Библиографическое описание:

Поляков Р. Е. Анализ определения понятия «интеллектуальная собственность» // Молодой ученый. — 2011. — №10. Т.1. — С. 176-179.

В отличие от охраны вещных прав охрана прав на объекты интеллектуальной деятельности признана в мировом сообществе совсем недавно. «Не только в правовых системах примитивных народов, - писал известный российский цивилист И.А.Покровский, - но даже еще в праве римском духовная деятельность подобного рода не давала никаких субъективных прав на ее продукты их авторам и не пользовалась никакой правовой защитой. Всякий мог опубликовать или воспроизвести без согласия автора его произведение, осуществить его техническое изобретение. Насколько мало ценилась в римском праве духовная деятельность сама по себе, видно уже из того, что в классическую эпоху, например, поэма, написанная на чужом писчем материале, или картина, нарисованная на чужой доске, принадлежали не поэту или художнику, а собственнику писчего материала или доски. Правда, для Юстиниана такая норма показалась уже конфузной и была отменена, но, тем не менее, о каких бы, то, ни было авторских правах в Юстиниановом Своде нет речи».

Происхождение самого термина «интеллектуальная собственность» принято связывать с французским законодательством конца XVIII века, что во многом является справедливым. Действительно, традиция проприетарного подхода к авторскому и патентному праву не только родилась во Франции, но и опиралась в своей основе на теорию естественного права, которая получила свое наиболее последовательное развитие именно в трудах французских философов-просветителей (Вольтер, Дидро, Гольбах, Гельвеций, Руссо).

Сущность проприетарной теории заключается в том, что все произведенное человеком, будь то материальные объекты или результаты творческого труда, признается его собственностью. Буквально слово «proprietas» означает собственность, благодаря чему и возникло название этой группы концептуальных моделей. Таким образом, создатель результатов творческого труда имеет исключительное право распоряжаться ими.[1.] При этом следует иметь в виду, что рассматривается право на идею, а не на материальный объект, в котором эта идея нашла своё выражение.

Данная теория содержит технологическую и юридическую предпосылки ее выделения.

В качестве технологической предпосылки может быть рассмотрена «трудовая теория собственности», выделенная Джоном Локком в трактате «О государственном правлении». Согласно теории, основанием возникновения права собственности является труд. Собственность – это категория экономическая, и сущность её состоит в присвоении определённых благ и предметов в процессе производства. При производстве же объектов интеллектуальной собственности также затрачивается умственный труд, и очень часто в литературе можно встретить понятие «духовное производство».

Право собственности, приобретённое одним, не должно ущемлять или наносить вред другим членам общества.

Юридической предпосылкой выступает абсолютный характер исключительных прав, как и вещных прав, а в первую очередь и права собственности. Это означает, что управомоченному субъекту не противостоит конкретное обязанное лицо. Как и обладатель вещного права собственности, обладатель интеллектуальной собственности может совершать в отношении объекта своих прав все не запрещённые законом действия с одновременным запрещением третьим лицам совершать указанные действия без согласия правообладателя.

Сходства также могут быть установлены по основаниям возникновения. Само право интеллектуальной собственности может возникнуть только с момента, когда мысли и идеи получили внешнее выражение в той или иной объективной форме, несмотря на то, что результатом интеллектуальной деятельности является творческая идея, а не материальный объект, в котором она находит своё выражение. Таким образом, как и в праве собственности, присутствует «вещественный вид». Мысль, не выраженная вовне, не имеет правового значения.

Как отмечается многими исследователями, основными причинами, породившими использование именно данной категории, явилось стремление создателей интеллектуальных достижений иметь права на плоды своего труда, аналогичные правам собственников вещей, стремление использовать фундаментальные основы ключевого института гражданского права - права собственности - в сфере творческой и иной интеллектуальной деятельности, желание подчеркнуть абсолютный, сходный с таким «вечным» институтом, как право собственности, характер прав, «стремление втиснуть сравнительно новый институт в освященные традицией схемы».

Специалисты неоднократно отмечали, что появление категорий интеллектуальная собственность, промышленная собственность, литературная и научная собственность обусловлено не только политическими и экономическими, но и психологическими процессами, повлиявшими даже на международные договоры, на национальное законодательство и на юридические конструкции, разрабатываемые в этой области. Поскольку для любого участника экономического оборота крайне важно обладание статусом, известным всем другим участникам, то исключительно удобной оказывается именно конструкция, аналогичная праву собственности или иному вещному праву: «Вещные права обладают перед обязательственными таким преимуществом, как определенность их статуса, поскольку последний устанавливается только законом».

Придать интеллектуальной собственности духовную высоту было суждено кёнигсбергскому мудрецу, великому немецкому философу Иммануилу Канту.

К философии права Иммануил Кант обратился в своих поздних работах «Метафизика нравов» (1797 г.), «Спор факультетов» (1798 г.), завершивших построение его философской системы. Кантовская «Метафизика нравов» – панегирик правосознанию

Мораль дает внутренний закон поведения человека, в принципах права внутреннее убеждение сочетается с внешним принуждением. В результате возникает сила, регламентирующая жизнь общества, укрепляющая нравственность, спасающая человека от произвола других. Право формально. Оно обязательно для всех, не оставляя никакого места для исключений.

Право, по Канту, распадается на частное и публичное. В первом рассматриваются отношения между частными лицами, во втором – между человеком и обществом, а также между социальными группами. Главная проблема частного права – частная собственность. Частная собственность составляет основу гражданского общества, но она не изначальна, «мое» и «твое» результат истории. Объектом собственности могут быть только вещи, человек – лишь субъектом ее. Владеть человеком нельзя. Публичное право определяет состояние отдельных индивидов в государстве и отношения между государствами в составе человечества. Правовые атрибуты человека как гражданина суть свобода, равенство, самостоятельность.

Перед законом, настойчиво повторяет Кант, все равны. Кант обосновывает понятие «непринудительных прав». Это свобода критики в первую очередь. «Гражданин государства... должен иметь право открыто высказывать свое мнение о том, какие из распоряжений государя кажутся ему несправедливыми по отношению к обществу... Свобода печатного слова есть единственный палладиум прав народа».

Эти взгляды привели Канта к формированию новых подходов к авторскому праву. В авторском праве, в котором его современники видели лишь форму собственности, обеспечивающую экономическую выгоду для автора, Кант видел естественное право личности на творчество. Авторское право, по Канту, воплощает также идею о том, что произведение автора является выражением его личности, которая требует такой же защиты, как и экономическая составляющая произведения.

Такой подход оказал большое влияние на развитие авторского права в континентальной Европе и способствовал развитию droit moral (моральных, или личных неимущественных прав автора). В результате в континентальной правовой системе авторские права оказались не только наделены чертами, свойственными праву собственности, но и наряду с имущественным содержанием включали дополнительные правомочия, защищающие нематериальные интересы автора.

Сторонниками теории исключительного права являются такие учёные, как А.А. Пиленко, Г.Ф. Шершеневич и др.

Согласно этой теории, интеллектуальная собственность - это право особого рода, которое не относится не к вещным, ни к обязательственным правам. Как считает Г.Ф. Шершеневич, «это права, которые предоставляют исключительную возможность одному субъекту использовать свой результат интеллектуальной деятельности с запретом всем остальным совершения таких действий». Таким образом, устанавливается так называемая монополия на использование произведения, – отсюда и родился термин «исключительное право».

Подтверждение её существования выводится, главным образом, через обоснование несоответствия проприетарной концепции и содержания права собственности. Как известно, содержание права собственности раскрывается через ряд правомочий: владение, пользование, распоряжение.

Однако к продуктам интеллектуального труда неприменимо правомочие владения, поскольку оно предполагает господство, обладание: нельзя физически обладать идеями и образами. Не может быть применимо и понятие пользования, поскольку научно-технические идеи и литературно-художественные образы могут находиться в пользовании бесчисленного круга субъектов, при этом они не будут потребляться в процессе пользования, из них не будет извлекаться выгода в виде плодов, продукции, доходов. Правомочие распоряжения также имеет свои особенности. Отчуждая право на использование результатов творческого труда по авторскому или лицензионному договору о передаче неисключительных прав, продавец (лицензиар) сам не лишается возможности продолжать их использование, а также разрешать аналогичное использование третьим лицам.

Общим понятием «собственность» интеллектуальная собственность не может охватываться, в силу специфики соответствующих отношений, возникающих в результате создания продуктов интеллектуальной собственности, которые представляют собой тесную взаимосвязь личных и имущественных прав. Подтверждением этому служит выделение отношений по поводу авторства на произведения науки, литературы и искусства, на объекты промышленной собственности и иные результаты интеллектуальной деятельности в отдельной группе отношений, входящих в предмет гражданского права, - личные неимущественные отношения, связанные с имущественными; отношения же собственности относят к имущественным отношениям.

Многие ученые-цивилисты либо предлагают вообще отказаться от использования термина «интеллектуальная собственность», либо понимают под ним только нематериальные блага (совокупность идей, образов, творческих, технических решений и т.д.), на которые за достигнувшим их лицом или иным правообладателем закрепляется особое «исключительное право». При этом резюмируется, что право интеллектуальной собственности по существу устанавливает режим охраны только в отношении нематериальных объектов. При таком подходе интеллектуальная собственность оказывается никак не связанной с материальным объектом, в котором результат интеллектуальной деятельности выражен, хотя несомненно, что законодательство во многих случаях предусматривает необходимость контроля авторов и их правопреемников за участием такого объекта в хозяйственном обороте или возможность получения авторами дополнительного вознаграждения в определенных случаях. Можно привести многочисленные примеры: особые положения о праве на прокат произведения, право следования в отношении произведений изобразительного искусства и т.д.

Кроме того, исключительное право рассматривается как право монопольное. Однако, при периодически возобновляемой «ненависти к привилегиям» и трудности уяснения отличий между разными видами и основаниями «монополизма» такое положение препятствует пониманию ценности права интеллектуальной собственности и мешает успешной пропаганде необходимости охраны прав на произведения, изобретения и иные результаты интеллектуальной деятельности.

По мнению Васина В.Н. и Казанцева В.И. термин «интеллектуальная собственность «достаточно спорен и вызывает неоднозначное толкование у юристов».[ 2, с.124]

Среди юристов бытует мнение, что термин «интеллектуальная собственность» не является составным и поэтому не может трактоваться, как право владеть, пользоваться и распоряжаться результатом интеллектуальной деятельности. В связи с вступлением четвёртой части ГК РФ, термин «интеллектуальная собственность» отождествляется со схожим ему термином «результат интеллектуальной деятельности». При этом, по мнению российских юристов оба термина спорны. Исходя из аналогии, этих двух терминов имеет смысл дать теоретическое определение результату интеллектуальной деятельности.

Васин В.Н. и Казанцев В.И. пишут « результаты интеллектуальной деятельности (т.е. мыслительных способностей человека) могут быть самыми различными и далеко не все они являются объектом гражданских прав. В связи с этим представляется более удачным термин «результат творческой деятельности». [ 2, с.340]

Безусловно, характерной особенностью результата интеллектуальной деятельности является его творческое начало, но и без интеллектуального момента, его создание невозможно. Так творческая (интеллектуальная) деятельность, имеет своим результатом создание, каких – либо произведений творческого характера, творец (создатель) которых приобретает на них исключительные права, именуемые в ГК РФ интеллектуальной собственностью». [ 2, с.124] Поспорить с мнением видных учёных нельзя, так как термин «результата творческой деятельности» наиболее точно отражает сущность объекта права интеллектуальной собственности. Но хотелось бы напомнить о существовавшем в начале двадцатого века термине «результат творческой интеллектуальной деятельности». Он наиболее точно отражает сущность объекта правовой охраны в сфере интеллектуальной собственности. Так как в соответствии со ст. 1228 ГК РФ «Автором результата интеллектуальной деятельности признаётся гражданин, творческим трудом которого создан такой результат». Это означает, что результат интеллектуальной деятельности должен носить творческий характер. Творчество в общем смысле – процесс человеческой деятельности, создающий качественно новые материальные и духовные ценности или итог создания субъективно нового. [3] В современном русском языке ««интеллект» - ум, рассудок, мыслительные способности человека». [4, с.123]

Поэтому понятие «результат творческой интеллектуальной деятельности» можно раскрыть следующим образом. «Результат творческой интеллектуальной деятельности» - уникальный, качественно новый, имеющий определённую ценность итог реализации мыслительных способностей конкретного лица. Точнее уникальный, качественно, новый, имеющий определённую ценность объект духовного или материального мира, созданный по средствам мыслительных процессов.

Если законодательно термин «интеллектуальная собственность» тождественен термину «результат интеллектуальной собственности» это означает, что он представляет собой уникальный, качественно, новый, имеющий определённую ценность объект духовного или материального мира, созданный по средствам мыслительных процессов. Однако, не имеет смысла использовать в теории да и на практике два термина, которые идентичны по смыслу друг другу.

Во всем мире термин "интеллектуальная собственность" выступает как общая понятийная категория, охватывая авторское и патентное право, правовой режим дизайна и товарных знаков, а также многочисленные смежные права. Термин "исключительные права" используется в нормативных актах при обозначении содержания правомочий правообладателя. Как отмечал В.А. Дозорцев, "использование термина "интеллектуальная собственность" вполне правомерно в политических актах (например, в ст. 44 Конституции РФ) как выражение экономических и политических начал. Но употребление его как обозначение юридической категории никак не может быть признано удачным". [ 5, с.141] Однако "это отнюдь не означает, - отметил ученый, - противопоставления существующих терминов. Просто они характеризуют одну и ту же категорию с разных сторон: "интеллектуальную собственность" - с точки зрения политической и экономической функций, "исключительные права" - с точки зрения юридического содержания".

Интеллектуальная собственность не может быть «неточным» термином, поскольку понятия всегда условны, воображаемы. Понятия оправдываются лишь тем, что из них можно получить»: «Лишь плодотворное истинно», как писал Гете, а У. Джеймс отмечал: «Идеи становятся истинными только тогда, когда они помогают нам устанавливать удовлетворительные отношения с другими частями нашего опыта». Есть «пространство мышления», есть законы восприятия, законы понимания и есть законы того, почему мы не понимаем. К любой теории предъявляется одно главное требование: та теория хороша, которая содержит в себе такие принципы, что, не меняя их, можно сделать понятным максимальное число эмпирических явлений. Что же касается «точности», то, по утверждению известного юриста О. Холмса, «юридические формулы не схожи (и не должны быть схожи) с математически однозначными». Термин «интеллектуальная собственность» обладает явным удобством для понимания и применения, поскольку назначение права - регулировать общественные отношения, обеспечивать их оптимальность и стабильность. Перефразируя известное изречение, об этом термине можно сказать: вред от него невозможен, а польза весьма вероятна. «Сама живучесть термина «интеллектуальная собственность»… лучше, чем что-либо другое, доказывает удачность данного названия той совокупности прав на результаты интеллектуальной деятельности, которая возникает у их создателей и правообладателей».


Литература:

  1. http://www.kribel.ru/intel/index.html

  2. Васин В. Н., Казанцев В. И. Гражданское право России общая часть, особенная часть М. изд. Книжный мир, 2007

  3. http//ru.wikipedia.org

  4. Толковый словарь русского языка/ под ред проф. Д. Н. Ушакова Т.1 М: ОГИЗ 1935

  5. Дозорцев В.А. Права на результаты интеллектуальной деятельности: авторское право, патентное право, другие исключительные права. //Сборник нормативных актов. - М. 1994.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle