Библиографическое описание:

Пономарева Л. Г. Самосознание психически больных // Молодой ученый. — 2011. — №10. Т.2. — С. 149-151.

Актуальность. Изучение внутренней картины болезни, определяющей отношение больных к лечению (В.В. Николаева, Ю.Г. Фролова, Ю.Г. Зубарев и др.), показывает, что адекватное взаимодействие врача и больного встречается достаточно редко. Важное место при конструировании концепции болезни при психических расстройствах занимает категория самосознания.

В современной литературе, посвященной психическим болезням можно заметить доминирующее представление об этиопатогенезе психических расстройств с точки зрения медицинского знания. Данная позиция является неприемлемой для организации непосредственно психологической помощи больным и разработки программ реабилитационно-экспертной диагностики. Здесь при выборе методов и инструментария работы психологу необходимо знать и прогнозировать реакцию личности на психическую болезнь и лечение.

Методология исследования. Методологическим основанием данной работы явились представления о субъективной концепции болезни В.В. Николаевой («Психологические аспекты рассмотрения внутренней картины болезни» [1;2]); Ю.Г. Фроловой («Реакция личности на психическую болезнь: опыт качественного исследования» [4]).

Для реализации исследования была сформирована выборка, состоящая из 150 человек. В нее входили испытуемые (разделены на пять групп), со следующими диагнозами класса № V по МКБ – 10 («Психические расстройства и расстройства поведения»): F06.3 - «Органические расстройства настроения (аффективные)» – 30 испытуемых; F10 – «Психические и поведенческие расстройства, вызванные употреблением алкоголя» – 30 испытуемых; «Рекуррентное депрессивное расстройство, текущий эпизод легкой степени»– 30 испытуемых; Невротические, связанные со стрессом и соматоформные расстройства (F40) – 30 испытуемых; F.50.2 – «Нервная булимия» - 30 испытуемых.

Исследования проходило по методике «Условный двойник» (автор В.С. Чудновский, 1980). Обработка полученных результатов осуществлялась посредством качественных (контент – анализ) и количественных методов (частотный и корреляционный анализ (коэффициент корреляции Пирсона)).

Результаты и обсуждение. Анализа ответов респондентов позволил выделить следующие категории самосознания психически больных: идентификация с описанием (11,41%); советы в области здоровья (18,28%); советы в области социальной активности (18,67%); советы обратиться за помощью к специалисту (16,99%); советы по планированию жизни (19,71%); причины возникновения заболевания (12,32%); отказ от обсуждения (2,59%);

Было отмечено, что больные весьма неохотно выполняют требуемые по инструкции задания. Некоторые респонденты предлагали продиктовать текст ответа, ссылаясь на сложности в письменной речи. В целом, ответы были односложные и тезисные, лишенные эмоциональности, личной оценки и заинтересованности. Это можно объяснить трудностями письменного высказывания, а также истощенностью и сниженной концентрацией внимания, в основном, из-за эффектов медикаментозного лечения. Также это может быть причиной низкой заинтересованности в выполнении задания или его сложности.

В категорию «Идентификация себя описанием» вошли высказывания, в которых больной узнавал описанное заболевание и соотносил это описание с собой и своей болезнью, например: «Мне все это очень знакомо», «Со мной происходит то же самое», «У моего друга невротическое расстройство».

Достаточно высокий процент в категориях, относимых к советам, - 73,65% от всех категорий - объясняется прямой инструкцией к методике: «Выскажите свои соображения по поводу проблемы друга и дайте ему совет». Возможно, респонденты решили, что дать свой совет является основным в выполнении задания.

В советах по здоровью, респонденты чаще всего говорили об общеоздоровительных мероприятиях: «В деревню, на природу, на море – там хорошо для здоровья»; «Обливаться прохладной водой, ходить в бассейн»; «Побольше физкультуры и бега»; «Научиться расслабляться (релаксация)».

Также достаточно часто больные дают советы по организации социальной активности, в основном, о поиске социальной поддержки: «Больше общаться с настоящим другом в приятных местах», «Найти интересного друга, которому можно говорить все»; «Найти благожелательное окружение»; «Пусть меньше общается с людьми, которые его унижают»; «Ему нужно в общество «АА», где его поймут»; «Больше общаться с родными. Они поймут». Нами было отмечено, что высказывания данной категории связаны с негативным опытом социального принятия и установления межличностных контактов психически больными. Поэтому часто респонденты делают акцент на безопасном социальном окружении и позитивном оценивании их, как личности: «Общаться с теми, с кем легко общаться»; «Подобрать знакомых, которым все равно, какой ты».

Советы по организации жизни включали в себя такие аспекты, как:

  • трудовая активность: «Больше работать!»;

  • хобби: «Найти интересное занятие»; «Увлечься чем-нибудь в свободное время»; «Читать больше книг»; «Развиваться»;

  • путешествия: «Больше путешествовать»; «Ходить в музеи и театры, еще на интересные выставки»: «Есть много мест, которые могут отвлечь: Голубые озера».

  • изменение жизни как результат изменения себя: «Развивать чувство юмора, побольше смеяться»; «Удивляться, как дети»;

Советы обратиться к специалисту были однотипными: «Обратиться за помощью к специалисту»; Обратиться к врачу; обратится к психотерапевту». Стоит отметить, что данные советы сочетались со всеми категориями, включая отказ от обсуждения и выполнения методики. Чаще всего, при нежелании выполнять тестовое задание, респонденты ставили прочерк, либо писали «Отказываюсь выполнять», «Отказ». При уточнении о причинах невыполнения, которые конспектировались нами вместо ответа, больные устно отвечали следующее: «Как я могу давать советы, если сама лежу в больнице»; «Просите совет у меня,…когда я в отделении нервозов»; «Не Вы смеетесь? Битый битого должен везти?», «Знал бы совет, не лежал бы здесь». Здесь можно отметить, что чаще всего отказ от обсуждения выражали испытуемые, госпитализированные недавно. С одной стороны это можно объяснить сложностью конструирования письменного речевого высказывания, с другой – процессом деперсонализации при попадании в медицинскую среду, т.е. статус больного предполагает определенную пассивность (зависимость от врачей, больничного режима), в том числе и пассивность в обсуждении болезни и ее лечения с врачом. Это утверждение соотносится с мнением I.C. Bernard об особенностях психологии медицинской среды (пассивность и деперсонализация) [3]. Кроме того, это является признаком того, что знания о болезни, ее причинах и методах лечения у данных пациентов не сформировано ввиду малого опыта болезни и недавней госпитализации.

При корреляционном анализе методики «Уловный двойник» было отмечено, что категория «Идентификация с описанием» связана со всеми выделенными категориями, кроме «Советы обратиться за помощью к специалисту»: в положительной связи с «Советы в области здоровья» (r=0,530 при р<0,05), «Советы в области социальной активности» (r= 0,302 при р<0,05), «Советы по планированию жизни» (r= 0,413 при р<0,05), «Причины возникновения заболевания (r= 0,279 при р<0,05); отрицательная связь – «Отказ от обсуждения» (r= - 0,299 при р<0,05). Данные результаты подтверждают, что высокий уровень самосознания, а также достаточные представления о собственной болезни, способствуют ее анализу больным с различных позиций: поведение, социальная активность, трудовая занятость, досуг и т.п. При этом, больные, не соотносившие описание болезни со своим опытом, уклонялись от обсуждения.

Отказ от обсуждения методики выявил отрицательные связи с такими категориями, как: «Советы обратиться за помощью к специалисту» (r= - 0,286 при р<0,05),«Советы в области здоровья» (r= - 0,234 при р<0,05), «Советы в области социальной активности» (r= - 0,233 при р<0,05), «Советы по планированию жизни» (r= - 0,263 при р<0,05), «Причины возникновения заболевания (r= - 0,279 при р<0,05). Это означает, что при низком уровне самосознании и ограниченном представлении о болезни больной не может организовать самопомощь, планирование своего поведения по обращению за помощью и взаимодействия с окружающими. Однако, открытым остается вопрос: насколько верно и эффективно респонденты с развитыми представлениями о заболевании использую свои знание и сами представления. Но то, что больной проявляет высокую активность в регулировании болезненного процесса, является позитивным эффектом.

Советы в области здоровья положительно связаны с советами в области социальной активности (r= 0,312 при р<0,05), советами по планированию жизни (r= 0,513 при р<0,05), а также представлениями о возможных причинах возникновения заболевания (r= 0,505 при р<0,05). Полученные данные говорят о том, что, чем чаще больной планирует мероприятия по оздоровлению, тем больше он склонен анализировать причины, способствующие началу болезни, а также связывает успешность поддержания здоровья с успешностью социального функционирования и организации жизненной активности. При этом стоит отметить, что все категории взаимосвязаны:

1. советы в области социальной активности положительно коррелируют с советами по планированию жизни (r= 0,256 при р<0,05) и причинами возникновения заболевания (r= 0,246 при р<0,05);

2. советы по планированию жизни положительно коррелируют с причинами возникновения заболевания (r= 0,422 при р<0,05);

Таким образом, больные имеют представления о необходимости всех этих компонентов и взаимосвязи при совладании с болезнью.

Нами была отмечена отрицательная зависимость между категориями «Советы обратиться за помощью к специалисту» и «Советы по планированию жизни» (r= - 0,184 при р<0,05). Это говорит о том, что при достаточно высокой уверенности в собственных силах, при организации жизни в условиях психической болезни, больные не считают необходимым консультации специалистов.

Основные выводы. Наше исследование подтвердило: чем шире представления о болезни, ее воздействия и причинности, тем более эффективно больные находят способы борьбы с негативными последствиями и симптоматикой.

Также отмечено, что развитие субъективной концепции болезни зависит от начала возникновения болезни, что подтверждают [1; 2] и периода госпитализации. Так, картина болезни у больных, пребывающих в стационаре и не принимающих роли психически больного бедна представлениями о причинах болезни и о совладания с ней в обычной жизни, вне стен больницы.


Литература:
  1. Николаева, В.В. Влияние хронической болезни на психику / В.В. Николаева. — М., 1987. — 168 с.

  2. Николаева, В.В. Психологические аспекты рассмотрения внутренней картины болезни / В.В. Николаева // Психологические проблемы психогигиены, психопрофилактики и медицинской деонтологии. — 1976. — №4. — С.21 — 32.

  3. Фролова, Ю.Г. Медицинская психология / Ю.Г. Фролова. — Минск: Вышейшая школа, 2009. — 384 с.

  4. Фролова Ю.Г. Реакция личности на психическую болезнь: опыт качественного исследования / Ю.Г. Фролова // Философия и социальные науки.- 2007.-№2.-С. 75- 80.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle