Библиографическое описание:

Орлова О. В. Исследование стремлений к творчеству: личностный подход // Молодой ученый. — 2011. — №12. Т.2. — С. 124-127.

Интерес к пониманию творческого акта, возможности передачи опыта творческой деятельности не ослабевает уже не одно столетие. Проблема творчества, развития интереса к нему рефлексирована в трудах представителей разных наук, в том числе, педагогики, психологии, философии.

В исследованиях феномена творчества, творческих стремлений, личности творца можно выделить два подхода: процессуальный и личностный. Процессуальный подход обращает исследователя непосредственно к процессу творческой деятельности, ее этапам; личностный предполагает изучение творческой личности.

В контексте нашего исследования нас интересует, прежде всего, личностный подход.

Ученые разных психологических школ предлагают свои модели творчества. Гештальтпсихолог М. Вертгеймер рассматривает механизмы творческого мышления – в отличие от нетворческого, видя центральным звеном творчества так называемый «инсайт», «озарение» [5]. Инсайт представляется как некий скачок, переход от одного видения ситуации к другому.

С. О. Грузенберг пишет о роли фантазии и интуиции в творческом процессе: нельзя воспроизвести творческий процесс в опыте, вызвать вдохновение «по заказу»; невозможно преднамеренное самонаблюдение за творческим процессом (иную точку зрения высказывал Б.А. Лезин, полагая, что за процессом собственного творчества может наблюдать каждый человек [8]). Подлинное творчество интуитивно. Нельзя научить творить, но можно выявить способствующие творению условия – поэтому возникает необходимость в психологии творчества.

Сходные идеи высказывает и В. М. Бехтерев в работе «Творчество с точки зрения рефлексологии»: "Для всякого творчества необходима та или иная степень одаренности и соответственно воспитания, созидающие навыки в работе. Последние развивают склонность в сторону выявления природных дарований, благодаря чему в конце возникает почти непреодолимое стремление или тяга к творческой деятельности" [4].

П.М. Якобсон в работах "Процесс творческой работы изобретателя" и "Психология сценических чувств актера" (1934 и 1936 г.) пишет, что прямо вызвать вдохновение невозможно, но существуют косвенные приемы, с помощью которых опытный специалист умеет организовать свою активность в нужном направлении для достижения поставленных целей [22].

С.Л. Рубинштейн – основатель научной школы и основоположник деятельностного подхода в психологии и педагогике – обозначает связи между деятельностью, творчеством и воспитанием человека: «Мощное творческое воображение узнается … по тому, как он (творец) умеет преобразовать действительность повседневного восприятия в соответствии с требованиями действительности и … замысла» [17]. В работе «Принцип творческой самодеятельности» (1922 г.) он определяет задачи науки в области творческого развития личности, считая важным развитие творческой самодеятельности: «В творчестве созидается сам творец» [18].

Б.М. Теплов отмечает сложную, опосредствованную зависимость развития способностей от их природных предпосылок [19].

Значительный вклад в изучение проблемы внес советский психиатр И. С. Сумбаев. Изучая сложные проблемы соотношения дискурсивного и интуитивного мышления, он произвел анализ процесса научного творчества и выяснил, что механизм создания нового одинаков и в науке, и в искусстве.

Я.А. Пономарев исследовал творческую деятельность человека, подойдя к данному феномену с другой стороны. Указывая на основную тенденцию изменений в общем подходе к рассмотрению феномена творчества, Я.А. Пономарев отмечает: для «формирования человека с высоким творческим потенциалом адекватны педагогические воздействия», планируя которые, необходимо «учитывать психологический механизм творческой деятельности. Те педагогические воздействия, которые не соответствуют психологическим законам, никогда не достигнут желаемой цели» [15].

Очевидно, что понятие творчества связано с понятием деятельности – эта мысль прослеживается в трудах многих исследователей. В частности, Л.С. Выготский, рассматривая творчество в контексте развития человека, определяет творческую деятельность как «деятельность человека, которая создает нечто новое…». По его мнению, «творчество на деле … везде там, где человек воображает, комбинирует, изменяет и создает что-либо новое, какой бы крупицей ни казалось это новое по сравнению с созданиями гениев» [6].

Б.Г. Ананьев связывает творчество с общей структурой личности, провозглашая необходимость общего развития, которое должно осуществляться путем взаимодействия познания и общения [1]. Он называет творчество «высшей интеграцией субъектных свойств» человека [2]. С точки зрения Б.Г. Ананьева, только на фоне развития общих способностей могут развиться способности к конкретной деятельности [3].

Наиболее близка нам позиция А.Н. Леонтьева и понимание им творческого процесса как деятельности, приводящей к созданию нового. А.Н. Леонтьев указывает: «главное, что отличает одну деятельность от другой, состоит в различии их предметов. Ведь именно предмет деятельности и придает ей определенную направленность. …Предмет деятельности есть ее действительный мотив», который «всегда отвечает той или иной потребности. Итак, понятие деятельности необходимо связано с понятием мотива. Деятельности без мотива не бывает» [11].

Таким образом, мы пришли к пониманию еще одного важного аспекта творчества – его мотивации. «Главное …создание мотивации на творчество», – полагал Е.П. Ильин [7].

По мнению А.Н. Леонтьева, «кроме своей основной функции – функции побуж­дения, мотивы имеют еще и вторую функцию – функцию смыслообразования… Они придают сознательному отражению субъективную окрашенность, которая выражает значение отражаемого для самого субъекта, его, как мы говорим, личностный смысл» (9). Побуждают деятельность «ведущие или смыслообразующие» мотивы, которые придают ей личностный смысл. С ведущими мотивами сосуществуют дополнительные побуждающие факторы – положительные или отрицательные – названные А.Н. Леонтьевым «мотивами-стимулами». При этом «смыслообразующие мотивы всегда занимают в общей иерархии мотивов относительно бо­лее высокое место, чем мотивы-стимулы» [10].

Интересен взгляд на проблему мотивации Гордона У. Олпорта, который демонстрировал прямо пропорциональную зависимость между творчеством (способностями, талантом, гениальностью) и интересом: «Человеку нравится делать то, что у него хорошо получается» [23].

В нашем исследовании мы опираемся на теорию мотивации А.Маслоу, который отмечал, что «психологически здоровых людей объединяет одна общая осо­бенность: всех их влечет навстречу хаосу, к таинственному, непознанному, необъясненному – стремление к новому. Как и В.К. Вилюнас, А.Маслоу полагал, что «обучение играет важнейшую роль в мотивации человека» [12].

Мы разделяем точку зрения Хекхаузена Х., определял который мотивацию дос­тижения как по­пытку «увеличить или сохранить максимально высокими спо­собности человека ко всем видам деятельности, к которым могут быть применены критерии успешности и где выполне­ние подобной деятельности может, следовательно, привести или к успеху, или к неудаче» [21]. По данным Хекхаузена, в мотивации достижения «присутствуют две тенденции – собственно достижения и избегания: «надежда на успех» и «боязнь неудачи» – в связи с этим, мы полагаем, очень важно в воспитании творческой личности создание «ситуации успеха».

Следует отметить, что мотив, который не воспринимается субъектом в его предметном содержании, трактуется как стремление.

По мнению С.Л. Рубинштейна, «мотив человеческих действий естественно связан с их целью, поскольку мотивом является побуждение или стремление ее достигнуть» [14].

Словарь Ожегова объясняет понятие стремления как «настойчивое желание чего-нибудь добиться, что-нибудь осуществить; устремленность к чему-нибудь».

«Психологический словарь» связывает стремление с мотивами и потребностями и использует этот термин для обозначения «актуализированных мотивационных образований (влечений, желаний, намерений, интересов, страстей, идеалов, склонностей, призваний и т. п.), сущностью которых является потребностное отношение человека к миру [13].

С.Л. Рубинштейн указывает на существование связи между интересом, стремлением, мотивом деятельности человека: «В отсутствие того, в чем у человека имеется потребность или заинтересованность, человек испытывает …беспокойство, от которого он, естественно, стремится освободиться. Отсюда зарождается динамическая тенденция, которая превращается в стремление, когда уже сколько-нибудь отчетливо вырисовывается та точка, к которой все направлено…» [17]. По мнению Рубинштейна, интерес – это «сосредоточенность на определенном предмете мыслей, вызывающая стремление ближе ознакомиться с ним…Интерес …побуждает к соответствующей деятельности» [18]. Соответственно, заинтересованность приводит к развитию побуждения, стремления, мотива достичь намеченной цели. Интерес еще не обязательно определяет готовность человека к действию, тогда как побуждение, стремление предполагают эту готовность.

С несколько иной точки зрения смотрит на понятие стремления К. Д. Ушинский. Он солидарен с С.Л. Рубинштейном в вопросе связи стремлений и деятельности, но, с другой стороны, считает, что «человек в каждую отдельную минуту своей деятельности стремится к достижению цели, т.е. чтобы уничтожить ее, а не к тому, чтобы иметь ее, и некогда не стремится к тому, чтобы отодвинуть ее далее…» (20). Мы согласны с взглядами К.Д. Ушинского на возможности развития и воспитания «идей, чувств, нравственных и умственных стремлений человека» [20].

Особое место «устремлениям» отводит В.А. Петровский, понимая стремление как «направленность человека на продуцирование таких действий, процесс осуществления которых сам по себе переживается как наслаждение, здесь сама возможность действия превращается в побуждение («могу» превращается в «хочу»), а удовлетворение желания действовать, очевидно, порождает рост возможностей действования» [14]. В.А. Петровский считает, что это такая форма активности, в которой «хочу» и «могу» взаимосвязаны и переходят друг в друга.

Исследуя проблемы самореализации природных личностных возможностей человека, затрагивает понятие стремления и О.И. Мотков, понимая удовлетворение основных стремлений как основное условие самореализации [13]. Стремление к самореализации О.И. Мотков считает сущностью развития личности. Как ведущую движущую силу развитой личности выделяет стремление к самореализации и Д.А. Леонтьев. Но основой стремления к самореализации он называет «подспудное стремление к бессмертию», которое может быть проявлено в разных формах: как стремление «продвинуть знание», передать знания и опыт другим и т.д. [11].

Таким образом, резюмируя сказанное, позволим себе сформулировать наше понимание термина «стремление к творчеству». Стремление к творчеству – желание, намерение, побуждение; социально обусловленная, осознанная мотивационная готовность личности к деятельности, ориентированной на создание нового.


Литература:

  1. Ананьев, Б.Г. О соотношении способностей и одаренности/ Б.Г. Ананьев// Проблемы способностей. – М.: Изд-во АПН СССР, 1962. – с. 15 - 31.

  2. Ананьев, Б.Г. О проблемах современного человекознания/ Б.Г. Ананьев.2-е изд., перераб. – М.: Наука, 1977. – 379 с.

  3. Ананьев, Б.Г., Человек как предмет познания/ Б.Г. Ананьев. – Л.: Изд-во ЛГУ, 1968. – 339 с.

  4. Бехтерев, В.М. Творчество с точки зрения рефлексологии / В кн. Гений и творчество. – М., 1924. – 57 с.

  5. Вертгеймер, М. Продуктивное мышление. – М. Прогресс, 1987.

  6. Выготский, Л.С. Воображение и творчество в детском возрасте. – М.: Просвещение, 1991.

  7. Ильин, Е.П. Психология творчества, креативности, одаренности. – Питер: СПб., 2009. – 434 с.

  8. Лезин, Б.А. Художественное творчество как особый вид экономии мысли// Вопросы теории и психологии творчества, Т.1. – Харьков, 1907.

  9. Леонтьев, А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. М., 1974.

  10. Леонтьев, А.Н. Избранные психологические произведения: В 2-х т. Т. П.—М.: Педагогика, 1983.—320 с.

  11. Леонтьев, Д.А. Ценность как междисциплинарное понятие: опыт многомерной реконструкции //Вопросы философии. М., 1996. – с. 15-26.

  12. Маслоу, А. Мотивация и личность. СПб.: Евразия, 1999. – с.77–105.

  13. Мотков, О.И. Психология самопознания личности. Практическое пособие. – М., 1993. – 96 с.

  14. Петровский, В.А. Личность в психологии: парадигма субъектности. Ростов-на-Дону, 1996. – 509 с.

  15. Пономарев, Я.А. Психология творчества. – М.: Наука, 1976 – 298 с.

  16. Психологический словарь/авт.-сост. В.Н. Копорулина, М.Н. Смирнова, Н.О. Гордеева, Л.М. Балабанова; Под общей ред. Ю.Л. Неймера. – Ростов-на-Дону: Феникс, 2003. – 640 с.

  17. Рубинштейн, С.Л. Основы общей психологии. СПб.: Питер, 2002. – 720 с.

  18. Рубинштейн, С.Л.Избранные философско-психологические труды. Основы онтологии, логики и психологии. М., 1997. – 463 с.

  19. Теплов, Б.М. Способности и одаренность, 1961. – 5 с.

  20. Ушинский К.Д., Человек как предмет воспитания. Опыт педагогической антропологии. www.i-u.ru\biblio

  21. Хекхаузен, Х. Психология мотивации достижения. СПб.: Речь, 2001. – с.17–23, 92–93

  22. Якобсон, П.М. Процесс творческой работы изобретателя / ОНТМ. – М., 1934.

  23. Gordon, W. Allport. The functional autonomy of motives. Перевод с англ. М. Фаликман. American Journal of Psychology. 1937. Vol.50. P.141—156

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle