Библиографическое описание:

Стукалова А. В. Социальные риски малолетнего материнства и их политизация в современных условиях // Молодой ученый. — 2011. — №9. — С. 148-151.


Малолетнее материнство является важной социально-политической проблемой, как в нашей стране, так и за рубежом. Проблема малолетнего материнства существует во всем мире, в России она повсеместно имеет растущий характер, причем значительные показатели наблюдались еще до социально-экономических изменений в стране.

Современная государственная демографическая политика России определяет охрану здоровья матерей и рождение полноценного потомства как одну из приоритетных социально-политических проблем. В последние годы в демографической ситуации России отмечается положительное явление - некоторый рост показателей рождаемости, однако тревожным фактом является прогрессивное увеличение количества отказных детей [1]. При этом показатели малолетнего материнства снижаются, однако остаются достаточно высокими. Так, согласно Т.А. Гурко [2], рост числа рождений среди юных женщин (15-19 лет) наблюдался уже с конца 60-х годов и остановился в 1990 году в связи с общей тенденцией снижения рождаемости (см. табл. 1).

Таблица 1

Возрастные коэффициенты рождаемости (родившиеся живыми на 1000 женщин соответствующего возраста, по годам) [3]

Возрастная группа (лет)

1959

1969

1979

1986

1991

1996

1998

2000

15-17

28,4

27,3

40,8

46,9

54,9

14,3

13,0

10,3

15-19

82,9

52,9

59,0

66,0

49,9

37,9

34,9

28,1

15-49






34,1

33,1

32,6


Что касается ситуации в 2001-2010 гг., то исследования С.В. Скутневой показывают, на самом деле количество родов среди несовершеннолетних - достаточно стабильная величина [4].

В любом случае, хотя число детей, рожденных несовершеннолетними, не так велико, эту категорию необходимо учитывать при разработке программ социальной политики. Наиболее высокие показатели подобной рождаемости в Чукотском округе (20,0 на тыс. женщин 15-17 лет в 2000 г.), Читинской области (19,0), Краснодарском крае (14,9). Наименьшие - в Ингушетии (1,2), Санкт-Петербурге (4,4), Дагестане (4,6). Среди возрастной группы 15-17 лет самый высокий показатель внебрачной рождаемости и составляет - 58% от всех рождений в этой возрастной группе, что значительно превышает общий показатель - 29%. В Москве, например, в 2000 г. среди юных матерей в 42% случаев был зарегистрирован брак с отцом ребенка, в 23% - ребенок зарегистрирован по совместному заявлению матери и отца, в 35% - отец не зарегистрирован. Таким образом, рождение ребенка в несовершеннолетнем возрасте и брак - события чаще не совпадающие.

«В целом, исследователи признают, что малолетнее материнство — явление неблагополучное. Кроме медицинских затрат, от государства требуется материальная и социальная поддержка несовершеннолетних матерей, в то время как в большинстве случаев такая категория родителей в дальнейшем не продолжает свое обучение и трудовую деятельность» [10].

Среди рисков малолетних матерей – медицинские, психологические, социальные, экономические (см. рис. 1).

Рис. 1. Классификация рисков малолетних матерей

Сразу отметим, что социальные риски малолетнего материнства тесно связаны с экономическим аспектом. Так, в связи с рождением и воспитанием детей в семьях происходит снижение среднедушевого дохода, так как женщины-матери на определенный период теряют трудоспособность и заработок. Уровень жизни семьи снижается и даже может опускаться ниже прожиточного минимума. Риск временной потери трудоспособности (или даже недостижение трудоспособного возраста) и утраты дохода является социальным и служит предметом управления системы социальной защиты населения.

В литературе беременность и роды традиционно принято относить к форме проявления социального риска, однако, прежде всего, это исполнение важнейшей общественной функции женщины. Данные состояния носят характер неизбежности. Рождение новых членов общества вряд ли можно назвать риском. Само по себе состояние беременности и родов сопровождается различными рисками и опасностями.

Социальные риски сопутствуют или являются следствием наступления беременности. Поэтому данные состояния требуют мобилизации всех механизмов управления социальным риском в рамках всей системы социальной защиты населения, поскольку касаются как работающих, так и неработающих граждан.

Выделяются две группы рисков, сопутствующих процессам беременности, родов и ухода за детьми малолетних матерей. Это риски, угрожающие жизни и здоровью матери и ребенка и риски потери дохода и возникновения дополнительных затрат. И первая, и вторая группа рисков оказывают взаимное влияние друг на друга (см. рис. 1.1). Риски, угрожающие жизни и здоровью матери и ребенка делятся на внутренние и внешние:

1. Внутренние:

• материнская и младенческая смертность в связи с различными заболеваниями и нарушениями состояния;

• осложнения и патологии во время беременности, родов и в послеродовый период, вызванные хроническими заболеваниями, неблагоприятными условиями труда беременной или несоблюдением санитарных норм на предприятии, родовыми травмами и т.п.

2. Внешние:

• повреждения и гибель в результате несчастных случаев (ожоги, бытовые травмы, аварии, катастрофы);

• повреждения и гибель в результате медицинского вмешательства (сепсиса, от осложнений анестезии, акушерской помощи и т.п.).

3. Риски потери или снижения дохода:

• утрата или снижение заработка для работающих женщин;

• затраты в связи с рождением ребенка;

• затраты, связанные с необходимостью дополнительных обследований, лечения;

• сокращение пенсионных прав женщины-матери из-за уменьшения отчислений в Пенсионный фонд РФ.

Говоря о некоторых социальных рисках малолетнего материнства (рост социального сиротства, фиксируемые случаи инфантицида и жестокого обращения с детьми, ненадлежащего ухода, связанного с опасностями для физического и психического развития ребёнка и т.д.), важно отметить, что в России возникает тенденция политизации данных рисков, поскольку они обостряются в связи с экономико-политической ситуацией, недостаточно организованным сексуальным просвещением и низкой контрацептивной культурой, низким уровнем социального благополучия, бедностью, распространением пьянства и наркомании, отсутствием скоординированной, научно обоснованной системы медико-социально-психолого-педагогического сопровождения семей [5].

Как считают исследователи Т.А.Гурко и С.В.Скутнева, «чаще всего несовершеннолетними мамами становятся девушки из неблагополучных в социальном и материальном отношении семей – малообеспеченных, неполных, ведущих асоциальный образ жизни, злоупотребляющих алкоголем, а также воспитанницы интернатных учреждений. Психологические проблемы, вызванные ранним материнством, обостряются отсутствием положительного опыта взаимоотношений с собственной матерью, отсутствием безопасных условий для проживания с младенцем и организации ухода за ним, социально-экономическими, семейно-бытовыми трудностями. По мнению Т.А.Гурко, не возраст, а маргинальность социальной среды не позволяет молодой маме социально адаптироваться и выработать для себя, а значит и для будущего ребёнка положительный жизненный сценарий. Изучение общественного мнения по поводу материнства девочек-подростков выявило негативное отношение к нему. В обществе сложилось мнение о раннем материнстве как о разновидности девиантного поведения, социальной патологии, рискованной по последствиям [4, 6].

Согласимся с тем, что другие ученые «в качестве основных проблем малолетних матерей выделяют материальные затруднения, экономическую зависимость от членов семьи, пассивную жизненную позицию, деформацию жизненных ценностей, приобщение к вредным привычкам, низкую медицинскую активность» [7].

Личность юной матери и особенности ее поведения, «а также неблагополучная социальная среда, в которой разворачивается ситуация подросткового материнства, обосновывают необходимость активного участия государственных органов в решении существующих для малолетних матерей проблем.

Острота социально-демографической ситуации, рост фиксируемых случаев беспризорности и безнадзорности детей, снижение воспитательного потенциала семьи в условиях происходящих в обществе экономических и социокультурных изменений, трансформация форм семьи, зачастую порождающая детское неблагополучие, побуждают общество и государство к поиску эффективных форм поддержки семьи с целью профилактики негативных социальных явлений.

Анализ практики за последние годы выявил тенденцию роста количества общественных организаций, фондов, государственных центров, деятельность которых направлена на оказание материальной, социально-педагогической, психологической, педиатрической, юридической помощи и разносторонней поддержки семьи в интересах создания благоприятной среды для развития и воспитания ребёнка. В первую очередь они ориентируются на семьи социального риска, в разряд которых входят и семьи малолетних матерей. Активно развивается проектная деятельность в отношении организации различных видов поддержки таких семей» [8].

Накопленный опыт социальной деятельности требует обобщения, систематизации, осмысления и анализа с целью оценки эффективности форм и методов, используемых в ситуации малолетнего материнства.

Таким образом, мы можем сделать следующие выводы:

1. В связи с ежегодным ростом числа беременностей у юных мам необходимо разработать на уровне государственных структур и внедрить в практику меры социального характера по их предупреждению.

2. После изучения в каждом регионе Российской Федерации социально-психологических аспектов поведения беременных и небеременных несовершеннолетних матерей создать, а затем и реализовывать программы по предупреждению ранней беременности.

В целом, мы можем выделить следующие социальные риски малолетнего материнства: 1) социальная незащищенность малолетних матерей; 2) потенциальная угроза социального сиротства (растущее число детей-отказников); 3) угроза здоровью малолетних матерей; 4) социальная проблема раннего отцовства или неполной семьи.


Литература:

1. Брутман В.И. и др. Раннее социальное сиротство: Учебно-методическое пособие /Под ред. А.А.Северного. М., 1994.

2. Гурко Т.А. Опыты сексуальных отношений, материнства и супружества несовершеннолетних женщин // Социологические исследования. - 2002. -№ 2. - С. 88-91.

3. Источники: Демографический ежегодник России. М., 1999. С. 156; Демографический ежегодник России. М., 2001. С. 139.

4. Скутнева С.В. Раннее материнство // Социологические исследования. – 2009. - № 7. - С. 114-118.

5. Гурко Т.А.. Опыты сексуальных отношений, материнства и супружества несовершеннолетних женщин // Социологические исследования. - 2002. - №11.- С. 83-91.

6. Гурко Т.А.. Опыты сексуальных отношений, материнства и супружества несовершеннолетних женщин // Социологические исследования. - 2002. - №11.- С. 83-91; Скутнева С.В. Раннее материнство // Социологические исследования. – 2009.- № 7. – С. 114-118.

7. Бердникова Т.В.. Юное материнство в современной семье [монография] / Т.В.Бердникова, Н.С. Степашов, Г.А.Сидоров. – Курский гос. мед. ун-т, Курский регион, 2000. – 161 с.

8. Корчагина Ю.В. Семьи группы риска социального сиротства: характеристика, диагностические критерии, методы профилактики: Методическое пособие для специалистов системы профилактики и преодоления социального сиротства.. – М.: МГПИ, 2008. – 106 с.

9. С.П. Синчихин, В.Ф. Коколина. Ювенальная беременность как медико-социальная проблема. //Российский вестник акушера- гинеколога. - 2004, - Т.4, № 2.

10. Guijarro S., Naranjo J., Padilla M., Gutierez R. J Flolesc Htalth 199, 25:1:166 - 172.


Обсуждение

Социальные комментарии Cackle