Библиографическое описание:

Евченко Н. А. Основные функции и методы исследования внутреннего диалога // Молодой ученый. — 2011. — №11. Т.2. — С. 63-65.

Среди основных функций внутреннего диалога Л.П. Гримак выделяет: гармонизацию отношений человека с миром (адаптация), самосовершенствование, самоорганизацию и самопрограммирование [5].

В исследовании Е.Т. Соколовой и Н.С. Бурлаковой отражен большой психотерапевтический потенциал внутреннего диалога. Этими авторами было показано, что неразрешенные проблемы в отношениях со «значимым другим» часто проявляются в ходе психотерапевтического процесса [14]. Внешне диалог ведётся с психотерапевтом, а фактически происходит развёртывание пациентом скрытого незавершенного внутреннего диалога со «значимым другим».

О терапевтическом эффекте внутренних диалогов пишет также О.В.Кузьменкова. В её исследованиях разрешения внутренних противоречий осуществляется посредством конструктивной внутриличностной коммуникации. Среди выделенных ею условий конструктивного разрешения внутриличностных противоречий можно назвать: расширение границ сознания при сохранении его единства, и наличие у человека субъектной позиции, стремления быть автором своей жизни [8].

А.В. Россохин и В.Л. Измагурова делают акцент на внутреннем диалоге, как источнике новых смыслов, и называют следующие функции внутреннего диалога:

1) реализация процессов мышления и самосознания;

2) осознание содержаний и некоторых компонентов структуры самосознания;

3) изменение структуры самосознания, иерархии мотивов.

Как следствие, внутренний диалог выступает механизмом личностной трансформации [13].

Эта же функция внутреннего диалога (а именно, перцептивной стороны внутреннего диалога) экспериментально подтверждается в исследовании Н.А. Евченко и С.В. Березина. Ими было показано, что процесс отражения в себе, как в некоторой степени другом, может выступать предпосылкой развития личности. В зависимости от величины оценки Я со стороны Другого-Я, меняются показатели упорства и целеустремлённости в деятельности испытуемых. Так, когда испытуемые получают оценку от Другого-Я выше актуальной самооценки, тогда они начинают действовать, демонстрируя более высокий уровень оцениваемых качеств. И наоборот [6].

Согласно исследованию А.В. Визгиной, в ходе внутреннего диалога также осуществляется развитие личности, однако оно опосредовано разрешением внутренних конфликтов и принятием обеих позиций диалога как частей Я субъекта. Уже само по себе развёртывание внутреннего диалога «побуждает клиента к более полному выражению ранее лишенной голоса отчуждённой части личности <что в свою очередь приводит к тому>, что он начинает больше идентифицироваться с этой частью, интегрируя её в своё Я» [4, с. 102].

В ряде подходов к рассмотрению структуры личности человека внутреннему диалогу уделяется особое внимание. Общим для этих теорий является утверждение о сложносоставной структуре личности, включающее в себя ряд субличностей (или иных составных частей). Примерами таких концепций являются: мультисубъектная теория личности В.А. Петровского, теория диалогического Я (dialogical self) Г.Херманса (H.Hermans), транзактный анализ Э.Берна [3], психосинтез Р.Ассаджиоли [1] и другие. Остановимся подробнее на нескольких из них.

В рамках мультисубъектного подхода личность представляется нам в виде «единомножия» субъектов, каждый из которых исходит из своей системы ценностей и предпочтений, что подтверждается рядом экспериментальных исследований [11]. Особенно актуальными в рамках данного подхода являются исследования принятия решения в ситуации выбора.

Согласно теории диалогического Я (dialogical self), личность можно представить как совокупность Я-позиций: внутренних (например, «Я, как успешный профессионал») и внешних (включающих значимых для личности людей, например, «мои родственники»). Внутренние Я-позиции становятся значимыми благодаря связям с внешними, и наоборот. Есть доступные Я-позиции, но о некоторых частях Я человек может не догадываться [17]. Внутренний диалог играет здесь важную роль, позволяя различным Я-позициям обмениваться между собой информацией и влиять друг на друга [15].

Данные теоретические положения требуют эмпирической проверки. Однако многими авторами отмечается сложность исследования внутреннего диалога, из-за того, что он осуществляется во внутренней и свёрнутой форме, и часто протекает на неосознанном уровне. Это остро ставит проблему методов исследования. Из-за методологических проблем интроспекции и отсутствия иных методов исследования внутреннего диалога данная тема была долгое время оставлена научной психологией и развивалась в рамках различных «околопсихологических» и религиозных течений, например, пропагандирующих «позитивное мышление» [19].

В настоящее время разработан ряд методов исследования внутреннего диалога, что делает более доступным анализ данного феномена. Одним из наиболее распространённых подходов является анализ вербализованных внутренних диалогов. Для такого анализа необходимо чёткое выделение эмпирических критериев внутренней диалогичности текстов.

Одним из методов данной группы является фиксация вербализованного мыслительного процесса в ходе решения когнитивных задач. Примерами исследований в рамках данного подхода могут служить работы Г.М. Кучинского. В его экспериментах анализировалась речь субъекта, решающего вслух мыслительные задачи. Было показано, что наряду с монологической формой аутокоммуникации, присутствует также внутренний диалог с самим собой, представляющий собой взаимодействие двух или более последовательно сменяемых точек зрения на проблему или ход решения [9]. Сходные выводы были получены в другом исследовании, где материалом послужили прогрессивные матрицы Равена [16].

В разных исследованиях в качестве материала (когнитивных задач) используются различные методики. Некоторые из них уже изначально содержат в себе противоречие, которое подталкивает испытуемых к рассмотрению более чем одной точки зрения на решаемый вопрос. Другие задачи – напротив, изначально не предполагают диалогичности, и она привносится самими испытуемыми.

Анализ вербализованного внутреннего диалога в своих исследованиях так же использует В.Л. Измагурова. Материалом в одном из её исследований выступили письменные транскрипты психоаналитических текстов [7]. В качестве главных критериев внутренней диалогичности текста она выделяет:

1) я-, ты- высказывания;

2) наличие в тексте нескольких несовпадающих смысловых позиций.

К другим отличиям относятся: смысловая «свёрнутость», присущая внутренней речи, и эмоциональная насыщенность высказывания [7].

А.В. Визгина предлагает сходный метод исследования – внутридиалогический анализ внешнеречевой продукции на материале спонтанной письменной продукции, а именно методики свободного самоописания. Задача подобного самоописания изначально провоцирует субъекта на столкновение двух внутренних установок: на самораскрытие и на самозащиту. Критерием диалогичности в этом методе также выступает наличие конфликтующих смысловых позиций в текстах самопрезентаций, их поочерёдное принятие субъектом и аргументация [4].

Спорным вопросом является наличие гендерной специфики внутриличностной коммуникации, и, следовательно, необходимости её учёта в эмпирических исследованиях. Так, А.Морин (A.Morin) утверждает об отсутствии как отличий в диалекте, громкости, акценте, так и каких-либо половых различий во внутреннем диалоге [18].

В исследовании же В.В.Мацуты было показано наличие гендерной специфики. Так, например, у людей, относящихся к феминному типу, по сравнению людьми маскулинного типа, более выражен невербальный компонент внутреннего диалога (мимика, жесты). Кроме этого гендерные различия были показаны в таких параметрах, как:

- удовлетворенность собой как партнером по общению;

- выраженность стремления к саморазвитию;

- уровни избирательности, коммуникабельности и самораскрытия в ходе внутриличностной коммуникации;

- склонность к различным переживаниям;

- определенные коммуникативные намерения или мотивация ведения внутреннего диалога;

- предпочтение диалогов с образом себя или с образом реального другого;

- открытость или закрытость тем [10].

Подводя итоги сделанного нами анализа, можно сделать следующие выводы:

  1. Среди основных функций внутреннего диалога можно назвать: смыслообразование, реализацию процессов мышления, самосознания, формирование мировоззрения, адаптация, самоорганизация и развитие сознания и личности.

  2. Методологические трудности в исследовании «внутреннего диалога» в естественных условиях его протекания вынуждают изучать данный феномен опосредованно, в основном, через различные формы вербализованного внутреннего диалога.

  3. Основными эмпирическими критериями внутридиалогичности текста являются: я-, ты- высказывания, наличие нескольких смысловых позиций в тексте, поочерёдное принятие субъектом данных позиций и их аргументация, смысловая свёрнутость, эмоциональная насыщенность высказывания.

  4. При проведении исследования внутреннего диалога необходимо учитывать гендерную специфику проявления данного феномена и уравнивать выборки по половому составу.


Литература:

  1. Ассаджиоли Р. Психосинтез. – М.: Изд-во Института психотерапии, 2008.

  2. Бахтин М.М. Проблемы поэтики Достоевского. – М.: Советская Россия, 1979.

  3. Берн Э. Трансакционный анализ в психотерапии. – М.: Эксмо, 2008.

  4. Визгина А.В. Эмпирическое изучение спонтанных внутренних диалогов // Вопросы психологии, 2007. №1. С. 101-110.

  5. Гримак Л.П. Общение с собой: начала психологии активности. – М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2009.

  6. Евченко Н.А., Березин С.В. Внутренний диалог «я-другое я» как механизм развития личности // Известия Самарского НЦ РАН, 2011. № 2 (4). Т. 13. С. 858-862.

  7. Измагурова В.Л. Внутренний диалог как механизм развития сознания: Дисс. … канд. психол. наук. М., 2006.

  8. Кузьменкова О.В. Модель диалоговой стратегии развития внутриличностных противоречий // Известия Самарского НЦ РАН, 2009. № 4. С. 684-690.

  9. Кучинский Г.М. Психология внутреннего диалога. – Минск: Университетское, 1988.

  10. Мацута В.В. Гендерные особенности внутренней коммуникации личности // Вестник Томского государственного университета, 2009. №328. С. 161-164.

  11. Петровский В.А. Человек над ситуацией. – М.: Смысл, 2010.

  12. Россохин А.В. Рефлексия и внутренний диалог в изменённых состояниях сознания: Интерсознание в психоанализе. – М.: «Когито-Центр», 2010.

  13. Россохин А.В., Измагурова В.Л. Внутренний диалог и его связь с рефлексией // Вопросы психологии, 2008. № 4. С. 13-23.

  14. Соколова Е.Т., Бурлакова Н.С. К обоснованию метода диалогического анализа случая // Вопросы психологии, 1997. № 2. С. 61-76.

  15. Херманс Г. Личность как мотивированный рассказчик: теория валюации и метод самоконфронтации // Постнеклассическая психология. Социальный конструкционизм и нарративный подход, 2007. № 1(3). С. 7-53.

  16. DeSouza M., DaSilveira A., Gomes W. Verbalized inner speech and the expressiveness of self-consciousness // Qualitative Research in Psychology, 2008. V. 5. Iss. 2. рр. 154 – 170.

  17. Hermans H. The dialogical self: toward a theory of personal and cultural positioning // Culture Psychology, 2001. V. 7(3). рр. 243-281.

  18. Morin A. Inner speech and consciousness // William P. Banks (eds.) Encyclopedia of consciousness. – Oxford: Elsevier, 2009. V. 1. pp. 389-402.

  19. Schwartz R. Internal dialogue: on the asymmetry between positive and negative coping thoughts // Cognitive Therapy and Research, 1986. V. 10. № 6. pp. 591-605.

Врезка1

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle