Библиографическое описание:

Лату М. Н. Отражение преемственности научного знания при создании единиц специализированной лексики // Молодой ученый. — 2011. — №10. Т.2. — С. 18-21.

Человек мыслит ассоциативно и познает элементы действительности через сравнение. Этот процесс находит отражение во внутренней форме лексических единиц, которая сообщает нам ценную информацию о том, какая характеристика лежит в основе имени явления или предмета. Преемственность обыденного знания проявляется и при переосмыслении значений лексических единиц, что приводит к появлению в языке метафор. Можно с уверенностью сказать, что вышеобозначенные процессы, протекающие при номинации единиц общеупотребительной лексики, естественны и для языка науки. Так, внутренняя форма однокомпонентных терминов, зачастую, содержит элементы обыденного знания, а общеупотребительная лексика входит в состав сложных терминов в качестве терминоэлементов. Как показывает Л.В. Ивина значительную часть корпуса развивающихся терминосистем составляют метафоричные термины [2]. Тем не менее, в данной работе нам бы хотелось уделить основное внимание вопросам преемственности непосредственно научного знания и отражению этого процесса при создании новых единиц специализированной лексики.

Многообразие терминов объясняется различиями в условиях и особенностях их появления в языке. Проиллюстрировать способы отражения преемственности научного знания возможно на примере терминологической номинации специализированной лексики исследований космоса. Исследования в данной области уходят в глубину веков. Можно с уверенностью сказать, что становление этого фрагмента научной картины мира на первом этапе опиралось на элементы мифического и обыденного знания. На основе первичных несистемных знаний закладывались предпосылки для их систематизации и дифференциации по известным на тот момент характеристикам. Таким образом, система научного знания по исследованию космоса зарождалась в рамках обыденного знания наивной картины мира и развивалась под воздействием образов мифологической картины мира. Необходимо заметить, что, несмотря на значительный возраст, исследования в данной области остаются весьма актуальными и сегодня, а терминосистема продолжает активно развиваться и расширяться.

Анализ особенностей терминологической номинации единиц выборки показал, что преемственность научного знания на лексическом уровне при создании новых терминов проявляется в следующем:

Заимствование элементов системной структуры сложившихся классификаций. При этом могут заимствоваться как отдельные единицы конкретных тематических групп, так и целые структурные фрагменты отдельных терминологий. Так, названия созвездий, сформировавшихся в различных культурах, впоследствии были переосмыслены древнегреческими учеными в рамках образов мифологической картины мира. Поэтому расположение созвездий на карте звездного неба также строго регламентировано структурой древнегреческих мифов. Например, в мифе об Андромеде (созвездие Andromeda) встречаются следующие персонажи – Cepheus (Цефей), Cassiopeia (Кассиопея), Perseus (Персей), Pegasus (Пегас) и Cetus (Кит) – на карте звездного неба эти созвездия граничат друг с другом. Таким образом, в структурном представлении каждое созвездие системно и понятийно связано с другими. Кроме того, впоследствии в разные времена предпринимались попытки реорганизовать и систематизировать терминологический аппарат созвездий в рамках одной тематической группы: христианская символика (1627, Юлиус Шиллер), гербы государств (1688, Эрхард Вейгель), зоонимы (1754, Джон Хилл). При этом в последнем случае для создания новых имен заимствовались непосредственно терминологические единицы, имеющие латинские корни. Например, название созвездия Gryphaea (Грифея) происхдодит от одноименного вида пластинчатожаберных моллюсков, Pinna Nobilis (Пинна) от вида двустворчатых моллюсков, Dentalium (Зубовик) от вида лопатоногих моллюсков, Uranoscopus (Звездочет) – вид рыб, Manis (Ящер) – млекопитающее отряда Панголины. Ни одна из вышеназванных систем не прижилась. С другой стороны, в языке продолжают существовать названия созвездий введенных французским астрономом Никола де Лакайлем, который использовал для этого наименования научных приборов и инструментов, например, Norma (Наугольник), Octans (Октант) и др. Заимствование целого корпуса лексических единиц конкретной тематической группы или терминологии достаточно распространенное явление. Так, имена героев древнегреческих мифов также входят в состав группы терминов подъязыка психиатрии. Термины медицины, вербализующие некоторые болезни послужили основой для появления военных терминов, вербализующих виды биологического оружия [3, с. 120-123]. Так для отдельных терминологий возникают продуктивные сферы заимствования элементов для создания новых терминологических единиц. Более распространенным случаем является заимствование отдельных терминов из различных наук. Этот процесс носит название ретерминологизации, в результате чего в языке появляются термины-омонимы [1; 4].

Языковые модели номинации. Динамика отдельных терминологий показывает, что для создания новых единиц специализированной лексики, нередко, устанавливаются конкретные сферы заимствования лексем. Более того, при номинации референтов, имеющих сходные характеристики с референтами другой существующей группы, с которыми они соотносятся, учитываются способы и приемы, применявшиеся для создания последних. Таким образом, в отдельных случаях обнаруживается некоторая стереотипность при вербализации одноуровневых элементов классификации. Обусловленность использования конкретных языковых средств указывает на существование определенных языковых моделей при номинации. Так в эпоху великих географических открытий ученые и мореплаватели продолжали видеть в расположении звезд очертания различных образов. Различие состояло лишь в смене сферы заимствования лексем, в результате чего 47 из современных созвездий имеют мифологические корни, а оставшиеся 41 – нет. При этом базовый аспект номинации, на котором основывается переосмысление семантики, - сходство в очертаниях – остается неизменным. Следовательно, изменения в номинации созвездий основывались лишь на смене сферы заимствования при сохранении единой языковой модели, что можно представить как (характеристика) + Очертания образа (мифического героя/мифического животного/мифического предмета) и (характеристика) + Очертания образа (живого существа/научного прибора или инструмента). Примечательно то, что значительная часть отмененных названий созвездий, которые не были признаны Международным астрономическим союзом, были образованы по модели объект + персоналия, с которой он соотносится, например: Taurus Poniatovii (Телец Понятовского), Frederici Honores (Слава Фредириха), Cor Caroli (Сердце Карла), Gladii Electorales Saxonici (Мечи Курфюрста Саксонского), Psalterium Georgii (Лютня Георга), Corona Firmiana (Корона Фирмиана) и др.

Еще более наглядно динамику языковых моделей можно проиллюстрировать на примере обозначений, присваиваемых космическим телам и объектам. Так, наиболее ярким звездам были присвоены новые имена по модели: буква греческого алфавита + название созвездия, где буква греческого алфавита указывает на степень яркости, например, alpha Centauri. По причине конечности греческого алфавита менее яркие звезды получили названия по модели: числовое обозначение + название созвездия, например, 39 Draconis. Номинация переменных звезд строится по моделям: латинская буква (+ латинская буква) + название созвездия, например, P Cygni и заглавная римская буква V + числовое обозначение + название созвездия, например, V335 Sagittarii. По модели буквенное обозначение (аббревиатура каталога: M, NGC, IC) + числовое обозначение номинируются туманности, звездные скопления, галактики. Стоит обратить внимание, что название созвездий также входят в качестве терминоэлементов в названия наиболее известных туманностей. Например, знаменитая туманность Orion nebula в действительности состоит из двух объектов M42 (NGC 1976) и M43 (NGC 1982). Как видно из этого примера, существование различных систем классификации приводит к возникновению синонимии.

Нельзя обойти вниманием и факт использования в качестве описательных терминоэлементов лексических единиц, формирующих тематический ряд. Таким образом, создание имени на основе конкретной характеристики в дальнейшем может привести к формированию классификации на ее основе с использованием соответствующих лексем. Так, например, в наименования видов звезд red dwarf, white dwarf, brown dwarf, red giant отражается классификация по цвету и размеру. Создание новых единиц специализированной лексики с опорой на уже использованную при номинации модель также можно проиллюстрировать следующими примерами: nova, supernova, hypernova; double star, triple star.

Продуктивные терминоэлементы. Под продуктивными терминоэлементами понимаются лексемы, используемые в двух и более случаях при создании многокомпонентных терминологических единиц, вербализующих разноуровневые понятия сложной иерархической классификации в определенной области научного знания. Необходимо отметить, что в рамках отдельных терминологий формируется уникальный корпус продуктивных терминоэлементов, которые указывают на существенные характеристики, отражаемые в семантике термина при номинации. Использование продуктивных терминоэлементов, таким образом, позволяет избежать ложной мотивации, по причине наличия прецедента терминологической номинации с использованием конкретной лексемы. Кроме того, в языке тем самым сохраняются устойчивые ассоциативные связи, существующие между составляющими терминосистемы, при этом продуктивный терминоэлемент указывает на аспекты исследования и восприятия, существенные для отдельной науки или ее фрагмента. В соответствии с особенностями терминологической номинации представляется целесообразным подразделять продуктивные терминоэлементы на системные и несистемные.

К несистемным продуктивным терминоэлементам относятся лексемы общеупотребительной лексики или заимствованные из других областей знания и употребляющиеся в качестве классифицирующего терминоэлемента в составе сложного термина. Терминоэлемент является несистемным, поскольку не представлен в рамках данной терминологии в качестве отдельного термина. Например, терминоэлемент australe (southern) являлся продуктивным при номинации созвездий южного полушария, таких как Triangulum Australe, Piscis Austrinus, Corona Australis, Sagitta Australis. Из данных примеров видно, что важной характеристикой являлось месторасположение объекта исследования, что и запечатлено в его имени посредством данного терминоэлемента. Также при номинации созвездий продуктивными являлись терминоэлементы: minor, например, Ursa Minor, Canis Minor; major, например, Ursa Major, Canis Major. Также в качестве продуктивных терминоэлементов употреблялись названия некоторых животных: медведя, собаки, например, Canes Venatici.

Продуктивными терминоэлементами можно считать лексемы, вербализующие буквы греческого алфавита, например, alpha Herculis, zeta Phoenicis, а также аббревиатуры из латинских букв, входящих в состав названий галактик, туманностей, звездных скоплений, видов звезд. Продуктивными являются лексемы: red, dwarf и giant, например, brown dwarf, white dwarf, red dwarf, red giant, supergiant.

К системным продуктивным терминоэлементам относятся лексемы, имеющие в рамках рассматриваемой терминологии статус термина. Использование последних в качестве терминоэлемента при создании новой единицы специализированной лексики сохраняет в ее семантике понятийную связь, существующую между элементами научного знания. Так, корпус единиц специализированной лексики, вербализующих созвездия, послужил основой для дальнейшего формирования терминологических единиц. Например, данные метафоричные термины активно используются в современной терминологии космических исследований и выступают в роли системных терминоэлементов в составе многокомпонентных терминов, вербализующих понятия об отдельных звездах, например, Alpha of Ursa Major, Alpha Centauri, Beta Pegasus и т.д., некоторых туманностей, например, Orion Nebula. Термины, вербализующие типы ежегодных метеорных дождей (meteor shower), мотивированы названием созвездий, где расположен радиант метеорного потока (radiant), например, Andromedids, July Pegasids. Таким образом, соотнесенность двух понятий, запечатленная во внутренней форме при терминологической номинации демонстрирует преемственность научного знания в рамках отдельной науки. Примечательно то, что один из типов переменных звезд – Cepheids – назван по прототипу звезды delta Cepheids в характерном созвездии.

Выделяемый подкласс двойных звезд: double/binary stars в свою очередь включает оптические двойные звезды (optical double) и физические двойные звезды (physical double). При этом использование продуктивного терминоэлемента double демонстрирует иерархические отношения в организации структуры научного знания. На основе понятия, вербализуемого термином spectral type, выделяются более частные понятия, вербализуемые терминами spectral type W, spectral type O, spectral type B и др. Продуктивным является терминоэлемент star, входящий в состав многих терминов, служащих для обозначения понятий соотносимых с данной единицей специализированной лексики, например, multiple stars, star clusters и др.

Таким образом, использование продуктивных терминоэлементов в качестве мотивирующей основы демонстрирует целостность структуры отдельного фрагмента научной картины мира. Например, термин spectroscopic binary употребляется в отношении двойной звезды, элементы которой можно различить только при помощи соответствующего прибора – спектроскопа (spectroscope), используемого для изучения звезд.

Образование сложного термина посредством терминоэлементов смежных наук. В данном случае речь идет о формировании новых направлений в науке в результате сближения и взаимодействия отдельных отраслей знания. Таким образом, термины взаимодействующих наук участвуют в образовании и входят в состав сложного термина, являясь его мотивирующими основами. Возникновение новых отраслей науки представляет собой естественный процесс развития научного знания, его преемственности и взаимодействия фрагментов научной картины мира. Так, с развитием науки при появлении новых предметов и объектов исследования формируются новые направления, что неуклонно сопровождается ростом терминологического аппарата и усложнением его структуры. Например, современная астрономия подразделяется на ряд направлений, среди которых: астрометрия, звездная астрономия, археоастрономия и др. При этом новые направления могут возникать на стыке отдельных областей научного знания. Их сближение и взаимодействие, в первую очередь, основывается на естественной необходимости заимствования уже существующего опыта, методов исследования и корпуса понятий другой науки для дальнейшего развития и получения нового знания. Примером такого взаимодействия является наука астрофизика, изучающая физические процессы в астрономических объектах. Из определения очевидно, что в рамках данного направления происходит объединение существующего научного знания. Данный факт находит непосредственное отражение в языке. Сам термин астрофизика, а также радиоастрономия, инфракрасная астрономия, ультрафиолетовая астрономия образованы лексическими единицами, вербализующими понятия соответствующих наук. Сложные термины астрофизики, объединяющие в себе опыт двух областей научного знания, также вербализуют понятия об объектах исследования, например, radio galaxy – «радиогалактика», тип галактик, обладающих намного большим радиоизлучением по сравнению с другими галактиками; spectroscopic binary«спектрально-двойная звезда» и др. Также простые термины, вербализующие понятия об объектах исследования астрономии, могут быть мотивированы лексическими единицами из области физики, например, магнитар – нейтронная звезда, обладающая исключительно сильным магнитным полем.

Во второй половине XX века активное развитие космонавтики сделало возможным размещение на орбите Земли различных вооружений, в результате чего, в состав военной терминологии вошли единицы специализированной лексики, объединяющие в себе понятия из области исследований космоса и военного дела, например, space weapons, space warfare, orbital bombardment и др. В годы Второй мировой войны нацистская Германия пыталась создать оружие под названием sun gun. Примечательно то, что терминообразование в отдельных случаях идет по сложившимся для данных наук моделям (например, структура термина space-to-space weapons обусловлена существованием терминов air-to-air missile, anti-missile missile в военной терминологии). Кроме того, этот процесс характерен не только для родовых терминов, но и при номинации более частных соотносимых с ними понятий, например, понятие anti-satellite weapons включает понятия, вербализуемые терминами surface-to-space missile, air-to-space missile.

Таким образом, преемственность научного знания отражается в языке посредством заимствования элементов системной структуры сложившихся классификаций, формирования языковых моделей номинации, использования системных и несистемных продуктивных терминоэлементов, сложения терминоэлементов смежных наук при образовании сложного термина.


Литература:
  1. Гринев, С.В. Введение в терминоведение. – М., 1993. – 309 с.

  2. Ивина, Л.В. Лингво-когнитивные основы анализа отраслевых терминосистем (на примере англоязычной терминологии венчурного финансирования). – М.: Академический Проект. - 2003. – 302 с.

  3. Лату М.Н. Комплексная характеристика современной англоязычной военно-исторической терминологии: фреймово-семантический подход // Вестник ПГЛУ. – 2009. – № 1. – С. 120-123.

  4. Суперанская А.В., Подольская Н.В. Общая терминология. Вопросы теории. – М.: Наука, 2003. – 246 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle