Библиографическое описание:

Дёмин А. В. Особенности качества жизни у мужчин 65–89 лет в зависимости от постуральной стабильности и нестабильности // Молодой ученый. — 2011. — №9. — С. 241-244.

Исследования особенностей постуральной нестабильности у людей в пожилом и старческом возрасте продолжают оставаться одной из актуальных проблем геронтологии и гериатрии и всего комплекса наук о стареющем человеке [4, 11, 14, 15].

Сегодня известно, что развитие постуральной нестабильности и как следствие этого падения у людей 65 лет и старше оказывают существенное влияние на их качество жизни (КЖ) [9, 12, 14]. В связи с тем, что в отечественной литературе не выявлено исследований о влиянии постуральной нестабильности на КЖ пожилых мужчин, целью данной работы являлась сравнительная оценка показателей КЖ у мужчин 65–89 лет с постуральной стабильностью и нестабильностью.

Материалы и методы исследования

Были обследованы 310 мужчин в возрасте 65–89 лет (средний возраст 74±6,3). Постуральная нестабильность у обследованных мужчин оценивалась по наличию хотя бы одного падения в течение года [4, 12, 14, 15]. Для выявления особенностей КЖ в зависимости от постуральной нестабильности были сформированы две группы (когортное исследование) мужчин пожилого и старческого возраста с одинаковым количеством человек. В первую группу – группу исследования – вошли мужчины 65–89 лет, которые на момент обследования испытывали хотя бы одно падение в течение года. Во вторую – группу сравнения – вошли мужчины того же возраста, не испытавшие на момент обследования ни одного падения в течение 12 месяцев. При этом календарный возраст (КВ) респондентов группы сравнения был идентичным в группе исследования.

Для оценки КЖ использовался опросник SF–36 [10, 17, 18], разработанный в Центре изучения медицинских результатов в США в 1992 году докторами John E. Ware и Cathy Donald Sherbourne для того, чтобы удовлетворить минимальные психометрические стандарты, необходимые для групповых сравнений [18]. Опросник SF–36 предназначен для изучения всех компонентов качества жизни, в том числе связанных со здоровьем и не являющихся специфичными для возрастных групп, определенных заболеваний или программ лечения [10, 17, 18].

Российскими исследователями межнационального центра исследования КЖ (г. Санкт-Петербург) в 1998 г. была создана русскоязычная версия опросника SF–36 [5–7], такая версия обладает надежными психометрическими свойствами и является приемлемой для проведения популяционных исследований КЖ в России и странах СНГ [5–8].

Сегодня опросник SF–36 активно используется в исследованиях КЖ пожилых людей в России и во многих странах мира [2, 5, 7–10, 13, 15, 16].

Опросник SF–36 имеет 3 уровня: 1) 36 пунктов (вопросов); 2) 8 шкал, каждая из которых содержит от 2 до 10 подпунктов; 3) 2 суммарных измерения, которыми объединяются шкалы. 36 пунктов опросника сгруппированы в 8 шкал, при этом каждый пункт включен только в одну шкалу: физическое функционирование, ролевая деятельность, телесная боль, общее здоровье, жизнеспособность, социальное функционирование, эмоциональное состояние и психическое здоровье. Показатели каждой шкалы варьируют между 0 и 100, где 100 представляет полное здоровье; все шкалы формируют два показателя душевное и физическое благополучие, а также дают общую оценку всего качества жизни. Результаты представляются в виде оценок в баллах по 8 шкалам, составленных таким образом, что более высокая оценка указывает на более высокий уровень КЖ [6, 17, 18].

С помощью опросника SF–36 у людей пожилого и старческого возраста количественно оцениваются следующие показатели:

1. Общее состояние здоровья (General Health – GH) – оценка пожилым человеком своего состояния здоровья в настоящий момент, а также сопротивляемость болезням и старению, перспектива лечения. Чем ниже баллы по этой шкале, тем ниже оценка состояния здоровья пожилого человека.

2. Физическое функционирование (Physical Functioning PF), отражающее степень, в которой физическое состояние ограничивает выполнение физических нагрузок (самообслуживание, ходьба, подъем по лестнице, перенос тяжестей и т.п.), а также переносимость значительных физических нагрузок. Низкие показатели по этой шкале свидетельствуют о том, что физическая активность человека в пожилом и старческом возрасте значительно ограничивается состоянием его здоровья.

3. Ролевое функционирование, обусловленное физическим состоянием (Role-Physical Functioning RP), влияние физического состояния на повседневную ролевую деятельность (работу, выполнение повседневных обязанностей). Низкие показатели по этой шкале указывают на то, что повседневная деятельность значительно ограничена физическим состоянием пожилого человека.

4. Ролевое функционирование, обусловленное эмоциональным состоянием (Role-Emotional RE), предполагает оценку степени, в которой эмоциональное состояние мешает выполнению работы или другой повседневной деятельности (включая большие затраты времени, уменьшение объема работы, снижение ее качества и т.п.). Низкие показатели по этой шкале у пожилого человека интерпретируются как ограничение в выполнении повседневной работы, обусловленное ухудшением эмоционального состояния, что особенно важно с увеличением КВ.

5. Социальное функционирование (Social Functioning SF) определяется степенью, в которой физическое или эмоциональное состояние ограничивает социальную активность (общение). Низкие баллы свидетельствуют о значительном ограничении социальных контактов, снижении уровня общения в связи с ухудшением физического и эмоционального состояния пожилого человека.

6. Интенсивность боли (Bodily Pain BP) и ее влияние на способность заниматься повседневной деятельностью, включая работу по дому и вне дома. Низкие показатели по этой шкале свидетельствуют о том, что боль значительно ограничивает активность пожилого человека.

7. Жизненная активность (Vitality VT) – ощущение себя полным сил и энергии или напротив – обессиленным, усталым. Низкие баллы свидетельствуют об утомлении пожилого человека, снижении его жизненной активности.

8. Психическое здоровье (Mental Health MH) характеризует настроение, наличие депрессии, тревоги, общий показатель положительных эмоций. Низкие показатели свидетельствуют о наличии у пожилого человека депрессивных, тревожных переживаний, психическом неблагополучии [6–10, 18].

Для удобства оценки КЖ были сгруппированы шкалы в три показателя:

1) Физический компонент здоровья качества жизни (ФК КЖ).

Составляющие шкалы: физическое функционирование; общее состояние здоровья; ролевое функционирование, обусловленное физическим состоянием; интенсивность боли.

2) Психологический компонент здоровья качества жизни (ПК КЖ).

Составляющие шкалы: психическое здоровье, жизненная активность; социальное функционирование; ролевое функционирование, обусловленное эмоциональным состоянием.

3) Общий показатель качества жизни (ОП КЖ). Все составляющие шкал [7].

Статистическая обработка полученных данных проводилась с использованием компьютерной программы SPSS 14 [1]. В связи с тем, что при анализе количественных показателей во всех группах обнаружено нормальное распределение данных, то для сравнения двух независимых групп использовался критерий Стьюдента для непарных выборок. Параметры по группам были представлены в виде средней арифметической (M) и стандартного отклонения (SD).

Результаты и их обсуждение

Оценка особенностей КЖ у мужчин в пожилом и старческом возрасте в зависимости от постуральной стабильности и нестабильности выявила (таблица), что в группе сравнения показатели компонентов КЖ были выше, чем в группе исследования (p < 0,001). Наибольшая разница суммарных измерений КЖ между группами исследования и сравнения приходится на ФК КЖ.

Оценка показателей ФК КЖ у мужчин 65–89 лет с постуральной нестабильностью отчетливо показывает, что падения являются критерием ухудшения состояния здоровья мужчин 65 лет и старше. Таким образом, установлено, что постуральная нестабильность является интегральным отражением здоровья и функционального состояния мужчин в пожилом и старческом возрасте. Полученные данные указывают на то, что прогрессирование постуральной нестабильности у пожилых мужчин приводит к ограничению их физической активности и повседневной деятельности, а ушибы (даже переломы) от падений могут сопровождаться усиленной болью, что также может оказывать влияние на их повседневную деятельность и мобильность.

Таблица

Сравнительная характеристика особенностей качества жизни у мужчин 65–89 лет с постуральной нестабильностью (группа исследования) и постуральной стабильностью (группа сравнения)

Показатели

Группа исследования

n=155

M±SD

Группа сравнения

n=155

M±SD

p

КВ, лет

73,9±6,3

73,9±6,3

0,9

ФК КЖ, балы

69,1±14,2

81,5±9,1

< 0,001

ПК КЖ, балы

60,5±11,4

70,8±6,9

< 0,001

ОП КЖ, балы

64,2±12,4

76,2±7,4

< 0,001

Примечание: p – статистическая достоверность различий между группами исследования и сравнения.

Анализ ПК КЖ у мужчин 65 лет и старше с постуральной нестабильностью показал, что падения у мужчин пожилого и старческого возраста сопровождаются серьезным психическим неблагополучием, тревожными переживаниями и даже депрессией. Развитие постуральной нестабильности приводит к снижению жизненной и социальной активности, что приводит к ухудшению эмоционального состояния мужчин в пожилом и старческом возрасте. Необходимы дальнейшие исследования, направленные на оценку особенностей эмоциональной сферы мужчин старших возрастных групп с постуральной нестабильностью. Установлено, что падения имеют не только физические, но и психологические последствия и могут нанести серьезную психологическую травму, повлияв на общее психоэмоциональное состояние и социальную активность стареющего человека.

Полученные результаты исследования указывают, что развитие постуральной нестабильности и как следствие этого падения у мужчин 65–89 лет влияют на все компоненты КЖ и являются одним из факторов его снижения.

Поскольку сегодня оценка КЖ пожилых людей является важным критерием прогнозирования продолжительности их жизни и эффективности оказания им медицинской и социальной помощи [3, 15], то на основании полученных данных необходимо: во-первых, при организации медико-социальной помощи людям 65 лет и старше учитывать наличие у них падений как критерия снижения качества их жизни и ухудшения здоровья; во-вторых, с целью предотвращения ухудшения функции постуральной стабильности у мужчин пожилого и старческого возраста разработать комплекс профилактических мероприятий, направленных на предупреждение факторов риска падений. От решения данных вопросов будет зависеть здоровье пожилых мужчин, продолжительность и качество их жизни.


Литература:
  1. Бююль А. SPSS: искусство обработки информации. Анализ статистических данных и восстановление скрытых закономерностей: Пер с нем. / А. Бююль, П. Цефель. – Спб.: ООО «ДиаСофтЮП», 2005. – 608 с.

  2. Гандалян Е.В. Качество жизни и клинико-психологические особенности пожилых больных гипотиреозом и герпесом простым: Дис.. канд. мед. наук / Е.В. Гандалян. – Воронеж, 2006. – 118 с.

  3. Гараев Р.В. Научное обоснование организации медико-социальной помощи лицам пожилого и старческого возраста в сельской местности: автореф. дис. канд. мед. наук / Р.В. Гараев. – Красноярск, 2006. – 24 с.

  4. Дёмин А.В. Особенности показателя функции равновесия у мужчин пожилого и старческого возраста с постуральной стабильностью и нестабильностью / А.В. Дёмин // Научная Перспектива.– 2011.– № 3. – С. 60–61.

  5. Загайнов В.В. Влияние долгосрочного лечения на суточные ритмы артериального давления, его вариабельность и качество жизни у пожилых больных артериальной гипертонией: Дис. канд. мед. наук / В. В. Загайнов, Екатеринбург, 2007. – 151 с.

  6. Кудряшова И.В. Ранняя диагностика хронического панкреатита с позиции использования томографии и индекса качества жизни: учебно-методическое пособие для студентов-медиков, интернов, ординаторов медицинских ВУЗов, гастроэнтерологов, хирургов / И.В. Кудряшова. – Смоленск: СГМА, 2003. – 20 с.

  7. Митрофанова Н. В. Минеральная плотность костной ткани и качество жизни у пожилых пациентов с остеоартритом: Дис.. канд. мед. наук / Н.В. Митрофанова. – Новосибирск, 2005. – 142 с.

  8. Стаценко М. Е. Органопротекция и качество жизни пожилых больных с артериальной гипертонией при терапии индапамидом / М.Е. Стаценко Т.Г. Щербакова, А.О. Осипова // Украинский медицинский журнал. – 2008. – № 2(64). – С. 61–65.

  9. Adaptive physical activity improves mobility function and quality of life in chronic hemiparesis / R.F. Macko, F. Benvenuti, S. Stanhope, V. Macellari, A. Taviani, B. Nesi, M. Weinrich, M. Stuart // Journal of Rehabilitation Research & Development. – 2008. – Vol. 45, № 2. – P. 323–328.

  10. Comparison of methods for the scoring and statistical analysis of SF–36 health profile and summary measures: Summary of results from the Medical Outcomes Study/ J.E. Ware, M. Kosinski, M.S. Bayliss, C.A. McHorney, W.H. Rogers and A. Raczek // Medical Care. – 1995. – Vol. 33, №4. – AS. 264–279.

  11. Cost-effectiveness of a day hospital falls prevention programme for screened community-dwelling older people at high risk of falls / L. Irvine, S.P. Conroy, T. Sach, J.R. Gladman, R.H. Harwood, D. Kendrick, C. Coupland, A. Drummond, G. Barton, T. Masud // Age and ageing. – 2010. – Vol. 39, №6. – P. 710–716.

  12. Defining a fall and reasons for falling: comparisons among the views of seniors, health care providers, and the research literature / A.A. Zecevic, A.W. Salmoni, M. Speechley, A.A.Vandervoort // Gerontologist. – 2006. – Vol. 46, №3. – P. 367–376.

  13. Factors affecting completion of the SF–36 in older people / S.G. Parker, D. Bechinger-English, C. Jagger, N. Spiers, J. Lindesay // Age and Ageing. – 2006. – Vol. 35, № 4. – P. 376–381.

  14. Falls in Older People: Risk Factors and Strategies for Prevention, 2 Ed. / S.R. Lord, C. Sherrington, H.B. Menz, C.T. Close. – New York: Cambridge University Press, 2007. – 408 p.

  15. Prospective study of the impact of fear of falling on activities of daily living, SF–36 Scores, and nursing and home admission / R.G. Cumming, G. Salkeld, M. Thomas, G. Szonyi //Journal of Gerontology in Medical Science. – 2000. – Vol.55A, № 5. – M299–M305.

  16. Quality of life in elderly people in Kashan, Iran / V. Nejati, P. Shirinbayan, A.A. Kamrani, M. Foroughan, P. Taheri, M. Sheikhvatan // Middle East Journal of Age and Ageing. – 2008. – Vol. 5, №2. – P. 21–25.

  17. Ware J.E. Interpreting SF–36 summary health measures: a response / J.E. Ware, M. Kosinski // Quality of life research. – 2001. – Vol. 10, № 5. – P. 405 – 413.

  18. Ware J.E. The MOS 36-Item short-form health survey / J.E. Ware, C.D. Sherbourne // Medical care. – 1992. – Vol. 30, № 6. – P. 473 – 483.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle