Библиографическое описание:

Гавриленко А. И. Просодическая детерминанта в немецкой детской речи // Молодой ученый. — 2011. — №11. Т.1. — С. 178-182.

Автор статьи, исследуя в ходе лингвистического анализа статистические данные по частоте основного тона, интенсивности, длительности слов-фраз немецкоговорящих детей в возрасте 7–11 лет, приходит к выводу, что просодическая детерминанта оказывает существенное влияние на формирование немецкого детского языка.

Целью данной статьи является выявление роли просодической детерминанты в становлении детского языка. Согласно цели был проведен эксперимент, для которого были подобраны 106 немецких слов следующих структур и коммуникативных типов предложений: ['– –.], [– '– .], ['– – ?], [– '–?]. Слова были записаны на цифровой диктофон в произнесении 11 детей–носителей языка. Общее количество анализируемых слов-фраз составило 1166.

Цифровые записи, проанализированные с помощью программ «Speech Analyzer» и «Praat», позволили получить данные об абсолютных величинах частоты основного тона, интенсивности и длительности.

Для установления статистической достоверности полученных данных усредненные величины по исследуемым параметрам подверглись математико–статистической обработке.

На значение применения математико–статистических методов в экспериментально–фонетических исследованиях указывал И.А. Бодуэн де Куртенэ. В статье З.Я. Исаевой «Бодуэн де Куртенэ и статистический метод в лингвистике» приведена цитата Ивана Александровича, в которой он подчеркивает: «Нужно чаще применять в языкознании количественное, математическое мышление и таким образом приблизить ее (лингвистику) все более к наукам точным» [1. Т. 1. С. 87]

Исследуемые речевые структуры характеризуются случайными величинами частоты основного тона, длительности и интенсивности, полученными в результате эксперимента. Для характеристики этих величин следует подсчитать выборочное среднее, которое является лишь оценкой «действительного среднего», выявление которого является целью применения вероятностного метода. Чтобы получить более полное представление о «действительном средней» вводятся в рассмотрение доверительные интервалы, которые позволяют установить границы, внутри которых с определенной, заранее заданной вероятностью, находится «действительное среднее».

Длина доверительного интервала вычисляется по формуле:

, ,

где – выборочная средняя, хi выборочное значение случайной вели­чины, k – число опытов, t – таблично задаваемое число, значение которого зависит от случайной величины и заранее задаваемой веро­ятности. Вычисления доверительных интервалов по формуле проходили с вероятностями β = 0,95 и β = 0,975.

Ограничение эксперимента только однословными предложениями имело целью подвергнуть исследованию просодический аспект слова-фразы как реально существующей ступени в развитии языка и избежать воздействия на получаемые данные таких факторов, как длина предложения, место слова в предложении и т.д.

По возможности подбирались слова, имеющие ударение на разных слогах и в разных типах коммуникативных предложениях, как, например:

Auto. '— — .
Der Bauch. — '— .
Der Stuhl. — '— .
Auto? '— — ?

Согласно исследованию Н.А.Коваленко, просодическая детерминанта – это стабилизирующий фактор речи, который препятствует крупномасштабным флуктуациям в языковом пространстве. Как выяснилось, просодическая детерминанта восходящей звучности сохраняется в немецком детском языке как предпочтительный способ существования системы языка на всем протяжении развития ребенка и переходит в речь взрослого, оказывая преобладающее влияние на речь вообще. Выделение главного параметра – просодической детерминанты – послужило раскрытию понимания всего процесса речеобразования.

В речи ребенка раннего возраста уже давно были обнаружены тональные проявления, которые по–разному объяснялись многими авторами. В одной из ранних работ М.И. Лисиной была выдвинута гипотеза о голосовом общении на первом году жизни. Там же было выдвинуто предположение, что в ходе голосового общения создаются благоприятные условия для дальнейшего овладения речью. Первая группа этих условий связана с развитием речевого слуха, вторая – с отработкой речевых артикуляций [2. С. 35–36].

Согласно исследованию Е.Н. Винарской, эмоционально-выразительные знаковые средства ребенка являются функциональной основой формирования фонетических средств родного языка, другими словами, формообразующих средств языковых знаков, их означающих [3. С. 81–83]. Этот вывод соответствует положению Л.С. Выготского о том, что форма родного языка осваивается ребенком раньше его содержания.

Многие авторы, анализируя эмоционально-выразительные средства ребенка, указывали на существование особой звуковой материи, отдельной от ситуативно–личностного общения в целом, называя ее «нечто внутреннее, свойственное речи», «нечто музыкальное», «музыкальное начало» и т.д.

Факты многочисленных экспериментов свидетельствуют о том, что дети в первый год жизни очень чувствительны к высотным характеристикам речи. А.Н. Леонтьев высказал предположение о том, что речевой слух у детей раннего возраста может вступать в антагонистические отношения со звуко–высотным слухом и из–за своей исключительной важности в определенные периоды развития ребенка может мешать восприятию детьми различных звуков по высоте [4. С. 95].

А.Р. Лурия в своей книге говорит о том, что первые слова рождаются не из звуков «гуления», а из тех звуков языка, которые ребенок усваивает из слышимой им речи взрослого. Но этот процесс усвоения звуков языка, составляющих внешний важнейший процесс формирования речи, происходит далеко не сразу и имеет очень длительную историю [5. С. 37].

Анализ предречевых вокализаций, проведенный Р.В. Тонковой–Ямпольской, показал, что голосовые вокализации на довербальном этапе являются «способом моделирования интонационного рисунка слышимой речи». С помощью электроакустических методов наличие интонационного рисунка было обнаружено уже в крике младенца. В дальнейшем наряду с формированием голосовой активности происходит формирование интонирования: чем старше ребенок, тем более сложные интонации содержатся в его вокализациях [6. С. 35].

Согласно исследованию Н.А.Коваленко все вышеизложенные факты позволяют предположить, что ребенок в довербальный период своего развития из словесного воздействия взрослых на него выделяет предпочтительное движение тона – просодическую детерминанту, отражающую ритмическую и экспрессивную стороны речи и имеющую для ребенка особое выразительное значение. Детерминанта как системный критерий находится в фундаменте взаимодействия просодического уровня языка, являясь данностью, главным определяющим элементом, подчиняющим все другие элементы. Она служит символом, основой, стержневым компонентом, эпицентром всего существования в языке [7. С. 56].

Ввиду того, что данное диссертационное исследование является продолжением теории возникновения и становления детской речи Н.А.Коваленко, которая не затрагивает период становления повествовательной интонации, поэтому есть смысл повторить некоторые положения этой теории, подтвердить инструментально и развить ее дальше.

Проанализировав литературу и собственные наблюдения, Н.А.Коваленко выделила шесть стадий влияния просодической детерминанты на становление детской речи. Каждая новая стадия не равнозначна предыдущей и символизирует новую ступень, тем не менее, связанную с прежней генетической связью.

Согласно теоретическим представлениям Н.А.Коваленко, на стадии первичного усвоения просодической детерминанты ребенок в возрасте 3–4 мес., еще не понимая слов, улавливает движение тона окружающего его языка, т.е. просодическую детерминанту [7. С. 57]. Гизела Кланн–Делиус подтверждает эти выводы и говорит о том, что ребенок 3– или 4–х мес. пробует потенциал голосового аппарата, исследует возможность контроля над своим голосовым регистром, модуляцией мелодики, развивает интенсивность звучания свого голоса и высоту [8. С. 23].

Таким образом, усвоение просодической детерминанты свойственно человеческой природе изначально. Это стабилизирующий фактор всей речи, благодаря которому будут формироваться все последующие ступени становления речи. Этот мелодический компонент будет жить в подсознании человека даже тогда, когда он свободно будет говорить на родном языке.

Начиная с 4–5 месяцев наступает стадия адаптации просодической детерминанты в звуках и слогах. Дети пытаются играть голосом, строить препятствия во рту, пробуя образовывать согласные звуки, много экспериментируют с высотой тона, растягивая звуки или резко обрывая их.

Кланн–Делиус утверждает, что примерно к 6 мес. ребенок начинает произносить первые согласные систематически, комбинируя их с гласными. К данному периоду вокальный тракт ребенка по своему строению напоминает вокальный тракт взрослого [8. С. 23].

Произнося гласные звуки, дети вновь и вновь воспроизводят предпочтительное движение тона родного языка. Стадия адаптации характеризуется в первую очередь закреплением просодической детерминанты в звуках и слогах. Хотя и неосознанно, но намеренно ребенок пытается отразить в звуках и слогах просодическую детерминанту восходящей звучности.

Для произнесения повышающего движения тона в немецком языке ребенку требуются определенные физические усилия органов речевого аппарата, так как максимум частоты основного тона и интенсивности находится в конце звука или слога. Интересно, что последние исследования в этой области говорят о том, что восприимчивость младенцев к звукам речи универсальна: они различают звуки, встречающиеся во всех языках мира, в то время как взрослые способны воспринимать и воспроизводить лишь звуки родного языка.

Стадия дальнейшего становления и закрепления стабилизирующей роли детерминанты длится с 6–7 до 12 мес. В этом возрасте, согласно Кланн–Делиус, появляются такие согласные, как /d/,/m/,/b/,/g/, которые комбинируются с гласным /а/ в слогах типа ba-, da-, ga-, ma-. Первое слово «mama» содержат как раз эти звуки. По мнению Н.А.Коваленко, дети комбинируют различные звуки, играют с высотой тона и ритмом, постоянно согласуя произнесение звуков с просодической детерминантой [7. С. 59]. Когда звукоряды «зависают» на детерминанте, создается имитация устной речи, пока еще бессмысленной, неразборчивой, непонятной. Эту иллюзорность устной речи ученые назвали итерацией. На этой стадии развития языка, как полагает Л. Шенк–Данцингер, индонезийский мальчик вряд ли отличается от немецкого, русского или английского [9. С. 28]. Р.Якобсон утверждает, что ребенок на этом уровне развития произносит звуков больше, чем их имеется в том или другом языке [10. С. 335].

Детерминанта – движение тона, проявляющееся в звуках, словах и впоследствии в предложениях. Звук, возникая в недрах ритмической системы ребенка, все более интенсивно связывается с его мыслями, ощущениями, стремлениями. Существует мнение, что согласные звуки – это подражание чему–то внешнему, тогда как гласные, напротив, есть вполне элементарные выражения нюансов человеческих чувств. Гласные звуки – это музыкальное начало в человеке, а согласные содержат в себе «пластическое», «живописное». Когда человек говорит, в его речи представлено подлинное сочетание музыкального и «пластического» элементов. Детерминанта связана с выражением внутреннего, духовного, т.е. с произнесением гласных звуков.

На стадии формирования наименьшей просодемы и дальнейшей стабилизации детерминанты (период 1218 мес.) дети начинают произносить первые слова. Только формированием наименьшей просодемы можно объяснить тот факт, что ребенок обычно произносит два слога, так называемые двойные слова, например, «mama», «papa», инстинктивно дотягивая свое речевое высказывание до минимальной просодемы [7. С. 59]. Имеется другое объяснение этому явлению, ребенок слышит произносимые им слоги и повторяет их, возникает так называемое самоподражание [11. С. 12]. Речь в этом возрасте эллиптична, но просодически оформлена. В немецком языке в конце этого слова–предложения еще произносится полнозвучный гласный, что содействует реализации более чистой просодической детерминанты [7. С. 60]. Например:

hei–hei–schlafen–спать,

babaSeife–мыло.

Начиная с первых слов, просодическая детерминанта продолжает укреплять свои позиции, проявляя стабилизирующую функцию. В минимальной просодеме детерминанта наиболее чиста и, согласно, закону взаимодействия детерминантных и гетерогенных сил, стремится к постоянной реализации в полном объеме.

На стадии формирования наименьшей просодемы и дальнейшей стабилизации детерминанты так называемая «стратегия проб и ошибок» заставляет ребенка постоянно искать различия между тем, что он слышит от своих окружающих и что произносит сам. Если слово или какое–то сочетание звуков в слове кажется ему трудным, он исключает из этого слова отдельные звуки или сразу несколько звуков, превращая слово в оригинальное изобретение. Аргументируя это явление, следует отметить, что процесс становления детерминанты еще не завершен и ребенок, укорачивая слова, содействует реализации наиболее чистой детерминанты. С другой стороны, ребенок отдает предпочтение легче произносимым звукам, демонстрирующим свойства, поддерживающие стабильность детерминанты.

Стадия формирования просодемы является одной из основных во всем процессе речеобразования, так как слово как полифункциональная единица является универсальным и специфически организованным языковым знаком. Смысловое содержание словесных знаков в системе языка складывается из собственно знакового значения, значимости, выявленной в парадигматике, и некоего смысла, возникшего в синтагматике.

По мере овладения родным языком ребенок наделяет комплексы звуков определенным значением. По мнению авторов книги «Язык и дети», ребенок воспринимает звуковую сторону языка, в отличие от взрослых, образно, ищет связи между обозначаемым предметом и образом передающего этот предмет слова. Слово поначалу неотделимо от предмета, не «отчуждено» от него, а является его частью [12. С. 56].

Стадия образования узла противоречий и первых проявлений дестабилизирующей силы (период 1824 мес.) наступает концу 2–го года жизни большинства детей, когда они начинают связывать слова в единое предложение. За последние годы психолингвисты провели немало исследований спонтанной речевой продукции, анализируя образцы речи детей, записываемые ежедневно или еженедельно на протяжении длительного времени. Получены ценные данные о длине предложений, об используемых детьми грамматических правилах, типах значений, выражаемых ими на стадиях языкового развития.

Например, выяснилось, что в двухсложных предложениях дети опускают «второстепенные» слова и оставляют только самые информативные, при этом ими всегда используется определенный порядок слов, например, «Смотри, машина», а не «Машина, смотри». Р. Браун назвал подобные высказывания телеграфной речью [13. С. 78]. Наиболее информативными словами, названными Р. Брауном контентивами, являются существительные, глаголы и прилагательные. Менее информативны слова, названные Р. Брауном функторами, – это флексии, вспомогательные глаголы и предлоги.

Связывая два слова, дети связывают два понятия, например:

Mami Auge – мамин глаз.

Mein Buch – моя книга.

По мере усложнения языка детерминанта распространяет свое влияние на двухсловные предложения. Она еще достаточно сильна, чтобы гармонизировать речь по своему усмотрению. Например:

da dutdas schmeckt gut. – Это вкусно.

mama ahmMama, ich will auf deinen Arm. – Мама, я хочу к тебе на руки.

Как видим, детерминанта еще полностью регламентирует процесс речеобразования, не допуская редукции гласных. Уже в этих предложениях потребность ребенка произнести фразу с повествовательной интонацией наталкивается на доминантное движение тона и интенсивности конечного гласного, и возникший узел противоречий выполняет свою функцию подобно тому, что было выявлено в истории развития немецкого языка [7. С. 60].

В двухсловных предложениях могут появляться предложения с конечной редукцией гласных, например:

nеin hannisbeeren – iсh will keine Johannisbeеren Я не хочу смородину.

nein arbeiten – du sollst nicht arbeiten Ты не должен работать.

Подобных примеров, однако, еще меньше, но детерминанта не в силах сдержать процесс формирования противоположной гетерогенной, дестабилизирующей силы, под влиянием которой развивается и усложняется процесс речеобразования, без нее невозможны прогресс, возникновение новых тенденций.

Стадия становления дестабилизирующей силы просодического уровня языка и формирование закона взаимодействия (24 мес. и более) – это период оформления настоящей речи, предполагающей становление повествовательной интонации в немецком языке и ограничение «господства» детерминанты посредством становления и развития гетерогенной, дестабилизирующей силы. В конце предложения уже преобладают редуцированные гласные, чтобы завершиться падением тона в конце предложения. Однако замечено, что в случае отсутствия редукции конечных гласных ребенок произносит предложение с повышающейся интонацией. Детерминанта еще сильна, но ее «всевластие» уже ограничено действием противоположной силы – силы изменчивости и прогресса.

Проведенное лингвистическое исследование и данные, полученные в ходе статистического анализа, говорят о необходимости определения дополнительной 7 стадии развития детского языка, а именно стадии становления немаркированного члена базисной оппозиции (повествование – вопрос), и об уточнении возрастных рамок ступеней, выявленных ранее Н.А.Коваленко. Данная стадия (от 7 до 11 лет) характеризуется очевидным противоборством детерминантных и гетерогенных процессов. Основной функцией детерминантных процессов является стабилизация существующих просодических закономерностей в немецком детском языке; гетерогенные процессы служат для возникновения новых структур и преобразования системы просодии языка в систему взрослого человека.

Таким образом, становление детской речи происходит параллельно с формирование просодической детерминанты, которая закрепляется сначала в звуках и слогах, а затем в словах и предложениях. Данные лингвистического эксперимента показали, что просодическая детерминанта действительно является основным принципом становления детской речи, организуя и приводя в порядок речевую продукцию детей, со временем уступая позиции силам изменчивости – гетерогенным процессам.


Литература:
  1. Бодуэн де Куртенэ, И.А. Избранные труды по общему языкознанию [Текст]: в 2 т. – М.: Изд–во Акад. наук СССР, 1963. – Т. 1. – 384 с.

  2. Лисина, М.И. Возникновение и развитие непосредственно–эмоционального общения со взрослыми у детей первого полугодия жизни [Текст] / М.И. Лисина // Развитие общения у дошкольников. – М., 1974. – С. 8–65.

  3. Винарская, Е.Н. Раннее речевое развитие ребенка и проблемы дефектологии: Периодика раннего развития. Эмоциональные предпосылки освоения языка [Текст] / Е.Н.Винарская – М.: Просвещение, 1987. – 160 с.

  4. Леонтьев, А.Н. Проблемы деятельности и психологии [Текст] / А.Н. Леонтьев // Вопросы философии. – 1972. – № 9. – С. 95–108.

  5. Лурия, А.Р. Язык и сознание [Текст] / А.Р. Лурия: под редакцией Е.Д. Хомской. – Ростов н/Д.: Изд–во «Феникс», 1998. – 413 с.

  6. Тонкова–Ямпольская, Р.В. Сравнительный электроакустический анализ голосовых возможностей детенышей обезьян и новорожденных [Текст] / Р.В. Тонкова–Ямпольская. – М., 1967. – 57 с.

  7. Коваленко, Н.А. Роль просодической детерминанты в становлении детской речи [Текст] / Н.А.Коваленко // Ученые записки гуманитарного факультета.– Пермь, 2002, – Вып. V. – С. 55–61.

  8. Klann–Delius, G. Spracherwerb [Text] / Gisela Klann–Delius. – Stuttgart; Weimer: Metzler, 1999. – 216 s.

  9. Schenk–Danziger, L. Entwicklungspsychologie [Text] / L. Schenk–Danziger. – Wien, 1996. – 250 s.

  10. Jakobson, R. Kindersprache, Aphasie und allgemeine Lautgesetze [Text] / R. Jakobson. – Frankfurt / Main, 1969. – S. 328–401.

  11. Розенгарт–Пупко, Г.П. Формирование речи у детей раннего возраста. [Текст] / Г.П. Розенгарт–Пупко. – М.,1963. – 96 с.

  12. Негневицкая Е.И. Язык и дети [Текст] / Е.И Негневицкая, А.М. Шахнарович. – М., Просвещение, 1981. – 111 с.

  13. Brown, R. Social Psychology [Text] / R. Brown. – New York, Free Press, 1965. – 785 p.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle