Библиографическое описание:

Булатова Р. М. Современная парадигма управления: знание – цель и средство управления // Молодой ученый. — 2011. — №10. Т.1. — С. 122-124.

Переход от индустриальной эпохи к постиндустриальной или информационной эпохе связан с изменением статуса знания, а также с универсализацией технологий. Эти процессы неразрывно связаны с экономикой и системой образования.

Информатизацию мы рассматриваем как ведущий фактор современного этапа развития общества. Новые технологии затронули все сферы деятельности человека, причем в некоторых случаях привели к качественным изменениям не осознанным еще в полной мере.

Не случайно, что информатизация привнесла не только новые аспекты в деятельность организаций и других общественных структур, но и приводит к модернизации или ломке уже существующих. Нас интересуют эти новшества с двух позиций: с позиций управления организацией в целом и с позиций специфики организации, в данном случае образования.

В первом случае эти новшества проявляются через сближение целей, задач и принципов управления производственными, коммерческими предприятиями и образовательными учреждениями;

Во втором – через распределенность и непрерывность образования.

Человека всю его жизнь сопровождают два процесса: обучение и труд, взаимосвязь между которыми определяется организационной составляющей. Организация обучения и труда эволюционирует со временем и отражает некоторые объективные изменения, происходящие в человеческом обществе. Результатом обучения и труда является знание, материализуемое в продукте.

Если знания не материализуются, не превращаются в технологии, то, однажды, обретя их человечество (человек) теряет их и порой приходится «изобретать велосипед». Потери связаны со следующими событиями и ситуациями: увольнение и прием новых людей, изолированность (в науке) или географическая разобщенность. Т.е. для того чтобы знание стало или оставалось (становилось) умением и затем не терялось, как отмечается в работе [1], оно должно быть:

- актуальным;

- реализованным;

- общедоступным.

Реализованным, т.е. встроенным в общецивилизационную технологию.

Если различать знания и технологии его реализации, то доля знания (за счет уменьшения веса технологии) в стоимости продукции возрастает. Надо отметить, что информационная составляющая никогда не имела нулевую стоимость, ибо нет продукции, не несущей полезной информации. Наверное, уместна аналогия между потребительной стоимостью и информацией важной для потребителя. Знание присутствует и закладывается не только в продукт или технологию, но и в организацию предприятия и другие структуры. По той же причине стоимость структурной составляющей предприятия растет за счет уменьшения доли вещественного начала.

По причине неосязаемости знаний многие предприятия не могут их повторно использовать, не используют вовсе, не знают об их наличии и тем более не могут их оценить.

Питер Друкер в книге «PostCapitalist Society» [2] выделил три основные эры эволюции знаний:

- эра просвещения (получение знаний с целью образования, обретения мудрости и понимания окружающей среды);

- индустриальная эра (знания стали основой для изобретения новых технологий, стали применяться для производства товаров)

- эра знаний (с 1880 гг, когда Фредерик Тейлор изложил основы НОТ).

Необходимо заметить, что приобретение знания осуществляется различными способами уже с самого рождения человека (по некоторым данным и ранее). Необязательно увязано с образованием. Поэтому во времена всех названных эр приобретение знания (обучение, в особенности в смысле приобретения навыков по преобразованию окружения) осуществлялось как в результате нецеленаправленного присутствия в среде обитания, так и в труде и собственно в образовании. Производство всегда имело дело со знанием. Исходно знания передавались от мастера к подмастерью устно в виде приобретения определенных навыков, а также в материализованных предметах деятельности и потому другого метода управления кроме как управления знаниями на самом деле не существовало. И именно знания, приобретаемые в труде, имели явно выраженный смысл умений. В науке же подтверждением истинности знания всегда был опыт или логический вывод, так же основанные на труде. По Сеченову мысль это не проявленное движение.

По способу фиксации знания можно выделить две крайности. Это фиксация в продукте труда и фиксация в виде текстов (алгоритмов) способствующих достижению определенных результатов.

Но, по сути, тут нет разницы. В первом случае сам продукт является схемой или знанием, во втором – алгоритм имеет бумажный или другой способ хранения. В первом случае алгоритм носит узконаправленное назначение, во втором – возможно очень широкое.

Во времена начальной эры эти подходы взаимно исключали другу друга, но в действительности только дополняли способы приобретения знаний, а векторы развития этих подходов были направлены навстречу.

Первоначально обучение и труд – два разрозненных во времени и пространстве действа. Получение образования – подготовка к трудовой деятельности. Полученное знание часто рассматривается как бесполезное, избыточное или недостаточное и очень редко – полное с точки зрения производства.

Вторая эра характерна тем, что области применимости этих подходов в приобретении знаний расширились настолько, что стали соприкасаться и взаимно проникать друг в друга.

Обучение рассматривается как услуга, а специалист как товар. Обучение рассматривается в понятиях труда. Образовательные стандарты фактически являются спецификацией товара – специалист.

Третья эта – эра прозрения: все, с чем мы имели и имеем дело по поводу управления и, как оказалось, производства, так это данные, информация и знания. Но это не результат какого-то просветления, а следствие накопления знаний. Накопление знания возможно только там, где есть эффективные способы его хранения, передачи и обработки. Поэтому вряд ли можно согласиться с тем, что создание теории НОТ является и моментом наступления третьей эры. Скорее всего, это середина прошлого века, когда появились новые технологии и способы обработки, хранения и передачи информации, а также новые телекоммуникации, что привело к расширению доступности информации.

Это время, когда в ответ на возрастающие информационные потоки и обмен производство теряет свою физическую и организационную тяжеловесность, выясняется, что актуальные знания являются главным ресурсом дальнейшего развития не только и не столько производства, но и цивилизации в целом. Возникает потребность и возможность синхронизации обучения и труда. Труд часто является не просто способом обучения, но и поставщиком программ будущего обучения.

Исходное противостояние обучения (получения образования) и труда сегодня переросло в интеграцию образования и производства вокруг общей цели – производства знания.

Развитие производства и связанной с ним деятельности показало: сколь отличными не были бы технологии производства, и сколь самобытными не были бы идеи в организации этого производства, налицо конвергенция их принципов и методов для начала в сфере менеджмента, а теперь уже непосредственно и в сфере производства. Увеличение информационной составляющей в производстве, управлении и самом продукте делает любую сферу деятельности все более однородной: деятельностью по поводу нахождения наиболее оптимального алгоритма преобразования продукта, приобретение нового знания.

П. Друкер в статье «Рождение новой организации» [2] отмечает, что центр тяжести в трудовых отношениях быстро смещается от ручного труда к труду интеллектуальному, к работникам знания, т.е. к тем, кто создает новое знание и активно его использует.

По его мнению, компании станут больше напоминать организации, на которые сегодня не обращают внимания ни менеджер-практик, ни теоретик управленческой науки: больницу, университет или симфонический оркестр. Потому что, подобно им, типичная бизнес-единица будет основываться на знаниях и в основном состоять из специалистов, которые направляют и контролируют свою работу через упорядоченную связь с коллегами, клиентами и офисом. Поэтому компания станет тем, что П. Друкер называет информационно емкой организацией.

Д.Б. Куинн и др. в статье «Управление профессиональным интеллектом: использовать лучшее по максимуму» [2] утверждают, что успех корпорации сегодня больше зависит от ее интеллектуальных и системных возможностей, чем от физических активов. И потому управление человеческим интеллектом – и превращение его в полезные продукты и услуги становятся важнейшим навыком руководителя.

Эволюция образования и соответствующих структур идет своим путем. Однако, бесспорным сегодня является тот факт, что предмет образовательных и производственных организаций приобретает все более сходные черты.

Международная стандартизация образования - это процесс не столько гуманитарный, сколько техногенный, т.к. он является результатом сближения целей и задач (пусть даже в чем-то идеологически по-разному ориентированных социально-экономических систем) по оптимизации и повышению эффективности системы образования на базе новых подходов и технологий.

Этот объективный процесс является отражением того факта, что образование все глубже интегрируется с производственной сферой, превращаясь из важнейшего фактора прогресса в ведущий вид деятельности. Не понимание этого факта, как показывают исследования, губительно для современного общества [3].

Постепенно система образования переходит традиционные границы, не только за счет освоения распределенных форм своей организации, но также и за счет роста числа субъектов участвующих в организации корпоративного образования. Это происходит не по причине того, что вузы традиционных форм обучения не справляются со своей обязанностью, главной из которых все-таки является обучить обучаться студентов, а из-за необходимости произвести доводку специалиста к быстро изменяющимся условиям рынка.

Во-первых, увеличение информационной составляющей в бизнесе приводит к динамичности рынка, и предугадать его потребности во время обучения будущих специалистов в необходимости их конкретных навыков в той или иной сфере невозможно.

Во-вторых, ИТ позволяют фирмам использовать актуальную для них информацию в образовательных целях (для повышения квалификации сотрудников) и немедленно внедрять полученные знания в процесс производства.

В-третьих, что является наиболее важным, деятельность фирм во многом стала не только напоминать образовательный процесс, а по сути, включать его как базовую функцию.

С давних пор основным звеном в производстве и приложении знания является человек.

Выражение «управлять знаниями» можно трактовать двояко:

  1. управлять производством (или иной деятельностью) с помощью знаний

  2. управлять процессом производства и реализации знаний; т.е. управлять ни технологическими процессами, ни людьми, ни машинами, а знанием, как объектом управления

Поскольку управление без информации (знаний) невозможно вообще, то управление знаниями в широком смысле включает обе трактовки. Эволюционно, когда носители знания и объекты материального производства были практически одним и тем же, акцент можно поставить на первом определении. Затем, когда носители информации существенно разъединились с преобразуемым веществом, возник объект «знание» как относительно самостоятельная сущность. В этом случае более уместным является второе утверждение, которое можно назвать управлением знаниями в узком смысле. Если же не акцентировать внимание на том, что является носителем информации (знания), то вторая формулировка может рассматриваться как обобщение понятия управленческой деятельности.

Таким образом, управление знаниями в узком смысле не заменяет управление технологическими процессами, а дополняет, со временем приобретая главенствующую роль. А само знание при этом становится целью и средством управления.


Литература:

  1. Харрингтон Дж. Совершенство управления изменениями. /Пер. с англ. В.Н. Загребельного; Под науч. ред. В.В. Брагина. – М.: РИА «Стандарты и качество», 2008

  2. Управление знаниями. «Классика Harvard Business Review». М.: Альпина Бизнес Букс, 2006

  3. Малецкий Г.Г., Курдюмов С.П. Нелинейная динамика и проблема прогноза. , №3, М.:- Вестник российской академии наук. Том.71, 2001

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle