Библиографическое описание:

Мохаммад-заде Ш. Г., Моради М. Д. Выражение смысловых оттенков значений русских неопределённых местоимений в персидском языке // Молодой ученый. — 2011. — №11. Т.1. — С. 189-194.

Неопределённые местоимения русского языка могут выражать не только семантические значения, которые связаны с неопределённостью в персидском языке, но и семантичекое значение частиц «йэ», «йек», «йеки», единичности, неопределённой единичности, своеобразного неопределённого местоимения / имени существительного, а также семантические оттенки, как низкую оценку качества, выражение недоумения, сомнения, досады, удивления, проявление положительных/отрицательных свойств. В настоящей статье мы проанализируем способ передачи вышеупомянутых семантических значений русских неопределённых местоимений на персидский язык.

Ключевые слова: неопределённое местоимение, частица, знак «йэ-неопределённости», низкая оценка, качество.

1. Неопределённое местоимение с постфиксом «-нибудь», со значением низкой оценки качества и корреляты в персидском языке

Человек, в зависимости от ситуации общения и осведомлённости об окружающих событиях, явлениях, лицах и т.п., прибегает к употреблению различных неопределённых местоимений. В связи с этим он может, например, сочетать постфикс неопределённости «-нибудь» с вопросительно-относительным местоимением «какой», придав ему значение низкой оценки качества о предмете, явлении и лице, ничтожном, незначительном и не достойном внимания. Примером может служить следующее предложение: «Она от первейшего жениха отвернётся, а к студенту какому-нибудь умирать с голоду, на чердак, с удовольствием бы побежала, вот её мечта! » (Дост.) «Арезуе у ин аст ке бе беhтарин хастгараш пошт конад ва дар аваз бе донбале данешджу-и беревад ке аз фарте гороснеги ру бе моут аст ва hазер аст дар джае моhаггари чон зир-ширвани hам ба у бе сар бебарад», в котором неопределённое местоимение «какой-нибудь» включает в себя низкую оценку качества и характера о лице, ничтожном, незначительном, и наконец не достойном внимания с точки зрения говорящего. Ещё в : «–Разве только тысячоночка какая-нибудь поиспортилась, а остальные все целы, ― с умилением выговорил Лебедев» (Дост.) «Лебедов ба таассор гофт: Танhа йек эскенасе hезар-рубли асиб диде, амма багие hаме саhиh ва салем аст». В этом примере кроме местоимения «какая-нибудь», значение ничтожности и незначительности предмета одновременно усиливается употреблением суффикса уменьшительно-уничижительности «-очка». Ещё один пример по данной тематике: «–Неужели для него какая-нибудь собачонка дороже спокойствия, самой жизни его барыни?» (Дост.) «Айа танhа йек саг барае у ба-арзештар аз арамеш ва hатта зендегие арбабаш аст?» <Йек саг> (досл. одна собака) в персидском языке является именным словосочетанием, содержание которого состоит в неопределённости имени существительного <саг> (собака), так как перед ним ставится один из знаков неопределённости имён существительных в персидском языке, то есть лексема <йек>. Тем не менее, словосочетание неопределённого местоимения может комплексироваться ещё другим словом или определением, отражающим именно значение низкой оценки. Это заметно в : «Вся церемония произошла весьма серьёзно, вовсе не как вседневный обряд какой-нибудь, а почти с каким-то чувством » ( Дост.), «Тамаме ташрифат на чон марасеми текрари ва рузмаре, балке тагрибан ба hайаджан ва тамтараге хасси сурат мигерефт», где определения <текрари> и <рузмаре> (вседневный), сопоставляясь с их антонимичным словосочетанием <ба hайаджан ва тамтараге хасси> (с каким-то чувством), усиливают значение низкой оценки; « Ведь он меня убьёт, ей богу убьёт, как муху какую-нибудь прихлопнет!» (И.Тург.) «У мара микошад, бе хода ке микошад! Месле йек магас мара леh миконад!» <Как муха какая-нибудь> в персидском языке коррелируется с <месле йек магас>. «Какая-нибудь» эквивалент персидского неопределённого местоимения «йек» перед существительным «магас» (муха).

Следует добавить, что в персидском языке, как и в русском, существуют ситуации, в которых неопределённое местоимение служит средством выражения низкой оценки качества и характера, однако это касается одушевлённых лиц, где в разговорной речи употребляется лексема <йару> о третьем лице и содержится в ней оттенок пренебрежительности и унизительности. «Йару ро бебин четор/чегадр дарад ба машине ман вар миравад!», «Посмотри-ка на этого, как он возится с моей машиной ! »; «Йару фекр карде еспайдер-ман-е! Аз балае сахтемуне шаст-табагеи париде пайин!», «Ему показалось, что он человек-паук! Спрыгнул с шестидесятиэтажного здания!»

2. Примерное приравнивание кого-, чего-либо отрицательным/ поло­жи­тельным свойствам, качествам другого лица или предмета в русском языке с частицей –то и их корреляты в персидском

Носитель персидского языка, учитывая положительные и отрицательные характеристики, свойственные тому, кто пользуется известностью, употребляет в своей речи существительные в сочетании с суффиксом «йэ-неопределённости» [2, с.9]. В этом случае, персоговорящий прибавляет знак «йэ-неопределённости» к имени знаменитого человека или названию известного предмета, чтобы уподоблять кого-,что-либо какому-либо лицу или предмету, характер и свойства которого использует в качестве неопределённого существительного, например, человек может сказать о своём друге: «Махди барае ходаш афлатун-и аст!», «Махди в своём роде Платон (досл.: для себя Платон)!», значит: Махди — мудрый как Платон. Роль показателя «йэ-неопределённости», присоединённого к концу собственного имени существительного <Афлатун> (Платон), сравнима с функцией постфиксов неопределённых русских местоимений. «Hемматам ростам-и-ст каз саре даст/диве аз афканад бе наварди», «(ком.п.)Сила моей воли велика как у Рустама1, сбрасывающего дьявольскую алчность на поле сражения».

Указанное понятие в русском языке выражается неопределёнными местоимениями с частицей –то, кого-, что-либо к кому-, чему-либо если выражается сходство того или иного лица с конкретным лицом или классом, например: «Ваня, ты просто какой-то поэт; именно, настоящий поэт!», «Ваня, то джеддан барае ходет йек-па шаэри, шаэере вагеи!», также: «–По-вашему, Рудин — Тартюф2 какой-то» (И.Тург.), «Бе назаре шома Рудин шахсийати hамчон Тартьюф дарад», «Это там какой-то Путин должен делать, а мы-то с вами где?»,« Анджа каси месле Путин байад ин кар ра анджам даhад, ман ва шома че-кареим?» <Каси месле Путин> значит тот, кто имеет сходство с Путином.

3. Название каких-либо свойств предмета, лица, вызывающих удивление, недоумение, досаду говорящего с употреблением частицы –то

Неопределённые местоимения с частицей –то (с местоимением какой) могут быть употреблены при назывании каких-либо свойств и характеристик предметов, лиц, вызывающих удивление, досаду, недоумение говорящего: «Не понимаю я этих господ! — заметил А., — они отчаянные какие-то!» (И.Тург.), «А. гофт:-Ин агайан ра дарк немиконам! Йек джураи на-омиданд!»: оттенок неопределённости местоимения какие-то в персидском языке выражен сочетанием средств неконкретности. Это показывает лексема <йек> перед словом <джурhа>, и знак «йэ-неопределённости» за ним. <Йек джурhаи> (досл. какими-то способами) в этом примере является неопределённым наречием, которое указывает на неопределённую отчаянность. Подобное понятие также можно встретить в предложении: «–И воспитывать его не умели, так, ветрогон какой-то вышел!» (Дост.), «Натаванесте-анд дорост тарбийаташ конанд, барае hамин hам адаме сабок-сари аз аб дар амаде аст!»: <Ветрогон какой-то> переведено как <адаме сабок-сари>, лексема ветрогон ― эквивалент <адаме сабок-сар>, значит ветреный человек. Смысл неопределённости местоимения какой-то обозначается суффиском «йэ-неопределённости» в конце прилагательного <сабок-сар>.

4. Выражение низкой оценки качества о каком-либо плохом действии, произошедшего небрежно при присоединении к лексеме «как»

Кроме частицы –нибудь, частица кое- также имеет способность выражать низкую оценку качества о каком-либо плохом, небрежном действии, раз присоединяется к лексеме «как»: «Растрепанный, одетый кое-как, он бесцельно совался по трактиру и по двору» (М.Горьк.), «У ба сар-о-вази ашофте ва джулиде, дар hали ке сарсари лебас пушиде буд, бе дахеле рестуран ва hайате ан сарак кешид»: на персидском языке кое-как переведено на <сарсари>, значит: ‘небрежно, невнимательно, легкомысленно’ [7, с. 36 ]; «Работа сделана кое-как», «Ин кар самбал шоде»: <самбал> — это прилагательное, применяемое о халтурной, плохой, работе, сделанной спустя рукава, что синонимично со значением наречия кое-как.

5. Понятие неопределённого своеобразного имени существительного в персидском языке и его связь с русскими неопределёнными местоимениями

Проанализировав ряд неопределённых местоимений с частицами –нибудь и –то и их перевод на персидский язык, наблюдаетмч, что существуют случаи, когда персидскому неопределённому местоимению принадлежит значение неизвестности при наличии знака «йэ-неопределённости»; при этом данное значение преобразуется в разновидность неопределённых имён, которая благодаря предложению, последующему за ним в составе придаточной части сложноподчинённого предложения, приобретает более ясное и конкретное содержание. Придаточная часть данных предложений, следуя за союзным словом «ке», которое ставится после неопределённого существительного с лексемой «йэ-неопределённосит», имеет характер пояснения. Таким союзным словом принято называть «ке-пояснения», «ке-комментарии» или «ке-толкования» [8, с.966], а неопределённое существительное, выражаемое данным способом, называется в персидском языке существительным «неопределённым своеобразным» (буквальный перевод термина «накарейе мохассасе»). В качестве примеров автор указывает на нижеследующие предложения:

«Я бьюсь об заклад, что вы ‹…› заговорите о чём-нибудь серьёзном, учёном, возвышенном» (Дост.), «Шарт мибандам шома дарбарейе моузу-и hарф хаhид зад ке джедди, элми ва амиг аст». Как показано в примере, местоимение <чизи> (что-нибудь), подвергаясь изменению в персидском языке, ведёт себя как неопределённое существительное, а придаточная часть сложного предложения, присоединяемая союзным словом «ке-толкования» к главной части, выполняет роль определения для неопределённого существительного, преобразующегося в конкретноподобное. Ещё примеры:

«Она знает, положим, что мне известно что-нибудь о том, что сильно её тревожит» (Дост.), «Фарз коним у миданад ке ман аз чизи ке бе шеддат ранджаш мидаhад, еттела дарам»: первоначальный перевод <дарбарейе чизи ке бе шеддат ранджаш мидаhад чизи миданам> (чизи миданам = мне известно что-нибудь) во избежание повтора лексемы <чизи> преобразован на <аз чизи ке бе шеддат ранджаш мидаhад эттела дарам> (эттела дарам=мне известно).изи> в персидском языке выражает неопределённое местоимение, образуемое сочетанием суффикса «йэ-неопределённости» со словом <чиз> со значениями ‘вешь, предмет, тема’. Данное слово отражает свойства неопределённого имени существительного; союзное слово «ке-толкования» за ним присоединяет придаточную часть к главной, а предложение <бе шеддат ранджаш мидаhад>, находящееся после союзного слова «ке», считается определением для местоимения <чизи>.

«Окна на улицу были отворены, и из них слышался резкий непрерывный говор, почти крик, точно кто-нибудь читал вслух или даже говорил речь» (Дост.) «Панджаре-hа бе тарафе куче баз буданд ва аз ан седае бивагфе ва гуш-хараше мард-и ке бе назар миресид машгуле хандан ва hатта ираде нотг-ист бе гуш миресид.»: <мард-и> ― это неопределённое существительное, которому в русском языке соответствует неопределённое местоимение с постфиксом –нибудь; причём придаточная <бе назар миресид машгуле хандан ва hатта ираде нотг-ист>, <точно читал вслух или даже говорил речь> является определением для него (для мард-и).

Подобно вышеприведённым примерам, в персидском языке между неопределённым местоимением с постфиксом –то и его соответствующим неопределённым существительным также есть взаимосвязь. Мы подтверждаем сказанное следующими примерами: «Он производил на меня впечатление какого-то гада, какого-то огромного паука, которого мне ужасно хотелось раздавить» (Дост.), «Еhсасе hашаре йа анкабути бозорг ра дар ман бар-миангихт ке михастам ба хак йексанаш конам.», <какой-то гад> ― <hашаре>, <какой-то огромный паук>―<анкабути бозорг>. «Hашаре» и «анкабут» присоединены союзом «йа» (или) считаются накаре мохассасе (неопределёнными своеобразными именами существительными), знак «йэ-неопределённости» за словом «анкабут» (паук) указывает на их неопределённость, которая удадяется через посредство придаточной части <ке михастам ба хак йексанаш конам> (мне ужасно хотелось раздавить); «Алёша говорил о каком-то письме, которое его очень обрадовало» (Дост.), «Алёша аз наме-и hарф мизад ке у ра бесйар саре шоуг аварде буд», <аз намеи>―<о каком-то письме>, роль постфикса –то в переводе на персидский играет показатель «йэ-неопределённости» вслед за словом <наме> (письмо).

В данных примерах «неопределённое существительное», к которому относится придаточная определительная часть, семантически пополняется повествовательно-распространительной функцией придаточной части.

6. Выражение количественного значения посредством неопределённых местоимений с частицами -нибудь/-то, и их корреляты в персидском языке

Частицы нибудь и –то, сочетаясь с вопросительно-относительным местоимением какой, вместе со словами, обозначающими количество, придают значение, приближающееся к какому-нибудь количеству и не превышающее какое-либо количество [2, с.19], напрмер: «Появление Дмитрия Федоровича заняло не более каких-нибудь двух минут, и разговор не мог не возобновиться» (Дост.), «Джарйане воруде Дмитрий биш аз до дагиге бе тул найанджамиде буд ва табии буд ке баhс едаме йабад». Порядок слов ‘не более каких-нибудь двух минут’ в персидском языке выражен и словосочетанием <биш аз до дагиге> (больше двух минут) и отрицательной частицей перед глаголом возобновиться (не мог не возобновилось); «Случилось иногда, впрочем, что она вдруг становилась на какой-нибудь час ко мне по-прежнему ласкова» (Дост.) , «Амма у гаhи овгат барае йек саат бе мананде сабег ба ман меhрабан мишод»: временное значение ‘на какой-нибудь срок’ и ‘барае йек саат(досл. на один час) точно совпадают и показывают на отрезок времени, не превышающий более, чем час; «-Вы меня дослушайте до конца, постарайтесь не горячиться, хоть две какие-нибудь минутки(Дост.) Айа hарфам ра та ахар гуш хаhид дад? Сай миконид лаагал барае до дагиге-и аз куре дар наравид?»: обстоятельственное словосочетание русск. <две какие-нибудь минутки> и перс. <барае до дагиге-и> указывают на протяжение действия в пределе конкретного отрезка времени, то есть двух минуток.

Обсуждаемое выше значение может быть выражено в персидском языке именными словосочетаниями, которые состоят из имени существительного и числительного, или из существительного и неопределённого прилагательного. Это бывает тогда, когда в состав данного словосочетания входит суффикс «йе-непопределённости», прибавляемый к концу существительного, предществующего числительному. Данный метод в своих произведениях использовали персидские поэты XI-XIV веков (V-VIII веков по лунному календарю хиджры) такие, как Моуляна Шамсоддин Мохаммад Мовали, Саади и др. [3, с.23634], например: «Савари сад наздике Амир-Ахмад амаданд ва мардоме бесйар джам шоданд» (Тарихе Систан) «Сотня верховых войск подъехала к Амир-Ахмаду, там же собралось много народа»: показатель «йэ-неопределённости» присоединяется к слову <савар> (верховое войско), предшествовавшему числительному <sad> (сотня). Или в: «Инан ра каламеи чанд аз hекмат ва моуэзат беги», (Голестан Са ́ди) «Дай им несколько (досл. слов сколько) мудрых советов»: <čand> (несколько) ― это прилагательное, обозначающее неопределённое количество. Оно, несмотря на свою неопределённую сущность, может входить в сочетание с показателем «йэ-неопределённости» и в то же время указывать на неопределённое количество времени, предметов, лиц и т.п. [8, с.970]

Количественные словосочетания с неопределёнными местоимениями не являются характерными только для оборотов с частицей –нибудь , ибо комбинации с частицей –то, сопровождающие указанные словосочетания, обладают таким же содержанием; между прочим, оба они носят разговорный характер [2, с.19]. Приведём примеры: «В какие-то две-три минуты узкая улица была запружена молчавшими от волнения людьми» (Первенцев), «До-се дагиге-и, хиябане барик тавассоте джамияти ке аз езтераб бе сокут фору рафте буданд, масдид шоде буд» : <какие-то два-три минуты> (досл. че до-се дагиге)―<до-се дагигеи > показывает неконкретность происшествия действия с временной точки зрения; «Алёша попал в дом к каким-то двум дамам, которых он прежде никогда и не видывал» (Дост.), «Алёша бе до бану-и сепорде шод ке пиш аз ан hаргез анhа ра надиде буд» : значение неопределённости передаётся не только морфологически с помощью «йэ-неопределённости» после существительного <бану> (дама), но и синтаксически―(см. неопределённое существительное) через придаточную часть сложного предложения <ке пиш аз ан hаргез анhа ра надиде буд> (которых он прежде никогда и не видывал) , а вместе с этим содержание придаточной части само по себе подчёркивает, что субъект (Алёша) незнаком с этими двумя дамами.

7. Соотношение неопределённых русских местоимений с постфиксом –нибудь с лексемой «hич» в персидском языке

Неопределённые местоименные слова с частицей –нибудь могут быть употреблены в негативных предложениях, используемых говорящим при отрицании им какого-либо факта или сомнении насчёт какого-либо явления, предмета, лица. Отрицательное значение не выражается лишь наличием данных местоимений, ибо оно может реализоваться одновременным употреблением таких лексем, как: не, вряд ли, вряд, без, едва, едва ли, нельзя и т.д., которые сами могут выражать отрицательность.

В персидском языке такое значение передаётся через местоимения hич-кас (кто-нибудь / никто), hич-чиз (что-нибудь / ничто), hич-вагт (когда-нибудь / никогда), hич-джа (где-нибудь / нигде) и пр. Лексема «hич» в большинстве случаев употребляется в отрицательных предложениях, а иногда лишь входит в состав альтернативных вопросов, предполагающих ответы да / нет. Ниже приведены примеры употребления лексемы «hич» в альтенативных вопросительных предложениях с неопределёнными местоимениями с постфиксом –нибудь: «Из-за вас меня преследуют странными допросами; имеют ли эти допросы какое-нибудь основание(Дост.), « Бе хатере шома мара моуреде эстентаг-hае аджиби гарар мидаhанд. Айа ин базпорси-hа hич асас ва пайеи hам даранд?»: здесь общий вопрос по-русски выражен частицей «ли», а в персидском языке вопросительной лексемой «айа?». Фраза <hич асас ва пайеи> (досл. никакие основания) является неопределённым именным словосочетанием, которое состоит из неопределённого прилагательного <hич> (ничто, никто, никакой), существительных <асас> (база, основа, основание) и <пайе> (ножка) и «йэ-неопределённости» за ними. Знак «йэ-неопределённости» в конце существительного <пайе> (основание) и неопределённое прилагательное <hич > перед ним выражают значение неопределённости, отражаемой постфиксом –нибудь; «Нельзя ли выхлопотать какой-нибудь надзор или запрещение?» (Дост.), «Айа мишавад бар ан hич незарати кард йа джелое ан ра герефт?»

Однако лексема «hич» употребляется и в риторическом вопросе, ответ которого знают говорящий и его собеседник [9, с.57]. Этот вопрос по-персидски называется «эстефhаме энкари» или «эстефhаме эфкари» (по-русски «риторический вопрос»). Семантику неизвестности выражает знак «йэ-неопределённости», присоединяемый к определяемому слову, сочетаемому с лексемой «hич». В русском языке такое понятие сохраняют предложения, содержащие неопределённые местоимения с постфиксом –нибудь и частицу разве, выражающую сомнение, недоверие, удивление и неуверенность. Например: «-Я разве говорил тебе что-нибудь положительно, легкомысленная голова? Говорил я тебе, что она [Нелли] доказанная законная князева дочь? Говорил или нет?!» (Дост.), «Эй адаме сабок-магз! Магар ман бе то hич ноктейе мосбати нагофте будам?! Нагофте будам Нели дохтаре гануни ва шарие шаhзаде аст?! Гофте будам йа на?» <Что-нибудь положительно> в риторическом вопросе переведено как <hич ноктейе мосбати> знак «йэ-неопределённости» здесь прибавлен к определению существительного <нокте>, к прилагательному <мосбат> (положительно); «-Разве мог я здесь кого-нибудь оскорбить?» (Дост.), «Магар ман митаванестам инджа бе hич-кас азари бересанам?» <кого-нибудЬ>―<бе hич кас> в персидском языке в составе риторического вопроса является косвенным дополнением глагола <азар-ресандан> (оскорбить).

«Hич» может употребляться в повествовательных негативных предложениях, в которых использованы неопределённые местоимения с постфиксом -нибудь:

«Я вовсе не имел намерения ... иметь честь просить её руки... даже когда-нибудь» (Дост.)Hич-гаh гасде ин ра надаштам ке эфтехаре хастегари аз у ра бе ход бедаhам». <Когда-нибудь> и глагол <не имел> соотносятся с неопределённым сочетанием < Hич-гаh > (досл. никогда) и глаголом <надаштам>.

8. Неопределённые местоимения с постфиксом –нибудь со значением обобщённости и их корреляты в персидском языке

Если русские неопределённые местоимения связаны со значением обобщённости, то такое значение, преимущественно, выражается с помощью неопределённого персидского прилагательного «hар» в сочетании с существительными, обстоятельствами времени, места, образа действия и т.п. Хотя в русском языке неопределённые местоименные слова с частицей -нибудь, в указанных случаях употребляются в таком значении, которое в русском языке считается определительным и обобщенным, но с точки зрения персидской грамматики оно является неопределённым.

Значение неопределённого прилагательного «hар» передают местоименные слова с постфиксом –нибудь, если сочетаются с лексемой хоть, в результате чего приобретают значение «любой, всякий, каждый», охватывая качественно разнообразные лица или предметы [1, с.287]. Это явление чаще всего встречается в разговорной речи:

«-Если буду нужен, хоть на что-нибудь, ― располагайте, а я покамест сижу в своей комнате ‹…› и никуда не уеду» (Дост.), «Hар эhтияджи бе ман даштид, дар эхтияретан hастам; фелан дар отагам нешастеам ва джаи hам немиравам». Словосочетание <хоть на что-нибудь нужен> находится в соотношении с <hар эhтиядж-и>; значение неопределённости персидского словосочетания выражается одновременно двумя лексемами: с одной стороны, это — неопределённое прилагательное«hар» (любой, всякий, каждый), а с другой стороны — это суффикс «йэ-неопределённости», который прибавлен к существительному «эhтиядж» (нужда); «Он обрадовался случаю сорвать хоть на ком-нибудь свою злость на все свои неудачи», (Дост.), «У аз инке митаванест хашме наши аз наками-hайаш ра ба саре hар-каси фору беризад, лаззат миборд», значение ‘хоть на ком-нибудь’ можно считать эквивалентом ‘бар саре hар каси’; «–О поскорее, поскорее! — восклицал я, возврящаясь домой, — поскорее конец этим мукам! Хоть чем-нибудь, хоть как-нибудь, но только скорее!» (Дост.), «Дар раhе базгашт бе хане фарйад мизадам: -Аh, байад hар-че саритар бе ин hаме рандж пайан дад, бе hар василе ва аз hар тариги ке шоде». Знак неопределённости за словом <тариг> и неопределённое прилагательное <hар> перед этим словом передают то же самое значение, что и отражено в сочетании лексемы <хоть> с неопределёнными местоимениями что-нибудь и как-нибудь.

Заключение

Неопределённые местоимения русского языка в персидском языке выражаются:

1) лексемами «йэ-неопределённости», йек/йеки, йару;

2) Неопределённые местоимения с частицей -нибудь, кое-как, кое-какой могут быть соотнесены с адъективными словосочетаниями с неопределённым прилагательным «hар», с помощью которого образуются неопределённые существительные в персидском языке и выражают обобщенность и универсальность, скрытые в указанных сочетаниях.

3) Передача отрицательных / положительных характеристик местоимением с чаастицей -то в персидском языке осуществляется знаком йэ-неопределённости;

4) В составе сложного предложения существует взаимосвязь между неопределёнными местоимениями с частицами -то, -нибудь, приставкой кое-, местоимениями некто, нечто с одной стороны и своеобразным неопределённым местоимением (накарейе мохассасе) персидского языка с другой стороны;

5) Употребление неопределённого местоимения с частицей -то при обозначении недоверия, досады говорящего о чём-либо, возможно при выражении неопределённых местоимений каси/ чизи в персидском языке;

6) Наречное местоимение кое-как со значением сделать что-либо небрежно и невнимательно в персидском языке соответствует сочетаниям существительных со словами сарсари, самбал;

7) Выражение количественного значения с частицами -то, -нибудь ( в неразговорном стиле предпочитаются местоимения с частицей –либо; например: в публицистическом стиле,...) по-русски в разговорном стиле в персидском языке имеет структуру: числительное + существительное + знак «йэ-неопределённости», а также с сочетанием неопределённого прилагательного «чанд», выражающее неизвестное количество чего-либо с существительным, вслед за которым ставится «йэ-неопределённости»;

8) Передаче отрицательного значения чего-либо, выражаемого постфиксом -нибудь, способствуют отрицательные словосочетания с лексемой hič, которая прибавляется к словам кас/каси, чиз/чизи, джа/джаи, вагт/вагти…в предложениях с негативной структурой.


Литература:

  1. Гвоздев А.Н. Современный русский литературный язык I.-М.,1966.

  2. Евгеньевна А.П., Словарь русского языка в 4-х томах, Издатедьство: Русский Язык, Москва,1983.

  3. Деххода Али Акбар, Логат-намейе Деххода, Чапе Данешгахе Техран, Техран, 1999.

  4. Ефремов Т.Ф., Толковый словообразовательный словарь, Издатедьство: Русский Язык, Москва, 2000.

  5. Машкур Мохаммад Джавад, Дастур-наме дар сарф ва нахве забане парси, энтешарате Шарг, Техран, 1982.

  6. Ожегов С.И., Шведова Н.Ю., Толковый словарь русского языка, Издатедьство: Азбуковник, Москва,1999.

  7. Рубинчик Ю.А., Персидско-русский словарь,Тегеран,2003.

  8. Хомаюн Фаррох Абд-аль-рахим, Дастуре джаме забане фарси, энтешарате Али Акбар Эльми, 1961.

1 -Имя легендарного иранского богатыря из поэмы Фердоуси «Шахнаме».

2

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle