Библиографическое описание:

Гайсина Л. Р. Базары в Русском Туркестане: попытка анализа опыта установления межэтнических связей // Молодой ученый. — 2011. — №12. Т.2. — С. 34-38.

В восточной культуре, и в Средней Азии в частности, базар являлся главным центром общественной жизни всего города и его окрестностей. Именно базар был местом притяжения всех торговых и деловых сделок, новостей, повседневного общения, распространения слухов и сплетен. «Ни в каком самом многолюдном европейском городе вы никогда не увидите такого непрерывного движения и толкотни народных масс …Что они тут делают, куда и зачем идут, из-за чего спешат и толкаются, они и сами хорошо не знают. Улица, базар, это их жизнь; они тут живут, вот и всё», - описывал свои впечатления от бухарского базара известный русский публицист Е. Марков [1, с. 169].

Базар чаще всего представлял обособленные ряды лавок по роду их торговли и мастерских по роду производства. Так, например, в Ташкенте количество лавок доходило до 200 [2, c.7]. Туркестанские базары почти все были выстроены из сырцового кирпича с переброшенными поверху жердями, которые покрываются всяким тряпьем, чтобы защититься от жары и дождей.

Среднеазиатский базар состоял обыкновенно из сплошной линии лавок с разными товарами и делился на ряды, то есть чайный ряд, ситцевый и т.п. или представлял собой смешение разных предметов торговли. Так, довольно часто, около лавки с мелочью, (то есть со шнурками, тесемками и т.п.), можно было найти трактир, лавку мясника, с вывешенными на показ бараньими тушами, лавку, набитую халатами, азиатскими и русскими тканями, платками, далее кондитерскую, уставленную мешками с фисташками, кишмишем, орехами, урюком, увешанную виноградами и дынями, оплетенными соломой. Все лавки не имели дверей, только на ночь их наружная сторона забивалась досками, сквозь которые, как писали современники, проезжая по улице ночью, можно было увидеть огоньки [3, c. 13].

Помимо главного базара имелись также специализированные центры торговли отдельными категориями товаров. Во многих городах имелись базары: хлебный, лесной, куриный, скотный и другие. Но все они были далеки от совершенства в плане внешнего вида, условий торговли и санитарного состояния. Так, например, кроме основного базара, в Коканде был ряд специализированных базаров, а именно: Яг-базар - масло-керосиновый базар, Агач-базар - лесной базар, Туз-базар- соляной базар, Туп-катар-базар - халатный базар, Ковун-базар - дынный базар, От-базар - конный базар, Мол-базар - скотный базар, Дуппи-катар-ба-зар - тюбетеечный базар и другие.

Весьма интересным было то, что удачливым может быть не только каждый торговец в отдельности, но и весь базар в целом, если на нем торгуют из года в год знакомым товаром. Например, Бухара зарекомендовала такие базары - «Базар цветов», «Базар циновок», «Шелковый базар». В каждом городе в августе-сентябре прямо на улицах появлялись бахчевые базары, функционирующие до самой зимы.

С завоеванием Средней Азии в край стали прибывать переселенцы из Российской империи. Они преимущественно оседали в городах. Создавались новые города, такие как Верный (сегодня Алматы), Красноводск (Туркменбаши), Казалинск, Перовск (Кзыл-Орда), Петро-Александровск (Турткуль), Мерв и др. В них русское население составляло абсолютное большинство. В городах, существовавших еще до присоединения Туркестана, были образованы обособленные части, где русское население проживало отдельно от «туземного». В таких городах как Ташкент, Самарканд, Асхабад (Ашгабад), Коканд, Маргилан, Бухара, фактически сосуществовали два города: «старый» («туземный») и так называемый «новый» («русский»).

Русские переселенцы постепенно обустраивали свою бытовую жизнь. Совершение покупок было одним из обязательных действий в повседневной жизни. Специализированных русских базаров на момент завоевания еще не существовало, и горожане отправлялись на местные базары. С постройкой русских базаров, жители «новых» частей продолжали посещать «туземные» базары.

Чаще всего русские жители городов отправлялись на базар за продовольственными товарами. Торговля птицей была сосредоточена на курином базаре. В январе и феврале продавались дикие утки, в апреле бекасы и кулики, перепела в августе. Зимой в продаже можно было мясо диких свиней. Раки были в продаже осенью и зимой и привозились из г. Туркестана. Рыба вылавливалась из Сыр-Дарьи и встречалась на прилавках круглогодично.

Как утверждал И.И. Гейер «душе вегетарианца не обрести покоя в Средней Азии. Здесь так много продают мяса, что подчас сомневаешься, находит ли потребителя то бесчисленное количество туш, которое поминутно мелькает перед глазами идущего путника» [4, c. 15]. Современники довольно лестно отзывались о вкусовых качествах местного бараньего мяса: «….вкус мяса здешнего барана вовсе не тот, как в великорусских губерниях, оно гораздо нежнее, не имеет никакого запаха и удобоваримее в желудке» [5, c. 134]. В продаже преимущественно встречалось баранье мясо, а свинины было очень мало и она преимущественно привозная. Свиное мясо, ветчина, колбаса, сало, поросята перед праздниками Рождества Христова и Пасхи и осенью привозились из г. Аулие-ата, Аулие-атинского уезда, Пишпека, Пржевальска, и Европейской России.

Русские в Туркестане говядину признавали никуда не годной и употребляли только потому, что «…для супа другого мяса нет, а на жаркое можно всегда пользоваться хорошей бараниной» [6, c. 137]. Объяснялось это тем, что до прихода русских, местные жители смотрели на крупный рогатый скот только как на рабочую силу, а о разведении же мясных пород никогда не заботились. Баранина всегда продавалась на 3-5 копеек дороже. Это объяснялось более насыщенными вкусовыми качествами и большим потреблением.

На многочисленных прилавках продавался сыр русского и местного приготовления из Аулие-атинского уезда (приготовлялся немцами-колонистами), мед из Семиреченской области. Зелени и овощей на базарах было очень много: редис, салат, шпинат встречались и зимой; огурцы появлялись в продаже в начале апреля. Долгое время на базары в русской части городов зелень доставляли исключительно русские поселенцы, но со временем местные жители совершенно вытеснили русских. Клубника продавалась в апреле, в мае черешня, в начале июня вишня, урюк (абрикосы), малина, кок-султан (бухарская слива), в начале июня персики разных сортов, ранний виноград, ежевика и небольшие дыни (хандалак). В середине июля появлялись в продаже разных сортов дыни и арбузы.

На базаре можно было приобрести не только продукты, но и другие самые разнообразные товары, как то: ситцы, сукно, посуду, железные, медные изделия (замки, топоры, подносы, самовары, подсвечники) и другие. Табак, курительный и нюхательный, привозился из Кокана и селения Исфары. Из Кашгара привозили мату (синяя китайка), желтую бязь (азиатский бумажный холст), меха [2, c. 7].

Практически никогда не было отбоя у торговцев лепешками, сладостями и мороженым. Тонкий аромат витал над рядами с чаем и пряностями. Напротив, специфический запах доносился со стороны скотных базаров, но их старались вынести за городские ворота.

Помимо базаров в «европейских» частях городов русские переселенцы сначала с опаской, а потом все с большей уверенностью стали посещать и базары в «туземной» части города. Одним из самых известных и крупных «туземных» базаров был так называемый Катта-базар, состоявший из крытых рядов и отдельных лавок и являвшийся главным нервом торгово-экономической жизни Коканда.

К услугам русских покупателей являлись так называемые «туземцы-факторы», бойко говорящие по-русски, поэтому легко можно было приобрести те или иные товары. Как писал Д.Д. Семенов, «…вы не становитесь уже в такое беспомощное положение, в котором находились всего десять лет тому назад, затершись в пеструю толпу халатного, челмоносного люда [7, c. 204].

Цены на большинство продовольственных товаров были значительно ниже на восточных базарах.

Соотношение цен на базарах в русской и азиатской частей на некоторые продукты питания (данные за 1883-1884 гг. ) [8, c. 334-338]


В русской части (цена за пуд)

В азиатской части (цена за пуд)

Маш (мелкий горох)

70 коп.

60 коп.

Льняное семя

1 руб.

72 коп.

Льняное масло

5 руб. 30 коп.

3 руб.

Коровье топленое масло

7 руб. 20 коп.

7 руб.

Коровье нетопленое масло

6 руб.

5 руб.

Картофель

60 коп.

20 коп.

Репа

25 коп.

20 коп.

Бухарская вишня

5 коп.

5 коп.

Клубника сушеная

3 руб. 50 коп.

3 руб. 20 коп.

Кишмиш

2 руб.

1 руб. 40 коп.

Виноград свежий

3-7 коп.

2-5 коп.

В будние дни базарная площадь была почти пуста. В базарные же дни она была полна всякого народа и богата сценами, в которых одинаково участвовали и русские и «туземцы», независимо от того, происходило действие на русском или азиатском базаре. А.П. Хорошхин писал: «…тут можно насмотреться всего. Барышники гарцуют на своем товаре между тяжелым, неповоротливым узбеком, коров, ослов, телят, арб, солдат, казаков и верблюдов. Маклеры рыщут всюду; разъезжает сборщик пошлин; солдатик со своей бабой в ярком красном платке, скопивший копейку, присматривается к коровникам и вступает в объяснения с узбеком на том своеобразном языке, который выдумали для разговора с туземцами сами же солдаты; два молодых таджика, продавцы урюка и т.п., не поделив барышей спорят, вцепляются один в другого и падают на землю, в отчаянной борьбе: кругом их собирается толпа и подбирает просыпавшиеся орехи. Гуль там и говор народный носятся над торжищем…» [9, c. 196]

Местные торговцы базара ничуть не сторонились русских, а, напротив, старались в угоду своим покупателям и покупательницам, подготовить к их появлению на базаре тот именно товар, какой нужен русским, до соленых огурчиков и кислой капусты включительно. Русские переселенцы местных лавочников зачастую именовали именем «Максимка». Такие «Максимки» старались не только подготовить товар, но пытались изучать многие русские слова и фразы, зачастую коверкая свой язык, подчиняя его грамматические формы к русскому и русские фразы переделывая по-своему. Как писал Н.С. Лыкошин, так или иначе, «…болтовня на новом международном наречии достигает своей цели, и стороны в состоянии совершать торговые сделки, даже не прибегая к помощи профессионального переводчика»[10, c. 234].

Местные жители старались для русских покупателей как можно лучше разложить товар, а затем начинались «заманки», чаще по-русски: «Иди посмотри мой лепешка: на масле, сдобный, год храниться может, попробуй, в следующий раз только у меня брать будешь!» и т.д. Помимо этого «туземцы» использовали такой прием: они всячески и максимально выражали свою любовь и доброжелательность клиенту: пожелания здоровья, благополучия семье, детям, всякие приветствия, при этом, показывая товар со всех сторон, стараясь не отпускать клиента без товара.

Европейские обыватели, посещая базары, проводили там много времени в местных ресторанах и харчевнях, устроенных в разных местах под навесами. Одновременно в таких харчевнях проводили время и местные покупатели. Здесь на открытом воздухе были устроены печи и очаги с котлами, в которых готовились на продажу: пшеничные лепешки, пирожки с мясом, и пельмени, приготавливаемые на пару, а также плов, жаркое, суп и прочее. Здесь же продавали чай, разные напитки и табак. Особенно сильно полюбили эти места русские солдаты, которые проводили там часть своего досуга за разговорами и трапезой. П.И. Пашино писал: «…солдаты гурьбами упитывали здоровые пельмени, приготовленные сартами, пили брагу, продаваемую сартами весьма сходно, и лакомились собственной водочкой, принесенной с собой из слободки» [5, c. 93]. Особенно к концу XIX в. возрастает популярность чайных (чайханы), ставших местом отдыха и общения, как горожан, так и приезжих. Практически легальный характер имели опиекурильни и игральные заведения на базарах.

Помимо торговых процессов, на базаре узнавали о последних новостях, заключались сделки, распространялись сплетни, выслушивались, сочинялись невиданные истории; на базаре отдыхали в чайхане, ели, встречали знакомых и соседей. Базар играл роль места встреч.

С первых лет присоединения Туркестана русская торговля приняла характер исключительно магазинной и лавочной на европейской образец, причем купцы сами ездили в Москву или на нижегородскую ярмарку, для закупки годовых запасов товаров. Помимо этого практиковались отношения купцов с русскими фирмами, когда товары выписывались в кредит. Как утверждал Е. Смирнов, свидетель тех лет, малое число торговцев и отсутствие конкуренции со стороны местного населения сразу поставили торговлю в ненормальное положение: «…дороговизна на все была весьма большая, и русские торговцы почти из ничего быстро составляли себе капиталы и расширяли дело» [11, c. 205].

Так посещая Ташкент в 1866 г., П.И. Пашино отмечал, что «…цены на товары стояли диковинные; например бутылка спирта продавалась за два рубля, Тогда как, например, в Европейской России бутылка водки стоила 40-60 копеек» [5, c. 101].

Положение вещей стало меняться с постройкой крупных централизованных базаров, установлением железнодорожного сообщения, а также вовлечением в торговлю местного населения. Так, например, в Ташкенте был построен Воскресенский базар, ставший одним из самых крупных русских базаров в Туркестане. Мелкая магазинная и лавочная торговля стала сходить на нет с появлением крупных магазинов в городах. Среди местных торговцев развилась сильная конкуренция, что постепенно привело к установлению нормального ценообразования. Так уже к 70 гг. XIX в. цены на русские товары на среднеазиатском рынке были почти те же, что и на московском рынке. Помимо этого на цену товара влияло место торговли. Так, например, к началу XX века русские обыватели г. Ташкента жаловались на дороговизну товаров на Воскресенском базаре. Места на этом базаре сдавались по очень высокой цене, которая и влияла на рост цен [12, c. 375].

Торговлю пищевыми продуктами забрали в свои руки местные жители. Причем это было характерно и для русских базаров тоже. Русские преимущественно торговали мукой, колбасными товарами, молочными продуктами и отчасти рыбой и мясом, татары – хлебом, туземные и бухарские евреи галантерейным и бакалейным товаром. Промышленные товары европейской России продавали русские торговцы.

В первое время после завоевания Туркестана торговая мера и торговый вес употреблялись местные. Русские обыватели, посещающие «туземные» базары вскоре познакомились с местной мерой веса– бадман. В 70-х гг. XIX в. одновременно сосуществовали местные и русские меры веса. На «туземных» базарах использовался бадман, на русских – пуд. К началу 80-х гг. XIX в. местные торговцы сами постепенно стали переходить на русские меры и вес. Это было связано с возросшим числом русских покупателей, которым пуд было использовать гораздо удобнее.

С начала завоевания Средней Азии имели обращение сразу множество разных денег. Так, например, в Коканде в употреблении находились монеты трех видов: тиля - золотые монеты, равные четырем русским рублям и 21 местным таньга, таньга - серебряные монеты, равные 20 русским серебряным копейкам и 24 местным пулам, пулы,- медные разменные монеты. Но со временем стало неудобно производить расчеты разными деньгами. Постепенно расчеты все больше стали производиться русскими деньгами, и прежние деньги выходили из обращения.

Не только русские переселенцы покупали товары на «туземных» базарах, но и местные жители сначала с любопытством, а потом с практической целью стали посещать русские базары. Приобретали преимущественно товары промышленного производства, используемые в быту. Так очень скоро в обиходе многих местных обывателей появились самовары, фаянсовые изделия русских заводов (преимущественно Кузнецова и Гарднера), стаканы с блюдцами, стеклянные вазы и блюда для плова, тарелки, ложки, ножи, вилки. Помимо посуды также приобретались различные ткани, русские скатерти, обувь и т.д. [6, c. 145]

Именно на русских базарах местные горожане впервые стали сталкиваться с европейскими товарами и легко выучивали их названия. «Туземцы», прежде всего, обращали внимание на изделия, которые были практичны и удобны в повседневной жизни. Так или иначе, небольшие элементы европейской жизни стали проявляться в домах местных жителей. Среди зажиточных «сартов» даже появилась мода на умение жить по-европейски.

С приходом русских в Туркестан роль базара не утратила своей важности в повседневной жизни горожан. Базар выполнял несколько функций одновременно: места покупок, клуба для общения, агентства новостей, рынка труда, центра развлечений. Именно на базаре, в процессе покупок, чаще всего сталкивались русские и местные жители. На базаре происходил обоюдный процесс знакомства и узнавания двух абсолютно противоположных культур. Местные жители вскоре стали понимать, что русские совсем не такие, какими они представляли их первоначально. Так, например, когда русские войска приближались к Чимкенту и Ташкенту, среди здешних туземцев ходили, как им казалось тогда вполне достоверные слухи о том, что русские не похожи на обыкновенных людей; что у них лишь по одному глазу, помещающемуся по середине лба; что у них такие же хвосты как у собак; что они необычайно свирепы, кровожадны и употребляют в пищу человеческое мясо [13, c. 62]. Да и русские обыватели в свою очередь перестали воспринимать аборигенное население как дикое, варварское и религиозно-фанатичное сообщество. Именно на базаре местные жители впервые знакомились с новыми бытовыми предметами и активно внедряли их в свою бытовую жизнь. В свою очередь и русские горожане узнавали о новых продуктах питания, знакомились с местной кухней, видели «сартовскую» утварь, украшения, одежду и т.д. Образы «другого», «чужого», «незнакомого», «враждебного» вскоре отступали перед реалиями повседневной жизни. Местные и русские горожане стали постепенно приспосабливаться друг к другу, понимать нужды и потребности, перестраивать свою жизнь и некоторые взгляды.


Литература:

1. Марков Е. Россия в Средней Азии. Очерки путешествия по Закавказью, Туркмении, Бухаре, Самаркандской и Ташкентской и Ферганской областям, Каспийскому морю и Волге. – СПб.: Типография М.М. Страсюлевича, 1901. – В 2 тт. и 6 ч. Т.2. – 356 с.

2. Туркестанская область. Заметки статского советника Бекчурина. – Казань: в университетской типографии, 1872. – 71 с.

3. Хорошхин А.П. Сборник статей, касающихся до Туркестанского края. – СПб., 1876. – 360с.

4. Гейер И.И. От Ташкента до Гавы. – Ташкент: фирма «Букинист», 1895. – 136 с.

5. П.И. Пашино. Туркестанский край в 1866 году. Путевые заметки. – СПб.: Типография Тиблена и Ко, 1868. – 176 с.

6. Лыкошин Н.С. Хороший тон на востоке. – М.: АСТ:Астрель, 2005. – 223 с.

7. Семенов Д.Д. Россия по рассказам путешественников и ученым исследованиям. Туркестанский край. – М.: Типография Э.Лисснера и Ю. Романа, 1887. – Том VI. – 248 с.

8. Туркестанская справочная книга с календарем на 1885 год /под ред. В.А. Соколова. – Ташкент: Типо-литография С.И. Лахтина, 1884. – 160 с.

9. Хорошхин А.П. Сборник статей, касающихся до Туркестанского края. – СПб., 1876. – 360с.

10. Лыкошин Н.С. Пол жизни в Туркестане. Очерки быта туземного населения. – Петроград: Издание т-ва В.А. Березовский, 1917. – Выпуск 1. – 415 с.

11. Сыр-Дарьинская область. Описание, составление по официальным источникам Е. Смирновым. – СПб.: Типография М.М. Страсюлевича, 1887. – 358 с.

12. Добросмыслов А.И. Ташкент в прошлом и настоящем. Исторический очерк. – Ташкент: Эл.-паров. типо-лит. О.А. Порцева, 1911. – 520 с.

13. Наливкин В.П. Туземцы раньше и теперь. – Ташкент: Электрич. Типо-лит. «Турк. Т-ва печатного дела». 1913. – 144 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle