Автор: Алферова Анна Борисовна

Рубрика: Психология и социология

Опубликовано в Молодой учёный №11 (34) ноябрь 2011 г.

Библиографическое описание:

Алферова А. Б. Коррупция как фактор изменения политической лояльности // Молодой ученый. — 2011. — №11. Т.2. — С. 46-48.

Россия сегодня определяется в массовом сознании как чрезвычайно коррумпированная страна. Такое восприятие образа страны формируется по многим причинам: через призму информации, транслируемой СМИ, человек воспринимает определенные события как имеющие «второе дно», как результат неких действий, совершенных по коррупционным мотивам. Разговоры между друзьями и соседями, «свободное пространство» Интернета также имеют большое влияние на формирование образа страны как коррумпированной [3].

Согласно данным 15-го опроса по программе «Новый Российский Барометр», который был проведен Левада-Центром по заказу Центра изучения публичной политики при Абердинском университете, разрыв между оценкой уровня коррумпированности страны респондентами и их личным опытом участия в коррупционной деятельности весьма велик. Лишь немногим приходилось получать какие-либо услуги в обмен на незаконное вознаграждение. Так, например, по состоянию на 2007 год 89% респондентов считали большинство сотрудников милиции взяточниками, но только 5% ответили, что кто-то из их семей платил взятки милиции за предшествующие два года. Статистически доказано, что гипотеза о влиянии собственного опыта взяткодательства на оценку распространенности коррупции не находит подтверждения [3]. Неверно рассматривать общую оценку коррумпированности чиновников в России как непосредственное отражение реальной ситуации в стране, хотя, как можно предположить, люди лично не сталкиваются с ситуациями взяточничества лишь потому, что очень немногим приходится иметь дело с бюрократическим аппаратом в сфере «больших денег». Но образ уже сформирован, а теорема Томаса утверждает, что если люди определяют ситуации как реальные, то они реальны по своим последствиям.

Широко распространенное мнение о коррумпированности власти в состоянии существенно подорвать доверие к политическим институтам, способствовать укоренению «негражданской» и эксплуататорской культуры в людях. В сочетании это загоняет систему в «ловушку низкого уровня»: в обществах, где большинство осведомлено о коррупции и убеждено, что в ней участвует почти каждый, может сложиться некое равновесие, когда чиновники и граждане вовлечены в сделку, согласно которой люди готовы подкупать друг друга [3]. Коррупция принимается «по умолчанию» как часть быта. Обвинения в коррупции становятся настолько обыденными и расхожими, что грань между нормой и отклонением стирается [1].

В коррумпированном обществе (или в обществе, воспринимаемом как коррумпированное) резко падает мораль, поскольку растет убежденность в безнаказанности, возможности существовать вне рамок официальной экономики. Происходит девальвация и слом цивилизационных социальных регуляторов поведения людей: норм морали, права, религии, общественного мнения и др. [5]. Формируется правосознание, включающее коррупцию в категорию обычного, привычного, неизменного, а значит, требующего не сопротивления, а приспособления.

И здесь возникает вопрос о том, способна ли потеря доверия к власти вылиться в прекращение поддержки существующего строя. Если власть воспринимается как коррумпированная, значит ли это, что она становится нелегитимной? [3]

На уровень поддержки власти влияют, в первую очередь, экономические показатели развития благосостояния страны и своего собственного. Чем выше результат экономических и политических действий власти, тем меньшее влияние оказывает коррупция на уровень поддержки системы [3]. Так мы можем предположить, что общество готово терпеть коррупционную систему до тех пор, пока она может обеспечивать экономический рост. Согласно мнению политолога А.В.Макаркина, долгое время между государством и обществом существовал контракт: общество не вмешивается в политику, а государство в свою очередь обеспечивает обществу должный уровень жизни и даже постепенно его улучшает [6]. И когда этот контракт себя исчерпает, возникнет угроза существующему политическому строю.

Может ли коррупция стать причиной разрыва этого контракта? Общеизвестны такие последствия коррупции, как смещение ориентированности социальных программ, лоббирование правительства сильными мира сего и проведение выгодной им политики, разрушение налоговой системы, сокращение уровня и эффективности социальных расходов, отрицательное воздействие на формирование человеческого капитала, закрепление неравного распределения собственности и неравного доступа к образованию [7], а значит, сокращение темпов экономического роста. Кроме макроэкономических показателей, коррупция также приводит к понижению уровня жизни на локальном уровне. Выгоды от коррупции сосредоточиваются в руках лиц, имеющих лучшие связи в обществе и принадлежащих к группам с высокими доходами. Таким образом, коррупция затрагивает также и распределение доходов, увеличивая бедность, так как создаются условия для роста инвестиций в капиталоемкие проекты и сокращения в трудоемкие производства. Это стратегия в сфере инвестиций лишает бедняков возможности получения заработанного дохода [7].

Однако если мы говорим, что коррупция принимается как часть быта, становится нормой поведения (так делают все), то, возможно, подобные настроения будут даже повышать терпимость граждан к репрессивному режиму. Формулировка «строгость законов компенсируется лишь необязательностью их исполнения» стала общим местом, и человек, который достаточно хорошо ориентируется в системе, обладающий установками на индивидуализм и получение личной выгоды, не хочет что-либо менять, даже если считает эту систему не соответствующей «идеалу». Если же этот человек считает коррупцию неприемлемой, но неизменной, он будет приспосабливаться к существующим условиям, в обществе распространяется правовой и/или политический нигилизм.

Кроме того, если режим воспринимается как коррумпированный, но в то же время как относительно свободный и честный, его могут поддерживать как меньшее зло по сравнению с альтернативными режимами – недемократичными и несвободными. В рамках опроса НРБ, респондентам необходимо было дать оценку различным формам правления. Две трети или более отвергли предложенные недемократические варианты. Правление военных оказалось самым неприемлемым — против него высказались 92% опрошенных. Диктатуру отвергли 80%. Несмотря на то, что институт выборов и созданная с его помощью Государственная Дума не пользуются уважением, более 75% респондентов не согласны с отменой выборов и роспуском Думы. Наибольшую поддержку собрал вариант возврата к коммунистическому правлению, но и его выбрали лишь менее трети электората [4].

Неудачный опыт построения «нового мира», не до конца забывшиеся потери в результате революций и войн XX века порождают страх перед новыми переменами. Согласно данным мониторинговых исследований ВЦИОМ, респонденты резко отрицательно относятся к «идеологически нагруженным» понятиям, таким как «коммунизм» или «либерализм», «капитализм» или «революция». За этими короткими словами стоит не только своя традиция, но и реализованный в той или иной степени социальный проект, повторение которого нежелательно [2].

Итак, складывается ситуация, когда страна в общественном сознании определяется как коррумпированная и отмечается снижение экономических показателей, но коррупция воспринимается как привычное явление, как норма, и начинают действовать приспособленческие стратегии, не несущие в себе опасности делигитимизации власти (см. рис.1). В то же время, стремление к стабильности может обернуться достижением «стабильности застоя», и, в частности, потворством коррупции. Получается замкнутый круг: воспитываясь в коррумпированном обществе, гражданин не считает необходимым соблюдать закон (или же не видит ничего необычного в его нарушении), не хочет ничего менять (или же не видит смысла в переменах), а в таких условиях эффективная борьба против коррупции невозможна.



Рис.1

Статья подготовлена в рамках проекта №01.02.11 (тематический план Минобрнауки России от 2011г. "Разработка теоретических основ проведения мониторинга коррупционных проявлений в РФ").


Литература:

  1. Игорь Кондрашин. Коррупция как дефект гражданского сознания [Электронный ресурс] //: http://dom.viperson.ru.

  2. В.В.Петухов. Ценностная палитра современного российского общества: «Идеологическая каша» или поиск новых смыслов? [Электронный ресурс]: // elibraly.ru.

  3. Р.Роуз, У.Мишлер. Коррупция, ее оценка и участие в ней: пример России. [Электронный ресурс]: // elibraly.ru.

  4. Р.Роуз, Н.Манро, У.Мишлер. Вынужденное принятие "неполной" демократии. Политическое равновесие в России [Электронный ресурс]: // elibraly.ru.

  5. Коррупция в России: сущность, причины возникновения и социально-экономические последствия [Электронный ресурс] // http://zakonanet.ucoz.ru.

  6. Нет такой партии: к особенностям развития политической системы в России // журнал «Русский репортер», №37 (215) 22-29 сентябрь 2011, - С.32

  7. См.: Gupta S., Davoodi H., Alonso-Terme R. Does corruption affect income inequality and poverty?

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle