присмотр – явчаак.

Число эвенских хозяйственных циклов совпадало с числом лунных месяцев в году [1, с.148].

У эвенов отсутствовали понятия «сутки», «недели», «декады», не использовали деление на часы и минуты.

Народный календарь эвенов, как и у других народов Сибири и Дальнего Востока, основывался на сезонных изменениях. Так, год (аннани), по представлениям эвенов Якутии, подразделялся на шесть сезонов, характерных для естественно-климатических условий региона. Кроме основных четырех сезонов:

- дюгани – лето;

- болони – осень;

- тугэни – зима;

- нолкэни – весна,

выделялись еще два переходных:

- предвесенье – нолкэрэп;

- предзимье – моолтэнсэ.

У охотских эвенов, помимо этих шести сезонов хозяйственный год делился еще на 8 подсезонов, связанных с особенностями хозяйства – оленеводства, охоты и рыболовства. Названия сезонов и подсезонов в этой системе времяисчисления производны от основных хозяйственных занятий эвенов и от местных климатических условий [3, с.127].

Таким образом, в исчислении времени эвены фиксируют, с одной стороны, все изменения в окружающей природной среде (расцветание и увядание травы и растений и др.), с другой, хозяйственную деятельность, связанную с этими изменениями (занятие рыболовством, уход за оленями в комариный период, охота на парнокопытных и т.д.).

Точный счет времени эвены начали вести с распространением в их среде христианства. Народный календарь эвенов подвергся воздействию православного календаря. Они стали пользоваться календарями в виде небольших деревянных дощечек прямоугольной формы – чивятсы (от русского «святцы»). Первые такие календари попали к эвенам от их соседей эвенков, а к последним – от христианских миссионеров [3, с.127]. На этом календаре горизонтально расположенными насечками-зарубками отмечено количество дней. Двенадцать горизонтально расположенных линий равно числу месяцев в году. Год начинался с 1 сентября и длился, как правило, 365 дней. Для подсчета дней использовали деревянный штифтик-штырек, ежедневно передвигаемый в соседнее отверстие. В таких календарях были отмечены церковные праздники (например, в виде звездочек). Одиннадцать месяцев длились 30 дней, а февраль – 28. Кроме того, у эвенов были и недельные календари из дерева и рога оленя с отверстиями [9, c.584].

До сих пор малоизученным остается вопрос, связанный с календарными праздниками и обрядами эвенов. Одним из сезонных периодов народного календаря эвенов, наиболее насыщенным обрядовыми действиями является летний период. Именно в летний месяц дилгос илаани (июнь) проводился важнейший годовой общенародный праздник эвенов – встреча Нового года («hэбдьэк», «hэбдьенэк» или «эвинэк»). Начало Нового года в дни летнего солнцестояния (22 – 24 июня) было обусловлено связью этого природного явления с хозяйственной деятельностью эвенов – рыболовством, оленеводством, охотничьим промыслом. [10, С.5]. Проведение праздника встречи занимало особое место в жизни эвенов. После долгого сурового зимнего периода, в течение трех самых долгих дней в году эвены, съехавшись с разных местностей, проводили время в веселье: пели, танцевали хороводные танцы, готовили угощения. На таких сборах осуществлялись взаимный обмен, брачные сговоры, устраивались молодежные развлечения, спортивные состязания и др. Главный обряд – проводы старого солнца и встреча нового. Одним из основных моментов встречи являлось коллективное исполнение кругового танца «hээдьэ» который имеет те или иные варианты у разных локальных групп эвенов. В прежние времена этот танец продолжался до трех суток – весь период солнцестояния. На встречу Нового года съезжались многие эвенские стойбища. В то время как одни танцоры отдыхали, их сменяли другие, и действо не прерывалось [10, с.13]. Возникновение хороводного танца «hээдьэ» и национального праздника «hэбдьэк» и «эвинэк» ставится в прямую связь с обрядом встречи солнца и нового года эвенов: древний круговой танец hээдьэ начинается и идет по движению солнца [2, с.10]. Подобные праздники встречи Нового года, справляемые эвенами, эвенками, юкагирами, якутами и другими народами в дни летнего солнцестояния, носят следы древнего культа солнца. Наличие одних и тех же годовых и сезонных праздников и обрядов у большинства народов Севера, общность их основных компонентов свидетельствуют о генетической близости культурных традиций.

Календарные обряды и обычаи имеют прямую связь с природно-географическими условиями проживания тех или иных локальных групп. Так эвены, проживающие в тундренной зоне, проводили такие сезонные праздники и обряды как обряд Встречи Солнца после долгой полярной ночи (конец января), праздник Цветения тундры (конец мая, начало июня), праздник Первой рыбы (май).

Например, в Аллаиховском улусе Республики Саха (Якутия) традиционными остаются такие праздничные церемонии как «Встреча солнца», «Цветение тундры». Причем праздник «Встречи солнца», который проводится ежегодно в конце января, имеет для всех представителей улуса, одинаково большое значение. После долгой полярной ночи и эвен, и юкагир и русский старожил встречают Солнце, который в духовной жизни малочисленных народов Севера олицетворяет жизнь, тепло, очаг. В обоих праздниках обязательными ритуалами являются обряды кормления «духа огня», «бабушки-тундры», обряд «очищения дымокуром». Обязательным ритуалом этих празднеств остается также обряд кормления «бабушки-реки» Индигирки, заключающийся в том, чтобы умилостивить дух реки на берегу оставляются сакральные угощения: оладьи с маслом, чай и т.д. Ведь именно река Индигирка является общей кормилицей. В данных праздничных церемониях устраивают традиционный эвенский хороводный танец – hээдьэ, проводятся национальные спортивные игры, а также устраивается коллективное чаепитие – чайрарук, чайрудяк [4, с.36; 5].

Эвены Магаданской области, для которых рыболовство как вид хозяйственной деятельности имеет одно из первостепенных значений, в конце мая, встретившись в условленном месте ближе к морю, устраивали древний эвенский праздник «Первой рыбы». В это время они занимались ловлей рыбы, заготавливали впрок на зиму юколу, договаривались о проведении ярмарки. Подобные праздники также включали элементы песенно-танцевального искусства, различные ритуальные представления [10, 2008, с.20].

У эвенов-оленеводов одним из значимых сезонных праздников являлся праздник молодого оленя, который справляли осенью, в конце сентября. В это время эвены начинали готовиться к долгой зиме. Семьи, собравшись вместе, в день молодого оленя обменивались между собой хорошими породистыми самцами. Одновременно праздник знаменовал открытие охотничьего сезона, устраивались проводы промысловиков. Аналогичные торжества отмечали все тунгусо-маньчжурские народы [1, с.153].

Итак, традиционный календарь эвенов, как и другие народные календари, имеет тесную связь с хозяйственной деятельностью и окружающей природной средой, раскрывает все внутреннее мировосприятие этноса, его стремление постичь мудрость природы и жить в согласии с ее законами.


Литература:
  1. Алексеев А.А. Эвены Верхоянья: история и культура (конец XIX – 80-е гг. XX в.) – Санкт-Петербург: ВВМ, 2006 – 248 с.

  2. Алексеев А.А. Забытый мир предков (очерки традиционного мировоззрения эвенов Северо-западного Верхоянья) - Якутск, 1993 – 93 с.

  3. История и культура эвенов: историко-этнографические очерки – С-Пб., «Наука», 1997 – 179 с.

  4. Алексеева Е.К. Традиционная культура народов Севера в современном сельском пространстве (на примере эвенов Якутии)//Ж «Молодой ученый», №7(30)/2011 г. Т.II. – с.35-37.

  5. ПМА, 2010 г.

  6. Попова У.Г. Эвены Магаданской области. – М.: «Наука», 1981 – 303 с.

  7. Рахимов М.Р. Исчисление времени у таджиков бассейна реки Хингоу в XIX – начале XX вв. (в связи с народным земледельческим календарем)// Советская этнография, 1957, №2, - с.72-87.

  8. Русский календарно-обрядовый фольклор Сибири и Дальнего Востока: Песни. Заговоры / Сост. Ф.Ф. Болонев, М.Н. Мельников, Н.В. Леонова. – Новосибирск: Наука. Сиб. предприятие РАН, 1997. – 605 с. – (Памятники фольклора Сибири и Дальнего Востока; Т.13).

  9. Эвены / Якутия. Историко-культурный атлас. – М., 2007. – с.582-591.

  10. Эвенские обрядовые праздники: Хэбденек, Бакылдыдяк, Холиа, Чайрудяк / Упр. культуры администрации Магадан.обл., Гос. учреждение культуры «Магадан. обл. центр нар. творчества и досуга»; ред.-сост. Л.А. Савельева. – 2-е изд. – Магадан: Новая полиграфия, 2008 – 67с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle