Библиографическое описание:

Косенко Д. В. Нотариальные действия как элемент системы административно-правового регулирования // Молодой ученый. — 2011. — №11. Т.2. — С. 13-23.

1. Сущность и структура административно-правового регулирования и место нотариальных действий в его системе

Правовое регулирование является категорией не только занимающей ключевую позицию в системе государственно-правового воздействия Российской Федерации, но достаточно качественно изученной наукой государственного управления и юридической наукой.

Так, теория государственного управления характеризует регулирование в общем смысле как непременный элемент управленческой деятельности или одну из функций управления. И именно такое понимание регулирование ложится в основу его отраслевых видов, в частности – административно-правового регулирования. Как справедливо отмечал Ю.М. Козлов, административно-правовое регулирование и его механизм - это форма юридического опосредования отношений, в рамках которой одна сторона выступает в роли управляющего (субъект управления), а другая - управляемого (объект управления). Такое регулирование предполагает односторонность волеизъявления одного из участников отношения, а механизм административно-правового регулирования не является результатом взаимного (т.е. договорного) волеизъявления управляющих и управляемых[1].

Аналогичного мнения о производности административно-правового регулирования от обще-управленческих положений и постулатов о государственном регулировании придерживается и Ю.А. Тихомиров, определяющий административно-правовое регулирование как разновидность государственного регулирования, представляющую собой механизм императивно-нормативного упорядочения организации и деятельности субъектов и объектов управления и формирования устойчивого правового порядка их функционирования[2].

Однако в рассмотренных нами исследованиях, обобщающее определение административно-правового регулирования встречается нечасто. Правоведы несколько уходят от этого вопроса, заменяя его рассмотрением проблематики системы (механизма) административно-правового регулирования. С одной стороны это вполне оправданно, поскольку сущность и содержание административно-правового регулирования как раз и раскрываются через системную совокупность его элементов. Однако с другой стороны отсутствие в широком правовом обороте четкого понятия «административно-правовое регулирование» затрудняет исследование отдельных правовых институтов, в том или ином объеме связанных с вопросами административно-правовым регулированием.

Мы предприняли попытку сформулировать дефиницию административно-правового регулирования, опираясь на теоретические разработки ученых правоведов и специалистов в области теории государственного управления. Наиболее соответствующим современному состоянию правовой материи нам показалось определение правового регулирования, предлагаемое В.А. Козбаненко:

правовое регулирование – юридическая функция, реализуемая государством в процессе воздействия на общественные отношения, посредством которой поведение участников этих отношений приводится в соответствие с требованиями и дозволениями, содержащимися в нормах права, легитимность и обязательность исполнения которых поддерживается обществом и обеспечивается возможностями применения властной силы государства[3].

Приведенное определение позволяет вычленить сущностные черты правового регулирования, которые будут являться основополагающими для определения отраслевых видов правового регулирования (в частности – административно-правового регулирования):

во-первых, это юридическая функция, т.е. функция права;

во-вторых, данная функция реализуется государством;

в-третьих, целью реализации этой функции является формирование общественных отношений, допускаемых (установленных) нормами права,

в-четвертых, функция обеспечивается общественной поддержкой и властной силой государства.

Таким образом, можно определить, что

административно-правовое регулирование является частью (элементом) юридической функции общего правового регулирования, реализуемой государством в целях формирования общественных отношений в соответствии с административно-правовыми нормами, легитимность и обязательность исполнения которых поддерживается обществом и обеспечивается возможностями применения властной силы государства.

То есть, административно-правовое регулирование предполагает воздействие со стороны государства (которое выступает в лице специально уполномоченных органов исполнительной власти) на определенные сферы жизнедеятельности в определенных формах способами и методами, закрепленными в нормативных правовых актах. В свою очередь, административно-правовое регулирование, являясь одной из форм государственного регулирования, обладает особенностями, которые проявляются в системе административно-правового регулирования.

В правовой науке сложилось устойчивое мнение относительно элементного состава системы административно-правового регулирования, включающей:

- административно-правовые нормы;

- применение норм административного права субъектами права;

- административно-правовые отношения, которые создаются в результате действия и применения норм административного права.

Как абсолютно справедливо отмечает Ю.Н. Старилов, перечисленные элементы системы административно-правового регулирования находятся в неразрывной и постоянной связи; игнорирование одного из них приводит к отрицательным результатам действия других. Например, даже самая совершенная и полезная норма административного права при ее неразумном или неправильном (или противозаконном) применении (или, наоборот, неприменении) не достигает той цели, которая перед ней была поставлена законодателем, стремящимся урегулировать те или иные общественные отношения. К неправильному результату приводит и ложное толкование правовой нормы, способной в этом случае даже причинить ущерб общественным интересам и отношениям[4].

Как следует из логики системы административно-правового регулирования, установление правомерных административно-правовых отношений является основной целью правового регулирования этого вида. Причем административно-правовые отношения, в отличие от иных видов правоотношений, формируются в самых разнообразных сферах жизнедеятельности, в связи с чем в науке административного права выделяют:

- организационные управленческие отношения в области осуществления исполнительной власти;

- внутриорганизационные управленческие отношения во всех сферах государственной деятельности;

- административно-правовые контрольные отношения;

- административно-юстиционные отношения;

- административно-деликтные (охранительные) отношения[5].

Вместе с тем, принципиальным моментом является положение, в соответствии с которым административное право – это совокупность правовых норм, которыми регулируется публичное управление не только в государственно-властной сфере, но и в муниципальных образованиях и других публичных институтах. Иными словами, административное право регулирует отношения не только в сфере государственного управления, но и в сфере управления, осуществляемого на негосударственном уровне, - местного самоуправления, а также управления в других публичных организациях и учреждениях[5].

Следует отметить и такой вид административно-правовых отношений, как управленческие отношения, возникающие при реализации общественными организациями и иными негосударственными организациями делегированных им государством специальных государственно-властных полномочий по вопросам управленческой деятельности.

В результате изложенных положений правовой науки о системе административно-правового регулирования возникает вопрос – почему в заглавие данного параграфа вынесено предложение об определении места нотариальных действий в системе административно-правового регулирования?

Ответ на данные вопрос не является однозначным и лежит сразу в нескольких плоскостях. Во-первых, определенное число административно-правовых норм как базовых элементов системы административно-правового регулирования имеет своим содержанием именно нотариальные действия.

Во-вторых, совершение нотариальных действий в определенных случаях относится к компетенции соответствующих органов исполнительной власти и их должностных лиц, реализация которой, по нашему мнению, порождает административно-правовые отношения. Например:

- ФЗ РФ от 27 мая 1998г. N 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» содержит положение, согласно которому командиры воинских частей как должностные лица органов исполнительной власти совершают нотариальные действия с участием военнослужащих и граждан, призываемых (поступающих) на военную службу, членов их семей в случаях и порядке, которые установлены федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации (ст. 22)[6];

- ФЗ РФ от 6 октября 2003г. N 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» устанавливает, что органы местного самоуправления поселения имеют право на совершение нотариальных действий, предусмотренных законодательством, в случае отсутствия в поселении нотариуса (ст. 14.1)[7]. А Приказом Минюста РФ «Об утверждении Инструкции о порядке совершения нотариальных действий главами местных администраций поселений и муниципальных районов и специально уполномоченными должностными лицами местного самоуправления поселений и муниципальных районов» установлено, что глава местной администрации поселения или муниципального района в случае отсутствия в поселении или расположенном на межселенной территории населенном пункте нотариуса имеют право совершать нотариальные действия по должности. Решением главы местной администрации в случае отсутствия в поселении или расположенном на межселенной территории населенном пункте нотариуса совершение нотариальных действий может быть возложено на одно или нескольких должностных лиц местного самоуправления[8].

В-третьих, результаты осуществления нотариальных действий являются юридическими фактами, которые порождают, изменяют или прекращают административно-правовые отношения.

В-четвертых, сложился целый блок административных правоотношений контрольного характера, содержанием которого является осуществление нотариальных действий.

И, в-пятых, нотариальные действия являются элементом деятельности нотариусов, которые преимущественно их и осуществляют. В свою очередь, многие вопросы нормативно-правового регулирования сферы нотариата и нотариальной деятельности (действий) в частности, законодательством РФ отнесены к ведению ряда органов исполнительной власти, т.е. являются объектами административно-правового регулирования. Так, в соответствии с Указом Президента РФ от 13 октября 2004г. № 1313 «Вопросы Министерства юстиции Российской Федерации»[9] Министерство юстиции Российской Федерации является федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в установленной сфере деятельности, в том числе в сфере нотариата, а также правоприменительные функции и функции по контролю и надзору в сфере нотариата.

В качестве одной из основных задач Минюста России определяется осуществление контроля и надзора в сфере нотариата. А в совокупность полномочий Минюста России входят такие полномочия как:

- утверждение форм реестров регистрации нотариальных действий, нотариальных свидетельств и удостоверительных надписей;

- осуществление иных функций по нормативно-правовому регулированию, предусмотренных законодательством Российской Федерации о нотариате;

- утверждение совместно с Федеральной нотариальной палатой порядка определения количества должностей нотариусов в нотариальном округе, изменения территории деятельности нотариуса, учреждения и ликвидации должности нотариуса;

- образование совместно с Федеральной нотариальной палатой апелляционной комиссии по рассмотрению жалоб на решения квалификационных комиссий по приему экзаменов у лиц, желающих получить лицензию на право осуществления нотариальной деятельности;

- а также осуществление иных полномочий, предусмотренных Основами законодательства Российской Федерации о нотариате.

Вместе с тем, важно отметить, что правовое регулирование категория динамическая, постоянно совершенствующаяся и, соответственно, видоизменяющаяся. В настоящее время в нашем государстве все еще продолжается процесс совершенствования правовой системы, поскольку создание принципиально новой юридической основы российской государственности нового типа является длительным и кропотливым. С момента начала формирования новой системы отечественного права прошло почти двадцать лет, и, как правило, «сколоченная на скорую руку» нормативная база этого периода нуждается в серьезном обновлении. Следует сказать, что и сам объект правового регулирования - общественные отношения - не остался неизменным:

  • многие сферы жизнедеятельности получили свое новое развитие и понимание,

  • некоторые области социума государство модифицирует в целях их соответствия международным правовым стандартам, нормам и принципам,

  • а некоторые блоки общественных отношений просто являются абсолютно новыми для российской правовой действительности, и следовательно, опыт правового регулирования в них просто отсутствует.

Все это в полной мере применимо и к блоку правовых норм, регламентирующих вопросы осуществления нотариальной деятельности в Российской Федерации.

2. Нотариальные действия: понятие, содержание, классификация

В настоящее нотариальная деятельность регламентируется целым блоком нормативных правовых актов, однако базовым актом являются Основы законодательства Российской Федерации о нотариате[10], принятые в 1993 году.

Именно этот акт содержит наибольшее количество положений о нотариальных действиях. Но назвать данную регламентацию института нотариальных действий удачной нельзя – в Основах просто отсутствует дефиниция категории «нотариальные действия». С одной стороны такой законодательный пробел не помешал развитию и практической реализации данного правового института, а с другой – порождал на протяжении многих лет (как и в настоящее время) ряд коллизий и противоречий. Так, в п. 2 ст. 1 «Нотариат в Российской Федерации» установлено, что нотариальные действия в Российской Федерации совершают нотариусы, работающие в государственной нотариальной конторе или занимающиеся частной практикой. Казалось бы, данное установление определяет исчерпывающий перечень субъектов нотариальной деятельности, но дальнейшие пункты ст. 1 показывают, что это не так и расширяют данный перечень:

- п. 4 определяет, что в случае, если в поселении или расположенном на межселенной территории населенном пункте нет нотариуса, право совершать нотариальные действия имеют глава местной администрации поселения и специально уполномоченное должностное лицо местного самоуправления поселения или глава местной администрации муниципального района и специально уполномоченное должностное лицо местного самоуправления муниципального района;

- п. 5 закрепляет, что нотариальные действия от имени Российской Федерации на территории других государств совершают должностные лица консульских учреждений Российской Федерации, уполномоченные на совершение этих действий.

Кроме того, как будет показано в дальнейшем исследовании, некоторые нотариальные действия правомочны совершать и иные властенаделенные субъекты. Такое положение нам представляется не вполне удачным и требующим корректирования, что в настоящий период не только вполне уместно, но и актуально, поскольку нотариальное законодательство уже на протяжении нескольких последних лет готовится к существенному обновлению.

Так что же по своей сути представляют нотариальные действия и имеет ли отличия данная правовая категория от созвучных - «нотариальная деятельность», «деятельность нотариуса», «профессиональная деятельность нотариуса», «профессиональные обязанности нотариуса», «полномочия нотариуса».

В юридической литературе нотариальное действие рассматривается, во-первых, как содержание процедуры нотариальной деятельности, выражающейся в последовательном совершении целой системы юридических фактов (динамическое понятие нотариального действия), и, во-вторых, как результат нотариального производства, как юридический факт (статическое понятие нотариального действия)[11].

Соглашаясь в целом с таким пониманием нотариального действия, отметим, что данные положения применимы к правовой теории, но отнюдь не к правовой практике и не к нормотворчеству. Легальное определение нотариального действия должно быть понятным правоприменителю, исключающим возможность различного толкования, не порождающим коллизионности правовых норм различных актов и институтов.

Прежде чем предложить собственное понимание и дефиницию нотариальных действий, подлежащую включению в соответствующее законодательство, исследуем природу нотариальных действий и установим их специфические черты (признаки).

Анализ нормативных актов, в которых используется термин «нотариальные действия», позволяет установить[12], что:

- нотариальные действия совершаются только определенным кругом лиц[13];

- нотариальные действия совершаются от имени РФ (даже несмотря на то, что в настоящее время большинство нотариусов являются так называемыми частными, т.е. занимаются частной практикой)[14];

- нотариальное действие должно быть предусмотрено законодательным актом РФ (общее правовое требование, базирующееся на принципе законности);

- нотариальные действия направлены на закрепление бесспорных гражданских прав и фактов;

- нотариальное действие считается совершенным после уплаты государственной пошлины и нотариального тарифа, за исключением случаев, когда граждане освобождены от уплаты государственной пошлины[15].

Приведенные характеристики нотариальных действий являются достаточно устойчивыми и являются отправными точками для исследований в сфере нотариального права. Однако мы считаем, что в целях формирования устойчивой дефиниции, которая должна получить нормативное закрепление, параметры, характеризующие нотариальные действия должны быть расширены:

во-первых, нельзя не подчеркивать строгой формализации осуществления нотариальных действий, поскольку именно этот признак их существенно отграничивает от иной деятельности нотариуса (например, организационно-технической). Данный параметр имеет и юридическую основу, поскольку правовая система РФ содержит значительное число как нормативных, так и ненормативных актов, регламентирующих различные аспекты нотариальных действий, в частности:

среди нормативных актов можно назвать:

- Приказ Минюста РФ от 27 декабря 2007г. N 256 «Об утверждении Инструкции о порядке совершения нотариальных действий главами местных администраций поселений и муниципальных районов и специально уполномоченными должностными лицами местного самоуправления поселений и муниципальных районов»[16];

- Приказ Минюста 10 апреля 2002г. N 99 «Об утверждении Форм реестров для регистрации нотариальных действий, нотариальных свидетельств и удостоверительных надписей на сделках и свидетельствуемых документах»[17];

- Приказ Минюста РФ от 15 марта 2000г. N 91 «Об утверждении Методических рекомендаций по совершению отдельных видов нотариальных действий нотариусами Российской Федерации»[18];

- Приказ Минюста РФ от 19 ноября 2009г. N 403 «Об утверждении Правил нотариального делопроизводства»[19];

- раздел 1 «Сведения о совершенных нотариальных действиях» Приказа Минюста РФ от 28 августа 2008г. N 188 «Об утверждении форм статистической отчетности Министерства юстиции Российской Федерации о нотариате»[20];

среди актов ненормативного характера можно привести:

- Положение ФНП о порядке изготовления, обращения, учета и использовании бланка единого образца для совершения нотариальных действий[21];

- Методические рекомендации ФНП по совершению нотариального действия о передаче заявлений граждан, юридических лиц другим гражданам, юридическим лицам[22];

- Методические рекомендации ФНП по проведению проверки исполнения нотариусом, занимающимся частной практикой, профессиональных обязанностей[23];

- Письмо ФНП о применении бланка единого образца для совершения нотариальных действий[24];

- Письмо ФНП об оформлении нотариусами документов для субъектов избирательного процесса[25];

во-вторых, сущность нотариальных действий проявляется в том, что каждое из них, по сути, делегировано государством, т.е. они имеют государственно-властный характер, хотя и осуществляются в своей подавляющей части негосударственными органами – государственным и частным нотариатом, органами местного самоуправления.

Применительно к одним действиям, такое делегирование можно назвать формально-статическим, поскольку перечень действий, делегированных для исполнения негосударственным органам, установлен законодательным актом (например, Основами законодательства о нотариате). Совершение этих действий представляет собой сложившийся устойчивый правовой институт. Его содержание (перечень таких действий) формировалось в течение длительного исторического периода. Совокупность таких действий и способы их осуществления традиционно рассматриваются как содержание института нотариата. В этой связи правоведами справедливо отмечается, что «… нотариат представляет собой социально-правовой институт, которому государством делегированы отдельные его полномочия властного характера по реализации одной из важнейших функций - защиты прав и законных интересов граждан и юридических лиц»[26].

Делегирование других действий является процессом динамическим, развивающимся, обусловленным не историческими традициями и предпосылками, а современной практикой развития государственности. О том, насколько успешным будет являться такое делегирование, можно будет судить лишь при накоплении соответствующей правовой практики в данном направлении. Однако уже сейчас можно отметить некоторые сложные аспекты такого динамического делегирования. Изначально государство планировало передать нотариусам часть своих полномочий. То есть очевидно, что государство передает частным лицам свои государственные полномочия для того, чтобы эти лица эффективно их исполняли. Такая роль нотариата в последнее время меняется. Мы видим, обязательная нотариальная форма сделок снижается. А что это такое? Это как раз и есть осуществление государственных функций[27]. В настоящее время разрабатывается и представляется на обсуждение значительное число законопроектов, где предлагается к нотариальным действиям относить различные функциональные полномочия властного характера. По какому пути пойдет законодатель при решении данного вопроса, предугадать не представляется возможным, но следует сказать, что и действующее законодательство позволяет реализовывать динамическое делегирование в полном объеме, поскольку в ст. 35 Основ «Нотариальные действия, совершаемые нотариусами, занимающимися частной практикой» установлено, что законодательными актами Российской Федерации могут быть предусмотрены и иные нотариальные действия. Так, например, в правовой литературе отмечается, что предусмотрев возможность государственной регистрации права отказополучателя, законодатель не установил механизма этой регистрации и не определил, на основании какого документа она должна быть произведена. Учитывая данное обстоятельство, некоторые нотариусы отказывают отказополучателю в документальном закреплении его прав, ограничиваясь указанием в свидетельстве о праве на наследство обременения прав наследника соответствующим завещательным отказом. Мы разделяем мнение Т.И. Зайцевой, считающей такую позицию ошибочной и приводящей следующую аргументацию:

во-первых, свидетельство о праве на наследство выдается не отказополучателю, а наследнику, таким образом, у отказополучателя отсутствует документ, подтверждающий его право пользования жилым помещением, входящим в состав наследства, и, следовательно, ему нечего предъявить для этой регистрации;

во-вторых, получение свидетельства о праве на наследство является правом, а не обязанностью наследника, поэтому он может не получать этот документ сколь угодно долго, особенно в конфликтных ситуациях, когда наследник не намерен исполнять завещательный отказ;

в-третьих, согласно п. 1 ст. 16 Закона N 122-ФЗ государственная регистрация прав проводится на основании заявления правообладателя, а правообладателем по завещательному отказу является отказополучатель, а не наследник, поэтому указания о возникновении обременения в тексте свидетельства о праве на наследство недостаточно для регистрации соответствующего права[28].

И далее автор предлагает направление решения вопроса - применения аналогии закона и расширительное толкование ст. 35 Основ законодательства РФ о нотариате, в связи с чем нотариус может выдать свидетельство о праве отказополучателя (свидетельство об удостоверении права отказополучателя). Мы не считаем такое решение очевидно имеющегося законодательного пробела удачным. Думается, что как раз в данном случае можно говорить о необходимости динамического делегирования – государство на нормативно-правовом уровне должно наделить соответствующих субъектов права (нотариусов) правом совершения такого нотариального действия как удостоверение права отказополучателя (выдача свидетельства об удостоверении права отказополучателя), что представляется возможным посредством внесения соответствующего дополнения в ст.35 Основ законодательства РФ о нотариате и некоторые иные нормативные и ненормативные акты;

в-третьих, именно такой признак нотариальных действий как делегированность государством позволяет рассматривать результаты их реализации – нотариальные акты и документы – как публичные власте-установления, обеспеченные государственной защитой. Выражая свое особое мнение, судья Конституционного Суда РФ А.Л. Кононов очень верно указывает, что как государственные, так и частные нотариусы, по сути, несут публичную службу. Нотариальные акты, служащие целям защиты прав и законных интересов граждан и юридических лиц, имеют официальный статус, совершаются от имени Российской Федерации, что гарантирует доказательственную силу и публичное - в данном случае именно публично-правовое - признание нотариально оформленных документов[29].

Что касается защищенности нотариальных действий, то, поскольку, как было установлено выше, полномочия по их совершению предоставлены соответствующим субъектам именно государством, то и защищенность должна исходить от государства. В настоящее время можно говорить о презумпции законности нотариальных действий и обязательности нотариальных актов и документов, поскольку в ст. 49 Основ законодательства о нотариате предусмотрен лишь судебный порядок обжалования нотариальных действий или отказа в их совершении:

- заинтересованное лицо, считающее неправильным совершенное нотариальное действие или отказ в совершении нотариального действия, вправе подать об этом жалобу в районный суд по месту нахождения государственной нотариальной конторы (нотариуса, занимающегося частной практикой). Возникший между заинтересованными лицами спор о праве, основанный на совершенном нотариальном действии, рассматривается судом или арбитражным судом в порядке искового производства.

Таким образом, в качестве признаков нотариальных действий нам представляется целесообразным выделять следующую совокупность характеристик:

- совершение нотариальных действий от имени РФ;

- публично-правовой властный характер нотариальных действий;

- нормативно определенный круг субъектов нотариальных действий;

- нормативно установленный перечень нотариальных действий;

- презумпцию законности нотариальных действий;

- направленность нотариальных действий на закрепление бесспорных прав и фактов;

- связанность момента совершенности нотариального действия с моментом уплаты государственной пошлины и нотариального тарифа, за исключением случаев, когда граждане освобождены от уплаты государственной пошлины;

- обеспеченность нотариальных действий государственной защитой.

Выявленные признаки нотариальных действий позволяют отграничить данный правовой институт от ряда иных смежных правовых конструкций:

- «нотариальная деятельность»,

- «деятельность нотариуса»,

- «профессиональная деятельность нотариуса»,

- «профессиональные обязанности нотариуса»,

- «полномочия нотариуса».

Нотариальная деятельность является понятием часто используемым законодателем, но, также как и понятие «нотариальные действия», не имеющим своего нормативного определения. К сожаления, категория «нотариальная деятельность» в действующем законодательстве вообще не получила никаких нормативных ориентиров, а, следовательно, при ее характеристике можно опираться только на немногочисленные теоретические наработки. Причем, с сожалением приходится констатировать, что они не отличаются ни глубоким, ни системным характером, а представляют собой лишь рассуждения правоведов.

Так, характеризуя нормативный аспект, можно констатировать, что в ст. 1 Основ законодательства РФ о нотариате о сущности нотариальной деятельности имеется лишь одно положение:

- нотариальная деятельность не является предпринимательством и не преследует цели извлечения прибыли.

Остальные положения Основ не раскрывают содержательной основы данного понятия, а лишь обозначают его характеристики:

- для осуществления данной деятельности необходимо получение лицензии на право нотариальной деятельности (ст.ст. 2, 3);

- лица, желающие заниматься нотариальной деятельностью должны пройти стажировку и сдать соответствующий экзамен (ст. 4);

- законодательством установлены гарантии нотариальной деятельности (ст. 5);

- установлены ограничения нотариальной деятельности (ст. 6);

- установлены случаи сложения полномочий нотариуса и условия лишения его права нотариальной деятельности (ст.ст. 12, 17);

- определена территория деятельности нотариуса (ст. 13);

- установлено страхование деятельности нотариуса, занимающегося частной практикой (ст. 18).

Другие акты, которые не являются специальными, не содержат вообще никаких параметров нотариальной деятельности.

В юридической науке, хотя и немногочисленно, но все же предпринимаются попытки выработки соответствующей дефиниции. Например, О.В. Филиппова считает, что нотариальную деятельность, исходя из Основ законодательства о нотариате и общего понятия деятельности как таковой, можно определить следующим образом: это урегулированная законодательством деятельность нотариусов и иных государством уполномоченных лиц по совершению нотариальных действий с целью защиты прав и законных интересов граждан и юридических лиц, общества и государства[30]. В целом такое определение является приемлемым, за исключением части о цели нотариальной деятельности. Если исходить из буквального понимания (буквального толкования) слова «защита»[31] (к чему собственно и должна стремиться правовая материя), то становится очевидным, что нотариальная деятельность не сводится только к защите, ее параметры шире и включают также правовую помощь и обеспечение отдельных элементов (их реализации) правового статуса граждан (в частности, их прав и обязанностей).

Таким образом, можно предложить следующую дефиницию:

нотариальная деятельность – это урегулированная законодательством деятельность нотариусов и иных уполномоченных государством лиц по совершению нотариальных действий с целью обеспечения правового статуса, защиты прав и законных интересов граждан и юридических лиц, общества и государства, а также оказания правовой помощи.

Определяя соотношение категорий «нотариальные действия» и «нотариальная деятельность», следует отметить, что понятие нотариальной деятельности гораздо шире. Г.Г. Черемных указывает, что нотариальная деятельность включает в себя всю организацию нотариусом нотариального дела: приобретение помещения под нотариальную контору, необходимых технических средств, наем сотрудников, ведение делопроизводства, содержание архива, отношения с органами юстиции, нотариальной палатой, налоговыми органами, различными хозяйствующими субъектами и совершение, как итог всей этой многоплановой работы, нотариальных действий, оказание людям квалифицированной юридической помощи[32]. Однако нам представляется такое расширение нотариальной деятельности не оправданным. Взаимоотношения с хозяйствующими субъектами, приобретение помещений, необходимых технических средств может осуществлять и не только лицо, уполномоченное к нотариальной деятельности. Само дополнение к слову деятельность «нотариальная» уже подчеркивает неординарный, особый, специфический и профессиональный характер такой деятельности. Следовательно, понятие «нотариальная деятельность» должно характеризовать лишь ту активность лица, которую оно может реализовывать лишь находясь в соответствующем статусе. А для определения всей иной, сопутствующей организационной и материально-технической деятельности вполне уместно оперировать термином «деятельность нотариуса».

Думается, что четкая терминологическая определенность позволит сформировать четкие и непротиворечивые дефиниции для закрепления в законодательстве и будет способствовать совершенствованию всей правовой системы РФ. Акцентировать внимание на разграничении рассматриваемых понятий необходимо еще и в силу того, что в настоящее время ведется активная работа по формированию законодательства, регулирующего нотариальную деятельность. Считаем недопустимым еще на стадии определения концепции законодательства позволять вольное обращение с категориями, которые должны быть оформлены правом. Приведем один пример, в котором несогласованности выражены очень ярко[33]. Так, ряд исследователей отмечает: «… В Стратегии развития нотариата предполагается определить место и функции нотариата в соответствии с интересами российского общества для определения возможных направлений совершенствования законодательства. Нотариальная деятельность в указанном документе рассматривается как допустимое законом вмешательство в частную деятельность участников гражданских правоотношений. В качестве критерия допустимости такого вмешательства называется достижение при совершении определенного нотариального действия значительного положительного эффекта, как минимум перекрывающего возникающие в связи с этим неудобства и затраты. Положительный эффект сводится к получению нотариальной гарантии, содержание которой должно быть четко определено. Деятельность нотариуса должна быть понятна для общества и им приниматься, в связи с чем нотариус должен обеспечить такой уровень взаимодействия с другими государственными и муниципальными органами, который бы исключал необходимость обращения граждан к иным, кроме нотариуса, органам в связи с принятием нотариального акта»[34].

Никак нельзя согласиться с тем, что в данном высказывании происходит смешение сразу нескольких смежных понятий (не говоря уже об определении нотариальной деятельности как допустимом законом вмешательстве). Деятельность нотариуса отнюдь не обязательно должна быть понятна гражданам – если гражданин не понимает принципов взаимодействия нотариуса и налоговой системы РФ, думается, это ни в коей мере не помешает ему получить квалифицированную нотариальную помощь, удостоверить подпись и т.п. Не требуется и понимание гражданином ведения нотариального производства, являющегося составляющей нотариальной деятельности. А вот понимание полномочий (прав и обязанностей) лиц, правомочных осуществлять нотариальную деятельность, а также принципов и правил реализации профессиональной деятельности, параметры которой обозначены в законодательстве РФ, гражданину, безусловно, необходимы.

Что касается понятия «профессиональная деятельность», то нам представляется возможным безотносительно субъектных характеристик, определять ее как деятельность по реализации установленных законодательством полномочий. То есть, иными словами, профессиональная деятельность - это в первую очередь само нотариальное действие и вся многогранная работа нотариуса по его обеспечению[35].

В свою очередь, полномочия, исходя их общетеоретических положений правовой науки, должны определяться как установленные законодательством права и обязанности.

Таким образом, подытожим, что:

- наиболее широким, охватывающим все спектры деятельности нотариуса, является понятие «деятельность нотариуса»;

- деятельность нотариуса включает как деятельность, не связанную с непосредственным осуществлением правовых функций (организационную, материально-техническую), так и деятельность, содержанием которой является непосредственная реализация правовых функций – нотариальную деятельность;

- нотариальная деятельность включает в свое содержание правовую деятельность обеспечительно-организационного характера (взаимодействие с органами государственной власти, ФНП, и т.п.) и профессиональную деятельность нотариуса, непосредственно связанную с реализацией целей нотариальной деятельности;

- профессиональная деятельность нотариуса базируется на установленных законодательством РФ соответствующих полномочиях (правах и обязанностях) нотариуса и представляет собой реализующий полномочия комплекс нотариальных действий, результатом которых являются нотариальные акты и документы, а также сопутствующих действий правового характера.

Схематически представленное соотношение можно отобразить следующим образом:






















Следует отметить, что поскольку некоторые их полномочий нотариусов управомочены реализовывать иные субъекты права, то в данном случае законодатель вполне уместно использует термин «нотариальные действия» применительно к деятельности таких уполномоченных субъектов в данной сфере. Кроме того, поскольку для осуществления данной деятельности соответствующий круг лиц, не имеющих соответствующей лицензии, специально уполномочивается государством (т.е. осуществление нотариальных действий вменяется им в должностные полномочия), о реализации такой деятельности правомерно говорить как о профессиональной деятельности.

И еще один аспект, на котором требуется остановиться, прежде чем сформулировать определение нотариальных действий. Как было установлено выше, понятие «нотариальная деятельность» и «нотариальные действия» соотносятся как целое и часть. Следовательно, все свойства, признаки, целевые установления целого (нотариальной деятельности) в полном объеме распространяются на его часть (нотариальные действия). Исходя из этого, можно говорить, что целями нотариальных действий являются:

- обеспечение правового статуса граждан и юридических лиц и его реализация;

- защита прав и законных интересов граждан и юридических лиц, общества и государства;

- оказание правовой помощи.

Таким образом, выявленные признаки, параметры, цели и правовое положение нотариальных действий позволяют нам сформулировать их дефиницию, отвечающую современному развитию российского социума, государственности и правовой системы и, по нашему мнению, приемлемую для включения в разрабатываемые акты о нотариате:

нотариальные действия – это профессиональная деятельность по закреплению определенных законодательством бесспорных прав и фактов, осуществляемая на платной основе (за исключениями, установленными законодательством Российской Федерации и законами субъектов Российской Федерации) в установленном порядке уполномоченным кругом лиц от имени Российской Федерации, в целях обеспечения прав и обязанностей граждан и юридических лиц; защиты прав и законных интересов граждан, юридических лиц, общества и государства; оказания правовой помощи.


Литература:

1. Козлов Ю.М. Овсянко Д.М., Попов Л.Л. Административное право : учебник / Под ред. Л.Л. Попова. - М.: Юристъ, 2005. – С. 58.

2. Тихомиров Ю.А. Административное право и процесс: полный курс. - М., 2005. - 359 с.

3. Государственное управление : основы теории и организации : учебник / под. ред. В.А. Козбаненко. – М.: Стаут, 2000. – С. 437.

4. Старилов Ю.Н. Административное право: в 2 ч. Ч. 1: История. Наука. Предмет. Нормы. – Воронеж: Издательство Воронежского государственного университета, 1998. – С. 372.

5. Административное право: учебник / БВ. Россинский, Ю.Н. Старилов. – 4-е изд., пересмотр. и доп. – М.: Норма, 2009. – С. 71-83.

6. О статусе военнослужащих: Федеральный закон от 27 мая 1998г. N 76-ФЗ с изм. и доп. // Собрание законодательства РФ. – 1998. - N 22. - ст. 2331; 2000. - N 1 (ч. II). - ст. 12; 2001. - N 31. - ст. 3173; 2002. - N 1 (ч. 1). - ст. 2; N 19. - ст. 1794; N 21. - ст. 1919; N 26. - ст. 2521; N 48. - ст. 4740; 2003. -N 46 (ч. 1). - ст. 4437; 2004. - N 18. - ст. 1687; N 30. - ст. 3089; 2005. - N 17. - ст. 1483; 2006. - N 1. - ст. 1; ст. 2; N 6. - ст. 637; N 19. - ст. 2062; ст. 2067; N 29. - ст. 3122; N 31 (1 ч.). - ст. 3452; N 43. - ст. 4415; N 50. - ст. 5281; 2007. - N 1 (1 ч.). - ст. 41; N 2. - ст. 360; N 10. - ст. 1151; N 13. - ст. 1463; N 26. - ст. 3086; N 26. - ст. 3087; N 31. - ст. 4011; N 45. - ст. 5431; N 49. - ст. 6072; N 50. - ст. 6237; 2008. - N 24. - ст. 2799; N 29 (ч. 1). - ст. 3411; N 30 (ч. 2). - ст. 3616; N 44. - ст. 4983; N 45. - ст. 5149; N 49. - ст. 5723; N 52 (ч. 1). - ст. 6235; 2009. - N 7. - ст. 769; N 11. - ст. 1263; N 30. - ст. 3739; N 52 (1 ч.). - ст. 6415; 2010. - N 30. - ст. 3990; N 50. - ст. 6600; 2011. - N 1. - ст. 16; ст. 30.

7. Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации : федеральный закон от 06 октября 2003г. N 131-ФЗ с изм. и доп. // Собрание законодательства РФ. – 2003. - N 40. - ст. 3822; 2004. - N 25. - ст. 2484; N 33. - ст. 3368; 2005. - N 1 (часть 1). - ст. 9; ст. 12; ст. 25; ст. 37; N 17. - ст. 1480; N 27. - ст. 2708; N 30 (ч. 1). - ст. 3104; N 30 (ч. 1). - ст. 3108; N 42. - ст. 4216; 2006. - N 1. - ст. 9; ст. 10; ст. 17; N 6. - ст. 636; N 8. - ст. 852; N 23. - ст. 2380; N 30. - ст. 3296; N 31 (1 ч.). - ст. 3427; N 31 (1 ч.). - ст. 3452; N 43. - ст. 4412; N 49 (1 ч.). - ст. 5088; 2007. - N 10. - ст. 1151; N 21. - ст. 2455; N 25. - ст. 2977; N 26. - ст. 3074; N 30. - ст. 3801; N 43. - ст. 5084; N 45. - ст. 5430; N 46. - ст. 5553; N 46. - ст. 5556; 2008. - N 24. - ст. 2790; N 30 (ч. 2). - ст. 3616; N 48. - ст. 5517; N 49. - ст. 5744; N 52 (ч. 1). - ст. 6229; ст. 6236; 2009. - N 19. - ст. 2280; N 48. - ст. 5711; N 48. - ст. 5733; ст. 6441; 2010. - N 15. - ст. 1736; N 19. - ст. 2291; N 31. - ст. 4160; N 31. - ст. 4206; N 40. - ст. 4969; N 45. - ст. 5751; N 49. - ст. 6411; 2011. - N 1. - ст. 54; N 13. - ст. 1685.

8. Об утверждении Инструкции о порядке совершения нотариальных действий главами местных администраций поселений и муниципальных районов и специально уполномоченными должностными лицами местного самоуправления поселений и муниципальных районов : приказ Минюста РФ от 27 декабря 2007г. N 256 с изм. и доп. // Российская газета. – 2008. – 11 января; 5 сентября; 2009. – 11 сентября.

9. Вопросы Министерства юстиции Российской Федерации : указ Президента РФ от 13 октября 2004г. N 1313 с изм. и доп. // Собрание законодательства РФ. – 2004. - N 42. - ст. 4108; 2005. - N 44. - ст. 4535; N 52 (3 ч.). - ст. 5690; 2006. - N 12. - ст. 1284; N 19. - ст. 2070; N 23. - ст. 2452; N 38. - ст. 3975; 2007. - N 13. - ст. 1530; N 20,. -ст. 2390; 2008. - N 10 (2 ч.). - ст. 909; N 29 (ч. 1). - ст. 3473; 2010. - N 4. - ст. 368; 2010. - N 19. - ст. 2300.

10. Основы законодательства Российской Федерации о нотариате : утверждены ВС РФ 11 февраля 1993г. N 4462-1 с изм. и доп. // Ведомости СНД и ВС РФ. – 1993. - N 10. - ст. 357; Собрание законодательства РФ. – 2003. - N 50. - ст. 4855; 2004. - N 27. - ст. 2711; N 35. - ст. 3607; N 45. - ст. 4377; 2005. - N 27. - ст. 2717; 2006. - N 27. - ст. 2881; 2007. - N 1 (1 ч.). - ст. 21; N 27. - ст. 3213; N 41. - ст. 4845; N 43. - ст. 5084; 2008. - N 52 (ч. 1). - ст. 6236; 2009. - N 1. - ст. 14; ст. 20; N 29. - ст. 3642; 2010. - N 28. - ст. 3554.

11. Настольная книга нотариуса / Б.М. Гонгало, Т.И. Зайцева, П.В. Крашенинников, Е.Ю. Юшкова, В.В. Ярков; Федеральная нотариальная палата, центр нотариальных исследований. В двух томах. Т. 1. - М.: Издательство "Волтерс Клувер", 2004.

12. Идрисова Л.А., Ярлыкова Е.Л. Комментарий к Основам законодательства Российской Федерации о нотариате от 11 февраля 1993 г. N 4462-1 (постатейный) // Подготовлен для системы КонсультантПлюс. - 2010.

13. Основы законодательства Российской Федерации о нотариате: утверждены ВС РФ 11 февраля 1993г. N 4462-1 с изм. и доп. // Ведомости СНД и ВС РФ. – 1993. - N 10. - ст. 357; Собрание законодательства РФ. – 2003. - N 50. - ст. 4855; 2004. - N 27. - ст. 2711; N 35. - ст. 3607; N 45. - ст. 4377; 2005. - N 27. - ст. 2717; 2006. - N 27. - ст. 2881; 2007. - N 1 (1 ч.). - ст. 21; N 27. - ст. 3213; N 41. - ст. 4845; N 43. - ст. 5084; 2008. - N

52 (ч. 1). - ст. 6236; 2009. - N 1. - ст. 14; ст. 20; N 29. - ст. 3642; 2010. - N 28. - ст. 3554; Консульский устав Российской Федерации: федеральный закон от 5 июля 2010г. N 154-ФЗ // Собрание законодательства РФ. - 2010. - N 28. - ст. 3554.

14. Налоговый кодекс Российской Федерации (часть вторая) : федеральный закон от 5 августа 2000г. N 117-ФЗ с изм. и доп. // Собрание законодательства РФ. – 2000. - N 32. - ст. 3340; 2001. - N 1 (часть II). - ст. 18; N 23. - ст. 2289; N 33 (часть I). - ст. 3413; ст. 3421; ст. 3429; N 49. - ст. 4554; N 53 (ч. 1). - ст. 5023; 2002. - N 22. - ст. 2026; N 30. - ст. 3033; N 52 (ч. 1). - ст. 5138; 2003. - N 1. - ст. 2; 2003. - N 1. - ст. 6; N 1. - ст. 8; N 19. - ст. 1749; N 21. - ст. 1958; N 26. - ст. 2567; N 28. - ст. 2874; N 28. - ст. 2879; ст. 2886; N 46 (ч. 1). - ст. 4435; ст. 4443; ст. 4444; N 50. - ст. 4849; N 52 (часть I). - ст. 5030; 2004. - N 15. - ст. 1342; N 27. - ст. 2711; ст. 2713; ст. 2715; N 30. - ст. 3083;ст. 3084; ст. 3088; N 31. - ст. 3219; ст. 3220; ст. 3222; ст. 3231; N 34. - ст. 3517; ст. 3518; ст. 3520; ст. 3522; ст. 3523; ст. 3524; ст. 3525; ст. 3527; 2005. - N 1 (часть 1). - ст. 9; ст. 29; ст. 30; ст. 34; ст. 38; N 21. - ст. 1918; 2005. - N 23. - ст. 2201; N 24. - ст. 2312; N 25. - ст. 2427; ст. 2428; N 27. - ст. 2717; N 30 (ч. 1). - ст. 3101; ст. 3104; ст. 3112; ст. 3117; ст. 3118; N 30 (ч. II). - ст. 3128; ст. 3129; N 43. - ст. 4350; N 50. - ст. 5246; N 52 (1 ч.). - ст. 5581; 2006. - N 1. - ст. 12; ст. 16; N 3. - ст. 280; N 10. - ст. 1065; N 12. - ст. 1233; N 23. - ст. 2380; ст. 2382; N 27. - ст. 2881; N 30. - ст. 3295; N 31 (1 ч.). - ст. 3433; ст. 3436; ст. 3443; ст. 3450; N 43. - ст. 4412; N 45. - ст. 4627; ст. 4628; ст. 4629; ст. 4630; N 47. - ст. 4819; N 50. - ст. 5279; ст. 5286; N 52 (1 ч.). - ст. 5498; 2007. - N 1 (1 ч.). - ст. 7; ст. 20; ст. 31; ст. 39; 2007. - N 13. - ст. 1465; N 21. - ст. 2461; ст. 2462; ст. 2463; N 22. - ст. 2563; ст. 2564; N 23. - ст. 2691; N 31. - ст. 3991; ст. 4013; N 45. - ст. 5416; ст. 5417; ст. 5432; N 46. - ст. 5554; ст. 5557; N 49. - ст. 6045; ст. 6046; ст. 6071; N 50. - ст. 6237; ст. 6245; ст. 6246; 2008. - N 18. - ст. 1942; N 27. - ст. 3126; N 30 (ч. 1). - ст. 3577; ст. 3591; ст. 3598; ст. 3611; ст. 3614; N 30 (ч. 2). - ст. 3616; N 42. - ст. 4697; N 48. - ст. 5500; ст. 5503; ст. 5504; ст. 5519; N 49. - ст. 5723; ст. 5749; N 52 (ч. 1). - ст. 6218; ст. 6219; ст. 6227; ст. 6236; ст. 6237; 2009. - N 1. - ст. 13; ст. 19; ст. 21; ст. 22; N 11. - ст. 1265; N 18 (1 ч.). - ст. 2147; N 23. - ст. 2772; ст. 2775; N 26. - ст. 3123; N 29. - ст. 3582; ст. 3598; ст. 3602; ст. 3625; ст. 3638; ст. 3639; ст. 3641; ст. 3642; N 30. - ст. 3735; ст. 3739; N 39. - ст. 4534; N 44. - ст. 5171; N 45. - ст. 5271; N 48. - ст. 5725; ст. 5726; ст. 5731; ст. 5732; ст. 5733; ст. 5734; ст. 5737; N 51. - ст. 6153; ст. 6155; N 52 (1 ч.). - ст. 6444; ст. 6450; ст. 6455; 2010. - № 15. - ст. 1737; ст. 1746; N 18. - ст. 2145; N 21. - ст. 2524; N 23. - ст. 2797; N 25. - ст. 3070; N 28. - ст. 3553; N 31. - ст. 4176; ст. 4186; ст. 4198; N 32. - ст. 4298; N 40. - ст. 4969; N 45. - ст. 5750; ст. 5756; N 46. - ст. 5918; N 47. - ст. 6034; N 48. - ст. 6247; ст. 6248; ст. 6249; ст. 6250; ст. 6251; 2011. - № 1. - ст. 7; ст. 9; ст. 21; ст. 37; N 11. - ст. 1492.

15. Об утверждении Инструкции о порядке совершения нотариальных действий главами местных администраций поселений и муниципальных районов и специально уполномоченными должностными лицами местного самоуправления поселений и муниципальных районов : приказ Минюста РФ от 27 декабря 2007г. N 256 с изм. и доп. // Российская газета. – 2008. – 11 января; 5 сентября; 2009. – 11 сентября.

16. Об утверждении Форм реестров для регистрации нотариальных действий, нотариальных свидетельств и удостоверительных надписей на сделках и свидетельствуемых документах : приказ Минюста РФ от 10 аперля 2002г. N 99 с изм. и доп. // Бюлл. нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. – 2003. - N 50; 2005. - N 34; N 41; Российская газета. – 2007. – 29 декабря; 2009. – 6 марта.

17. Об утверждении Методических рекомендаций по совершению отдельных видов нотариальных действий нотариусами Российской Федерации : приказ Минюста РФ от 15 марта 2000г. N 91 // Бюллетень Минюста РФ. – 2000. - N 4.

18. Об утверждении Правил нотариального делопроизводства : приказ Минюста РФ от 19 ноября 2009г. N 403 с изм. и доп. // Российская газета. – 2010. – 30 апреля; 15 декабря.

19. Об утверждении форм статистической отчетности Министерства юстиции Российской Федерации о нотариате с изм. и доп.: приказ Минюста РФ от 28 августа 2008г. N 188 с изм. и доп. // Бюллетень Минюста РФ". – 2008. - N 9; О внесении изменения в Приказ Минюста России от 28.08.2008 N 188 : приказ Минюста РФ от 25 января 2010г. N 4 // Документ опубликован не был. Текст содержится в СПС КонсультантПлюс.

20. Положение о порядке изготовления, обращения, учета и использовании бланка единого образца для совершения нотариальных действий : утв. решением Правления ФНП от 21-22 декабря 2009г., протокол N 14/09; с изменениями от 22-23 сентября 2010г., протокол N 11/10 // Документ опубликован не был. Текст содержится в СПС КонсультантПлюс.

21. Методические рекомендации ФНП по совершению нотариального действия о передаче заявлений граждан, юридических лиц другим гражданам, юридическим лицам : утв. решением Правления ФНП от 23-25 июня 2008г., протокол N 09/08 // Нотариальный вестник. – 2008. – N 8.

22. Методические рекомендации по проведению проверки исполнения нотариусом, занимающимся частной практикой, профессиональных обязанностей : утв. решением Правления ФНП от 17 июня 2005г., Протокол N 04/05 // Нотариальный вестник. – 2005. - N 9.

23. О применении бланка единого образца для совершения нотариальных действий : письмо ФНП от 09 июля 2010г. N 1448/07-17 // Документ опубликован не был. Текст содержится в СПС КонсультантПлюс.

24. Об оформлении нотариусами документов для субъектов избирательного процесса : письмо ФНП от 28 января 2011г. N 149/07-17 // Документ опубликован не был. Текст содержится в СПС КонсульантПлюс.

25. Филиппова О.В. Нотариат России в механизме защиты прав граждан // Административное и муниципальное право. - 2010. - № 10. - С. 23 - 31.

26. Круглый стол Комитета Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации по правовым и судебным вопросам на тему «Современное состояние нотариата в Российской Федерации и проблемы его реформирования» (Редакционный материал) // Бюллетень нотариальной практики. – 2010. - N 2.

27. Зайцева Т.И. Нотариальная практика : ответы на вопросы (выпуск 2). – М.: Волтерс Клувер, 2008.

28. По делу о проверке конституционности абзаца восьмого пункта 1 статьи 20 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» в связи с жалобой гражданина А.Г. Меженцева : постановление Конституционного Суда РФ от 19 декабря 2005г. N 12-П // Собрание законодательства РФ. – 2006. - N 3. - ст. 335.

29. Филиппова О.В. Нотариат России в механизме защиты прав граждан // Административное и муниципальное право. - 2010. - N 10. - С. 23 - 31.

30. Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка : 80 000 слов и фразеологических выражений / Российская академия наук. Институт русского языка им. В.В. Виноградова. – 4-е изд., дополненное. – М.: ООО»ИТИ Технологии», 2003. – С. 225.

31. Черемных Г.Г. Комментарий к проекту Федерального закона "О нотариате и нотариальной деятельности в Российской Федерации" // Нотариус. - 2010. - N 1. - С. 3 - 10.

32. Загайнова С.К., Шереметова Г.С., Ярков В.В. Экспертная группа «Современные направления развития системы гражданской юрисдикции» // Российский юридический журнал. - 2010. - N 5. - С. 19 - 25.

33. Черемных Г.Г. Организация контроля деятельности нотариуса должна быть изменена кардинально // Российская юстиция. – 2009. - N 2.


Обсуждение

Социальные комментарии Cackle